Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Виктор Толоконский: «Я никогда не пою в душе»

Мэр Новосибирска Анатолий Локоть назначил своим главным советником бывшего губернатора Красноярского края Виктора Толоконского. Он приступил к своим обязанностям в конце ноября. Об основных задачах на новой должности, а также о жизненном пути, детях и внуках, о любви к родному городу Новосибирску Виктор Толоконский рассказал в ток-шоу Регины Крутоус «Вечерний разговор о жизни замечательных новосибирцев» на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Регина Крутоус
Регина Крутоус
17:55, 21 декабря 2017

Регина Крутоус: Здравствуйте, с вами Регина Крутоус и «Вечерний разговор о жизни замечательных новосибирцев». И у нас в гостях известный российский политик, главный советник мэра Новосибирска Виктор Толоконский. 

Досье: Виктор Александрович Толоконский родился в Новосибирске в 1953 году. Российский политик, занимал должность мэра Новосибирска (1996 — 2000), после этого в течение десяти лет был губернатором Новосибирской области, а с 2010 года по 2014 год был полномочным представителем президента Российской Федерации в Сибирском Федеральном округе. С 2014 работал губернатором Красноярского края. С конца ноября 2017 года занимает пост главного советника мэра Новосибирска. Женат. Двое детей. 

Регина Крутоус: Виктор Александрович, здравствуйте, я очень рада вас видеть. 

Виктор Толоконский: Здравствуйте. 

Регина Крутоус: Виктор Александрович, сейчас вы занимаете должность главного советника мэра Новосибирска, почему ваш выбор пал на мэрию? Насколько нам известно, вам ведь поступали многие предложения. 

NET_4538.JPG
Виктор Толоконский. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Виктор Толоконский: Тут, на самом деле, простая логика и понятные, на мой взгляд, аргументы. Во-первых, для меня очень важно было работать в Новосибирске. Да, действительно, было немало предложений работать в Москве. В Москве такая концентрация государственных институтов и бизнес-структур, и бытует мнение, что если столько лет работаешь руководителем региона, то у тебя, наверное, есть в Москве какое-то жильё, или что-то, и вроде все стремятся в Москву. А у меня всегда было желание всё-таки жить и работать там, где ты родился, где ты вырос, где всё для тебя родное, знакомое, поэтому это был первый базовый принцип. И глава государства, и коллеги в Москве приняли то, что мне хочется быть в своём городе, рядом с моими родными, близкими. 

И это было первое решение, что я должен быть в Новосибирске. А где работать? Сначала я принял приглашение Российской академии государственной службы и народного хозяйства немножко заняться проблемами повышения эффективности управленческого образования, поработать с государственными, муниципальными служащими, студентами. Поэтому я являюсь советником высшей школы управления этой академии, занимаюсь уже и со слушателями, с теми, кто проходит повышение квалификации, в ближайшее время и со студентами будут некоторые занятия. А то, что, например, мэрия, а не областное правительство. Тоже это, на мой взгляд, естественно. 

Так сложилось, что, ещё работая в Красноярске, мы не теряли взаимодействия с мэром города, регулярно встречались, он приезжал ко мне в Красноярск, я, когда бывал в Новосибирске, тоже. Мы как-то встречались, обсуждали какие-то проблемы развития города. Наконец, город был одним из первых, где я начинал политическую, публичную работу. Я хоть и до этого десять лет проработал в администрации области в 1980-х годах, но в 1991 году пришёл в администрацию города, в исполком, как тогда назывался городской совет. В 1991 году был заместителем мэра, потом первым заместителем, а в конце 1993 года уже мэром Новосибирска и это, наверное, один самых интересных этапов, периодов моей жизни, очень много добрых воспоминаний.

Наконец, я являюсь почётным жителем Новосибирска, это тоже, я считаю, обязывает максимально посвящать себя проблемам города, и тут какой-то такой ситуации выбора, чтобы я что-то выбирал, нет. Если я здесь буду востребован, буду полезен, я с удовольствием поработаю. Вы начали вопрос с должности. Должность — это форма. На самом деле я принимаю очень много людей, ко мне столько людей приходит, самых разных, чаще всего незнакомых, которых я не знал раньше; приходят те, кто со мной работал, кого я знаю много лет. Кто-то приходит с какими-то проблемами, кто-то — с проектами, кто-то приедет с какими-то предложениями, кто-то приходит просто что-то вспомнить. 

