Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Терапевты с хвостами: как четыре собаки в Новосибирске лечат детей

Четыре собаки, детский психолог и кинолог в Новосибирске заново учат ребятишек после онкологических заболеваний ходить, говорить и общаться с людьми вне больничных стен. В ценре зоотерапии «Дверь в лето» разработана своя уникальная методика реабилитации детей с помощью хвостатых помощников, которую сейчас применяют в благотворительном фонде «Завтра будет». Как сделать общение с собаками терапевтичным, почему занятия с ними позволяют достичь впечатляющих темпов восстановления и что нужно, чтобы пёс захотел подпрыгнуть на два метра — «Новосибирским новостям» рассказали детский психолог Юлия Соболева и кинолог Виктория Питерская.

Елена Мухачёва
Елена Мухачёва
13:25, 16 мая 2023

«Радость — видеть маленькие изменения»

Шум, смех, лай. Собаки высоко прыгают, разыгрывают сценки и подбадривают мальчика Сашу, который изо всех сил старается чётко произнести команду и ухитриться надеть на голову псу игрушечное колечко. Получается не с первого раза.

«Умница! Ой, как шикарно получилось! Давай ещё разок! Супер!» — болеют за пациента психолог Юлия Соболева и кинолог Виктория Питерская. 

Саше девять лет. Но произносить слова, бегать по игрушечным «кочкам» и накормить из ложки собаку — для него трудные задачки.

KOMP4349.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Саша победил рак, теперь предстоит побороться с последствиями и нагнать здоровых сверстников. С поражением нервной системы, оставшимся после химиотерапии, это совсем непросто. Даже нехитрые действия, доступные малышам, требуют серьёзных усилий. 

Занятие идёт час. Саша с собаками бегает, прыгает, они выполняют команды мальчика.

«Фактически Саша у нас сейчас заново учится говорить. У него был лейкоз. Мы два года проходили лечение. С этим диагнозом покончено, сейчас разгребаем последствия: на фоне химиотерапии начались эпилепсия, задержка речи. Вообще всё плохо было, но работаем маленькими шажками по всем фронтам. Проходим реабилитацию. Вижу результаты, очень рада. 

Сюда, в „Завтра будет“, привожу Сашу на занятия с канистерапевтами. Специализация фонда — реабилитация онкобольных детей. Для меня очень важно, что Саша всегда с удовольствием занимается с собаками.

Здорово, что для родителей это бесплатно. Для меня огромная радость — видеть маленькие изменения к лучшему. 

Было пять занятий — и я уже вижу результат», — рассказывает Полина, Сашина мама.

По её мнению, любимица мальчика — большая и добрая Дора: он всегда рвётся именно к ней.

«Дора родилась терапевтом. Она наш самый опытный психолог. Ей 12 лет. Она по характеру уютная, добрая и спокойная. Дети часто хотят за неё спрятаться, обнять её, что-то ей рассказать. И с неё началась эта история. Вместе с ней и я стала психологом», — комментирует хозяйка золотистого ретривера Юлия Соболева.


«Хочу работу, куда можно ходить с собакой»

Юлия Соболева родилась в Омске, писала и редактировала для деловой газеты и однажды завела собаку Дору.

«Когда ушла из журналистики, то подумала, что хочу работу, куда можно ходить с собакой. И с подругой, у которой была корги, мы стали проводить детские праздники с собаками. Неожиданно к нам стали часто приезжать семьи, в которых есть дети с особенностями развития. Я волонтёрила в свободное время, но близко с этой категорией детей никогда не общалась.

KOMP4677.JPG
Юлия Соболева. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

И вот однажды мы проводили праздник для мальчика с ДЦП. Он не ходил, не говорил, а только улыбался, а в конце праздника взял и уснул в гамаке. Праздник закончился, гости разошлись, а мама села рядом и стала рассказывать, что раньше сын не улыбался и нигде вне дома не спал. А потом к нам потянулись одна за одной такие семьи», — вспоминает Юля.

После этого она поехала в Петербург и Москву знакомиться с методиками реабилитации детей с участием собак — этот процесс называют канистерапией.

«Я увидела, как работают канистерапевты в других городах, но поняла, что мне нужна своя методика. С подругой, инструктором ЛФК, мы стали думать, как включать собак в упражнения лечебной физкультуры.

Вообще реабилитация, особенно при ДЦП, — это очень болезненная для детей процедура. Им сгибают и разгибают руки и ноги, дети плачут, кричат и зовут маму. Это ужас.

