Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: QR-коды, цифровое рабство и утрата культуры

В Новосибирской области продолжают действовать QR-коды при посещении массовых мероприятий и общепита. Ситуация с заболеваемостью коронавирусом остаётся тяжёлой. Почему все инициативы, которые исходят от властей, общество воспринимает в штыки? Как убедить новосибирцев в необходимости вакцинации? Кто должен разъяснять, что делать прививки безопасно? Об этом и многом другом шла речь 25 ноября в прямом эфире программы «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101.4 FM).

Артём Роговский
Артём Роговский
11:21, 29 ноября 2021

Артём Роговский: «Вечерний разговор» в прямом эфире радио «Городская волна» на частоте 101.4 FM, а также на сайте nsknews.info. Видеотрансляция идёт на YouTube-канале «Новосибирские новости»

Сегодня [25 ноября] мы обсуждаем то, что обсуждают в последнее время все. С 12 ноября в общепит Новосибирска стали пускать по QR-кодам. Теперь в заведения общественного питания можно пройти только с QR-кодом, который подтверждает вакцинацию от коронавируса, либо с ПЦР-тестом, или медотводом от прививки. При этом барам и ресторанам разрешили работать в том числе с 23:00 до 6:00.

Ответ рестораторов Новосибирска не заставил себя долго ждать. Как сообщает сайт nsknews.info, 120 представителей баров, ресторанов, столовых и кафе направили официальное обращение губернатору Андрею Травникову с просьбой отменить эту систему допуска в заведения. Далее в обращении идёт перечисление того, что сейчас происходит в отрасли. По мнению рестораторов, они поставлены на грань выживания, выручка в среднем упала на 50-70%, а посещаемость катастрофически снизилась.

Всё это мы сегодня будем обсуждать с самими рестораторами и с моим сегодняшним гостем. Я рад приветствовать в студии известного новосибирского адвоката Геннадия Шишебарова. Геннадий Александрович, добрый вечер!

Геннадий Шишебаров: Добрый вечер!

IMG_4401_tn.JPG
Геннадий Шишебаров и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Вопрос сегодняшнего эфира будет звучать следующим образом: как на вас, дорогие новосибирцы, отразилось введение QR-кодов в заведениях общепита? 

У нас на связи сегодня директор бара «Гевара» Яна Невская, которая расскажет о письме новосибирских рестораторов в адрес властей с просьбой отменить эту систему. Яна, добрый вечер!

Яна Невская: Добрый вечер! Давайте посмотрим на ситуацию объективно. Наличие QR-кода на сегодняшний день — это система, которая, по нашему мнению, очень странно начала внедряться с наименее массового сектора. Общепит — рекордсмен по ограничительным санкциям. Недоумеваем, почему он снова является той точкой, на которой проводят эксперимент.

Тем более что у общепита малочисленная аудитория. Если введение QR-кодов предполагалось начать в таком жёстком режиме, то это очень странно стратегически, поскольку посетители ресторанов и кафе представляют собой малый процент по сравнению с посетителями ритейла.

Почему QR-коды не были введены в крупных торговых сетях, если цель — провести максимальную вакцинацию? Возникает серьёзный вопрос, на который, к сожалению, мы не можем получить ответа. Почему именно общепит становится площадкой, на которой обкатываются новые ограничительные меры в государстве, регионе, городе?

Артём Роговский: Тем более что в 2020 году, во времена всех этих пандемийных локдаунов, ваша отрасль была самой неработающей.

Яна Невская: Да, я об этом и сказала. Мы являемся мировыми рекордсменами по длительности ограничительных мер. В других сферах облегчение наступало, а для нас — нет. 

Артём Роговский: Какой у вас прогноз развития ситуации? Что будет с отраслью, скажем, до Нового года?

