Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «Больше всего бродячих животных в Ленинском районе»

Как работает Новосибирский центр по проблемам домашних животных (НЦПДЖ)? Зачем чипировать кошек и собак? Какие ошибки чаще всего допускают их владельцы? Где в Новосибирске больше всего бродячих животных? Об этом и многом другом рассказали 16 января гостьи программы «Вечерний разговор» — председатель комитета охраны окружающей среды мэрии Новосибирска Мария Сидорова и директор НЦПДЖ Светлана Слесарева — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
10:04, 20 Января 2020

Иван Конобеев: Добрый вечер, в студии Иван Конобеев. И сегодня [16 января] у нас разговор о совместной жизни в городе новосибирцев и безнадзорных животных. Представляю гостей студии: сегодня у нас в гостях Мария Сидорова — председатель городского комитета охраны окружающей среды и Светлана Слесарева — директор новосибирского центра по проблемам домашних животных. Здравствуйте!

Мария Сидорова: Здравствуйте!

Светлана Слесарева: Здравствуйте!

Иван Конобеев: Первый вопрос у меня будет про изменения законодательства. Закон, который касается безнадзорных животных, действует уже второй год. Но 1 января 2020 года этот закон начал работать, что называется, в полную силу. И самое главное требование этого закона, если я правильно понимаю, значится в таких словах, как «изъятие на возвратной основе».

Животные после определённых процедур, которые они проходят в центре, должны вернуться обратно в ту среду, в которой они были пойманы, то есть на улицу. Правильно я понимаю, или нет?

Мария Сидорова: Я скажу об основных тенденциях. Да, новое законодательство формирует такую тенденцию — это гуманное и ответственное отношение к животным. И закон направлен не только на безнадзорных животных, но и на формирование ответственного отношения у наших горожан к своим питомцам, обязательному их учёту и стерилизации. Это концептуальный закон, который формирует в целом отношения с животными, и не только с бездомными.

Светлана Слесарева: Да, действительно, с 1 января этого года вступили в силу остальные положения. Норма по возвратному методу отлова, о которой вы сказали, была просто рекомендована в 2019 году, но она не была обязательной. И с 1 января другого способа, кроме как изъятия, прохождения определённых процедур и возврата на прежнее место обитания собак, которые не проявляют немотивированную агрессию, быть не может.

А что касается общих требований — в законе точно также прописаны ответственность человека, соответственно, общие требования к содержанию животных, о чем говорила Мария Юрьевна. То есть в законе совершенно чётко и конкретно говорится о том, что должен делать хозяин собаки, и чётко указано то, что он несёт определённую ответственность — административную, уголовную и иную. Иная подразумевает под собой, допустим, изъятие животного по определённым причинам.

NET_9473_tn.JPG
Слева направо: Светлана Слесарева, Мария Сидорова и Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Мария Сидорова: И гражданского имущества на случай возмещения ущерба.

Иван Конобеев: Так совпало, что 1 января заработал закон, а 1 декабря Светлана Фёдоровна стала директором НЦПДЖ, что в переводе на русский означает «Новосибирский центр по проблемам домашних животных». И, насколько я понял, у вас совершенно другая стратегия: вы пришли с другой стороны баррикад, говоря образно, из зоозащитников. Что изменится?

Светлана Слесарева: Да, совершенно верно. Начнём с того, что у нас общая цель и общая задача. Равнодушных к этой проблеме в городе нет. Есть те, кто считает, что животных не должно быть на улицах. Мы так же считаем, просто способы и методы могут отличаться.

В последнее время нам удалось прийти к тому мнению, что работать сообща намного лучше и эффективнее, и это приведёт к гораздо более хорошему результату. То есть наш опыт работы и возможности администрации позволят гораздо быстрее решить этот вопрос теми способами, которые как раз регламентирует закон.

Мария Сидорова: Введение этого нового метода отлова, стерилизации и возврата позволит через определённое время не просто сдерживать образование стай на территории, а прийти к уменьшению популяции.

