Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: когда в аптеках будет достаточно антибиотиков

Почему в аптеках внезапно заканчиваются и резко дорожают антибиотики, рекомендованные для борьбы с коронавирусом? Какие меры необходимо предпринять, чтобы минимизировать потери от пандемии? Кто в Новосибирске может рассчитывать на помощь волонтёров, и как с ними связаться? Об этом и многом другом 19 ноября в прямом эфире передачи «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101.4 FM) рассказал гость программы — заместитель начальника городского департамента по социальной политике Владимир Машанов.

Глеб Черепанов
Глеб Черепанов
08:33, 23 ноября 2020

Глеб Черепанов: У микрофона Глеб Черепанов, и сегодня [19 ноября] в программе «Вечерний разговор» мы беседуем с заместителем начальника департамента по социальной политике Владимиром Машановым. Добрый вечер!

Владимир Машанов: Добрый вечер!

Глеб Черепанов: Основная тема нашего разговора — коронавирусная ситуация и работа нашей муниципальной аптечной сети.

Но сначала мы пообщаемся с кандидатом медицинских наук, депутатом Законодательного собрания Новосибирской области Яковом Новосёловым. Яков Борисович у нас на телефонной линии.

Добрый вечер, вы нас слышите? Не получилось соединиться, Яков Борисович к нам присоединится немного позже, а сейчас приступаем к общению с Владимиром.

Владимир, ни для кого не секрет, что у нас в Новосибирске действует муниципальная аптечная сеть. Она довольно значимый игрок на рынке, принадлежит городу, является стабилизирующим фактором рынка. Но в то же время многие горожане заметили, что, к сожалению, были перебои с антибиотиками, с лекарствами, которые необходимы в эти сложные времена.

Владимир Машанов: Да, действительно, муниципальная аптечная сеть влияет на лекарственное обеспечение. Она является таким островком безопасности и доказывает свою значимость. Это реальный инструмент, а сегодня ещё и единственная сеть, которая привозит антибиотики в город, заключает прямые договоры, направляет дефицитные лекарства в опорные аптеки и отпускает их по рецептам горожанам, которые болеют коронавирусной инфекцией или пневмонией.

Но есть ситуация с дефицитом лекарственных препаратов, в том числе антибиотиков, которые вошли в протоколы лечения коронавирусной инфекции. Сейчас уже действует девятый протокол минздрава, потому что клиническая картина новой коронавирусной инфекции меняется, появляются новые исследования — это нормально для пандемической истории.

NET_2876_tn.JPG
Владимир Машанов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Менялись методики лечения, менялись препараты. Наверное, самый известный антибиотик — это «Азитромицин». И эта история была связана не только с муниципальной аптечной сетью, не только с Новосибирском. Эта история по всей стране одинаковая. Чуть позже назову основные причины, которые вызвали дефицит лекарственных препаратов.

Глеб Черепанов: А мне сообщают, что у нас на связи Яков Новосёлов. Яков, добрый вечер!

Яков Новосёлов: Здравствуйте!

Глеб Черепанов: Ни для кого не секрет, что у нас в самом разгаре вторая волна коронавирусной инфекции. Сводки о новых заражённых похожи на сводки с фронтов. Оцените сегодняшнюю эпидемиологическую ситуацию. Как вы считаете, вторая волна только набирает обороты или идёт на спад? И как эффективно удаётся с ней бороться? 

Яков Новосёлов: По оценкам разных экспертов, при существующей политике санитарно-эпидемиологических мер, если оставить всё, как сейчас идёт, в плане ограничительных мер, пик наступит к февралю.

То есть до февраля будет постоянный и непрерывный рост. К февралю мы выйдем на пик, а затем постепенно начнём выходить на снижение. Естественно, к лету, а точнее даже к апрелю-маю, у нас будет существенное снижение.

Если же предпринимать адекватные противоэпидемические мероприятия, которые применяют социалистические страны типа Китая, Вьетнама, Кубы и Сингапур... Сингапур, конечно, не социалистическая страна, но применяет очень хорошие меры. Так вот, если бы мы применяли такие же меры, то, конечно, пика мы бы уже достигли.