Яна Невская: На сегодняшний день абсолютно верная статистика, которой я обладаю исходя из той информации, которой делятся наши рестораторы — а, как вы понимаете, у нас создано определённое комьюнити, — это падение выручки в среднем на 70-80%. Вдумайтесь в эту цифру.

Артём Роговский: Да, страшная цифра.

Яна Невская: И почему-то расценивают ресторанную отрасль как некий жанровый сегмент. Однако в этой отрасли помимо владельцев, собственников, управляющих заведений работают свыше 45 000 человек. Это официанты, бармены, повара, менеджеры, охрана, клининг.

Это огромное количество людей, которое потенциально уже после Нового года отправится на биржу труда. Потому что заведения после двухлетнего локдауна при таких ограничительных мерах, как сегодня, просто не выживут. Тем более что на сегодняшний день ни одной меры господдержки нам предложено не было.

Те меры, которые были предложены нам в прошлые волны, были весьма странными. Воспользоваться ими сможет далеко не каждый. Максимум, на что мы могли рассчитывать, — это определённые отсрочки, которые включались летом и выключались осенью. Осенью мы получали двойную налоговую нагрузку.

Я сейчас говорю о прошлой осени, о прошлом октябре и напомню, что налоговая нагрузка была двойная, а ограничения по работе не исчезли.

Артём Роговский: Да, вам не позавидуешь. Большое спасибо за участие в нашей программе. Яна Невская, директор бара «Гевара», была с нами на прямой связи и описала практически катастрофический сценарий развития ситуации в области общепита.

Геннадий Александрович, первый вопрос касательно выступления Яны Невской, известной в прошлом радиоведущей (это чувствуется по подаче материала в нашем эфире): почему именно с отрасли общепита началось введение QR-кодов? Как вам вообще сама эта система?

Геннадий Шишебаров: Что касается QR-кодов, их сути, природы и необходимости, я думаю, это отдельный вопрос. Постараюсь ответить на первый — почему начали с общепита.

У Яны в её эмоциональном выступлении прозвучала фраза о том, что именно на общепите обкатывают QR-коды. Но вводить их в ритейле — это не то что сложно, а практически нереализуемо. Если взять аудиторию, скажем, баров или ресторанов и аудиторию посетителей торговых сетей, то она, конечно, разнится. Всё-таки в бары и рестораны ходят люди обеспеченные, у которых есть смартфоны и определённые программные приложения. А в торговые сети идут люди самые разные. 

То есть фактически сегодня процент обеспеченности теми же самыми смартфонами посетителей баров и ритейла отличается. Если действительно идёт ситуация обкатывания, то выбор сделали с точки зрения интересов тех, кто принимает такие решения. С одной стороны, аудитория обеспеченная и может, так сказать, использовать эти QR-коды. С другой стороны, здесь не будет коллапса и социального взрыва.

IMG_4425_tn.JPG
Геннадий Шишебаров и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Теперь вторая часть этого вопроса. Что касается вообще QR-кодов, то мы как-то очень привыкли пользоваться благами прогресса, который бурно происходил в последние годы. Я имею в виду появление цифровых технологий. Кругом смартфоны, компьютеры и так далее. Но, видите, за прогресс всё время приходится платить.

Сегодня нам не нравятся QR-коды. Вчера нам не нравились ИНН. Помните, как они вводились? Сегодня мы к ним уже привыкли. По большему счёту, QR-код — это средство индивидуализации человека.

В своё время, когда не было цифровых технологий, ввели паспорта. Да даже до паспортов у людей возникли имена, ведь каждого человека нужно как-то индивидуализировать. Появились паспорта — появился новый способ индивидуализации. Паспорта могли содержать разную информацию: национальность, группу крови, браки, разводы, дети. Теперь пришла «цифра», очень удобная с точки зрения учёта поголовья населения. Процесс перехода на «цифру» неизбежен. Мы никуда не денемся. Перевод в «цифру» средств индивидуализации человека происходит и будет происходить дальше. Вопрос в том, насколько средства индивидуализации человека и информации о нём должны быть помощниками в борьбе с эпидемией.