Были у нас девочка, которой на реабилитации сломали ключицу, и мальчик, которому было так больно, что он боялся вообще как-то управлять своим телом. А ведь нужно ещё подключить волю ребёнка, чтобы он хотел двигаться и делал это через боль. И мальчик у нас опирался на собаку и пытался сделать движение, а потом начал садиться. А я помогала как волонтёр с собакой. Я видела, что результаты есть и они лучше, чем при обычной ЛФК. 

И мне захотелось разобраться в теме глубже, я пошла учиться на детского психолога, начала разрабатывать собственную систему упражнений для детей, в которой ребёнку помогают собаки», — рассказывает Юлия.

В Новосибирск она приехала уже с двумя собаками: в пару большой и доброй Доре завела шпица Арни.

KOMP4211.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

«Этот дружочек у меня по характеру не классическая собака для канистерапии, которая всегда рада общению с посторонними людьми. Он осторожный, и у него есть на занятиях домик, куда можно спрятаться, если надоело общаться. Но при этом Арни белый, пушистый и как будто игрушечный. Это тот образ собаки, который для терапевтической работы с детьми идеален. Он безопасный, его хочется обнять и защитить», — рассказывает хозяйка о втором питомце.

Вместе с Ксенией Алёшиной она стала учредителем фонда «Завтра будет», который специализируется на помощи онокобольным детям. Так у Юли появились зал в центре Новосибирска, на работу в который она приезжает с двумя собаками, а потом и напарница Виктория, кинолог-спортсмен. Её собаки умеют выделывать немыслимые трюки, любят общаться с малышами и с хозяйкой — в огонь, в воду и на терапию к детям.

KOMP4653.JPG
Виктория Питерская, Саша, Юлия Соболева. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

«Меня пригласили помочь Юле как волонтёра. Я пришла на торжественное открытие фонда, так и осталась. 

У нас два рабочих терапевтических дня в неделю, когда каждый час — новый ребёнок с утра и до позднего вечера, час перерыва в обед и десятиминутные „перемены“ между приёмами. Мои собаки в эти дни приползают домой и падают набеганные и упрыганные, но на занятия в фонд они бегут, меня на поводке просто тащат. Нам всем нравится то, что мы делаем, потому что это интересно, это весело, это каждый раз — новая творческая задача, и мы все чувствуем, что наши усилия — это важно и это даёт результат», — делится мыслями Виктория.

Теперь она вместе с Юлей придумывает фокусы, с помощью которых животные помогают лечить детей.


«Пёс — это мотиватор и катализатор»

У каждой собаки — свой талант и свои достоинства, рассказывают владелицы. Фокстерьер Флая и бордер-колли Агат могут подпрыгнуть на два метра в высоту, ловить на лету тарелки и даже танцевать вместе с хозяйкой Викой. Агат к тому же ещё и трудоголик, будет работать с полной выкладкой до последнего ребёнка. Это спортивные собаки. Дора расцветает от общения с детьми, они любят её гладить и рассказывать ей секреты. Она терапевт, но пожилой — когда устаёт, идёт отдыхать. Шпиц Арни — типажный и фактурный, но порой вредный и пугливый. Если утомляется от общения с посторонними, отсиживается в укрытии. Задача психологов — скоординировать работу животных. На терапии собака взаимодействует только со своим хозяином, которого она хорошо знает и которому доверяет — это правило номер один.

В терапевты животных отбирают по характеру. Коммуникативные способности, доброжелательность и готовность общаться с незнакомыми людьми и детьми — талант, которым обладают далеко не все псы. Обычно к занятиям привлекают голден-ретриверов и лабрадоров. 

«Это породы, которые считаются универсальными солдатами в канистерапии. Но на практике каждый пёс — это индивидуальность. Нужно идти от конкретного питомца и выбирать тех, кто кайфует от общения с детьми», — рассказывает Юлия Соболева.

KOMP4298.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Физические упражнения благодаря собакам идут на ура. Кажется, что ребёнок командует, а пёс команду выполняет или ленится, потому что сказано, например, нечётко. 

«На самом деле, понимать сейчас Флае то, что сказал Саша, или не понимать, командует Вика, которая стоит рядом с Сашей. Флая слушается именно её. Это ведь Викина собака. А вот здесь мы уже смотрим, какая у нас сейчас задача. Если Саше упражнение не даётся, а мы хотим поддержать ребёнка — Флая его команду выполнит. А вот если всё получается и нужно добиться большей чёткости в произнесении звуков, то собака будет лениться и не понимать. А вот когда у Саши получится сказать чётко — она наконец высоко подпрыгнет. И Саша будет счастлив. Подкрепляем результат положительными эмоциями. Это простая вещь, но очень эффективная на практике», — делится профессиональными секретами Юлия Соболева.