Поэтому будьте готовы к тому, что с каждым днём всё больше друзей и знакомых, родственников могут получить возможность заражения в разной степени тяжести.

Скажем так, коронавирус всё ближе и ближе к каждому жителю Новосибирска, поскольку идёт рост числа случаев. Например, было недавно опубликовано интересное исследование швейцарского университета Базеля именно по России, которое предусматривало три варианта развития второй волны коронавируса.

Правильнее здесь говорить, что это не вторая волна, а сезонный рост заболеваемости, но пусть будет вторая волна. Так вот, с этим прогнозом наши цифры полностью совпадают.

Самый негативный из трёх прогнозов — учитывающий отсутствие внятных изменяемых противоэпидемических мероприятий. У нас они отсутствуют. Они только начинают потихоньку как-то делаться. Поэтому с каждым днём всё больше и больше возрастает риск столкнуться с этой инфекцией.

Соответственно, будьте готовы заниматься лечением по рекомендации лечащего врача, искать возможность приобрести препараты, если вам повезёт заболеть в лёгкой или средней форме и вас не госпитализируют.

NET_2891_tn.JPG
Глеб Черепанов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.inf

Глеб Черепанов: Спасибо, Яков! А какие конкретно меры? Вы говорите, не хватает адекватных мер. Какие конкретно меры, вы считаете, необходимо принять? И здесь, может быть, стоит порассуждать о том, что у любой медали есть две стороны: если мы говорим о полном локдауне — закрытии города, закрытии всех предприятий, то это серьёзно ударит и по государству, и по частному бизнесу. И в конечном итоге по каждому из нас.

Яков Новосёлов: Давайте так: во-первых, конечно, с сентября не нужно было выпускать школьников на учёбу, но это не обсуждается, это очевидно. Как только вышли на учёбу школьники — мгновенно начался взрывной рост заражения новосибирцев, поскольку школы стали основным разносчиком заболевания. Один ребёнок в школе закашлял, чихнул — заразились минимум пять человек в этот же день, а затем принесли всё это в семью.

Ведь самое страшное в этом заболевании, вы поймите, то, что самый главный этап — заражения — идёт в бессимптомном периоде. Ни в одной инфекции такого нет!

Человек радостный, здоровый, прекрасно себя чувствует, бегает по школе, магазинам, торговым центрам и является массовым разносчиком заразы.

При гриппе человек начинает заражать, когда у него появились симптомы. Но если у него симптомы появились — он лёг дома, изолировался. А здесь непонятно, когда надо изолироваться. Поэтому первое — не надо было выпускать детей в школы.

Второе — это поголовное тестирование, учитывая эту бессимптомную передачу заболевания. Когда у человека появляются симптомы, он мало кого заражает. Интенсивно человек заражает, когда он ещё вообще ничего не чувствует. То есть требуется поголовное тестирование, как это делают во всех вменяемых странах, выявление заражённых и максимальная их изоляция. Это позволяет очень быстро прекратить вторую волну.

Обратите внимание, что в Китае, конечно, есть некоторый сезонный подъём, но там он в сотни и тысячи раз меньше, чем в России. Потому что там мгновенно ввели карантин, моментально провели общее тестирование и оперативно изолируют всех, кто может быть переносчиком заболевания. Сейчас, по сути, очагов в Китае просто нет. И им приходится тестировать только тех, кто приезжает из-за границы.

По поводу локдауна и закрытий. Не всё так просто и однозначно. Пусть работают предприятия, но они должны соблюдать санитарно-эпидемиологические нормы — измерение температуры у сотрудников, обязательный строгий масочный режим внутри организации, обязательная обработка помещений, рук и так далее.

А у нас делается как всегда — то есть власти объявили, что «мы вас не закрываем, но вы, пожалуйста, соблюдайте все противоэпидемические мероприятия». Я не удивлюсь, что большинство предприятий «забили» на всё на это, потому что контроля нет. Так вы проверяйте, контролируйте!