В данной ситуации всё объясняется просто: у нас есть конституция, где сказано, что права человека могут быть ограничены, если возникает угроза обороноспособности, безопасности, здоровью и так далее.

Всегда найдётся положение, которым можно оправдать вмешательство государства в личную жизнь человека. Вопрос в том, что мы должны понять одну простую вещь: за смартфоны нам придётся платить. В том числе тем, что мы становимся прозрачными, стеклянными. Нас видно изнутри, вот и всё.

Артём Роговский: Сейчас на прямой связи с нами владелец кафе Primo Grill Артём Павлушин, который не так давно записал видеоролик с итогом работы системы QR-кодов, где сказал: «Как на мне отразилось введение новых ограничительных мер? Да никак. Выручка не упала, подросла доставка. В общем, для нас критично ничего не поменялось. Великолепно». Так сказал Артём Павлушин своим подписчикам в соцсети «Инстаграм».

Один из пользователей написал: «Не может быть, чтобы выручка не упала. Мне кажется, что вы врёте». Второй пользователь сказал о том, что был в заведении — там пусто. «Срамота какая, предприниматель хвастается фашистскими методами работы. Не стыдно?» — поинтересовался третий пользователь.

Артём, добрый вечер. Скажите, вы не пожалели, что выпустили такой видеоролик с учётом того хейта, что на вас обрушился? Почти 300 комментариев под вашим постом.

Артём Павлушин: Объясню свою позицию. Я прекрасно пониманию, что QR-коды на предприятиях общественного питания приводят к падению выручки. Но есть такой момент, как доставка. Если где-то что-то убыло — где-то что-то прибыло.

Сейчас страдают заведения, рассчитанные на посадку в зале. В других случаях заведения зарабатывают на доставке, о чём, собственно, я сообщил в своём ролике. Моя выручка перетекла в другую историю. У нас изначально было гибридное предприятие, где есть доставка, самовывоз и зал. О ролике не пожалел.

Артём Роговский: Как бы вы сами объяснили такую реакцию людей? Это что — зависть, злоба? Что происходит со всеми нами? Почему такая реакция, что если кто-то говорит, что у него всё хорошо, то сразу признаётся чуть ли не фашистом?

Артём Павлушин: Все мы прекрасно понимаем, как люди любят рассуждать. Как я вижу, общество разделилось на две составляющие — тех, кто за, и тех, кто против. Общепит стал заложником. Мы не можем быть ни за, ни против, потому что формально уменьшаем себе выручку, вводя QR-коды. Мы не можем этого не делать. Сейчас, действительно, могут выживать только те, кто сделал акцент на онлайне.

Артём Роговский: Спасибо большое. Геннадий Александрович, к вам тот же самый вопрос. Человек размещает ролик, в котором говорит, что у него по большому счёту всё хорошо, а за это его обвиняют чуть ли не в фашизме. Что со всеми нами происходит?

IMG_4453_tn.JPG
Геннадий Шишебаров и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Геннадий Шишебаров: Мне кажется, что в данной ситуации речь идёт о попытке продвинуться дальше в контроле за человеком. 

Второй момент: повлияло ли это на меня? Нет, не повлияло никак. Я не буду называть заведения общепита, в которых я был, но в первый раз, когда я пришёл туда после введения новой системы допуска, меня попросили показать код. Я это сделал и пошёл дальше.

Второй раз я пришёл в заведение и наблюдал, что там спрашивали QR-код у людей. Тем, кто отвечал «да», продавали еду. Как это у нас в России бывает, строгость законов оправдывается необязательностью их исполнения. Мы пережили многое, переживём и это.

