Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: чем удивит фестиваль «48 часов Новосибирск»

С 17 по 19 сентября в столице Сибири пройдёт второй фестиваль современного искусства «48 часов Новосибирск». Что можно успеть увидеть и в чём поучаствовать за двое суток? На каких площадках пройдут мероприятия фестиваля? Чем удивят горожан 200 художников? Что такое «ошибка выжившего»? Об этом и многом другом 9 сентября в прямом эфире программы «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101.4 FM) рассказали гости — директор Гёте-института в Новосибирске Пер Брандт и куратор фестиваля от центра культуры ЦК19 Пётр Жеребцов.

Ирина Иванова
Ирина Иванова
15:37, 13 сентября 2021

Ирина Иванова: Добрый вечер, дорогие радиослушатели! В эфире «Городской волны» программа «Вечерний разговор». Веду его я, Ирина Иванова. Сегодня [9 сентября] у нас, я считаю, достаточно интересная тема разговора — современное искусство в Новосибирске.

Конец следующей недели — это не только выборы в Государственную думу, но и грандиозное для нашего города событие — фестиваль «48 часов Новосибирск», о котором мы сегодня как раз поговорим. У нас в гостях главный организатор фестиваля, директор Гёте-института в Новосибирске Пер Брандт. Добрый вечер!

Пер Брандт: Добрый вечер!

Ирина Иванова: И куратор фестиваля от центра культуры ЦК19 Пётр Жеребцов. Здравствуйте!

Пётр Жеребцов: Здравствуйте!

Ирина Иванова: Первый вопрос господину Брандту. Почему именно ваш институт стал главным организатором фестиваля? Насколько я понимаю, фестиваль зародился именно в Германии?

Пер Брандт: Во-первых, фестиваль — это сотрудничество с ЦК19, Гёте-институтом и нашим немецким партнёром. Нашей целью было сделать местную художественную сцену и современное искусство видимым, а также связать с немецкой художественной сценой.

Ирина Иванова: Я так понимаю, что история фестиваля в Германии насчитывает уже около 20 лет, а в Новосибирске это только второй фестиваль. Насколько преемственность существует, и что нового происходит на новосибирской земле?

IMG_0007_tn.JPG
Пер Брандт. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Пер Брандт: Новосибирск и Берлин — это два разных города. Фестиваль в Берлине начинался в не очень благополучном районе Нойкёльн. Этот район мало того, что был неблагополучным, так ещё и этнически разнообразен. Сейчас это центр современного искусства.

Новосибирск совсем другой. Более того, он ещё и конкурирует с Москвой и Санкт-Петербургом, потому что туда происходит большая утечка мозгов из Новосибирска.

Тем не менее, есть два ключевых момента, если мы будем сравнивать Берлин и Новосибирск. Несмотря на то, что эти два города разные, их объединяет децентрализация и партисипативность. Что это значит? Основные события происходят не в центре города, не в одном месте. Они рассредоточены на более мелких площадках, в таких местах, в которое мы на каждодневной основе не ходим.

Идея децентрализации показывает необходимость открытия этих маленьких мест, ведь мы же с вами знаем, что в Новосибирске, к сожалению, нет центральной площадки для современного искусства.

Как раз на выходных Новосибирск откроет новые грани для горожан. Вчера у нас была пресс-конференция с заместителем мэра, Анной Терешковой. Она как раз отстаивала идею создания в Новосибирске центрального музея современного искусства.

С одной стороны, это очень хорошо. А с другой стороны, если вы хотите культурную и богатую жизнь в своём городе, вы должны смотреть на это шире и должны поддерживать рассредоточенные маленькие места. Эту автономию, которая как раз приведёт к богатой и культурной жизни в городе, в том числе в области современного искусства.

Ирина Иванова: То есть, можно сказать, что Новосибирск был выбран неслучайно? Не Москва и Санкт-Петербург, да? Потому что в Новосибирске как раз много интересных местечек, которые подходят именно под формат фестиваля.

