Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: президент, Конституция и выборы-2020

Как изменится политический ландшафт страны и города после недавнего послания президента Владимира Путина? Можно ли избавить Новосибирск от статуса города-донора? И почему горожане перестают ходить на выборы? Об этом и многом другом рассказал 6 февраля гость программы «Вечерний разговор» — заместитель председателя горсовета Ренат Сулейманов — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
11:43, 10 Февраля 2020

Иван Конобеев: Добрый вечер, в студии Иван Конобеев. В эфире «Вечерний разговор». И мы говорим о глобальных изменениях политического ландшафта страны, и, кстати говоря, города тоже. И сегодня у нас в гостях заместитель председателя городского совета Новосибирска, депутат, политик со стажем Ренат Исмаилович Сулейманов. С 1990-х годов, насколько я понимаю, карьера у товарища Сулейманова развивалась. Ренат Исмаилович, здравствуйте!

Ренат Сулейманов: Добрый вечер, уважаемые новосибирцы!

Иван Конобеев: Главный документ государства — Конституцию — ожидают изменения. Об этом мы узнали все из послания президента, не так давно это состоялось. Основной закон, который определяет принципы власти, фиксирует права и свободы граждан, живущих в нашей стране.

И что касается прав и свобод, я так понимаю, не особо редактирование возникает. А вот что касается принципов власти — наверное, этого и коснутся изменения, которые закладываются в Конституцию.

И главный вопрос, с которого мы начнём, Ренат Исмаилович: судя по тому, что прозвучало в послании, страну ожидает перераспределение властных полномочий. Если сегодняшний президент по количеству полномочий — это супер-президент, то тот президент, который возникнет после изменения Конституции, это будет обычный президент, попробую так это назвать. А весь излишек власти, как говорят эксперты, разойдётся по другим властным институтам. Это так или нет?

NET_8458_tn.JPG
Ренат Сулейманов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Ренат Сулейманов: Это не совсем так. Прежде всего, стоит вспомнить историю принятия этой Конституции. В свое время Маркс говорил, что право — это возведение в закон воли господствующего класса. То же касается Конституции. Надо вспомнить, что Конституция 1993 года принималась после жёсткого властного кризиса, а именно противостояния между Верховным Советом РСФСР и президентом, после расстрела российского парламента из танков в декабре 1993 года. И была попытка компенсации этого кризиса за счёт того, что полномочия всех ветвей власти были значительно ослаблены, а президент, как вы совершенно правильно сказали, по этой Конституции обладал супер-полномочиями.

Это не касается первых двух глав — они закрепляют общедемократические принципы, права человека и гражданина. Но, тем не менее, эта Конституция в части прав граждан не всегда работала. Мы это все видели, допустим, на примере пенсионной реформы. В Конституции зафиксировано, что у нас социальное государство, в Конституции зафиксировано, что не могут высшие органы власти принимать решения, ухудшающие социальное положение граждан. И за эти почти 30 лет, как Конституция действует, мы видим, как эти декларированные права «соблюдаются».

Среди тех 22 поправок, которые были внесены президентом, там есть несколько мировоззренческих поправок, они касаются суверенитета страны, приоритета Конституции РФ над международным правом. Хотя предыдущая норма, поскольку она входит в две первых главы, сохраняется. Здесь ещё будут вопросы и толкования соответствия тех или иных норм действующей Конституции и тех поправок, которые на сегодня были внесены.

Иван Конобеев: То есть вы сказали, что Конституция 1993 года. А предыдущая Конституция — это какой год?

Ренат Сулейманов: Если брать Конституцию РСФСР, то это 1978 год. То есть в 1977 году была принята Конституция СССР, а потом была принята Конституция РСФСР. Правда, в 1990-91 годы в неё вносились поправки. На самом деле, там полномочия законодательных органов власти были очень широкими, и это стало тем фактором, в результате которого началась борьба между законодательной и исполнительной властью.

И факт ещё, что исполнительная власть эту борьбу выиграла, потому что Верховный совет РСФСР под руководством Хасбулатова практически шаг за шагом, пользуясь возможностями законодательной власти, по сути, загнал тогдашнего президента Ельцина в угол, в результате чего случился этот конфликт.

А, по сути, Ельцин произвёл государственный переворот, и таким образом был разработан новый проект Конституции, который вынесли на голосование. И в декабре одновременно с выборами в Госдуму была принята эта Конституция. Кстати, не на всех территориях субъектов она набрала даже более 50%. Возникали вопросы о её легитимности, но, тем не менее, эта та Конституция, по которой сегодня живёт Российская Федерация.

Что касается поправок, ещё раз возвращаясь к поправкам, их условно можно разбить на три смысловые части. Первая касается закрепления суверенитета. Считаю, что это можно оценить положительно — это верховенство российских законов над международными договорами, это попытка национализации элиты. То есть лица, замещающие высшие государственные должности, не должны иметь иностранного гражданства и вида на жительство. 

Далее есть несколько социальных поправок, но они носят, скорее, ритуальный, косметический характер — в частности, туда записана индексация пенсии. Но, допустим, пенсионного возраста, чего многие ожидали, а именно отмены реформы, которая обществом так и не принята, там на сегодняшний день нет. А также из поправок — соответствие минимального размера оплаты труда прожиточному минимуму.

И третий блок касается полномочий высших органов государственной власти РФ. Для всех очевидно, что основная задача этих поправок — это обеспечение преемственности власти, то есть распределения полномочий после 2024 года, когда закончатся полномочия президента.

И что мы видим? Из наиболее существенных поправок там появляется государственный совет. Он на сегодня существует, но он не конституционный орган. Причём государственный совет с полномочиями, которыми сегодня обладает только президент. То есть госсовет должен определять основные направления внутренней и внешней политики РФ — это то, что сегодня относится к компетенциям президента. Ну и основные направления социально-экономического развития РФ. Дальнейшей расшифровки не даётся, отсылка на федеральный конституционный закон.

Часть полномочий президента передаётся некоторым высшим органам государственной власти, часть — Совету Федерации, допустим, утверждение прокуроров субъектов, утверждение министров силового блока. Кстати говоря, министры эти подчиняются де-юре непосредственно президенту — этот порядок существовал, но он не был закреплён в Конституции.

Часть полномочий — Государственной Думе в части утверждения министров. Правда, этих министров президент в любой момент может уволить. Часть полномочий передаётся конституционному суду, который значительно сокращается по составу. Но вместе с тем, допустим, если раньше у Госдумы и Совета Федерации была возможность преодолеть вето президента на какие-то законы, то сегодня эта возможность в Конституции видоизменена. То есть если раньше президент был обязан подписать, то теперь он может обратиться в конституционный суд с проверкой конституционности тех или иных законов, которые приняты даже квалифицированным большинством законодательной ветви власти.

NET_8397_tn.JPG
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: То есть в этой части Госдума не получила больших полномочий?

Ренат Сулейманов: Она не могла утверждать министров, она могла согласовывать, но в чём разница согласования от утверждения? Это такие процедурные нюансы. Плюс даётся возможность согласовывать министров не силового блока. Силовой блок согласуется Советом Федерации. Вот это единственное дополнительное полномочие, которое получила Государственная Дума.

Таким образом, в Конституции закрепляется новый орган — Государственный совет, который берёт на себя часть нынешних функций президента — определять стратегию развития страны. Ну и то, что ослабляются полномочия президента, не видно из этих поправок. Просто часть полномочий передаётся другим органам власти, но от этого сама конструкция президентской республики остается закреплённой в Конституции. Это то, что мы видим в одной поправке, которую представил президент.

Здесь вызывает дискуссию в обществе стремительность принятия этой поправки. Потому что если мы говорим о достаточно значительных изменениях в структуре высших органов государственной власти, в объёме их полномочий, значит, это заслуживает какого-то широкого обсуждения в обществе. А Госдума, по-моему, в первом чтении приняла это на второй или третий день после внесения этих поправок.

Потом их направили в субъекты для ознакомления, и 2/3 законодательных органов субъектов должны их поддержать. Поэтому — стремительная процедура принятия, а дальше возникает вопрос по тому, в какой форме и как это будет вынесено на голосование?

Иван Конобеев: И возникает вопрос о том, кто их обсуждает. Насколько известно, есть некий орган, которому поручено этими поправками позаниматься. Там замечательные люди — все сферы и отрасли государства там представлены. Этот орган уже закончил свою работу?

Ренат Сулейманов: Насколько я знаю, он работает. Вообще говоря, принятие изменений в Конституцию зафиксировано в ней же. Это конституционное собрание, закона о котором на сегодняшний день нет, и это вынесение этих изменений на всенародный референдум. Но на сегодня эти поправки пойдут каким-то другим путём, который ещё в законодательстве не описан.

Иван Конобеев: То есть можно провести параллели с принятием той Конституции 1993 года?

Ренат Сулейманов: Да, говорится о том, что будет некоторое народное голосование вне рамок существующего закона о референдуме, в котором все процедуры расписаны. А будет некая процедура, не знаю, кто её утвердит — то ли указом президента, то ли законом. Вы совершенно правильно сказали, что в 1993 году был указ президента, который эту процедуру установил, и тогда тоже было народное голосование. Поскольку высший законодательный орган был распущен и некому было принимать эти решения, и они этими указами президента оформлялись.

Но сегодня, так или иначе, поскольку поправки в Конституцию — вещь очень значимая, началась общественная дискуссия. Мы видим, как различные политические силы и общество, включая патриарха, включились в обсуждение, стали предлагать свои поправки, поскольку, безусловно, Конституция несовершенна. Много проблем, которые, как люди считают, должны быть там отражены.

В частности, коммунистическая партия РФ предложила 12 поправок на рассмотрение, включая национализацию недр; поправку, предлагающую закрепление пенсионного возраста — 60 и 55 лет; поправку, устанавливающую норматив оплаты за услуги ЖКХ не более 10% от доходов семьи.

Есть поправки, связанные с контрольными функциями той же Госдумы и Совета Федерации — функция контроля должна быть зафиксирована в Конституции: парламентские расследования, парламентский запрос. Кроме того, предлагается выборность Совета Федерации, выборность мировых и районных судей — та практика, которая существовала в Советском Союзе — и много других поправок.

И многие другие предлагали свои поправки. Патриарх предлагал бога закрепить в Конституции и так далее. Посмотрим, как поступят с этими поправками. Президент сказал, что у нас там было несколько изменений в Конституцию, и вся эта процедура укладывалась в районе 3-4 месяцев. Но, во-первых, не было таких существенных изменений, а во-вторых, всё-таки поправки в Конституцию — это существенная вещь, которую общество должно обсудить, понять, что за этим последует, поскольку это касается всех и каждого.

Иван Конобеев: Одно из предложений, которое прозвучало в том самом послании президента, из-за которого все эти движения по Конституции и пошли, это предложение о том, чтобы муниципальный уровень власти был встроен в государственную вертикаль власти. Что имеется в виду? Сегодня муниципальный уровень вообще оторван от государства?

Ренат Сулейманов: По положениям Конституции, которые сегодня в первой и второй главе, которые нельзя по нынешней процедуре изменить, да, местное самоуправление отделено от государства. Такова норма.

NET_8470_tn.JPG
Ренат Сулейманов и Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: А в чём это выражается, если сравнивать с советской Конституцией?

Ренат Сулейманов: Советская Конституция не была отделена от государства. То есть Советы представляли собой единую систему государственного управления. Но сегодня по европейским хартиям — есть европейская хартия местного самоуправления, которая была инкорпорирована в Конституцию РФ. 

В Европе местное самоуправление считается независимым от государства — это как бы самоорганизация граждан для решения местных проблем и местных задач, но, тем не менее, поправка там есть, связанная с тем, что местное самоуправление входит в единую систему публичной власти.

Как она будет состыковываться и согласовываться с той статьей, которая не меняется, — большой вопрос. И, кстати говоря, для нас, для города Новосибирска, роль местного самоуправления важна, потому что мы были свидетелями на протяжении всех последних лет, как местное самоуправление последовательно утрачивало свои полномочия.

У нас забирали полномочия, связанные с медициной, с охраной общественного порядка, регулированием тарифов на ЖКУ и так далее. И всё это сосредотачивалось на уровне субъекта Федерации. Вместе с этими изменениями в том числе изымалась часть доходов, которая была закреплена за органами местного самоуправления. Об этом тоже говорилось на последнем совете по местному самоуправлению. Не знаю, как это выразится в законодательстве.

Но на сегодняшний день совершенно понятно, что город Новосибирск является городом-донором, то есть городом, где собирается 80% налогового потенциала региона. Но в нашем бюджете, в собственных доходах, оставалось только 12%. Но сейчас чуть больше.

И, соответственно, система, при которой решение о том, будет в Новосибирске, допустим, не то что дополнительная станция метро или ледовый дворец, а решение о том, сколько будет детских садов или школ, должно приниматься на федеральном уровне через национальные проекты.

Сегодня те достижения Новосибирска, по сути лишённого бюджета развития, о которых мы говорим, например, в развитии социальной инфраструктуры, происходят в основе своей за счёт поддержки именно федерального бюджета.

За счёт того, что у нас забрали в Москву почти 90% ресурсов, потом их перераспределили, нам какую-то часть из них вернули и говорят: ну да, вы можете построить десять детских садов и три школы, а 11-й детский сад — на него надо дополнительно получить средства по национальному проекту или, в крайнем случае, по проекту субъекта Федерации.

Для такого города, считаю, такие межбюджетные отношения не годятся, тем более, что город, который формирует основную часть доходов, должен иметь возможность развиваться.

Не секрет, мы видим, что происходит, допустим, в Москве, сколько там строится станций метро в год, сколько миллиардов рублей тратится на новогоднюю иллюминацию или на проведение новогодних мероприятий в городе Москве — а это стоимость, допустим, ледового дворца. Чуть подороже, но тем не менее. Это очень существенные средства.

Понятно, что Москва — столица нашей Родины, но когда 80% финансовых ресурсов сосредотачивается там, а третий город страны, коим является Новосибирск, не может самостоятельно принять решение о строительстве школы или детского сада — это ненормально, это перевёрнутая система.

Иван Конобеев: И в новой системе как будет выглядеть? То есть нам оставят не 12% от доходов налоговых, а, например, 22%?

Ренат Сулейманов: На самом деле, возможности полномочий по развитию города должны быть переданы на места. 

В бюджетном кодексе было закреплено распределение 50 на 50, то есть 50% доходов — территории, 50% — в федеральный центр. Но мы понимаем, что есть федеральные проблемы, что есть федеральные полномочия — армия, безопасность, оборона страны и так далее, но пирамида должна быть возвращена в исходное положение.

Иван Конобеев: Продолжаем разговор об изменениях в основные законы и документы. У нас в Новосибирске в ближайшее время, видимо, будут внесены изменения в устав. Устав города Новосибирска — то же самое, что Конституция для страны. Основной документ. И в этот устав предлагаются некие изменения от гражданки, не помню имени, которая предложила выбирать городской Совет на основе мажоритарной системы, то есть без партийных списков. Буквально сегодня это новшество обсуждали на комиссии по местному самоуправлению. Можно на понимание, что это?

Ренат Сулейманов: Накануне выборов в городской Совет, которые должны состояться 13 сентября этого года, снова кардинально меняются правила игры. Нынешний созыв городского Совета был сформирован с учётом того, что из 50 депутатов 40 избирались по одномандатным округам и 10 — по партийным спискам.

То есть это так называемая смешанная избирательная система, которая позволяла, с одной стороны, представлять интересы территорий, конкретных избирательных округов. А вторая часть формировалась по партийным спискам, причём часть незначительная, которая представляла политические интересы. И сегодня в составе этих десяти депутатов представлено четыре федеральные парламентские партии — «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия».

Эта смешанная система существует у нас сегодня на уровне Государственной Думы, и, похоже, она останется. Смешанная система существует у нас на выборах в Законодательное собрание, и она, похоже, останется. А городской Совет решили подрихтовать, решили списки отменить, а депутатов выбирать по одномандатным округам.

Та или иная система выборов — тема обсуждаемая, но когда эти решения принимаются в очередной раз, исходя из политической конъюнктуры... Почему вводились списки в прошлом созыве? Потому что тогда кто-то в высоких московских кабинетах посчитал, что позиции «Единой России» сильны и за президентскую партию голосуют много избирателей. И поэтому партийные списки повсеместно внедрялись, в том числе и в органах местного самоуправления. Кстати говоря, и предыдущая Дума избиралась полностью по партийным спискам.

NET_8396_tn.JPG
Ренат Сулейманов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Обсуждения были очень бурные. На публичных слушаниях выступали рядовые новосибирцы, общественники и говорили о списках — неужели это для людей важно?

Ренат Сулейманов: Для людей это важно. Ещё раз подчеркну, что меняется избирательная система в интересах одной политической силы, будь даже она партия власти — в данном случае в интересах «Единой России», и пытаются создать общие правила, используя своё подавляющее присутствие в тех или иных органах власти, в свою пользу.

Это несправедливо, недемократично, это ущемляет интересы всех других избирателей. У нас сейчас много политических партий, много политических платформ, а сейчас наши коллеги говорят, что «Единая Россия» утрачивает свои позиции в результате тех реформ, которые проводились последние годы, включая пенсионную реформу, мусорную реформу, повышение НДС, и всех этих непопулярных решений, которые принимались правительством во главе с лидером этой партии, которого президент отправил в отставку, во главе с Дмитрием Анатольевичем Медведевым.

И эти решения значительно понизили рейтинг партии власти. А для того чтобы сохранить своё присутствие и представительство, несмотря на то, что многие люди разочаровались в этих решениях и в той партии, которая проводила эти решения в жизнь, надо подкорректировать правила игры, надо их изменить сегодня для того, чтобы сохранить это представительство.

Наверное, это не совсем правильно. Поскольку я представляю КПРФ, в данном случае мы выступали против этого решения. Кроме того, понятно, что мажоритарная система выборов, когда избираются депутаты только по одномандатным округам, соответственно, ослабляет политическое влияние партий.

Как известно, партии — это политический инструмент граждан, которые в них объединяются для того, чтобы эти интересы были представлены, чтобы влиять на социальную политику, на решение тех или иных вопросов. Поэтому в этой части, безусловно, политическая система ослабляется, представительство тех или иных политических взглядов нивелируется. 

Мы считаем, что это неправильно, потому что сегодня ради сохранения монополии на власть одной политической силы — попытка внести очередные изменения в выборное законодательство. Но мы посмотрим, 12 числа будет сессия Горсовета, которая будет рассматривать этот вопрос.

Но все другие политические партии, кроме «Единой России», сказали «нет», высказались, в том числе публично, что они не заинтересованы в этом. В этом не заинтересованы и несистемные партии, которые лишаются возможности представительства в законодательном органе. Сегодня такой тренд — на департизацию политической системы, политические партии должны быть ослаблены, потому что они создают проблемы.

Иван Конобеев: А почему то же самое не происходит, например, в Законодательном собрании? Они же могут принять такое же решение?

Ренат Сулейманов: Они могут принять такое решение, но на сегодняшний день Законодательное собрание отстояло свой суверенитет, и депутаты не хотят менять там свои округа, отменять партийные списки, сокращать их, и статус-кво там сохраняется.

Иван Конобеев: Видимо, ещё и за счет того, что в районах избираются, там проще обеспечить... 

Ренат Сулейманов: Да, там проще партии власти сохранять своё преимущество, поскольку у нас рассерженные горожане. То есть города считаются центрами различных протестов, в городах живут более независимые люди. Но это, кстати, не спасает. Я сегодня об этом говорил на заседании комиссии, где обсуждался этот вопрос. Посмотрите результаты голосования в Мосгордуму, там тоже мажоритарная система, но она не спасла правящую партию от существенного сокращения числа мандатов.

Нужно думать не об изменении правил игры, нужно думать об изменении политики, которая проводится этой партией и её представителями во власти, начиная с правительства и заканчивая местными органами власти, чтобы эта политика была направлена на интересы большинства населения, и тогда, наверное, население эту политическую силу будет поддерживать. Я думаю, надо таким способом идти, а не изменением системы — когда нам выгодно, мы вводим партийные списки, а когда невыгодно, то их отменяем. То есть избирательная система должна быть стабильной, иначе говорить о какой-то стабильной политической системе не приходится. Это объект постоянных манипуляций.

Иван Конобеев: Выборы в Горсовет 13 сентября. А выборы в Госдуму? Есть шанс, что их перенесут на какой-то более ранний срок?

Ренат Сулейманов: Мне сложно об этом говорить. Сейчас эта тема вброшена, что возможны досрочные выборы, что вокруг этого идёт определённая политическая борьба. Одни считают, что это нужно делать досрочно, другие считают, что нужно сохранить эту Государственную Думу, тем более, что полномочий у неё осталось фактически на полтора года. 

Но любые досрочные выборы — это попытка как-то изменить правила игры и встряхнуть существующую политическую систему. Или получить дополнительные преимущества за счёт такой внезапной внеочередной политической кампании. Кто-то готов лучше, у кого-то есть больше ресурсов и возможностей, чтобы повлиять на расстановку политических сил, на их влияние, вес, на количество мандатов. Но это прерогатива высших органов государственной власти, мы можем высказывать только своё мнение.

Но я считаю, что любые изменения, которые так спонтанно возникают, они не идут на пользу обществу, на пользу нашей политической системе, её стабильности. И в конечном итоге не идут на пользу нормальному самочувствию граждан. Мы в эпоху перемен жили уже достаточно, когда самые неожиданные политические решения происходили в стране — ничего хорошего это стране не дало.

Иван Конобеев: Кстати, по социологии, интерес к выборам у людей, граждан России, падает с каждым годом. И какой-то пример был в прошлом избирательном цикле, когда 11% граждан пришли на выборы в одном из сибирских городов — это просто ужас какой-то. Эта система изменения Конституции, как вы считаете, повлечёт за собой интерес к политике у населения в хорошем смысле или нет?

Ренат Сулейманов: Я думаю, что нет. Изменения эти касаются достаточно далеких вещей для людей, то есть если поменялись условия их жизни — тогда другое дело.

Абсентеизм — есть такой термин — это неучастие в выборах, и мы наблюдали это и на наших последних выборах. То есть когда в городе Новосибирске голосуют 20% избирателей — это ненормально. Это значит, что людей не устраивают эти постоянные попытки определённых политических сил сохраниться у власти, не считаясь с мнением людей.

Это ведёт в том числе к тому, что народ не идёт на выборы. Я думаю, что людям нужно ходить на выборы обязательно, и выражать своё мнение, влиять на политику, политическую систему, выражать свое видение будущего страны, региона, города и избирательного округа.

Иван Конобеев: Спасибо, Ренат Исмаилович, за разговор. Всего доброго!

Ренат Сулейманов: До свидания!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Будьте здоровы: 2ГИС запустил сервис поиска лекарств по городу

Как показал себя «Бионорд» в Новосибирске этой зимой

Как выглядят семь самых дорогих арендных квартир Новосибирска

Новосибирцев призвали жаловаться на начальников в нерабочую неделю

Спасатели вытащили рыжего кота из мойки в Новосибирске

Стремительный нагрев воздуха произойдёт в Новосибирске

Брать пример с ежа Коржика советуют новосибирцам

Ушедшее на карантин новосибирское пёсокафе просит горожан о помощи

Самые красивые утки в Новосибирском зоопарке вывели 17 птенцов

Банки предоставят пострадавшим от коронавируса «каникулы» по кредитам

Конференция в честь 75-летия Победы пройдёт в заочном формате

Показать ещё