Артём Роговский: Послушаем первого дозвонившегося. Добрый вечер! Вы в прямом эфире. Как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Игорь. По поводу QR-кодов — я полностью солидарен. Сам столкнулся недавно с такой ситуацией: попытался пройти в KFC, у меня спросили QR-код, я показал. Одно неудобство: нужно, чтобы с собой было удостоверение личности. То есть задают такой вопрос: «А вы докажите, что это вы!» Мне было неприятно. Тем более у меня уже и ревакцинация была. Я работаю на железной дороге, ревакцинацию у нас прошли уже практически все, потому что мы работаем с пассажирами и обслуживаем поезда. У нас это в порядке вещей, привиты почти 100% людей.

Я считаю, что это, в принципе, нормально. Но прежде чем требовать от нас QR-код, сделайте так, чтобы ваши сотрудники носили маски. Тут же напротив меня сидит охранник, у него нет маски, а QR-код от меня требуют. Нужно сначала им к этому подойти серьёзнее. Жизнь одна, у меня есть знакомые, которые умерли от коронавируса, поэтому — сами понимаете.

Артём Роговский: Геннадий Александрович, мы так и не упомянули, что QR-код — не средство борьбы против прав человека, а средство борьбы с пандемией. Какой выбор у властей, если растёт заболеваемость?

Геннадий Шишебаров: Думаю, дело не в законопослушности, потому что наша правовая система основана вроде как на законах, но дух права уходит из этой системы. Я бы сейчас не применял понятие «законопослушного» человека, потому что законы меняются с такой скоростью, что специалисты не успевают следить.

Я бы говорил о разумности поведения, о бережном отношении к себе, к своим близким. Те люди, которые озабочены не только собой, думают о своих близких и несут за них ответственность. Например, я пошёл и сделал прививку, потому что я нужен своей семье. Я несу за них ответственность.

Те или иные наши действия сегодня во многом объясняются наличием или отсутствием разума, способностью переживать не только за себя, но и за близких. Всегда есть риск. Это я говорю вам как юрист. При любом действии, которое вы совершаете, вы несёте риски. Вы едете на машине — вы рискуете. Идёте по дороге — тоже рискуете. Если есть понимание и ответственность, то мы всегда взвешиваем эти риски.

Какой риск больше — заразиться и умереть или, может быть, что-то эта прививка вызовет, но ты проживёшь больше? Вопросы становятся индивидуальными, потому что у нас исчезло общепринятое. Исчезла та культура, которая формировалась в советское время, а новая ещё не родилась. Поэтому и здесь у нас идёт определённая «гражданская война».

IMG_4472_tn.JPG
Геннадий Шишебаров и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: У нас есть дозвонившийся. Если можно, то коротко. Добрый вечер! Как вас зовут?

Слушатель: Добрый вечер. Меня зовут Антон. Хотел высказаться по трём пунктам. Сейчас я слышал, вы упоминали вопрос масок. Дело в том, что, когда началась пандемия, мне лично была интересна эта тема. Я общался с двумя новосибирскими главврачами, и они говорили, что маски не защищают от коронавируса никаким образом, потому что диаметр вируса гораздо меньше, чем поры маски.

Насчёт вакцинации: опять же, пусть она будет добровольная. Но принуждают те же работодатели. И третий вопрос касается QR-кодов. Считаю, что они не являются эффективной мерой. Вспомним Казань, где большое количество людей столпилось в метро, при этом нет никакой социальной дистанции. Это всё меры, не подходящие для уменьшения заболеваемости.

Артём Роговский: Спасибо, Антон. Что же, сразу три тезиса. По каждому можно пройтись детально. Первый тезис: маски не помогают; второй: вакцинация должна быть добровольной; третий: QR-коды неэффективны.

Геннадий Шишебаров: Вернёмся к предыдущему комментарию, в котором радиослушатель говорил о том, что те, кто проверяет наличие масок, сами ходят без масок. Для нас ничего нового в этом нет.