Вот сейчас, судя по известным материалам областное правительство начало каким-то образом это всё осуществлять. Но сколько на это понадобилось времени? Это уже 3 месяца, как у нас идёт абсолютно неконтролируемое распространение эпидемии. Хорошо, что хотя бы сейчас мы начали этим заниматься.

И опять же: предъявлять претензии губернатору и мэру по этому поводу, я считаю, не совсем правильно. Почему? Я являюсь экспертом по организации и проведению санитарно-эпидемических экспертиз. Я знаю, что нужно делать. Но откуда мэр и губернатор должны это знать? У них нет этих знаний.

У нас есть специальная санэпидслужба, она раньше называлась санитарно-эпидемиологическая служба, сейчас это Роспотребнадзор. Вот это её ответственность, её обязанность. А губернатор, мэр и все остальные должны выполнять всё, что скажет им санэпидслужба, потому что они в этом специалисты. Должны быть, по крайней мере. Хотя не удивлюсь, если окажется, что просто все советские специалисты уже разошлись — кто-то на пенсию вышел, кто-то скончался. И сегодняшние специалисты таковыми являются в отдалённой степени. А может, это халатность...

Глеб Черепанов: Яков, а что в этих сложных условиях делать нам, горожанам? Понятно, есть претензии к системной работе, но как уберечься? Давайте повторим вкратце эту информацию.

Яков Новосёлов: Вы абсолютно правы. Смотрите, у нас президент сказал, что он ни за что не отвечает, вся ответственность на регионах: «делайте, что хотите, и вы будете виноваты во всём». Правительства регионов сказали, что за всё должен отвечать региональный минздрав. Региональный минздрав сказал, что виновато население. Нашли крайнего. Поэтому да, мы должны сами себя защищать.

Я призываю носить маски, потому что они защищают от заражения коронавирусом, если они надеты на больного человека. Если на больном человеке маски нет, а на здоровом есть, то, конечно, есть небольшая вероятность, что человек может защититься. Но опять же — вы не знаете, болеете ли вы, или нет. Дайте шанс бабушке в магазине и маме с ребёнком остаться здоровыми и выжить. Наденьте на себя маску!

Второй пункт — не трогайте лицо руками на улице, а когда пришли домой, то тщательно вымойте руки просто с мылом. Мыло не хуже, чем любой спирт, смоет всё. А во-вторых, промойте носовые ходы любым специальным раствором. А после выпейте чашку горячего чая, чтобы смыть со слизистой рта частицы вируса, если они есть.

Это и витаминная профилактика — витамин С, витамин D, витамины группы В, потому что они укрепляют нервную систему. А, как известно, коронавирус в том числе поражает нервные клетки. А также имбирь, мёд, чеснок, лимон — природные методы укрепления иммунитета.

Кроме того, будьте готовы. Смотрите, где есть лекарственные препараты, которые нужны при коронавирусе. Потому что, если они понадобятся, то нужно знать, где их купить, когда вам врач даст рекомендации. Потому что у нас на самолечение людей отправляют, население отвечает само за себя.

NET_2923_tn.JPG
Владимир Машанов и Глеб Черепанов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Глеб Черепанов: Владимир, Яков сказал, что когда доктор выписывает лекарство, то для пациента серьёзная проблема его найти. Существует ли такая проблема, и в чём её причина?

Владимир Машанов: Действительно, такая проблема существует. Её острота, я смотрю, меняется по тем запросам, которые приходят в муниципальную аптечную сеть по невозможности приобрести те или иные препараты. Может быть, острота снимается, но проблема была.

На государственном уровне определили две проблемы. Первая — это беспрецедентное выбытие антибиотиков из аптек, такая проблематика была по всей стране. Это произошло после того, как были составлены протоколы с конкретными препаратами.

А рынок как устроен? Он реагирует на спрос. Если спрос повышается — рынок должен успеть отреагировать. Помните историю с масками? Было то же самое. Но сейчас с масками дефицита нет никакого, не будет скоро и с антибиотиками, когда рынок перестроится и начнёт производить то количество, которое требует население.