Но мы должны не забывать, что эта проблема должна решаться не только нами как органами власти, как неравнодушными зоозащитниками, но и самими горожанами. Именно граждане формируют ответственное отношение к своему домашнему коту или псу. От того, как человек относится к своему домашнему животному, зависит многое.

Иван Конобеев: Я буквально перед эфиром открыл группу центра ВКонтакте и увидел объявление, которое тронуло меня: «Разыскиваются ловцы безнадзорных животных». У меня сразу же в памяти возник товарищ Шариков в кожаной куртке и с сакраментальной фразой про котов, но затем я увидел одно из требований — «люди, которые любят животных».

Почему возникло в группе такое объявление, и кого вы ищете?

Светлана Слесарева: Да, мы испытываем острую потребность в людях, которые могут нам помогать в отлове животных. Со своей стороны мы обещаем дружный и достаточно весёлый коллектив.

Негативное отношение, которое сложилось по отношению к профессии «ловец», на сегодняшний день не соответствует действительности. Поменялись не только требования, поменялся сам процесс работы.

Мы стали применять другие способы отлова. Сейчас нет тех жутких щипцов, о которых говорилось раньше. Сейчас есть специальные ловушки и сачки, которые мы будем использовать. Поэтому никакого травматизма не присутствует в работе. Животное максимально гуманно будет изыматься. После этого животное ставится на учёт.

Мария Сидорова: Здесь нужно рассказать нашим слушателям, что новосибирской центр по проблемам домашних животных обладает двумя площадками — это карантинное отделение и пункт временного содержания.

Животное подлежит обязательному осмотру ветеринара, после этого оно перемещается в карантинное отделение, чтобы выявить заболевания. Затем животное обрабатывают, вакцинируют, и после этого его ждёт стерилизация. Самое главное: если это безнадзорное животное, и мы говорим о том, что после его выпустят на волю, тогда оно обязательно должно пройти стерилизацию. Это к разговору о контроле популяции.

И самое главное, о чём сказала Светлана Фёдоровна, это постановка на учёт — чипирование. То есть мы заносим данные о животном в базу, и если ловцы встретят это животное, мы будем знать — «друг, ты у нас уже был в гостях».

Светлана Слесарева: Мы планируем введение электронных микрочипов, которые будут вводиться под кожу. Они буквально размером с рисовое зёрнышко.

Иван Конобеев: То есть это не бирка, как в Турции — я видел фотографии.

Светлана Слесарева: С биркой всё сложнее, потому что практика других городов, которые являются пионерами — Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода — такова, что они ушли от практики биркования животных, потому что бирки в большинстве своём просто снимаются. 

Чип позволяет спокойно определить и идентифицировать животное. Если животное снова к нам попадёт, мы его снова вакцинируем и выпустим на волю.

Кроме того, все животные будут клеймиться.

Иван Конобеев: А домашних животных ставят на учёт?

Мария Сидорова: На самом деле, каждое животное должно быть поставлено на учёт. Владельцы, которые нас слышат, наверное, думают: зачем это делать? Но это большая помощь в случае потери животного. Если оно попало в отлов, специалисты с помощью определённого оборудования смогут узнать всё о вашем питомце и после этого отдать животное хозяину.

Светлана Слесарева: Буквально несколько дней назад поступил звонок-заявка о том, что достаточно большой кобель хаски бегает безнадзорно. В конечном итоге его просто закрыли на детской площадке. Была экстренно вызвана бригада, собаку забрали. Большой респект хозяевам за то, что они разместили телефон на ошейнике. Именно это позволило очень оперативно с ними связаться. Буквально в течение 2-3 часов они приехали в наш центр.

Иван Конобеев: А если бы это был чип, то...

Светлана Слесарева: То же самое! У нас есть возможность считывать любые чипы.

Иван Конобеев: А где можно чипировать свою собаку?

Светлана Слесарева: Это можно сделать в абсолютно любой ветеринарной клинике. Они с удовольствием проведут вашему питомцу эту манипуляцию — это практически обычный укол. А размер этого чипа буквально 2-3 мм. Он содержит код, который подделать невозможно. Он вносится в единую общероссийскую базу данных. Плюс информация о коде отдаётся владельцу и вклеивается потом в паспорт животного.