Пер Брандт: На самом деле, история проведения фестиваля в Новосибирске очень интересна. Четыре года назад я впервые занял пост директора Гёте-института, а Пётр начал работать в ЦК19. Тогда-то мы, как новички со своим свежим взглядом, стали обсуждать: «А что же нужно нашему городу с той точки зрения, чтобы современное искусство стало видимым?»

Мы стали перебирать все возможные варианты и пришли к той идее, что нам необходимо построить мостик между большими институциями в современном искусстве и такими независимыми площадками, чтобы сделать художественную сцену в Новосибирске видимой. Вот так мы пришли к нашему взаимодействию и этому фестивалю.

Ирина Иванова: Вопрос Петру. То есть, действительно роль ЦК19 высока? В своё время основателем была та же самая Анна Васильевна Терешкова. Сначала создали площадку для современного искусства, потом преобразовали её в ЦК19.

Какова роль вашего центра в этом фестивале? Какие площадки он предложит? Вообще, фестиваль проходит уже во второй раз. Как, по-вашему ощущению, чего удалось достичь. А чего ещё, может быть, не хватает?

IMG_0025_cr_tn.JPG
Пётр Жеребцов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Пётр Жеребцов: Сразу три вопроса. Давайте на каждый отвечать по очереди. Начнём с того, что действительно, в Новосибирске существовал сибирский центр современного искусства, и Анна Васильевна была его директором. Я с ней познакомился именно в это время.

Насколько очевидна связь с ЦК19? Скорее не очевидна. Одни и те же люди. Как будто бы одни и те же практики, но совершенно другой подход.

По факту, ЦК19 появился два года назад. Название мы обрели с первым фестивалем. Это программный подход, мы как раз за него боремся, мы к нему взываем. Фестиваль у нас — это флагманский проект, и мы рады сотрудничать с Гёте-институтом в Новосибирске. Флагманский подход возможен только при работе с локальной сценой.

Мы привлекаем внимание к большому количеству площадок независимых художников для того, чтобы впоследствии работать с ними на площадках ЦК19.

Когда у тебя есть большое событие, оно создаёт большое количество связей, но не все они устойчивые. Мы в первую очередь выступаем за устойчивые связи, а для этого нужен программный подход, когда у тебя есть один за другим проекты, которые ты показываешь у себя на площадке. Они задают новые образы, дают новые представления публике.

То, каким может быть искусство. Каковы его границы. Какие вопросы мы можем задавать друг другу. В этом мы нашли баланс. Когда есть какой-то один проект-фестиваль, но за счёт него мы можем поддерживать программную деятельность. Мы просто видим тех или иных людей, готовых участвовать в культурном и художественном производстве вместе с нами.

Ирина Иванова: Пётр не успел ответить на некоторые мои вопросы. Что нового и успешного во втором фестивале, и чего по ощущениям не хватает? Может быть, что-то придётся осуществить в третьем фестивале?

Пётр Жеребцов: Третий фестиваль мы пока не загадываем. Нужно пережить грядущий. Сложно говорить об удачах грядущего фестиваля, но могу рассказать о его особенностях.

Первый фестиваль мы проводили в экспериментальном формате. Мы пытались взять максимум от той модели, которую нам предлагает фестиваль «48 часов Нойкёльн». Более того, мы даже использовали специальный софт для того, чтобы обрабатывать заявки, которые приходят, потому что в «48 часов Нойкёльн» 100% участия фестиваля происходит благодаря открытому приёму заявок.

То есть, кто угодно может податься в программу, а после этого кураторы и те, кто организовывают фестиваль, принимают решения, о том, как будут распределены площадки, и кто на каких условиях будет участвовать.

Ирина Иванова: А возможна ли ситуация, в которой отказали тем, кто заявился на фестиваль? Те, кому не одобрили заявку?

