Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Суррогатная мать: «Да, я — живой инкубатор»

В Новосибирске ежегодно несколько десятков пар обращаются за услугами к суррогатным матерям. Для них это шанс стать родителями. Но получается не сразу и не у всех. Тем не менее, начиная с 2001 года, в нашем городе по программе «Суррогатное материнство» родилось уже более 300 детей. Несмотря на то, что у этой программы есть масса противников, называющих её торговлей детьми, она помогает семейным парам стать родителями. О том, как и почему становятся суррогатными матерями, сколько они зарабатывают и легко ли расстаются с детьми, рассказала профессиональная суррогатная мать Ольга Патрина.

Лариса Сокольникова
Лариса Сокольникова
14:30, 05 июля 2017

— Вы называете себя профессиональной суррогатной мамой. Что это означает?

— Это значит, что я уже несколько раз участвовала в программе «Суррогатное материнство». Я пришла в неё в 2010 году, сотрудничала с двумя новосибирскими клиниками и одной новокузнецкой. Всего по программе я родила четверых малышей, в том числе, последние роды — это была двойня.

— Вам не обидно, когда вас называют инкубатором?

— По сути, так оно и есть. Я выполняю функцию живого инкубатора, поскольку дети, перенесённые мне в матку по программе ЭКО, не являются моими генетическими. Самое большое, что я могу им от себя дать — это иммунитет. Генетики моей нет. Яйцеклетку берут у мамы, а сперматозоиды — у папы. К определённому сроку беременности меня готовят гормональными препаратами и в полость матки переносят два эмбриона.

Бывает, что эмбрионы не приживаются. У меня такое было. Никто не может гарантировать стопроцентную успешность процедуры. Но, как правило, со второй попытки получалось. Либо по одному ребёнку, либо сразу два.

— У вас есть свои дети?

— У меня трое детей — дочь и двое сыновей.

— Какие чувства вы испытываете сегодня к тем четверым детям, которых выносили и родили для других семейных пар?

— Сегодня я знаю, как живёт каждый ребёнок, как он растёт. Я общаюсь с их родителями. Но не навязываюсь. Если у них есть желание мне написать, позвонить или выслать фото ребёнка, то я очень этому рада и благодарна за то, что они уважают меня как женщину, выносившую для них ребёнка. Самое важное — знать, что эти дети абсолютно здоровы.

4kP2DLX_jrM.jpg
Фото предоставлено Ольгой Патриной, nsknews.info

— Как вы стали суррогатной мамой?

— У меня была цель — купить квартиру. Я этого никогда ни от кого не скрывала. Мне тогда было 25 лет. Мы с мужем учились в одном классе и поженились очень рано. Вопрос об ипотеке даже не ставился, потому что в 2008 году был кризис, у нас не было никакой возможности. Я обратилась в клинику, и мне предложили стать суррогатной мамой. После медицинского обследования меня одобрили. На тот момент у нас было двое детей: дочь — 6 лет и сын — 2,5 года.

— Сколько сегодня стоят услуги суррогатной матери для биологических родителей?

— После рождения ребёнка суррогатные мамы получают около миллиона рублей. Плюс к этому в течение беременности биологические родители ежемесячно оплачивают женщине питание (25-30 тысяч рублей) и расходы на одежду (порядка 30 тысяч). Помимо этого, за счёт родителей ведётся медицинское сопровождение беременной. Вся программа биологическим родителям обойдётся в сумму около двух миллионов рублей.

— Где происходит передача ребёнка биологическим родителям?

— Переоформление родительских прав и передача ребёнка происходит в роддоме. Биологическая мама, при желании, может присутствовать на родах. После того, как ребёнок родился, его ей сразу отдают, и они находятся в одной палате. Суррмама остаётся в другой, и желательно им не пересекаться и не общаться. Разумеется, о грудном вскармливании тоже речи не идёт.

JB8VIrqHkiE.jpg
Фото предоставлено Ольгой Патриной, nsknews.info

— Планируете ли вы и дальше участвовать в программе «Суррогатное материнство»?

— Я уже в программе. Сейчас я готовлюсь, принимаю гормональные препараты, которые создадут благоприятную среду в моей матке для переноса эмбрионов.

Мне 33 года, и в дальнейшем всё будет зависеть от состояния здоровья. Для суррогатных матерей есть ограничение по возрасту — от 20 до 35 лет.

— Было ли у вас чувство привязанности к детям, которых вы вынашивали?

— Абсолютно нет. Я считаю, что женщина, которая становится суррогатной матерью, должна полностью понимать, что, в первую очередь, она даёт жизнь и помогает другим бездетным парам обрести своего, родного здорового ребёнка. Нужно убрать свой эгоизм и год жизни отдать другим людям.

— О чём вы мечтаете?

— У меня не мечты, а реалистичные планы. Вырастить своих детей настоящими людьми, дать им образование. Хочу, чтобы они понимали и чувствовали боль других людей. Кроме этого, хотелось бы, чтобы было поменьше бесплодных пар. Тяжело, когда видишь боль родителей, узнающих о том, что им придётся прибегнуть к суррогатному материнству и пройти весь этот путь.

Я знаю, как выглядит настоящее счастье. Оно — в глазах женщины, которая не могла иметь детей, но стала мамой. Ведь женщина не рожавшая, не имеющая детей — это увядший цветок. Мы, женщины, созданы для материнства.

— Всё так, но с суррогатной мамой есть один важный аспект. Эмоции в родах управляются гомонами, и гормональную доминанту материнства осознанно отменить практически невозможно. Как вы справляетесь после родов?

— Когда мы вынашиваем своих детей, мы их каким образом получаем? От любви. А суррогатной маме эмбрионы в матку переносят в операционной. Это не больно. Но ты понимаешь, что это не твой ребёнок. Когда первый раз я участвовала в программе, то у меня были опасения, что начнёт в животе пинаться, и как я потом буду. Но затем в семейных заботах и делах, в походах по больницам я с каждым днём понимала, насколько это большой труд, и какая ответственность на мне лежит.

После родов, лёжа на кресле, я выдыхаю — ну, наконец-то этот груз с плеч спал. Потом бывает ощущение пустоты. Вроде бы была с животом, потом из роддома вернулась, и чего-то не хватает. Но я сразу возвращаюсь к семейным заботам, не забывая ходить к врачам. После реабилитационного периода я просто беру путёвку и уезжаю на море.

Встреча состоялась 4 июля в студии ГТРК.

Что происходит

Показать ещё