В общем, когда я принимал это решение, у меня были сомнения, нужен ли я кому-то, нужен ли мой опыт, всё-таки жизнь менялась. Я сразу сказал, что не буду навязывать свои позиции, свои мнения, я должен быть востребован, если ко мне придут за советом, за консультацией, за поддержкой, я, безусловно, включусь сразу в процесс. И то, что сейчас уже получается в жизни, это даже больше, чем я ожидал, и мне это нравится. Я действительно советник, и я участвую в самых разных управленческих процессах. 

Регина Крутоус: Виктор Александрович, в каких сферах к вам Анатолий Евгеньевич будет обращаться за советом, что входит в круг ваших тем? 

Виктор Толоконский: У меня нет никаких ограничений, некоторые журналисты неправильно истолковывают, что я занимаюсь какой-то определённой проблематикой. Нет, и Анатолий Евгеньевич, и заместители мэра, и руководители департаментов, управлений, самые разные специалисты и, главным образом, люди извне обращаются ко мне по любым вопросам, по любым проблемам. У меня нет никаких жёстких регламентов, жёстких ограничений, я могу быть там, где я нужен. Я открыт на вход, и по каким проблемам ко мне обращаются, по таким направлениям, вопросам я работаю. 

IMG_9154.JPG
Владимир Городецкий (слева) и Виктор Толоконский. Фото: Михаил Периков, nsknews.info

Регина Крутоус: В начале декабря в Новосибирске прошёл грандиозный экономический форум «Инвестируй в Новосибирск», и я знаю, что вы побывали на торжественном открытии и даже рассказали об инвестиционной политике города. Какие приоритетные направления для инвестиций в Новосибирск вы видите? 

Виктор Толоконский: Для меня было очень важным подчеркнуть на этой встрече и с инвесторами, и с представителями деловых кругов, и с общественностью, что у нашего города, да и в целом у Новосибирской области особый путь инвестиционного роста, инвестиционного развития. Мы не можем рассматриваться как обычный среднестатистический регион, у Новосибирска есть своя специфика, и эта специфика должна быть в основе инвестиционной политики, которую формирует и правительство области, и муниципалитеты, в данном случае мэрия города, где концентрируются, формируются все точки роста. Поэтому всё, что касается инвестиционной политики, связано с развитием города Новосибирска, затрагивает интересы Новосибирска. 

И хоть сама инвестиционная политика — это большое поле деятельности субфедеральной политики, политики областного правительства, но город Новосибирск имеет такой большой удельный рост, такую концентрацию точек роста, что это всё касается и развития Новосибирска. Поэтому я подчёркивал простые вещи. 

Во-первых, когда мы говорим об инвестиционной привлекательности, не надо здесь особо сомневаться, заморачиваться. Новосибирск инвестиционно привлекателен уже по той простой причине, что это огромный город, растущий.  

Население города растёт все годы, будет расти в ближайшие годы, и это совершенно очевидно. Любой рост — это уже привлечение инвестиций. Потому что для растущего населения нужны новые инфраструктуры, новое жильё, новые школы, новые медицинские центры — всё новое. Новые рабочие места, и тут без инвестиционного процесса не обойтись. 

Во-вторых, о чём я говорил, что Новосибирск, как любой крупный мегаполис, должен развиваться с огромным количеством инвесторов. Конференция проходила под лозунгом «Инвестируй в Новосибирск», а я говорил, что в Новосибирске все должны быть инвесторами. Так как у нас настолько многообразна и настолько диверсифицирована экономика, у нас много малого и среднего предпринимательского класса, что здесь нужно создавать условия, чтобы каждый хозяйствующий субъект что-то новое привносил: какая-то реконструкция, развитие, новые товары, новые услуги, новый рост-рост-рост и рост. 