IMG_9906_tn.JPG
Пер Брандт, Пётр Жеребцов и Ирина Иванова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Пётр Жеребцов: Да, в прошлом году такое было, и это бывает регулярно, когда есть приём заявок. Потому что есть определённые критерии, которым должна соответствовать эта заявка. У нас они, на самом деле, очень открытые: это должно быть современное искусство, должно соотноситься с темой фестиваля.

В прошлом году действительно было очень сложно. Мы не ожидали такого интереса. Было невероятное количество заявок. Люди подавали заявки как отдельные авторы и как группы или даже площадки. Мы поняли, что на это нужно сделать фокус. Людям интересно существовать как коллективу, им интересно заниматься коллективным художественным производством.

Мы решили усилить этот запрос на комьюнити. Структура фестиваля этого года отличается как раз тем, что мы ещё в марте-апреле, когда готовили фестиваль, решили выйти к независимым площадкам, обратиться к ним напрямую и предложить тему фестиваля. В этом году она звучит как «Ошибка выжившего». Тема как раз задаёт вопрос, относительно того, что получилось, а что не получилось. И как жить дальше.

Ирина Иванова: По поводу темы есть отдельный вопрос. В том числе к Перу Брандту. А что значит ошибка выжившего? Это связано с пандемией? С кризисом современного искусства? Или наоборот, это намёк на выход в нынешней ситуации в жизни и в искусстве?

Пётр Жеребцов: Я скажу коротко. Всё это вместе.

Ирина Иванова: Пер, пожалуйста.

Пер Брандт: На самом деле, это технический термин. Он более метафоричен. Он идёт ещё со времён Второй мировой войны от американских военных, которые обратились к учёным с просьбой рассчитать, где нужно усилить части военных самолётов, которые возвращались с поля боя.

Ошибка заключалась в том, что они хотели усилить те места, где были пули, но на самом деле они не учли главного — те самолёты, которые не вернулись с поля боя. Те части, которые были не тронуты пулями, нужно было усилить. От этого произошёл этот термин.

Что же общего этот термин имеет с нашей современной жизнью и с искусством? Это те ошибки, которые у нас в голове. Когда мы игнорируем очевидные существующие вещи и делаем неправильные выводы на основе этого.

Есть несколько тем, которые коррелируются в нашей жизни с этим определением. Например, кризис коронавируса. Почему? Потому что с одной стороны, мы задаём вопросы: а как же выжить в этой пандемии? А с другой стороны, есть люди, которые говорят: «А может, вирус не так и опасен? Мы же как-то выжили и не заражаемся, либо переносим болезнь в лёгкой форме». Тем самым они игнорируют показатели смертности.

С другой стороны, всё гораздо шире. Мы затрагиваем тему выживания в принципе. Затрагиваем тему жизни и смерти. Это и есть тема искусства с момента его зарождения. Мы смотрим, как мы выживаем в современном мире и современном искусстве. Мы говорим о климатических изменениях. Это сейчас широко обсуждается на политическом уровне как в мире, так и в России.

Мы говорим о проблемах гражданского общества. Мы говорим о художественной сцене в Новосибирске: как же она может выживать и поддерживать себя, когда молодые художники и те, кто работают в сфере современного искусства, здесь родились и жили, но затем покидают город, переезжают в Москву, Санкт-Петербург, а то и в Берлин.

Пётр Жеребцов: Мне хотелось бы тут добавить относительно последней части. Действительно, это очень метафорическая тема, которая позволяет ухватить различные аспекты. Для нас, как для фестиваля и для ЦК19, как для институции, важно задаваться таким вопросом: а как быть устойчивым в этих очень сложных временах?

Не только пандемических, но и во времена такого социального напряжения, в котором мы находимся. Вопрос устойчивости и выживаемости — это ауторефлексивная практика. Простите меня за это слово. По-другому не знаю, как сказать.

Здесь это работает и для художественной сцены, и как постоянный фон. Мы задаём вопрос: а как мы можем быть вместе? Ведь выживание — это коллективный процесс. Это не индивидуальная практика, это всегда про связь тебя с другим и с другими.