Иван Конобеев: В вашей группе в ВК 1500 человек. Достаточно молодая группа — первая новость в октябре 2019 года. И уже такое внимание. Кто все эти люди?

Мария Сидорова: Это неравнодушные граждане, которые интересуются вопросами животных и работой службы. В связи с тем, что есть определённые сложности с созданием отдельного сайта, возможно, это будет одним из направлений, которое будет развиваться.

Пока же мы решили, что эта группа будет источником для размещения информации о тех животных, которые находятся на содержании или в отлове. Это позволяет гражданам узнать, «потеряшка моя там?», или просто выбрать из отлова доброго друга.

Иван Конобеев: А есть на сегодня понимание, сколько собак оказывается на улице за год и кто «поставщик» этих животных? Это потомство диких собак, или нерадивые хозяева избавляются от своих животных?

Светлана Слесарева: Я бы сказала, что 50 на 50. Поэтому говорить однозначно, что популяцию создают только безнадзорные собаки, я бы не стала. Потому что много щенков подбрасывают на остановки, в приюты. На дачных участках огромное количество животных остаётся после окончания дачного сезона.

NET_9490_tn.JPG
Светлана Слесарева. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Мария Сидорова: Надо сказать, что после летнего сезона мы имеем определённый всплеск обращений. Одно из новшеств центра — в рамках взаимодействия с вузами города будет проведён мониторинг численности животных.

Проводимая ранее работа в рамках законодательства позволяла просто сдерживать популяцию на определённом уровне, не заходить за определённые рамки безопасности. Но сейчас, в связи с тем, что внедряется возвратный метод, нам надо понимать, какой процент и какая эффективность. Это необходимая работа, и в этом году она будет сделана.

Иван Конобеев: Допустим, какой-то небольшой Трезор был принят вами, проведены над ним некоторые действия: он умный, красивый, привитый, а ещё и с чипом, и его легко пристроить к новым хозяевам. А как быть, например, с агрессивными животными, которых и изловить бывает сложно?

Светлана Слесарева: Я вам честно могу сказать, что процент таких животных небольшой. Как правило, животное, попадая в более благоприятную среду, становится адекватным.

Мария Сидорова: Я добавлю: если действительно зафиксированы случаи агрессии — покусы, нападения, то за такими животными просто ведётся наблюдение. И если после этого устанавливается, что животное неадекватно, то только в этих случаях — и по закону это регламентировано — животное усыпляют. Например, в случаях подтверждения бешенства или какого-то другого заболевания. Есть же заболевания, которые опасны для человека.

Если это заболевание, которое совместимо с жизнью, но всё-таки его лучше оставить, животное будет содержаться. Законодатель подразумевает, что такие животные должны содержаться в приютах, а если всё-таки животное безнадежно больное, то только в таких случаях будет приниматься решение для усыпления.

Иван Конобеев: А есть какая-то карта проблемных мест и идеальных районов?

Светлана Слесарева: Мы работаем над созданием такой карты, это было у нас в пункте программы, но наиболее проблемный — это Ленинский район. Там, где большое количество частного сектора, ведётся активная застройка, есть промышленный сектор. Это самые проблемные участки.

Мария Сидорова: Дополню, что центр сейчас формирует план непосредственно вблизи детских садов и школ, где есть потребность обеспечить безопасность детей. Чтобы не было проблем, мы сделали запросы. И по тем звонкам и обращениям, которые к нам поступают, центр формирует план своей последующей работы.

Иван Конобеев: А кто чаще всего вызывает специалистов центра?

Мария Сидорова: Такой статистики нет, обращаются все: и мамы, дети которых ходят в школу; и жители, которые жалуются на соседей, которые неправильно выгуливают собак — отпускают на самовыгул.

Светлана Слесарева: Это возвращаясь к ответственности владельцев, которые содержат собак. Законом предписаны требования, которые должны соблюдаться, но далеко не всеми эти требования соблюдаются.

Иван Конобеев: Принцип возвратности — это гуманно. Но на понимание: вот мамочка с детской площадки попросила изъять безнадзорную собаку или стаю, которая там обитала. Вы изымаете, погружаете их в прекрасные человеческие условия, процедуры проводите, и собак потом снова выпускаете обратно на детскую площадку?

Светлана Слесарева: Есть определённые требования которые говорят о том, что территории детских школьных, дошкольных учреждений и больниц, а также детских площадок — это те территории, на которые собаки не должны выпускаться. То есть наша задача — обеспечение безопасности граждан.

Помимо того, что мы должны решать эти вопросы гуманными цивилизованными способами, которые закон и предписывает, также мы должны учитывать и интересы горожан. Поэтому что касается детских площадок, садов, школ и так далее — это те заявки, которые у нас отрабатываются в первую очередь.

Иван Конобеев: И выпускаются они в любые места, но только не сюда?

Светлана Слесарева: Собаки должны выпускаться в прежнюю среду обитания. Если с детской площадки — они будут оставаться у нас, будем искать им хозяина дальше. Мы не можем выпустить собаку в другую среду обитания, потому что есть такое понятие как ёмкость среды. И мы знаем, что собаки, которые живут на какой-то локальной, маленькой территории — их 5-6 — они там так и будут жить. У них есть определённая база, это их ареал обитания.

Если мы изъяли всех собак, то всё равно туда придут другие. Поэтому мы должны вернуть эту стаю, она доживёт свой век, но не будет размножаться. То есть мы устраняем таким образом саму причину. И на этой территории остаются те собаки, которые будут достаточно лояльно относиться к человеку.

Иван Конобеев: А если её выпустить в другую среду, то она не сможет там адаптироваться?

Мария Сидорова: Это же естественный процесс. То есть там одна стая жила, а тут мы ещё кого-то привезём с другой стаи. Мы должны гуманно относиться к животным в рамках нового закона. Поэтому эти животные, которые с детских площадок и дошкольных учреждений, — чтобы они не возвращались на прежнее место обитания, то будут максимально пристраиваться в добрые руки.

NET_9508_tn.JPG
Мария Сидорова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Понятно, что и отлов, и прививки, и чипирование, и содержание, и процедуры — всё это, естественно, не бесплатно. И всё это, естественно, происходит за бюджетные деньги. А в бюджете есть ещё много разных задач, которые решает в данном случае муниципалитет и которые с животными связаны в десятую очередь.

И понятно, что это не те деньги, на которые можно было бы вольготно делать всё, что придёт в голову. А с другой стороны, это деньги, которые нужно минимум тратить для того, чтобы максимум на них сделать. Такая задача. И главное — минимизировать риски для горожан?

А если говорить о сегодняшней ёмкости центра — сколько они смогут принять животных для содержания?

Мария Сидорова: Я бы не стала ставить так вопрос. Потому что, во-первых, задача нового руководителя — максимально оптимизировать то, что имеется. Но мы прекрасно понимаем, что новый формат закона прописывает, что мы должны часть животных содержать всю их собачью жизнь. А это тоже определённые требования. То есть мы должны подразумевать, что какая-то часть отловленных животных должна там содержаться, а часть — будет выпущена.

На сегодняшний день технически мы можем разместить их вторым и третьим ярусом — но это же негуманно. И как раз задача нового руководства — оптимизировать центр, посмотреть, что нужно построить, что нужно доработать. И мы не исключаем, что в будущем будет такое помещение, которое можно будет назвать приютом. Мы сейчас говорим о красивых перспективах, но надеемся, что так и будет.

А что касается ёмкости — я здесь добавлю, что часть животных уходит, а часть приходит.

Светлана Слесарева: Мы подсчитали, что в этом году оптимально, что мы можем сделать — это порядка 1400 животных сможем подвергнуть всем процедурам, а после выпустить. Это максимум, который мы реально можем сделать.