У меня есть приятель, он работал в своё время ещё в советской милиции. Он мне как-то сказал: «Ты знаешь, как мы друг друга видим на дороге? Если без ремня едет — значит наш, из милиции». У нас уже так сложилось исторически. Те, кто получает какую-то власть, ею, к сожалению, пользуются.

Что касается эффективности масок, необходимости прививок, давайте я просто перескажу вам свой вчерашний разговор со знакомой. Она позвонила и говорит: «Вот не знаю, прививаться или нет. Мама привилась, и у нас с ней вчера скандал случился из-за этого».

Я в ответ сказал примерно следующее: «Убеждать не буду, но знаешь, у меня хронический бронхит. Я в год болел по 4-5 раз. Перед коронавирусом я успел привиться от гриппа и от пневмококка. Привился от коронавируса, скоро пойду делать ревакцинацию. Вспомнил, что, когда в Кольцове ходил на выборы голосовать, мне предложили ещё от гриппа привиться, я согласился. Так вот, к чему я это всё говорю? За эти два года я ни разу не заболел. Чем это объясняется? С бронхитом у меня два года ремиссия. Моё личные ощущения и наблюдения такие». На вопрос должны отвечать специалисты, но мне хуже не стало.

Артём Роговский: Кстати, я тоже делал прививку от гриппа два года назад, перед вспышкой пандемии. За всю зиму даже не было простудного заболевания. Совпадение? 

Третий тезис Антона у нас проходит на протяжении всей программы: QR-коды неэффективны.

Геннадий Шишебаров: Давайте будем говорить о том, что сами по себе QR-коды проблему не решают. Это всего лишь способ индивидуализации и способ выявления тех, кто сделал либо не сделал прививку.

QR-коды основаны на цифровых технологиях, но у нас всё идёт через одно место. У каждого есть выбор. Можно уйти в лес от цифровых технологий, но большинство будет пользоваться смартфонами, смотреть телевизор. Если бы люди не передвигались по миру, если бы мы не летали на самолётах, возможно, эпидемия бы не возникла. Применение технологий неизбежно, всё это будет обкатываться. Проблемы возникают, но пройдёт несколько лет, и про эти QR-коды никто не будет спорить.

Артём Роговский: Новость сегодняшнего дня: QR-коды раскололи новосибирское заксобрание. Члены «Единой России» выступили за введение QR-кодов, против выступили представители партий КПРФ, «Справедливая Россия — за правду», «Новые люди».

Доводы тех, кто за: «Мыслить нам стоит как государевым людям». Так лапидарно выступил глава комитета заксобрания по соцполитике Гришунин (партия «Единая Россия»). 

Фракция КПРФ оказалась против, потому что «законопроект не был доработан», заявил вице-спикер заксобрания Владимир Карпов. По его словам, аргументы о введении QR-кодов пытаются подменить позицией против вакцинации.

Кстати, тоже часто путают. Если ты против QR-кодов — значит, ты против вакцинации. «Против вакцинации если и выступают, то небольшие группы населения. За вакцинацию выступают огромные группы, — подчеркнул Карпов. — Я совершенно уверен, что задача депутатов заксобрания — содействовать тому, чтобы реально существующий раскол в позициях уменьшился». Мудрое заявление, потому что раскол действительно наметился.

IMG_4343_tn.JPG
Геннадий Шишебаров и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Геннадий Шишебаров: Он не по этому поводу наметился.

Раскол у нас уже давно, потому что, говорю ещё раз, мы утратили общепринятое. Чем меньше в обществе культуры, тем больше в нём противоречий.

Артём Роговский: Партия «Справедливая Россия — патриоты — за правду» также выступила против. Есть совершенно блистательная цитата лидера фракции Анатолия Кубанова: «Принятие законопроекта станет крупной государственной ошибкой. Россия — это страна свободных людей. Мы готовы многое терпеть, но до тех пор, пока запреты не касаются лично семей каждого».

«Животноводческие методы поголовной вакцинации контроля будут губительны. К чему будет этот пресловутый коллективный иммунитет, если нанесут удар по иммунитету страны? Закон фундаментально попирает конституцию».