Ирина Иванова: Поговорим о теме пандемии. Конечно, фестиваль проходит немного в другом режиме. С некоторыми ограничениями. Насколько строгие эти ограничения? Как организаторы, так скажем, выкрутились из ситуации? Я знаю, что в этом году много именно открытых площадок. Расскажите подробнее о них.

IMG_9880_tn.JPG
Переводчик Мария Попова и Пер Брандт. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Пер Брандт: Когда мы задумывали этот фестиваль в прошлом году, мы были как раз в середине пандемии и никто не знал, чем это всё продолжится, никто не знал о вакцинации. У нас был выбор: либо провести фестиваль онлайн, либо найти решение, как это сделать вживую.

В то время как другие фестивали, связанные с современным искусством, прекрасно чувствуют себя онлайн, наш фестиваль — это про встречи друг с другом, про прогулки по городу. Всё просто: мы работаем на общественных площадках, у нас есть 20 локаций, которые находятся в помещении, а также есть 20 открытых площадок.

Собственно, никаких беспокойств по поводу пандемии быть не должно. Конечно, когда мы будем проводить мероприятия внутри, у нас простые правила: размещение одного человека на 10 квадратных метров. Если площадь помещения 500 кв. м., то 50 человек могут спокойно заходить, но, конечно, в масках.

Ирина Иванова: Отлично. Перед программой у нас был вопрос на WhatsApp от жительницы Новосибирска Галины. «Какие самые интересные площадки будут в городе? Или необычные?» Что порекомендуете?

Пер Брандт: Такой вопрос всегда очень сложный. Это как спросить родителей, какого ребёнка они больше любят. Если вы хотите посмотреть что-то масштабное, приглашаем вас в центр культуры ЦК19. Всё-таки я вас призываю посмотреть нашу программку.

Может быть, названия мест вам ни о чём не скажут, но вы по-новому откроете для себя город: пойдёте в какие-то дворики, в которые раньше не ходили; в какие-то полузаброшенные здания или гаражики. Постарайтесь найти для себя что-то уникальное и сходить в те места, о которых не слышали.

Ирина Иванова: Пётр, а где можно посмотреть программу фестиваля?

Пётр Жеребцов: Во-первых, есть веб-сайт «48 часов Новосибирск». Достаточно вбить такое название в любой поисковой строке. У нас напечатано 3000 газет, где есть полная программа и карта, по которой можно ориентироваться. На ней отмечены также кафе и бары, где будут происходить какие-то события фестиваля.

Если говорить про необычные места, то всегда можно кого-то обидеть, но скажу, что у нас продолжается сотрудничество с центральным рынком. Это будет необычный перформанс в программе Юлии Чуриловой, она директор «Первого театра».

Поэт Сергей Самойленко подготовил поэтическую программу, интервенцию. Оказавшись на центральном рынке, просто закупая какие-то продукты, вы можете оказаться совершенно в другом пространстве смыслов и восприятий.

Ещё есть любопытный момент с центральной гостиницей. Филипп Крикунов и Егор Зайцев, поэт и художник, совместно оккупируют несколько номеров гостиницы, потому что там происходит фиктивная, спекулятивная конференция под названием «Расчёт в ошибках». Художники представляют себя в роли учёных, которые обсуждают тему ошибочности основания Новосибирска в то место и в то время. То есть, они решили взять аспект ошибки из темы фестиваля и развить её в мифическом ключе.

Чтобы не обижать художников, скажу, что у нас ещё очень интересная музыкальная программа. В прошлый раз она тоже присутствовала, но её раскидали по разным площадкам. Сейчас она в одном месте — это дворик на ул. Красный проспект, 22. Этим занимается коллектив Devoted. Они называют себя DVTD.

Все музыканты, которые там принимают участие — это экспериментальные музыканты, играющие стили от электроники до импровизационного джаза, преимущественно сибиряки. Это будут живые выступления, с шести и до десяти часов. Много всего можно будет услышать.