Поэтому, конечно, здесь должны быть благоприятные общие условия, как мы говорим, общий инвестиционный климат, чтобы все могли быть инвесторами. Область и город не должны выделять два-три каких-то крупных проекта, а нужно за основу взять развитие всех, и для этого должны быть более доступные кредитные ресурсы, должны быть более масштабные микрозаймы, и, в общем, это должно быть доступно для всех. А то, что является наиболее стратегическим в инвестиционной политике региона и города, должно больше использоваться как наши объективные преимущества. И преимущества нашего региона, нашего города недооцениваются, и опять нас пытаются сравнивать с Белгородом, с Калугой — с городами, которые ничуть не похожи на нас с точки зрения инфраструктуры. Города, которые не могут позволить себе такую стратегию, которую может позволить себе Новосибирск. 

У нас уникальная концентрация научно-образовательного, культурного потенциала. У нас особая социокультурная среда, и вот почему к нам приезжают жить, поступать в наши университеты, стремятся здесь жить и работать. И понятно, что инвестиционная политика должна быть максимально ориентированной на функцию научного потенциала, чтобы здесь, в первую очередь, создавались уникальные производства. 

Критерии к отбору инвестиционных привелегий, инвестиционых стимулах должны быть очень точно сфокусировано на наукоёмкое производство, на новые сферы. Если конкретизировать, то это программирование, софт, биотехнологии, новые материалы, нанотехнологии, особые электронные системы. В общем, это всё то, что сегодня только развивается, только начинается. Критерием успешных современных предприятий должен быть практически стопроцентно экспорт продукции, востребованность во всём мире, мировое лидерство, и для этого нужно создавать условия. 

IMG_2010.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Это сложная работа, потому что такие задачи ставят перед собой все крупные города, города всего мира. Значит, нужно создать лучшие условия и для работы, и для жизни, и понимать, что современные сферы будут привлекаться в Новосибирск, и будут заинтересованы в Новосибирске за счёт среды, потому что здесь готовятся интересные кадры, здесь учёные, здесь умные, энергичные, креативные люди. 

И ещё одно большое направление — использовать преимущество Новосибирска за счёт его уникально выгодного географического положения. Вокруг Новосибирска концентрируется много населения. Новосибирск имеет очень развитый по современным российским меркам каркас инфраструктуры. Очень многие производства здесь должны размещаться для того, чтобы выходить на огромную территорию, поэтому Новосибирск, наряду с уникальными наукоёмкими производствами, — это территория концентрации производств товаров и услуг массового потребления. Чтобы и сюда приезжали за услугами, и экспортировались товары и услуги на всю близлежащую территории.

Вот, о чём я говорил. Призывал учитывать эту специфику. Не повторять то, что делают другие регионы, а стремиться к сильной, новой инвестиционной политике, стремиться к максимальному росту, к максимальному развитию. Не удовлетворяться тем, что есть, не успокаиваться, идти вперёд! 

Регина Крутоус: Виктор Александрович, вы окончили школу №22, после — Нархоз, получили профессию экономиста. Где работали после института? 

Виктор Толоконский: Знаете, так получилось, что я, заканчивая Новосибирский институт народного хозяйства, находился в самом начале пути этого сегодня уже известного университета. Но в то время у меня был, по-моему, второй или третий набор, второй или третий выпуск — это был начинающий вуз, и я был распределён в аспирантуру. 

Я понимал, что этого образования недостаточно, и после института я заканчивал ещё аспирантуру, правда распределён был в Московский институт народного хозяйства, но по личным, семейным обстоятельствам не смог поехать, и мне заменили аспирантуру в Москве аспирантурой в нашем университете в Академгородке. И я четыре первых года стажировался, работал в Сибирском отделении института экономики и преподавал на кафедре политической экономии в нашем университете, поэтому первый этап моей жизни — это преподавание. 

NET_4434.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Я — преподаватель, и по законченной аспирантуре я преподаватель политической экономии. И, закончив институт в 1974 году, я уже практически с 1975 года преподавал. Это происходило шесть лет до 1981 года в разных вузах, в основном в университете в Академгородке, потом немного работал в Новосибирском институте народного хозяйства, который заканчивал и совмещал, подрабатывал в разных институтах. 