И на каждого животного отводится порядка 24 дней. Соответственно, пропускная способность — 160-170 животных. На сегодняшний день мы на пике — 165 животных. Кого-то из них выпустят, кого-то пристроят, а кто-то пока ещё останется.

Иван Конобеев: А если говорить о пристрое? Сколько из этих 165 животных приблизительно получат себе хозяина? Или это будет зависеть от того, как вы будете вести группу ВКонтакте?

Светлана Слесарева: Да, и от этого в том числе. Если вы успели заметить, то у нас стали появляться более качественные фотографии. Хорошее фото — это 50% успеха того, что на животное обратят внимание. Поэтому сейчас ведётся работа по привлечению фотографов, по наполнению альбома. И, соответственно, работа по пиару тех или иных животных будет усилена. Сказать в процентном соотношении — очень сложно пока. Но я могу сказать, что работники пункта временного содержания делают всё возможное для того, чтобы собаки были социализированы.

Иван Конобеев: А за декабрь удалось кого-то пристроить?

Мария Сидорова: Да, очень большой процент относительно предыдущего периода. Были такие недели, что пристраивали от 10 до 12 животных. Это при том, что за неделю бывает всего 10 отловленных. Приятно видеть, что люди берут животных и несут за них ответственность. То, что люди хотят нести за них ответственность — это очень важно. Потому что иногда причина того, что мы их отлавливаем — это безответственное отношение.

Иван Конобеев: А часто бывает так, что специалисты центра выезжают на агрессивную собаку, но оказывается, что собака не бездомная, а при хозяине — просто воспитана хозяином неправильно?

Мария Сидорова: Да, я очень хорошо помню такие жалобы, когда животное просто преграждает доступ в подъезд или ложится около не совсем трезвого хозяина и не даёт пройти в подъезд, охраняя его. Такие выезды центр тоже выполнял. И уже вместе с полицией, с участковыми таких собак изымают. А потом уже хозяин приходит и забирает питомца.

И ещё такой момент: большинство покусов, зарегистрированных в Новосибирске, сделали не бездомные животные, а хозяйские. Это происходит потому, что хозяева неправильно своих питомцев воспитывают. Это проблема. Гуманное отношение хозяина немаловажно.

Иван Конобеев: Воспитание хозяина не должно входить в функции центра?

Светлана Слесарева: Это не совсем наши функции, мы можем лишь способствовать формированию отношения, чтобы это откладывалось на подсознании. Что мы должны нести ответственность за того, кого приручили. Мы должны выполнять требования закона, мы должны к этому привыкнуть. К сожалению, российский менталитет к этому не привык.

Мария Сидорова: Хозяева должны правильно гулять — с ошейником и намордником, если собака большая. Правильно убирать за своим питомцем. Чтобы животное было привито, поставлено на учёт и стерилизовано, если хозяин не хочет от него потомства. Чтобы потом не пришлось пристраивать в добрые руки котят и щенят. А если они хозяину не нужны — выставляет коробку в подъезд. А эти котята попадают в подвал, потом они приходят через волонтёров в приют, в центр.

Светлана Слесарева: Поэтому мы и говорим, что эта задача требует комплексного решения.

Мария Сидорова: И задача центра в новых условиях — это, конечно, привести в соответствие, относиться к животному гуманно, выполнять требования закона. Но чтобы жить в новых условиях, нужно формировать решение совместной работой граждан и их гуманным отношением к своему питомцу. Чтобы потом работа центра была минимальной и затраты бюджетных денег были минимальны. Потому что последствия от необдуманного решения гражданина будут другие. И это грамотно, здесь подход всесторонний. От одного неверного решения мы получаем другие проблемы.

Иван Конобеев: То есть одним фронтом вы не справитесь с этими задачами? Если постоянно будут поступать новые животные, то сколько вы не будете выполнять стерилизацию животных — с бездомными животными никогда не справитесь, если будут поставщики новых котят и щенков, и будут продолжаться жалобы от горожан.

Вопрос о площадках. Я как депутат горсовета опробовал технологию дог-боксов на округе. Сначала это не воспринималось, но потом люди понимают, что это очищает территорию. И потом жители спрашивают: а почему нет площадки для выгула собак? И здесь сразу возникает масса проблем.