Ирина Иванова: 50 площадок, 200 художников. Фестиваль называется «48 часов Новосибирск», но, судя по программе, это не двое суток. Думаю, что такое количество художников, площадок и различных форм не помещаются в 48 часов.

Я даже знаю, что некоторые площадки в ЦК19 будут работать ещё дольше. Сколько реальных дней будет длиться выставка? И что можно будет вместить в это время? Получилось ли всё вместить из тех заявок, которые были?

Пётр Жеребцов: Этот вопрос задают всё время. Так мало времени, так много вещей происходит, но это про то, как мы можем выбирать свой собственный путь; про то, как вы выстраиваем траекторию перемещения по городу. Это универсальный ответ, который применим и для Нойкёльна.

К слову, у них событий происходит в десять раз больше. Не успеваешь за 48 часов. Всегда что-то теряешь и отказываешься от чего-то. Это нормально, ты не можешь получить всё. С этим пора смириться. Относительно того, что будет, есть некоторые вещи, которые длятся больше, чем сам фестиваль. Это нормально.

В том же Нойкёльне некоторые галереи или пространства участвуют со своей регулярной программой, если она подходит под тему фестиваля. По этому принципу отчасти и у нас, помимо ЦК19, есть ещё несколько площадок, которые хотят продлить свои выставки. Однако вещи в открытом пространстве, перформансы и некоторые объектные или инсталляционные формы будут только на фестивале.

Ирина Иванова: Будет эксклюзив.

IMG_0049_tn.JPG
Пер Брандт и Пётр Жеребцов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Пётр Жеребцов: Мы его не шибко хотели предлагать, но именно за три вечера или двое суток ты можешь создать такую панораму напряжения и компрессии, за счёт которых создаётся фестивальная атмосфера.

Ты не только один туда пришёл, ты общаешься с компанией, видишься с этими людьми на той и на другой площадке. Может, вы познакомитесь, кого-то узнаете или вспомните. Это такая вещь, которая создаёт фестивальную атмосферу, поэтому мы не растягиваем программу на несколько недель.

Ирина Иванова: А насколько, по вашим личным ощущениям, новосибирцам интересно современное искусство? Насколько часто люди приходят в ЦК19? Насколько активно участвуют в различных перформансах? По моему мнению, есть определённая группа людей, которая отслеживает все эти события. Но насколько это массово и необходима ли она?

Пётр Жеребцов: Мне кажется, современное искусство — это та вещь, которая доступна каждому. Вопрос в том, какой путь ты до этого пройдёшь или готов пройти. Конечно, мы не видим перформансы современного искусства в качестве развлечений. Хотя такими они тоже могут быть.

Часто необходима работа и интеллектуальное напряжение, но это всегда так, когда тебе необходимо работать с воображением. Прочитайте роман. Сейчас уже 500 страниц книжки никто не может прочитать за двое суток, а раньше только так глотали. Вот примерно то же самое.

Мы в этом плане очень старомодные, говоря о том, что есть формы, требующие определённого усилия. Фестиваль за счёт программы, возможно создаёт ещё развлекательный аспект. Я в этом не вижу никакой проблемы. Насколько это востребовано?

Последние два года мы видим рост посещаемости. Из-за коронавируса ЦК19 был закрыт на полгода, но, развивая цифровые форматы, мы видели, что есть рост внимания, формируется новая аудитория. Введение таких форматов как медиация, которая подразумевает большое вовлечение зрителей, у нас пользуется стабильным спросом. Все хотят ходить на это.

Ирина Иванова: Остаётся немного времени. Сегодня мы говорим о фестивале «48 часов Новосибирск», который начнётся уже 17 сентября. Пер, а чем вы можете привлечь новосибирцев, может быть, далёких от современного искусства, чтобы они поучаствовали в вашей программе?