А потом так получилось, что меня пригласили поработать больше по специальности экономист. Это был конец 1981 года. 4 декабря было 36 лет, как я пришёл в чиновничество. Я начинаю работать в облисполкоме, действительно, по специальности. Я туда пришел в планово-экономическое управление, плановую комиссию, на должность начальника отдела промышленности и товаров народного потребления. У меня по диплому специальность «Планирование промышленности», и я пришёл начальником отдела планирования развития промышленного производства Новосибирской области, отдел был из пяти человек. 

Мы все в одной комнате занимались планированием. И хоть меня тогда убеждали, что я буду пять дней работать управленцем, а в субботу я буду преподавать, и я тоже так соблазнился возможностью много работать, побольше зарабатывать, но достаточно быстро понял, что это трудно совмещать и, если хочешь добиться успеха в своей профессии, нужно работать и в субботу, и в воскресенье. 

И фактически спустя один семестр я уже регулярную преподавательскую деятельность завершил, и с 1982 года я — чиновник. Два года — начальник отдела, потом заместитель начальника управления, когда уже было два отдела. Потом стал первым заместителем, отвечающим, можно сказать, за всё. И так в чисто практической, управленческой жизни, работе прошло десять лет. 

И в 1991 году меня в то время мэр Индинок всё-таки убеждает прийти поработать, в город, в мэрию. Я долго сомневался, это решение нелегко мне далось, но оно состоялось, и в апреле 1991 года я прихожу заместителем. Индинока в первую очередь интересовали новые направления управленческой деятельности. 1991 год — это уже разрушение многих старых стереотипов, формирование рыночной экономики, новые подходы, приватизационные процессы, и он меня просит заняться именно новым. И я включаюсь в эти процессы, потом я был первым заместителем с 1992 года, и в конце 1993 года уже стал мэром, поэтому, в общем-то, путь такой и простой, но я всегда подчёркиваю, что мне проще было в своей работе в любых должностях, потому что я прошёл все ступеньки. 

Сначала, когда преподавал, я учился владеть аудиторией, а потом чисто управленческая работа: своей рукой я считал, планировал, объездил все заводы. Я хорошо знаю промышленный, производственный комплекс всей области. Нет такого завода Новосибирска и Новосибирской области, где я бы ни был, где я бы ни знал продукцию, проблемы, резервы, мощности этого завода, специализацию, специфику.

Потом работа уже руководителя, и я всегда так говорю, что на это ушло десять лет. Перейдя в мэрию, я уже становлюсь публичным человеком, руководителем, управленцем. Это уже в чём-то политическая работа начинается. 1993 год — это уже мэр, политика. 

DSC_8947.JPG
Фото: Михаил Периков, nsknews.info

Регина Крутоус: Виктор Александрович, чем приходилось жертвовать? Ведь это постоянная включенность в процесс, всё время, наверное, на работу уходило? 

Виктор Толоконский: Знаете, не люблю слово «жертвовать». Просто в любой профессии есть своя специфика, и думаю, что далеко не свойство чиновничьей профессии, профессии руководителя, политика — быть сильно вовлечённым. Я убеждён, что так работают все люди, которые увлечены профессией. Всегда восхищаюсь, с огромным уважением отношусь к врачам. Я вижу врачей, которые сутками не выходят из операционной, они всё время в процессе, они всё время нужны, все в работе. Так работают учёные, педагоги, творческие люди. Поэтому сказать, что я, будучи включённым во все процессы, жертвую жизнью, семьёй, временем — неправильно. Это было любимое дело, это было то, без чего я жить тогда не мог. 

Да, были очень жёсткие ограничения, ограничения нравственного плана. Я всегда очень твёрдо, внутри себя и в своём окружении, со своими близкими всегда отстаивал какие-то определённые нравственные ограничения, принципы, без которых, на мой взгляд, нельзя работать во власти. 

Должен быть определённый иммунитет, нравственный стержень, который не позволяет тебе отклониться от твоего, но это была любимая работа. Да, конечно, она была связана с огромной ответственностью. Этот груз, что ты последний, ты крайний, что тебе уже не с кем посоветоваться, что ты принимаешь все решения, ты отвечаешь за всё — это психологическое состояние, когда ты смотришь: тут пожар, и ты чувствуешь, что это, опять же, в чём-то и твоя проблема. Что здесь авария, что здесь погибли люди — это психологически очень сложно. 