Не допустить этого разрыва, каким-то образом регулировать на госуровне этот процесс — это тема отдельного разговора, и не нашего. Поэтому первое — это отсутствие быстрой реакции производителя на повышенный спрос.

Вторая история. Вот, говорили сегодня, что «виновато население». Какая-то часть населения при отсутствии должного контроля приобретала антибиотики без рецепта. Вообще-то это запрещено законом. Поэтому происходило выбытие препаратов не по назначению врача. Не тогда, когда препарат требуется пациенту, а просто, чтобы было, либо для самолечения — самая безобразная вещь, которая может происходить в этой истории.

Ещё одна ситуация — это внедрение маркировки лекарственных препаратов. Когда при поступление лекарственных препаратов необходимо было получить отзыв, обратную связь от системы, которая разрешала их к реализации — не всегда это происходило в режиме реального времени.

Глеб Черепанов: То есть, это некий системный сбой, когда нововведение наложилось на время коронавирусной пандемии?

Владимир Машанов: Да, это системный сбой. Здесь я считаю, что на государственном уровне нужно было что-то сделать, когда было понимание, что в таком режиме внедрять инновационный процесс не нужно. Может быть, нужно было повременить. Можно было остановить процесс.

Глеб Черепанов: То есть лекарства есть, а продать их аптеки не могут?

Владимир Машанов: Зачастую так и было. Это было понятно на уровне розницы. Я это видел, когда дистрибьюторы не могли отпустить лекарственные препараты — а они были на складе — по той причине, что система просто висела.

Поступили сигналы в минпромторг, правительство РФ, и так называемая маркировка стала уведомительной. Что это значит? Это значит, что препараты по-прежнему маркируются, но при поступлении на склад аптечной сети они сканируются, в систему вводятся, но не дожидаются момента, когда система из общего федерального сервера даст ответ.

Здесь ничего не теряется, в системе сохраняется. Товары маркированы и продаются в таком уведомительном порядке, что мы в систему записали и ждём обратной связи. Возможно, это и стало одной из причин, когда напряжение по поступлению препаратов в аптеки было немного снято.

Звонок: Вопрос такой: почему врачи не ставят диагноз «коронавирус», когда все-все-все симптомы соответствуют? Врачи же пишут «острая пневмония», хотя она не сопровождается такими типичными для коронавируса симптомами. Меня зовут Лариса.

Владимир Машанов: Знаете, Лариса, это вопрос вне моей компетенции, это вопрос к медицинскому работнику. Тем более он дискуссионный. Каждый раз по протоколу лечения врач индивидуально определяет симптомы, определяет порядок лечения.

Я думаю, что мы на такой вопрос сейчас не сможем ответить. Наверное, нужно обратиться в минздрав — это орган, который должен реагировать на недовольство работой медицинских организаций в виде жалоб.

NET_2849_tn.JPG
Владимир Машанов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Глеб Черепанов: Напомню также, что в 2013-м году здравоохранение было переведено из-под муниципального подчинения в областное. К сожалению, теперь на городском уровне нет горздрава. И все полномочия в лечебной части, в плане больниц, сосредоточены в министерстве здравоохранения Новосибирской области, в правительстве региона.

А здесь мы говорим о лекарствах, насколько они доступны населению. Мы выяснили, что у нас была проблема с лекарствами из-за того, что люди закупали их впрок, лечились сами. Но ещё была проблема государственная.

А как сейчас обстоят дела? Удалось ли снять напряжённость? И как часто поступают новые партии этих лекарств, которые востребованы? Например, «Азитромицин», «Левофлоксацин» и так далее. И есть ли проблема дефицита в муниципальной аптечной сети?

Владимир Машанов: Проблема дефицита, можно сказать, есть. Но были предприняты меры как реакция на ту проблематику, которую я назвал. Маркировка стала уведомительной — это раз.

Продажа препаратов по рецептам и усиление контроля со стороны надзорных органов — это было заметно. Эта проблематика тоже снята в какой-то степени. И как раз то, с чего я начал — рынок начал подстраиваться под спрос, увеличивать по возможности производство тех препаратов, которые нужны.