Кубанов выступил против мирового порабощения и уверен, что такие решения стравливают людей, а ситуация во многом навязана глобалистскими центрами. Кубанов — яркий оратор. Сказываются театральное образование и богатый опыт политической деятельности.

Независимый депутат Вячеслав Илюхин: «Люди уже разделились, противостояние идёт независимо от политической принадлежности и вероисповедания». При этом он сам сторонник вакцинации. Есть один большой плюс, Геннадий Александрович. По большому счёту уже никто не выступает против вакцинации.

Геннадий Шишебаров: Люди начинают делать выводы. Что касается цифрового рабства — об этом можно говорить красиво, использовать все эти выражения.

На самом деле давайте искренне посмотрим друг другу в глаза. Мы уже давно к этому привыкли. Привыкли к тому, что сейчас нас отслеживают на дорогах не гаишники, а видеокамеры. Сегодня ты зашёл в интернет посмотреть какой-то товар — а тебе сразу приходит какая-то рекламная рассылка.

Артём Роговский: Или даже обсудил возможное приобретение этого товара с включённым смартфоном — а тут реклама.

Геннадий Шишебаров: Мы едем домой, пользуясь навигатором, все наши передвижения отслеживаются. Мы перешагнули тот рубеж, когда научный прогресс заставляет подходить к вопросам идентификации людей, всё это неизбежно. Но вопрос в том, как это происходит и как это вводят. Сейчас ещё многое определяется интересами, баланс которых нарушен.

Артём Роговский: Есть дозвонившийся. Добрый вечер. Как вас зовут? Что вы хотели бы сказать по обсуждаемым сегодня вопросам?

Слушатель: Алло-алло. Меня зовут Александр. На мой взгляд, все эти рассуждения про то, какими должны быть технологии, — это не о том речь. QR-коды водят для того, чтобы заставить людей вакцинироваться. Вакцинировать любой ценой — вот и всё. Не хотите сами вакцинироваться, мы вас заставим. С этого и надо начинать. Остальное не по делу.

Артём Роговский: Спасибо, Александр. Геннадий Александрович?

Геннадий Шишебаров: Безусловно, это тоже те методы, которые имеют место быть. Власть на то и власть. Если она считает, что надо вакцинироваться, то решает проблемы дёшево и сердито. По-другому они не умеют.

Артём Роговский: Так что теперь делать? Люди продолжают умирать по 11-13 человек только в Новосибирской области каждый день.

Геннадий Шишебаров: Власти делают что могут.

Артём Роговский: Власть на то и власть, чтобы принимать решения. У нас есть запись интервью. Хотел вывести в прямой эфир депутата Госдумы от КПРФ Рената Сулейманова, но сегодня очень напряжённый день в плане законотворческой работы, поэтому прошу включить запись.

[Начало записи]

Артём Роговский: Ренат Исмаилович, добрый вечер. Скажите, какова позиция партии КПРФ в Госдуме по вопросу QR-кодов?

Ренат Сулейманов: Позиция фракции известна. Она была озвучена Геннадием Андреевичем Зюгановым и многими нашими депутатами. Геннадий Андреевич сказал, что эта инициатива по своим морально-этическим последствиям гораздо хуже пенсионной реформы и нарушает шесть статей конституции. Мы придерживаемся этой позиции. Мы не против вакцинации, мы против попыток заставить людей прививаться, нарушая при этом их конституционное право.

Артём Роговский: Ренат Исмаилович, но это же реакция властей на то, что заболеваемость росла всё последнее время. Какие альтернативы предлагает партия КПРФ?

Ренат Сулейманов: Альтернативы очень простые. На самом деле, задача вакцинации, которая стояла перед правительством, была провалена. Сегодня это практически официально признают, и это видно по цифрам. Были перебои с поставками вакцины и так далее. Сегодня людей нужно убеждать, а заставлять их нельзя. Об этом же, кстати, говорит президент. 