Очень сложно чувствовать своё бессилие, когда бывают такие ситуации, когда даже самые большие «погоны» мэра, губернатора не позволяют тебе быстро решить проблемы, и помочь нуждающемуся человеку. 

Психологическая нагрузка большая. Я сейчас чувствую эту разницу. Я сейчас, в общем-то, ни в чём себе не изменяя, не теряя ни чувство свободы, ни ответственности, но, тем не менее, это некоторая разгрузка, что я уже не в такой степени ответственен за всё, что происходит. Конечно, психологическое состояние обновляет, меняет. Поэтому точнее сказать так: я не жертвовал, я счастливый человек, и я прожил и живу интересную жизнь. Может быть, какие-то ограничения или какие-то жертвы требовались от моих близких: они не могли чем-то заниматься, не могли быть в бизнесе, не могли себе позволить то, что могли позволить себе все остальные, то есть, у них ограничений было больше. Поэтому я всегда, когда мы собираемся на днях рождения детей, внуков, я всегда в какой-то мере извиняюсь, что моя жизнь, моя работа в чём-то ограничивала их возможности, но всё это компенсирует любовь друг другу, и мы живем с ощущением счастья, успеха, результата, правильности того, что мы делаем.

Регина Крутоус: Виктор Александрович, а если бы появилась возможность всё переиграть, что бы вы изменили в своей жизни? 

Виктор Толоконский: С одной стороны, я всегда подчёркиваю, что всё, что было в моей жизни, во многом случайно. Когда меня спрашивают: «Вы хотели быть мэром?», я говорю: «Да упаси Бог!» В моё время никто к этому никогда не стремился. Так получилось. В моё время хотели быть космонавтами, учёными, но не политиками. Так сложилось, что все этапы моей жизни — это не была какая-то целеустремлённая карьера. 

Я, когда приходил работать в мэрию, не думал о мэрстве, так случилось. Я никогда не хотел быть губернатором, но так сложилось в конце 1990-х, что нужно было или уйти из города, или прийти на эти выборы, выиграть и дальше идти вперёд. И я не стремился быть полпредом, но так жизнь сложилась, и меня руководители государства попросили поработать в масштабах всей большой Сибири и помочь многим руководителям, которые недавно приступили к губернаторству. 

У меня не было какого-то плана или мечты поехать в Красноярск, но так сложилось, и я тоже считал, что это новые возможности проявить, показать себя, что-то сделать в другом регионе, поэтому это такой естественный достаточно путь. И в то же время, если можно было действительно переиграть, то, наверное, я бы прошёл этот путь снова. Конечно, есть решения, поступки, и, может быть, сейчас я по-другому бы поступил, но в целом, в главном мне не стыдно за свою жизнь. 

NET_4473.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info 

Мне не стыдно ни за одно свое решение. Мне очень важно ощущение, что я никого не предавал, никогда не интриговал, никогда не делил людей на «свой» — «чужой». Я работал, мне было интересно работать в команде, я мог сработаться с самыми разными людьми. Да, у меня не было в моей жизни на большой работе каких-то очень близких друзей, но я никого никогда от себя и не отталкивал, я старался быть там, где я нужен, поэтому нет у меня такого ощущения: «Дайте мне ещё одну жизнь прожить, я бы всё сделал по-другому!» Нет. Я готов идти своим путём и дальше и не стыжусь того, что у меня в жизни было. 

Регина Крутоус: Виктор Александрович, чем занимались ваши родители? 

Виктор Толоконский: У меня отец фронтовик, в 17 лет ушёл на войну, закончил училище и фактически уже вернулся победителем с войны старшим лейтенантом — в 1945 году ему было 20 лет, он был много раз ранен, у него был осколок в шее. Всю жизнь, сколько я его знаю, не открывался рот, потому что сустав был парализован. Он потом работал в разных организациях в управленческой системе, был руководителем в сфере торговли, сначала в Барнауле жил, потом в Новосибирске. До ухода из жизни, с начала 1960-х годов был начальником управления торговли города Новосибирска. И, наверное, опыт в управленческой жизни я получил от него. Я к нему часто приходил, видел его в процессе, как он с утра до ночи работал без выходных, как к людям относился — именно эти высочайшие нравственные требования к самому себе и своим близким я получил от него. 