Но здесь есть один момент — производство планирует выпуск в зависимости от того спроса, который есть на рынке. Просто так взять из ниоткуда субстанции, из которых нужно изготовить лекарственные препараты, тоже не так просто.

Поэтому проблема поставки лекарственных препаратов лежит на гибкости и возможности производителя среагировать на эту историю. Кто-то это делает, у кого-то это не получается. Но если мы посмотрим по последней информации, то и количество лекарств увеличивается, и частота поставок препаратов увеличивается, в частности, в аптечную сеть, это видно. Ситуация выправляется. И скоро мы выйдем на позицию, когда спрос будет совпадать с предложением.

Глеб Черепанов: Сейчас более-менее дефицита удалось избежать. Но СМИ и горожане отмечают, что если раньше лекарства стоили дешевле, то теперь стали дороже. Или есть такое невыгодное наблюдение для муниципальной аптечной сети, когда какие-то лекарства — не буду называть конкретные наименования — но в аптечной сети стоят дороже 700 рублей, а в некоторых коммерческих аптеках значительно дешевле. Почему такой разброс цен? И почему сейчас подорожали лекарства, которые очень нужны горожанам?

Владимир Машанов: Вопрос такой у горожан действительно возникал. На него есть ответ, который на 99% похож на правду. Мы будем говорить о ценообразовании в муниципальной аптечной сети. Давайте вспомним о препаратах, о которых мы говорим, — это жизненно важные препараты. Наценка на них регулируется государством. Соответственно, превысить предельную стоимость препарата, про который мы говорим, аптечная сеть любая не может. По крайней мере, не должна.

Муниципальная аптечная сеть не сможет этого сделать, потому что наценки в МП НАС регулируются на программном уровне — просто программа не даст продать товар с нарушенной предельной стоимостью наценки.

Глеб Черепанов: Законодательством эта наценка как устанавливается?

Владимир Машанов: Сейчас не будем мучить слушателей сложными расчётами. Там в зависимости от начальной отпускной цены препарата есть целая градация. И есть три участника процесса, которые делают наценку.

Вообще, в принципе, когда товар поступает потребителю, участвуют три стороны — производитель, дистрибьютор, который доставляет препарат от производителя до аптечной сети, и сама аптечная сеть. Соответственно, наценка может быть на трёх уровнях, но она ограничена в зависимости от градации.

Вот те 700 рублей, о которых мы говорим — здесь наценки аптечной сети практически не было, а вся цена была заложена в цене производителя. Почему это произошло? Здесь есть гипотеза. Когда мы говорили о том, что производитель остро и быстро должен отреагировать на производство препаратов, у него возможны издержки, субстанции могут подорожать — это рынок.

Я смотрел накладные в МП НАС, и было видно, как от того же производителя шёл рост цены от 400 рублей. Потом было 500, а следом 700. Соответственно, доля увеличения цены была на той стороне. Это в оправдание МП НАС.

Глеб Черепанов: Понятно. А мы могли сменить производителя и сказать: «ты нам продавал за 400, а теперь хочешь за 700 наживаться. Но мы пойдём к другой компании и купим там за 400»?

NET_2874_tn.JPG
Глеб Черепанов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Владимир Машанов: Справедливый вопрос. Как работает аптечная сеть? Понятно, что предложения идут не от одного поставщика. И те препараты, о которых мы говорим, не уникальны. «Азитромицин» производится на многих заводах в нашей стране. Но мы видели, что цена совпадает.

Скорее всего, это общая тенденция из-за стоимости субстанции. И «Дальхимфарм» сейчас является единственным поставщиком по этим антибиотикам. Как только у МП НАС появится возможность выбирать другие предложения, это будет сделано.

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Лидия Сергеевна. У меня вопрос по витамину D. Я вчера прошлась по аптекам в Центральном районе и не нашла. Причём я спросила цену, и мне сказали, что 1500 рублей. Он действительно такой дорогой?