[Конец записи]

IMG_4511_tn.JPG
Геннадий Шишебаров и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Вот такой разговор у нас состоялся с депутатом Госдумы Ренатом Сулеймановым. Геннадий Александрович, думаю, тут вы не смолчите.

Геннадий Шишебаров: Я скажу вот что. В своё время, когда принимали конституцию в 1993 году, я, как и многие юристы, был в восхищении от этой конституции, поскольку в ней было закреплено положение о том, что Россия является правовым государством. В то время мы считали, что мы оказываемся в правовом государстве. А с годами я пришёл к пониманию того, что правовое государство — не состояние государства, а всего лишь способ регулирования общественных отношений в нём.

Так вот, проблема заключается в том, что мы утратили другие регуляторы. Мы утратили культуру, мораль, традиции, обычаи. Не имея прошлых регуляторов, прежде всего культуры, мы никогда не будем иметь ни эффективного права, ни эффективного правоприменения.

Я сейчас сюда ехал, и прозвучало, что закон о QR-кодах вернули на доработку, а сейчас уже приняли снова. Я думаю, что в ближайшее время законы примут и введут в действие в феврале 2022 года. Когда у меня спрашивают, законно ли что-то, я уже перестаю отвечать, потому что законы у нас меняются и пекутся как пирожки. То, что сегодня незаконно, завтра будет вполне законно.

Артём Роговский: Минздрав Новосибирской области оценил возможность проведения экскурсий для антиваксеров. Министерство здравоохранения готово рассмотреть идею проведения экскурсий в «красные зоны» ковидных больниц для противников вакцинации от коронавируса. Как вам такая идея, Геннадий Александрович?

Геннадий Шушебаров: Я думаю — что там «красные зоны»? Давайте сразу в морг! У нас дурость и тупость неискоренимы.

Артём Роговский: Кстати, минздрав региона отреагировал на письмо врачей 11 больниц, которые предложили антипрививочникам лично посетить ковидное отделение. Текст врачей адресован Геннадию Зюганову, Сергею Миронову, Петру Толстову, Сергею Кургиняну, актрисе Марии Шукшиной, певице Наталье Ветлицкой, Оскару Кучере, Константину Кинчену, Юрию Лозе.

Геннадий Шишебаров: Для меня такого рода письма абсолютно понятны. В отсутствие культуры люди такими способами начинают убеждать друг друга. Культура отношений, культура медицины, правовая культура — кругом с этим проблемы.

Деятелей культуры у нас больше, чем нужно, а носителей культуры нынче днём с огнём не сыщешь. Поэтому мы пишем друг другу вот такие письма и приглашаем в тюрьмы, морги. Ну что сделаешь? Вот такое у нас состояние общества сегодня.

Артём Роговский: Вам, человеку с таким большим жизненным и профессиональным опытом, не страшно, когда вы видите, кто сегодня кумиры у современной молодёжи — люди с татуировками на лице, с серёжками в ушах и так далее?

Геннадий Шишебаров: Знаете, я к происходящему начал относиться как к климату. Обижаться на климат бессмысленно. Он такой, какой есть. Его бессмысленно бояться. Я день рождения начал воспринимать как волю случая: повезло появиться на свет и узнать, что есть жизнь в её разных проявлениях. Когда думаешь такими категориями, ты живёшь. Если начинаешь поиск врагов — то это не жизнь.

Артём Роговский: Как тут не вспомнить, что свой день рождения я уже праздновал, предъявляя QR-код, как и все те немногочисленные гости, которые пришли ко мне на праздник. Это была программа «Вечерний разговор».

Я благодарю Геннадия Шишебарова, известного новосибирского адвоката, за сегодняшнюю беседу. Благодарю всех тех, кто нам звонил и слушал нас. До новых встреч на 101.4 FM!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё