Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: портрет кандидата, война штабов и картошка вместо выборов

Как изменились выборные технологии за последние годы? Нужно ли снимать агитационные баннеры с балконов в день тишины? Увеличат ли явку трёхдневные выборы? Об этом и многом другом рассказала 10 сентября гостья программы «Вечерний разговор» — директор института политики и технологий Татьяна Косачёва — на радио «Городская волна» (101.4 FM).

Артём Роговский
Артём Роговский
00:58, 13 Сентября 2020

Артём Роговский: «Вечерний разговор» с Артёмом Роговским в прямом эфире радио «Городская волна» на частоте 101.4 FM. Всем добрый вечер! 

«Избирательная кампания 2020 года в Новосибирской области стала самой грязной за последние десять лет» — текст с таким подзаголовком выпустили авторитетный политический сайт «Тайга.инфо» и один из моих любимых авторов Ярослав Власов. Он аргументирует это тем, что участники пережили больше десятка нападений неизвестных и вполне известных людей. 

Напоминаю, что в течение трёх дней, начиная с завтрашнего (11 сентября), у нас будет идти голосование в горсовет и заксобрание Новосибирской области. А для начала представлю гостью, с которой мы сегодня будем обсуждать все эти безобразия и не только. Сегодня у нас в гостях директор института политики и технологий Татьяна Косачёва. Добрый вечер!

Татьяна Косачёва: Артём, здравствуйте! Я хотела бы сразу же с вами поспорить. Вот вы объявили тему сегодняшней нашей встречи — что в Новосибирске это, пожалуй, «одна из самых грязных кампаний». Не соглашусь с вами. Причём это мнение экспертное, оно основано на наблюдении нескольких избирательных кампаний.

Есть обычная практика, когда к концу избирательной кампании, примерно за десять дней до её завершения, количество всех выпадов конкурентов увеличивается. Собственно, то же самое мы наблюдаем сейчас. Мы наблюдаем, что срывают листовки и прочее — всё то же самое. Теряется оригинальность подхода. Как были разработаны и опробованы «чёрные технологии» ещё в 90-х годах, так они и остались. Ну что — прийти и какую-то вонючую банку разбить?

IMG_0975.JPG
Татьяна Косачёва. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Да ничего нового — и, собственно, каждый год у нас что только не делают!

Если мы берём южные регионы, там разбивают банки с валерьянкой, если берём сибирские регионы, где холодно, — там разбивают банки с дурно пахнущей жидкостью. В общем, ничего экстраординарного.

Знаете, есть очень важный момент, на который я бы хотела обратить внимание радиослушателей, — какой эффект от этого будет. То есть когда провокатор замысливает какую-то злобную вещь, допустим, насолить своему конкуренту, то он думает не только о том, какой результат это принесёт и кинутся ли избиратели голосовать против этого человека. Как правило, нет. Все эти истории называются «войной штабов», когда один из них передаёт «привет» другому. На этом всё заканчивается. Как правило, когда начинаются все эти «чёрные технологии», избиратели уже определились с выбором.

Артём Роговский: Так что, по вашей версии, кампания не самая грязная? Мне есть с чем сравнивать. Я не всегда был чиновником, как сейчас. В 2010 и 2015 годах я возглавлял штабы разных кандидатов. Поделюсь личными наблюдениями. 

2010 год запомнился постоянными появлениями пьяных провокаторов — разумеется, от штаба конкурентов. Ну, это понятно, к этому уже привыкли. Избирательная кампания 2015 года завершилась для меня отъездом с избирательного участка в наручниках. Вы только вдумайтесь! Как я предполагаю (будем аккуратны юридически), это случилось по наводке противоборствующего штаба. Была совершенно дикая ситуация, люди могут её загуглить. 

Вы тогда были журналисткой, сейчас занимаетесь политологией, а ваши на тот момент коллеги очень сильно помогли. Даже меня, вроде бы человека бывалого, удивляет размах грязи в этой избирательной кампании.

Татьяна Косачёва: Артём, если мы поделим количество наших различных случаев, которые были с кандидатами, на количество кандидатов, то их будет не так много. Давайте обратим внимание на другие регионы, ведь мы живём не в информационном вакууме. Возьмём, к примеру, Челябинск, Иркутск или соседний Томск. Там всё то же самое.

Можно говорить о том, что они лжецы и нехорошие люди, но давайте немного изменим тему и посмотрим под другим ракурсом: а изменились ли кандидаты? 

Изменились ли те люди, которые баллотируются? По сути, состав-то у нас сейчас будет новый, а люди какие пришли — новые или старые? Я сейчас говорю не про какие-то конкретные политические силы, а про образы.

Артём Роговский: О портрете среднестатистического кандидата. Каков он?

Татьяна Косачёва: Знаете, он не изменился. Абсолютно тот же самый набор образов: хозяйственник, мать, отец. Единственное, чего нет, — образа чудотворца, который раньше говорил: «Приду, беду руками разведу». Среди политологов есть такой условный набор образов, под которые некоторые кандидаты могут подгонять снимки или проводить в определённом формате выступления. Объясню про чудотворца. Например, у нас есть один очень хороший кандидат, он сейчас стал губернатором в Астраханской области. 

Он прошёл несколько этапов становления и формирования образов, а в конце действительно был чудотворцем. По сути, он пришёл в тот регион, где не работал очень крупный судостроительный завод «Красные Баррикады». Он сделал так, чтобы этот завод запустился и заработал. Тот момент, когда ты с мёртвой точки сдвигаешь какое-то дело. У нас такого нет. Отчасти потому, что избирательное законодательство очень сильно бьёт по рукам кандидатов, говоря о том, что это подкуп. За него у нас, как известно, снимают.

IMG_1836_1.jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Не всех.

Татьяна Косачёва: Большинство. Снимают за доказанную версию подкупа, но её сложно доказать. Знаете, почему не всех снимают? Потому что в рамках судебного разбирательства юристу и кандидату нужно объяснить, что действительно факт подкупа случился. 

А каким образом? Нужно зафиксировать одну точку, в которой у избирателя было мнение, что он не хотел голосовать за этого кандидата. Потом происходят некие метаморфозы с участием определённых денег, обещаний и ещё каких-то прочих элементов. После этих метаморфоз в конечной точке «Х» избиратель говорит, что он передумал, что этот кандидат классный, и идёт голосовать за него. Тогда это считается завершённым моментом. Именно поэтому вариант с подкупом тяжело доказать.

Артём Роговский: Действительно, как это доказать? Кто будет влезать в голову среднестатистическому избирателю и во всём этом разбираться?

Татьяна Косачёва: Мало записать, что кандидат передал кому-то деньги, чтобы за него проголосовали. Нужно ещё это зафиксировать.

Возвращаясь к образам кандидатов, хочется отметить, что они как были, так и есть. Приходят новые партии, относительно новые люди, но они используют всё те же старые технологии. По сути, новых заявлений не звучит.

Артём Роговский: То есть портрет кандидата не изменился за пять лет?

Татьяна Косачёва: Не изменился.

Артём Роговский: Какой это кандидат? Сколько ему лет? Чего он хочет? Сколько у него денег? Какое благосостояние?

Татьяна Косачёва: Здесь сложно ответить на этот вопрос, но усреднённый кандидат — это мужчина в возрасте от 30 до 40 лет. Есть ещё одна категория — от 40 до 50 лет. 

То есть это те люди, которые уже активно участвовали в политической жизни региона и Новосибирска. Они уже идут не на первый срок. У них есть собственный доход, бизнес, что не запрещено избирательным законодательством, поскольку большинство из них работают на непостоянной основе в органах представительной или законодательной власти. 

То есть это обычные люди с высшим образованием. Если я не права, поправьте меня. Большинство кандидатов являются действующими депутатами. 

Артём Роговский: Ещё есть такая новость: «Неизвестные распространяют фейки от имени избиркома для запугивания избирателей». В интернете опубликовали поддельное заявление от имени новосибирского избиркома. В нём говорилось, что на избирательных участках будут дежурить сотрудники ГИБДД, районных военных комиссариатов, федеральная служба судебных приставов. 

В фальшивке утверждалось, что на участке можно будет проверить и оплатить задолженности по штрафам за нарушение ПДД; убедиться в отсутствии просроченных задолженностей по кредитам, судебным решениям, алиментам; лица призывного возраста смогут записаться на прохождение медицинской комиссии в удобное для них время. Ну, разве что анализы на коронавирус не сдашь на избирательном участке.

Материал появился в одном из городских сообществ в соцсети «ВКонтакте». Под документом стоит подпись председателя горизбиркома Тамары Краткой. Глава областной избирательной комиссии Ольга Благо опровергла эту информацию. Она сказала, что считает такие вещи недопустимыми, это распространение ложной информации. С таким кейсом вы уже сталкивались?

IMG_1044.JPG
Татьяна Косачёва и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Татьяна Косачёва: На самом деле, те люди, которые внимательно относятся к документам из соцсетей и которые читают не только новость, но и подводку к ней, могли обратить внимание на несколько опечаток в том тексте. Я сама его читала. Понятно, что если бы такой документ действительно существовал, опечаток там бы не было. 

Артём, вы же как человек опытный и как человек, который прекрасно разбирается в политических процессах, можете предположить, для чего всё это было сделано? Как вы считаете, для чего распространяется такая информация?

Артём Роговский: Если пользователи чуть старше 18 лет прочитают такую информацию, особенно когда речь идёт о военной службе, то они не пойдут на участки. Скорее всего, они бы и так не пошли туда, потому что, по моим наблюдениям, в последние годы молодёжь не ходит на выборы. Да, у них что-то меняется в голове. 

Однажды я оказался за столом с ребятами 1999 и 2000-х годов рождения. Вместе играли в футбол. Меня поразили их некоторые суждения. Они-то в 90-е не жили, их взгляд на жизнь несколько иной.

Татьяна Косачёва: Он немного более «лайтовый».

Артём Роговский: Да-да. Для них всегда был только один руководитель страны и так далее. Пойдут ли они на эти конкретные выборы? Понимают ли они, для чего эти выборы, для чего нужны депутаты, что они делают?

Татьяна Косачёва: Как раз грамотность жителя-избирателя становится выше. По крайней мере, избиратели перестали просить от депутатов городского уровня наведения мостов и разведения туч руками. Это мы видим по наказам, которые собирают кандидаты. Жители прекрасно понимают, чем отличается городской депутат от областного, у которого статус именно депутата заксобрания.

Есть ещё один важный момент. Если мы берём по категориям, которые не голосуют, от 18 до 30 лет — это та категория избирателей, которую очень сложно вывести на выборы. Чтобы с ней работать, нужно начинать кампанию больше чем за полгода. С ними нужно всё прорабатывать. Опять же, если мы берём людей в возрасте от 18 лет, то они скорее выберут какие-то свои дела вместо выборов. Даже если их поманить тусовками, своими задачами и делами, они также не придут. 

Кстати, есть замеры, что явка будет такая же, как на выборах губернатора, или чуть пониже. Есть определённая категория людей, которые ходят на выборы. Их чуть больше 20%.

Артём Роговский: То есть как специалист вы ожидаете явку чуть выше 20%?

Татьяна Косачёва: Да.

Артём Роговский: Всего лишь?

Татьяна Косачёва: Да. Может быть, и 25%, но это край.

Артём Роговский: Ещё одна новость. «Студентам Новосибирского госуниверситета предложили по 500 рублей за голос на выборах депутата заксобрания области. Имя кандидата не раскрывается, но известно, что он баллотируется в Советском районе города. На предложение откликнулись более 40 человек».

IMG_1007.JPG
Татьяна Косачёва и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Одно из интернет-сообществ, не будем называть какое, опубликовало пост студента четвёртого курса экономического факультета НГУ Дмитрия. Он предложил подписчикам 500 рублей за отзыв, пообещав уточнить все детали в личной переписке. Схема такая: с 11 по 13 сентября сходить на выборы, проголосовать — и за это получить 500 рублей. «Если кому нужны деньги, то подтягивайтесь. Чем больше народу, тем лучше».

Татьяна Косачёва: Какой прекрасный лозунг человека-мецената! Это была шутка. Прокомментирую новость: тоже ничего нового. Деньги предлагают не впервые. 

Единственное, очень важный момент, что, как только ловят человека, который предлагает деньги, тут уже подключаются сотрудники полиции, потому что это явное нарушение. Здесь же была переписка в соцсетях. Анонимная переписка от каких-то анонимных людей.

Артём Роговский: «За кого голосовать, скажу ближе к делу», — пояснил всё тот же Дмитрий.

Татьяна Косачёва: Это похоже на очередную провокацию. В Советском районе, кстати, в этой избирательной кампании было много инфоповодов, в том числе скандальных, но это скорее зависит от накала борьбы. Там есть кандидаты, равные друг другу. Они действительно сталкиваются — и сталкиваются их интересы.

Артём Роговский: Пять лет назад я не помню такого количества провокаций. Может быть, информационные технологии продвинулись вперёд?

Татьяна Косачёва: Это тоже. У людей появляются смартфоны, большое количество новостей. Эти новости можно репостить и прекрасно рассылать по WhatsApp, у всех есть чаты. Конечно же, чем больше инструментов, с помощью которых можно передать сообщения, тем больше этих сообщений. 

IMG_1076.JPG
Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: К чему, на ваш взгляд, приведёт трёхдневное голосование? Явка будет больше? Меньше?

Татьяна Косачёва: Нет, явки больше не будет, потому что есть различные социологические замеры. Общаемся с лидерами общественного мнения. Так вот, посмотрите, какую хорошую погоду обещают с пятницы по воскресенье. Большинство людей поедут за город. Те, кто не докопал картошку в прошлые выходные, поедут копать. Те, кто докопал, поедут радоваться шашлыкам. 

Это плохо. Где же гражданская позиция человека? 

А потом он выходит, бьёт себя в грудь и говорит: слушайте, да власть у нас какая-то не такая. А ведь у тебя была возможность, был выбор, ты им не воспользовался. 

Артём Роговский: Люди, которые обсуждают на кухнях, как всё плохо, но при этом не приходившие ни на одни выборы, имеют ли они право говорить публично о том, что всё плохо? Наверное, нет.

Татьяна Косачёва: Артём, а вы сами пойдёте голосовать?

Артём Роговский: Я-то, естественно, пойду. У меня был только один случай, когда я не проголосовал. Это были выборы губернатора 2014 года, к которым я не успел прописаться. Для меня там всё было понятно и так, но это, конечно, меня не оправдывает. В остальных случаях я всегда хожу на выборы и привожу туда всю семью. 

Давайте перейдём к лозунгам.

Татьяна Косачёва: Постараемся не указывать конкретные политические силы. Лозунги можно поделить на несколько категорий: от локальных (местных) — условно: нам нужен какой-то сквер, двор или ещё что-то — до лозунгов «в пустоту» наподобие: «Они не мы, мы не они!».

Если наши слушатели активно ездят по улицам Новосибирска, смотрят на билборды, то, наверное, они уже устали от того количества баннеров, которое сейчас есть. Это немого давит. Сейчас мы видим третью мобилизационную волну, а их, как правило, всего три. В этой третьей волне мы увидели фотографии ведущих политиков, которые представляют каждую партию. Позиция в них такая: голосуй за этих кандидатов, будет тебе счастье.

Большинство лозунгов старые. Они уже были в том или ином формате в других регионах. Если вы меня позовёте после избирательной кампании, мы уже можем поговорить предметно. Напрашиваюсь к вам в гости!

Сейчас мы можем сказать, что есть, пожалуй, только одна политическая сила, которая придумала проект и действительно с этим проектом шла в течение всей избирательной кампании. У неё прослеживается какая-то логика. У большинства она какая-то хаотичная либо традиционализм, которого придерживаются лидеры избирательных гонок. То есть выглядит это примерно так: ведущие политики региона, их фотографии и какой-то лозунг.

IMG_1028.JPG
Татьяна Косачёва. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Появились новые партии. Там встречаются неизвестные люди, по крайней мере, мне. 

Татьяна Косачёва: Да, у нас есть две новые партии. Естественно, там появились неизвестные люди, потому что привести под новые проекты людей, которые уже имеют определённый бэкграунд, —это риск. 

Может быть, я сейчас скажу удивительную вещь, но найти фронтменов в новую политическую партию тоже довольно сложно. Есть определённый ряд критериев, которым политик должен соответствовать. Из-за того, что у нас кризис и в принципе политиков очень мало, появляются новые конкурсы «Лидеры России», где выбирают новых политиков и тех, кто в том числе будет участвовать в выборах. Эти проекты помогают находить новые лица, новых управленцев.

Возвращаемся к партиям. Действительно, кого смогли собрать, того и насобирали. Те люди, которые уже являются лидерами мнений, они так или иначе включены в действующую политическую систему. По сути, они либо уже за тех, либо за этих. Это к вопросу о том, почему появились одни сплошные ноунеймы.

IMG_1136.JPG
Татьяна Косачёва. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Из 50 депутатов городского совета пять — на зарплате. На ваш взгляд, должен ли получать заработную плату полный состав депутатского корпуса, или нужно оставить всё как есть? 

Татьяна Косачёва: Тут вопрос в том, какое количество времени занимает депутатская работа. Если ты работаешь в комиссиях, и депутатская работа занимает всё время, то тебе же нужно на что-то жить и на что-то содержать семью. Как правило, большинство из депутатского корпуса — мужчины. Они же не могут быть на довольствии своей жены. 

Мне кажется, что тот баланс, который выбран сейчас, он вполне верный. Есть определённое количество депутатов, которые работают на постоянной основе, получают за это зарплату. Это вполне оправданно, ведь для этих людей такая деятельность основная.

Артём Роговский: Но, по-моему, в Мосгордуме все на оплате.

Татьяна Косачёва: Да. Если мы возьмём красноярское заксобрание, то там, по-моему, тоже все на заработной плате.

Проговорю то, что кажется важным. Со 2 по 10 сентября было досрочное голосование на выборах в горсовет. 11 и 12 сентября — досрочное голосование в горсовет и заксобрание. 13 сентября — единый день голосования. 

12 сентября — день тишины. Что нельзя делать в день тишины, все мы понимаем: агитация запрещена.

Артём Роговский: Баннеры с балконов надо снять.

Татьяна Косачёва: А вы знаете, что их в принципе запрещено размещать на балконах? Есть несколько судебных решений, постановлений Верховного суда, о том, что эти конструкции — незаконно размещённые. Если бы кто-то попросил убрать баннеры с балконов, то следовало бы это сделать.

Мне кажется, что политическая культура в Новосибирске хромает. Очень важно её воспитывать. Важно, чтобы о политике и политических процессах говорили правильно. У нас слабо развит экспертный пул. Люди не собираются и не проводят какие-то обсуждения по определённой политической теме. Кстати, мы проводим «Ночь выборов».

Артём Роговский: Да, я уже получил приглашение. Постараюсь принять участие. Что это будет? Кружок по интересам?

IMG_1757_1.jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Татьяна Косачёва: Мы рассчитываем, что это будет больше, чем кружок по интересам. Есть федеральный проект, который будет проводиться уже пятый год в Москве. Это проект Дмитрия Гусева. Мы реализуем этот проект и в Новосибирске. Приглашаются эксперты, политики, те, кто ведёт наблюдения за этими выборами. Каждому мы дадим высказаться в определённом формате. 

Формат интересный, любопытный и очень новый для нашего города, потому что заведено, что у каждого кандидата есть штабы, и все эти обсуждения проходят внутри узкого круга. За несколько месяцев этот круг уже немного поднадоел, а тут есть возможность расширить локацию и обменяться мнением и информацией. Возможно, помириться с тем оппонентом, с которым раньше, во время избирательной кампании, как-то повздорили. Почему бы и нет, если есть хорошая возможность?

Артём Роговский: Такие примеры имеют место быть, но вряд ли прям в «Ночь выборов» кто-то с кем-то будет мириться.

Главный вопрос любого голосования — честность. Независимые политики заявили, что многодневное голосование не будет подконтрольно, появится больше возможностей сфальсифицировать итоги. Они призывают голосовать только в основной день выборов, чтобы минимизировать риски подмены бюллетеней. Будут ли эти выборы честными?

IMG_1123.JPG
Татьяна Косачёва. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Татьяна Косачёва: Знаете, я сейчас смотрю данные по досрочному голосованию одного из городского округов. Там со 2 по 10 сентября проголосовали всего 50 человек. Думаю, многодневное голосование не сыграет большой роли. 

Если мы говорим о фальсификации, то, по сути, самой власти это не нужно. Ей нужно показать, что если кандидата избрали, то избрали честно. Зачем скандалы? Власть будет сама бороться за то, чтобы выборы прошли максимально легитимно и честно — это тот момент, против которого, как говорится, не попрёшь. 

Мне кажется, что представители небольших партий и политических сил будут провоцировать некоторые конфликты, возможно, наблюдатели с их стороны будут устраивать что-то подобное. В общем, мы о них ещё услышим.

Артём Роговский: Ждём честных выборов! Сегодня у нас в гостях была директор института политики и технологий Татьяна Косачёва. Татьяна, я благодарю вас за этот интересный разговор. 

Не забудьте проголосовать на своих избирательных участках. Шашлыки и картошка — это важно, но будущее нашего города и области всё же важнее. 

Видео: nsknews.info

Что происходит

Не замерзать же: что делать, если не дали отопление в Новосибирске

Под берёзовым каркасом: сквер «Весна» расцвёл у ГПНТБ

Работу дачных автобусов продлили в Новосибирске

На академика СО РАН Асеева завели уголовное дело о крупном мошенничестве

Улицу Некрасова сузили на два метра из-за ремонта теплотрассы

Остановку автобуса и трамвая совместили на улице Петухова

Работает эвакуатор: ограничение парковки введут на улице Толстого

Сирены завоют 2 октября в Новосибирске

«Вектор» завершил клинические испытания вакцины от коронавируса

Пост ГИБДД на Октябрьском мосту демонтируют за ненадобностью

Комбикормовый завод построят в 2021 году в Новосибирской области

Показать ещё