Владимир Машанов: Точную цену препарата сейчас не скажу, но это как раз то, о чём я говорил. Что тенденция роста и реакция рынка на востребованные препараты в условиях коронавируса не исключают, что БАДы в виде витамина D наверняка по той же логике, что и антибиотики, могут подорожать.

Как раньше доктор говорил, этот витамин входит в протокол профилактики и лечения коронавирусной инфекции, и он подвержен тем же ценовым механизмам, которые работают и с антибиотиками.

Вряд ли можно сказать, что во всех аптеках Центрального района нет витамина D. Я думаю, что нужно обращаться в справочную. Например, есть единая круглосуточная справочная служба муниципальной аптечной сети — 230-18-18.

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Юрий. Я наблюдаюсь у ревматолога, и мне необходим определённый вид таблеток. В частности, таблетки «Метотрексат-эбеве» дозировкой 5 мг. Они неожиданно исчезли из продажи, я мониторил и в других городах. Это серьёзные таблетки, которые принимаются под наблюдением врача. Я задавал вопрос доктору, доктор сам в растерянности, что вдруг этот препарат в хорошей дозировке и хорошего качества исчез из сети. Есть наши дженерики, но дозировка 2,5 мг, это неудобно.

Владимир Машанов: Зачастую препараты, особенно те, которые производятся за рубежом, продаются на территории РФ по соответствующим документам. И время от времени эти производители должны подтвердить право продажи на территории нашей страны.

И в 90% таких случаев — это просто закончилась разрешительная документация. Оставьте ваш телефон, с вами свяжутся наши специалисты и расскажут, почему этого препарата нет в нашей стране. А справочный телефон муниципальной аптечной сети — 230-18-18.

Глеб Черепанов: Есть ещё не только лекарства, которые продаются в аптеках. Также продаются медицинские приборы. Я слышал, что в наши непростые времена нужно уметь пользоваться пульсоксиметром, чтобы проверять уровень кислорода в крови. Можно ли купить такую технику в муниципальной аптечной сети, и стоит ли?

Владимир Машанов: По рекомендации врачей пульсоксиметр — одно из средств диагностики при коронавирусной инфекции, которое контролирует состояние организма. Может, до какого-то времени горожане и не знали о существовании такого прибора.

Это медицинское изделие, оно требует поверки время от времени. Прибор недешёвый, стоит порядка 4500 рублей. Когда был повышенный спрос, было беспрецедентное выбытие этих приборов, в том числе и в специализированных магазинах.

Но мне докладывали буквально на прошлой неделе, что в МП НАС поступили эти приборы, они прошли поверку, и они есть в сети. Хочу сказать, что на рынке есть сатураторы и пульсоксиметры, которые стоят намного дешевле. Но рекомендую приобретать горожанам те приборы, которые являются медицинскими изделиями и имеют соответствующее свидетельство и поверку, чтобы измерять тот уровень кислорода, который у вас есть.

Глеб Черепанов: Предлагаю перейти к другой теме. В ведении департамента, заместителем начальника которого вы являетесь, есть интересные учреждения, которые, к счастью, сохранились и функционируют с советской эпохи, — это профилактории.

Мэр Анатолий Локоть выступил с инициативой использовать их для того, чтобы восстанавливать медиков, которые переболели коронавирусной инфекцией. Ведь сейчас ни для кого не секрет, что есть значительная проблема с количеством медицинских кадров. И их нужно восстанавливать и бережно к ним относиться. Как работают эти профилактории?

Владимир Машанов: Действительно, есть проблема постковидного синдрома, когда организму требуется восстановление. На рабочем совещании Анатолий Евгеньевич инспектировал работу одного из наших учреждений — центра «Заря», и предложил использовать площади трёх центров: «Лунный камень», «Заря» и «Обские зори».

Если помните, их использовали как обсерваторы — это накопленный опыт, квалифицированные кадры. И буквально за 1-2 дня наши специалисты подготовили и изменили программы реабилитации на постковидную реабилитацию.