Я прекрасно помню, когда мы рассматривали деятельность НЦПДЖ два года назад. Один из вопросов, который звучал по отношению к центру: а почему бы нам не сделать площадки для выгула собак, которыми бы занялся НЦПДЖ? И тогда мы выясняли, что есть определённые требования, СНиПы и СанПиНы. И там такое количество требований, которые выполнить просто нереально. Чуть ли не бетонное основание и оформленные ливневые стоки. Это направление работы — это задача 22 века?

Мария Сидорова: Нет, на самом деле, это направление, которое будет развиваться. Но слушателям лучше расскажу, что в большинстве случаев гражданин хочет иметь площадку для выгула перед своим домом, потому что это делается утром и вечером. И как раз создание такой площадки связано с определёнными трудностями, потому что это придомовая территория, и только решением собственников можно создать этот объект и содержать его.

А в основном это дилемма — или я хочу парковку, или я хочу лишнюю качельку. А про собак мы забываем, вспоминаем в последнюю очередь и говорим: «А давайте сделаем вон там». И при соблюдении требований это можно сделать, но вопрос: дойдет ли туда человек, который вышел только что на 5 минут на прогулку? Конечно же, нет! Это прямо дилемма для детей. И нужно объяснять людям, что площадка перед вашим домом — это ваша зона ответственности.

А создание таких комплексных площадок возможно, и мы будем прорабатывать это направление вместе с центром. И их не везде можно сделать. Это площадки для выгула и дрессировки. У человека есть свободное время, собака в наморднике, на поводке. Он дошёл туда спокойно, отстегнул её — она там побегала, поиграла с другими собаками. А на другой части территории можно, например, заняться дрессировкой. И мы считаем, что это будет одно из направлений, которое мы будем включать в дальнейший план центра.

Иван Конобеев: Светлана Фёдоровна, вы видите перспективы у этого направления?

Светлана Слесарева: Я считаю, что да. Эта тема очень интересна, актуальна, важна для многих. Это снимет градус напряжённости между теми, кто собак не имеет, и теми, кто собак содержит и готов их выгуливать без ущерба для окружающих.

Иван Конобеев: Предлагаю в завершение рассказать о следующем: что самое главное в новом подходе? И что мы хотим получить от НЦПДЖ?

Светлана Слесарева: Основная цель — прийти к более цивилизованному и ответственному отношению. Сделать наш город чище, сделать его благополучным для всех категорий горожан. Но мы в начале этого пути, поэтому я очень надеюсь, что первый наш шаг будет достаточно успешным. Но говорить о том, что будет достигнуто, мы сможем только в конце года. Пока у нас планы хорошие, настрой бодрый и оптимистичный. Я надеюсь, что очень многие из тех пунктов, которые мы запланировали, будут реализованы.

Мария Сидорова: Дополню, что главная задача, стоящая перед центром, — оптимизировать свои направления, технически перенастроиться, посмотреть на решение задач под новым углом, потому что этот человек пришёл с другой стороны, как мы уже говорили. И это позволит по-другому смотреть на ситуацию и по-другому её решать, оптимизировать и настроить работу в рамках новых требований. Новая команда — новые решения!

Иван Конобеев: Я желаю вам успехов!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Дерево года предлагают выбрать новосибирцам

Заельцовский стал лучшим районом Новосибирска в 2019 году

О строительстве Алтайской железной дороги расскажут на «Городской волне»

84-летний новосибирец пошёл искать собаку и заблудился в лесу

Власти поддержат строительство частной школы РОСТ в Новосибирске

Новосибирские экологи взялись за неприятные запахи в городе

Стадо коров пришло жевать траву у торгового центра в Новосибирске

Километровый участок Большевистской отремонтируют к сентябрю

Новосибирцы смогут бесплатно выучить международный язык эсперанто

У аргали в Новосибирском зоопарке родился ещё один детёныш

30 человек спасли из горящего общежития пожарные в Новосибирске

Показать ещё