Мама — врач, она из Новосибирска, заканчивала школу ту же, что и все мы. Все наши четыре поколения учились в школе №22, мама заканчивала в 1945 году, потом мединститут и по распределению уехала работать в Барнаул, в санаторий, врачом, и там познакомилась с отцом, а он был раненый человек, находился на лечении. И потом за месяц-полтора до моего рождения они переезжают в Новосибирск, потому что негде было жить в Барнауле, а в Новосибирске родители были в маленькой квартирке, так начинался их путь в Новосибирске. Мама сейчас жива, недавно отмечали 90 лет, она в полном сознании. 

Мама — главный мой барометр, очень требовательна к себе и к нам, к детям. У меня брат, младше меня на пять лет, тоже врач. По профессии у нас все врачи, когда у наших внуков спрашивали: «Кто у тебя папа и мама?», они отвечали: «Врач, врач, врач». Потом им надоедало, они говорили: «Все у нас врачи, только деда — мэр». Брат долго работал в скорой медицинской помощи второй больницы. 

Супруга тоже врач по профессии, всю жизнь проработала на кафедре инфекционных болезней в медицинском университете, долго проработала заведующей на кафедре, сейчас занимается своими образовательными, лечебными программами, учит врачей. Часто шутим, что работает в системе экстренной помощи. Ей все звонят: кому помочь родить, кого вылечить. В общем, она всегда очень занята, у неё много дел. 

Дочь и сын тоже получили врачебное образование. Мы рано поженились, в 18 лет. Учились в одном классе, поэтому у нас уже достаточно взрослые дети и внуки. Дочь работала в областной больнице врачом и сейчас многих консультирует, помогает. Сын работал в медицине долгое время, в областной больнице, в фонде медицинского страхования, но потом увлечение спортом пересилили, работал в спортивных клубах. Сейчас возглавляет управление физической культуры спорта и города, хотя имеет два образования: медицинское и экономическое. Ещё заканчивал институт народного хозяйства. 

У меня пять внуков. Старшему — 22, закончил бакалавриат юридического института в Красноярске, начинал в Новосибирске, затем переехал к нам, учится в магистратуре. Второму внуку — 19, всегда стремился к особой самостоятельности, хотя у нас нет каких-то якорных точек в Москве, но он уехал туда. Уговаривали учиться в Новосибирске, Красноярске, но учится уже на втором курсе в Москве и самостоятельно пытается выстроить свою жизнь. Ещё один в школе №22 в пятом классе и ещё двое маленьких: мальчику — шесть лет, девочке — два годика. 

IMG_3556.JPG
Наталья Толоконская. Фото: Михаил Периков, nsknews.info

Регина Крутоус: Виктор Александрович, а какой вы дедушка? Строгий? 

Виктор Толоконский: Нет, не строгий, конечно. Наверное, всё-таки занятой дедушка, и поэтому все внуки со мной знакомились через экран телевизора. Кто-то целовал, кто-то узнавал, им казалось, что я на экране живу. Поэтому с учётом моей такой психологической перегрузки близкие часто называли внуков «таблеточкой для деда», чтобы расслабили деда. Поэтому, конечно, я был не в состоянии много проводить времени, куда-то с ними ездить погулять, в отпуск. Они меня немного видели, но я надеюсь, что они про меня знают, и я для них какой-то ориентир по жизни. 

Часто со взрослыми детьми и внуками ходим на стадионы, хобби — поболеть, это тоже мне от отца передалось, а от меня — детям. Я их брал с самого маленького возраста, сейчас внуки все болельщики. Иногда тремя поколениями едем все на стадион: я, сын, внук едем на хоккей, волейбол, баскетбол и на самые разные соревнования. Сейчас больше с ними времени провожу, и я этому рад. 

Регина Крутоус: Виктор Александрович, вы со своей женой со школьной скамьи, в чём секрет таких долгих отношений? 