«Обычно что делают детские психологи? Предлагают выбрать мягкие игрушки, спрашивают, на кого похож ребёнок и почему, и их “оживляют”. Говорят: собака побежала и сказала “Аф! Аф!”. С мягкими игрушками разыгрывают какие-то терапевтические сюжеты.

С живыми собаками — совсем другая история. С одной стороны, не факт, что именно сейчас конкретная собака захочет побежать и пролаять “Аф! Аф!”. Может быть, ей хочется, чтобы её погладили.

С другой стороны, пёс — это потрясающий мотиватор и катализатор. Ребёнку тяжело что-то делать, но с собакой он будет очень-очень стараться. И вот тут как раз нам удаётся подключить волю маленького человека, без которой больших результатов в реабилитации не достигнуть никогда. Он сам хочет надеть колечко на шею Доре и накормить Флаю вкусняшками из ложки! Он сам хочет обнять и погладить животных! Он сам хочет, чтобы собака его поняла, и будет изо всех сил стараться. Именно поэтому нам быстро удаётся достигнуть того, что при классической реабилитации — результат очень длительной работы», — объясняет секрет успехов на занятиях с собаками Юлия.

Особая история — чувство, которое испытывает юный пациент при общении с лохматым доктором. 

«Ребёнок — это ребёнок. Он всегда должен слушаться маму, папу, учителя, врача. Пёс — это единственное умное и классное существо, при общении с которым ребёнок главный. Собака это принимает по умолчанию. Она к маленькому человеку относится как к большому. И вот это очень здорово — дать ребёнку задание научить чему-то собаку, придумать какой-то сюжет для игры с ней», — отмечает психолог.

KOMP4611.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

На сценарии, которые дети хотят разыграть с питомцами, канистерапевты смотрят внимательно. 

«Наши ребятишки годами жили в больничных стенах, где болезнь и процедуры по расписанию. „Больница“ у нас очень популярная игра. Дети отыгрывают тему и её отпускают. Это важно. Начинается новая жизнь с новыми сюжетами: поссорился с другом, не даётся учёба в школе, надо переживать разочарование и пробовать заново, возникают сложности в общении с родителями.

А родители таких детей — это люди, которые годами на пределе сил боролись за жизнь ребёнка, они очень травмированы. Болезнь пережили, но война в голове ещё не закончилась, они очень переживают за детей, панически за них боятся.

И выстраивать детско-родительские отношения приходится заново с учётом всех этих вводных. Здесь тоже можно попробовать это „проиграть“.

И по ходу пьесы всегда видно, может ли ребёнок переносить разочарования, какие у него есть сложности в выстраивании контактов. Это тоже корректируем.

Недавно на занятии у нас мирили „поссорившихся“ собак. Ребёнок переживал ссору с другом, и мы помогали найти выход из ситуации. Попробовали разные способы, выбрали лучший, помирили, в финале усаживаем собак идиллически фотографироваться — а шпиц наш как подпрыгнет, как взвизгнет! Говорим: „Всё сделали, всё попробовали, но всегда есть место для неожиданных поворотов темы“», — рассказывает Юлия Соболева.

Своих хвостатых терапевтов дети иногда рисуют, иногда лепят, иногда гладят и всегда помнят и скучают по ним. В ответ на вопрос, а бывает ли, что занятия с собаками кому-то не подходят, Юля с Викой вспомнили лишь одного такого ребёнка. Мальчику просто было неинтересно возиться с животными. Собаки на занятиях отдыхали, а психологи играли с ним в традиционной песочнице.

«Бывает, что канистерапия детям “не заходит”, но очень-очень-очень редко. Тогда вспоминаем, что в арсенале детского психолога много разных методик, и не обязательно их всегда адаптировать к собакам», — смеётся Юлия.

Что происходит

Выпускники-айтишники трёх вузов Новосибирска имеют самые высокие зарплаты

Двух девочек унесло на надувном круге течением Оби в Новосибирске

Сын экс-губернатора занял пост гендиректора ФК «Новосибирск»

Дмитрий Перязев: «Левобережную свалку начали готовить к рекультивации»

Об успехах новосибирцев в сквоше слушайте в прямом эфире Горволны

Свитер из сундука: дачные образы из надоевшей одежды собрали в «МЕГЕ»

Game over: подпольное казино накрыли у вокзала Новосибирск-Главный

Замгендиректора лесхоза осудили за удар током при сборе шишек в Бердске

Афиша Новосибирска: куда сходить в среду, 7 июня

Душистую резеду и шикарные гортензии высадят в скверах Новосибирска

Три платформы грузового поезда сошли с рельсов в Новосибирске

Показать ещё