С 16 ноября к нам на реабилитацию на 14 дней заехали первые бывшие пациенты, которые переболели ковидом. Да, упор был на то, чтобы восстанавливать медиков. Но сегодня не только медработники находятся у нас на реабилитации.

Глеб Черепанов: Туда попадают какие-то избранные?

Владимир Машанов: Все наши жители избранные. Чтобы попасть на реабилитацию, нужно обратиться по месту жительства в комплексный центр социального обслуживания, предоставить необходимый пакет документов — конечно, это справка о том, что вы переболели ковидом, и направление от врача, и вас примут. Более подробную информацию можно получить по номеру городской социальной справочной службы — 375-87-87.

Глеб Черепанов: Полгода назад у нас зародилось волонтёрское движение, участники которого помогали пожилым людям, доставляли им продукты. Ваш департамент, насколько я знаю, непосредственно занимался организацией этих волонтёров. Эта работа продолжается?

Владимир Машанов: Эта работа продолжается. Действительно, тех пиковых нагрузок по 500 звонков в день с разными вопросами уже нет, но волонтёры работают, звонки поступают.

Не меняется состав помощи — это доставка продуктов, лекарств, помощь в организации поездки на социальном такси, но просто чуть меньше стало обращений. Служба работает, оправдала себя, работает школа волонтёров. И мы приглашаем неравнодушных граждан для того, чтобы стать волонтёром.

Глеб Черепанов: А как много волонтёров работает в вашей службе?

Владимир Машанов: Команда волонтёров мобильно меняется в зависимости от готовности работать, но я отвечу так: неисполненных запросов нет.

Глеб Черепанов: А как быстро вы реагируете?

Владимир Машанов: В зависимости от того, какая помощь требуется. Обычно на 99% заявки отрабатываются в течение дня.

Глеб Черепанов: Мы говорили о том, что необходимо носить маску, пользоваться антисептиками. Но есть такое средство не заразиться — это лишний раз не выходить на улицу, не пребывать в местах скопления граждан. И в связи с этим особую актуальность приобретают дистанционные формы общения, покупок и так далее. Новосибирска аптечная сеть в состоянии через интернет, по телефону, продать лекарства и доставить их до покупателя?

Владимир Машанов: Система работает так, что через сайт МП НАС можно сделать заказ, минимизировать контакты и прийти только забрать заказ — это самая простая и законная ситуация, которая работает с муниципальной аптечной сетью. Можно попросить это сделать волонтёра.

Глеб Черепанов: А к волонтёрам может обратиться любой новосибирец, или есть ограничения?

Владимир Машанов: Любой и каждый, кто нуждается. Вся история рассматривается ситуационно, но я ни разу не видел факта отказа.

Глеб Черепанов: Мы будем надеяться, что новосибирцы относятся ответственно к своему здоровью и к помощи пожилым людям, и каких-то лишних заявок не будет.

Я призываю тех, у кого есть возможность, вступать в волонтёрскую службу и помогать нашим ветеранам. Для того, чтобы минимизировать их контакты и облегчить их жизнь в это непростое время. Всем нам требуется единение, солидарность и дружба. Поэтому, дорогие новосибирцы, не болейте, будьте здоровы! А мы прощаемся с вами.

Владимир Машанов: До свидания!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Заморожено строительство ТРЦ «Европейский» на Танковой в Новосибирске

Как набрать клиентов в инстаграме — бесплатный онлайн-семинар

Новосибирцев приглашают на путёвый квартирник

Новосибирцев приглашают провести «Библионочь» на «Балконе»

Пикантные хрящики и чешские шпикачки со скидкой предлагают новосибирцам

За сутки в Новосибирске убрали ямы с 13 улиц и вывезли 500 тонн грязи

Камень желаний и лавка-находка: прогулка по аллее на Вертковской

Японский самолёт экстренно сел в Новосибирске из-за инсульта у пилота

Масочный режим продлили до 31 мая в Новосибирской области

Афиша Новосибирска: куда сходить в понедельник, 19 апреля

60% погибших в пожарах новосибирцев употребляли алкоголь

Показать ещё