Виктор Толоконский: Не знаю. Вообще, отношения мужчины и женщины, отношения семейные, любовь — у всех своё, вряд ли могут быть какие-то общие пожелания, общие рецепты. Как-то у нас так сложилось, что в достаточно раннем возрасте уже было ощущение, что мы друг без друга не можем, что трудно расстаёмся, когда кто-то уезжает, хотя много раз было так: то я уезжал, то Наталья Петровна уезжала. Чувство необходимости быть вместе сформировалось достаточно в раннем возрасте. 

Уже будучи большим руководителем, я никогда не ограничивал свою супругу в её профессиональной деятельности. У неё была своя профессиональная жизнь. Она никогда не чувствовала себя супругой мэра, губернатора. Она — профессор, врач, имеет своё имя, свои интересы. И хотя иногда бывало, что мне хотелось, чтобы она не в скайпе, не в интернете работала, не куда-то там торопилась, но в то же время я понимал, что, если я начну её в чём-то ограничивать, то отношения будут сложнее. 

Поэтому — любить, беречь друг друга, понимать, что какая бы у нас ни была профессиональная жизнь, какая бы у нас ни была активная социальная жизнь, есть дом, есть семья, есть самые близкие люди, которые составляют основу жизни. Без этого нельзя. Поэтому для нас особая ценность — это собраться всей семьёй в выходной; вместе обедаем, вместе находимся — это высший смысл и высшее счастье.  

Регина Крутоус: Виктор Александрович, я знаю, что вы прекрасно поёте. Подарок нам сделаете? 

Виктор Толоконский: Я всегда подчёркиваю, что я и не люблю, и не умею петь. Я даже никогда не пою, когда бреюсь, когда в душе, когда за столом в компании — избави Бог! Я всегда старался избежать уроков пения в школе, я помню, что даже как-то будущей жене ставил ультиматум, что не буду с тобой дружить, если ты из хора не уйдёшь. А это, скорее, получилось такое сочетание случайное политической целесообразности и душевного настроя. Я скорее жил длительное время, да и, наверное, до сих пор живу с неудовлетворённой мечтой, что я не научился играть ни на одном музыкальном инструменте. 

IMG_8418.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Меня в своё время не приняли музыкальную школу, и даже учительница приходила домой, но мне, мальчишке, было лень, мне больше нравилось читать, играть в футбол, быть во дворе, и я всячески отлынивал от занятий, и в конце концов родители смирились — не хочешь, так не хочешь. Родители всегда с детства у нас чувство свободы, собственного достоинства принимали, воспринимали и формировали. 

А когда я подрос, я стал прямо бредить этим. Я пытался научиться на гитаре играть и считал, что вроде проще научиться на ударных каких-то играть, но ничего не получалось. И помню, как в какой-то музыкальной компании я этим поделился, и мне один музыкант, к сожалению, нет уже на этом свете его, Петя Ржаницын, известный бас-гитарист в Новосибирске, мне говорит: «Виктор Александрович, а вы попробуйте попеть, у нас есть слова всех песен, вспомните песню какую-нибудь, слова есть, я вам подскажу...» И тогда я первый раз попробовал спеть с музыкантами, в микрофон, и в чём-то это стало компенсацией неудовлетворенной мечты, что не умею играть. 

А потом появилась политическая целесообразность. Меня попросили пожилые люди, чтобы в Первомайском сквере была живая музыка, чтобы они могли потанцевать. И чтобы как-то музыкантов поддержать и не терять связь с людьми, я туда приходил и иногда пел. Вот и всё. 

Поэтому нет, петь в студии не буду, но впереди новогодние праздники, где-нибудь там увидимся, где-то я спою обязательно, а потом придёт весна, лето. 

Регина Крутоус: 125-летие Новосибирска. 

Виктор Толоконский: Да, День города, открытие фонтанов, 9 мая. В общем, это, в первую очередь, общение с людьми, а не выражение своего творчества.

Да у меня и со слухом проблемы. Я помню как-то случайно, на встрече с деятелями культуры я запел, и ко мне подошёл Арнольд Михайлович Кац, легендарный наш основатель, дирижёр симфонического оркестра, и говорит: «Виктор Александрович, вы же губернатор!» Я ему говорю: «Ну и что, я ж человек, вот, захотелось!». А он говорит: «Занимайтесь губернаторством». 