Пер Брандт: Ситуация схожая во всех городах, потому что, когда люди идут на подобного рода мероприятия, они беспокоятся и боятся сказать что-то глупое, неуместное. Я бы сказал следующее: не волнуйтесь. Места рассредоточены. Допустим, одна выставка может отозваться, а другая вообще может не понравиться или вы не поймёте, о чём это. Неважно. Продолжайте. Прогуляйтесь по городу.

Я уверен, что, какие бы предпочтения в искусстве у вас не были, вы всё равно найдёте для себя что-то близкое. Даже откроете новые локации для себя и поймёте, что оно того стоило. Или вы с друзьями сходите в наше музыкальное местечко. Таким образом, вывод такой: расслабьтесь, не волнуйтесь и в любом случае попробуйте.

Пётр Жеребцов: Всё бесплатно.

Ирина Иванова: Да, главное, что всё бесплатно. Программа разнообразнейшая. Повторюсь, что есть и закрытые, и открытые площадки, и места совершенно непредсказуемые, в которых невозможно представить культурную среду. Например, когда мы говорили о центральном рынке.

Фестиваль большой и интересный. Полную программу можно узнать на сайте фестиваля «48 часов Новосибирск». Может быть, в финале программы ещё Пётр что-нибудь добавит? Надеюсь, погода нас не подведёт. 

Пётр Жеребцов: В прошлом году погода нас подвела и наградила одновременно. Был невероятный ливень, который все запомнили, и это тоже замечательный фестивальный опыт, когда все знают, что они пережили в то самое воскресенье.

Обратите внимание на те места, в которых вы раньше не были: fab.8, галереи-мастерские «ПОСТ», мастерская Крикливого и Панькова. Всё это небольшие и независимые места, некоторые из них существуют совсем недавно. Без вашего внимания они просто умрут.

Ещё одна очень важная вещь, про которую мы забыли сказать, — это наши международные связи. Два проекта, которые будут в ЦК19 — это выставка от кураторов «48 часов Нойкёльн» Торстена Шленгера и Норы Цендер, а другая выставка — это представительство от «48 часов Ташкент». Это фестиваль, который впервые пройдёт после фестиваля «48 часов Новосибирск».

В прошлый раз кураторы из Ташкента приезжали к нам. Им очень понравилось, как здесь всё происходит. Они в каком-то смысле перехватили эстафетную палочку. Это тоже важный аспект. Также в фестивале участвуют не только новосибирские художники, но и российские. Мы пригласили несколько групп: «Без названия» или «Город Устинов» для того, чтобы поработать с контекстом Новосибирска, исследовать наш город.

Ирина Иванова: Замечательно. Я напоминаю, что у нас сегодня в гостях был главный организатор фестиваля, директор Гёте-института в Новосибирске Пер Брандт и куратор фестиваля от центра культуры ЦК19 Пётр Жеребцов.

Мы завершаем наш разговор. Я надеюсь, что он был интересен. Надеюсь, что мы заинтересовали новосибирцев, даже далёких от современного искусства. Изучайте программу, приходите на фестиваль. Напомню, что он пройдёт с 17 по 20 сентября в Новосибирске. Всего доброго! Хорошей погоды и прекрасных культурных впечатлений! До свидания!

Видео: nsknews.info

Что происходит

«Локомотив» сыграет со звёздами мирового уровня в новом сезоне

Счастье без грима: как клоуны помогают детям в больницах

На станции метро «Спортивная» заканчивают бетонирование платформ

Новый асфальт на улице Кирова планируют уложить за полторы недели

Дачные автобусы будут ходить до 10 октября в Новосибирске

Два старлея и майор: жители выбирают «Народного участкового»

Губернаторов переименуют в глав и разрешат избираться больше двух сроков

Из-за стройки четвёртого моста в Новосибирске сдвинут остановки

О привычках лидера расскажут на бесплатном семинаре

Новосибирцы совершат лингвистическое путешествие, не покидая города

Добрая собака Дора будет помогать онкобольным детям в Новосибирске

Показать ещё