А некоторые меня обижали, из лучших побуждений, конечно. Я пою, а они подходили и говорили: «Виктор Александрович, зачем вам это губернаторство, вы лучше пойте!». Вроде, какой из вас губернатор, вы лучше пойте!(смеётся). Поэтому давайте перенесём песню на нашу другую встречу. 

А я желаю вашим радиослушателям всяческих успехов, желаю добра и любви, желаю мира и тепла, желаю всегда верить в свои силы. 


Блиц-опрос: 

— Что вы считаете своим долгом? 

— Быть нужным людям, быть нужным своей стране. 

— Кто повлиял на вас больше всего? 

— Родители, отец и мама.

— Какой самый большой кошмар политика? 

— Наверное, для меня всегда было наиболее тяжёлым, когда я слышал или читал какое-то такое вопиющее враньё о своей жизни, о своих делах. Компании дискредитации, компании лжи — для меня это всегда тяжело переносилось.

— Что вы не смогли в себе побороть?

— Так и не смог, несмотря на то, что дольше меня мало кто находится в политике, я так и не смог спокойно и равнодушно относиться к пиару, лжи. Я все годы работы публичным политиком избегал смотреть телевизор, интернет, читать, что про меня там пишут. Несмотря на то, что очень много контактировал с журналистами, со СМИ, всегда старался быть максимально открытым, я никогда не смотрел и не читал. Это так и не смог преодолеть в себе.

— В чём не убедить молодое поколение? 

— Непродуктивно убеждать, что раньше было лучше, чем сегодня. И я всегда считаю, что с молодёжью нужно разговаривать на одном языке, в похожем формате. Не надо бороться с прогрессом, не надо убеждать, что в наше время всё было лучше: больше читали, больше знали, лучше умели, крепче любили.

— Как нужно смотреть в будущее?

— Оптимистично, с большой верой в свои силы.

— Кто для вас лучший собеседник?

— Мне нужно общение. У меня парадоксально это сочетается: с одной стороны, я не очень общительный и достаточно замкнутый в себе человек, и в то же время я не могу быть один. Поэтому сейчас самые долгие беседы — это с самыми близкими людьми, с женой, детьми, внуками, в семье.

— Какое самое ценное женское качество?

— Верность.

— У вас есть свой секрет успеха?

— Нет. На самом деле я всегда подчёркиваю, что моя жизнь, да, я думаю, что и большинства людей, которые внешне производят впечатление очень успешных, — это сочетание разных обстоятельств, часто случайных. Поэтому, когда мне говорят: «Встретьтесь с молодёжью и расскажите историю успеха», я говорю: «Давайте я лучше расскажу историю разочарований». Успех — он есть и есть. А что не получилось, в чём ошибся, где был кем-то предан — это запоминается, это ранит сильнее. Мне нужно ощущение успеха, я не могу работать, не чувствуя результата, не чувствуя отношения к себе других людей, но в сознании моём дольше живут воспоминания о каких-то разочарованиях.

А успех придёт к любому, кто любит свое дело. Не позволяйте себе думать, что вы какое-то дело знаете лучше других, всегда будьте настроены на команду, всегда будьте внимательны к людям, всегда будьте ответственны за всё. И ещё один совет всегда даю: никогда не теряйте чувство свободы. Чем человек свободнее, тем он более ответственный.

Поэтому любите своё дело, не любите себя в этом деле, стремитесь к совершенствованию, опирайтесь на многих людей, и успех обязательно придёт!

Что происходит

Если вы пропустили: китайский бум, неделя тишины и китесса Мурочка

Спасатели перечислили опасные места на льду, которые скрыты под снегом

У животных в новосибирском зоопарке начался период ухаживаний

Косуля разгуливает по огородам возле Бугринской рощи

Рекорд по посещаемости игр поставили хоккейные болельщики на Сибирь-Арене

Микроавтобус с логотипом баскетбольного клуба сбил 9-летнего мальчика

На улице Писарева ограничат движение транспорта на месяц

В Новосибирске назвали самые прибыльные хобби

Новосибирск попал в топ-10 популярных городов для путешествий в праздники

О наступающих помехах в радиосвязи предупредили новосибирцев метеорологи

В Новосибирской области пересчитали мужчин

Показать ещё