Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: сибирский модерн, назём и превращение в город

27 января на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В студии побывал хранитель фондов Музея истории архитектуры Сибири имени Баландина Сергей Филонов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
15:00, 01 февраля 2023

Взгляд назад. Исторический календарь

24 января 1924 года постановлением чрезвычайного заседания Сибревкома и горсовета Новобазарная площадь названа именем Ленина. С 1935 года площадь носила имя Сталина, но в 1961 году, после того, как был развенчан культ личности, главной площади Новосибирска вернули имя Ленина.

А 27 января 1924 года, в день похорон вождя мирового пролетариата, на площади имени Ленина состоялся траурный митинг, на котором рабочие-строители призвали соорудить в городе памятник Ленину и отчислили на эти цели свой однодневный заработок.

24 января 1930 года в Новосибирске прошёл Первый съезд научных работников Западно-Сибирского края.

24 января 1974 года гидрогеологическая экспедиция Новосибирского геологического управления открыла запасы подземных радоновых вод в регионе санатория «Заельцовский бор». А 26 января 1981 года водолечебницу с радоном открыли в первой городской больнице скорой помощи. Скважину пробурили на территории больницы.

25 января 1929 года в шесть часов вечера в Доме Ленина открылась Первая Сибирская краевая конференция батрачества и бедноты. В конференции участвовали 195 делегатов из различных районов края. Конференция единогласно решила призвать всех батраков теснее сплотиться вокруг партии коммунистов, чтобы быть её твёрдой опорой в деревне и участвовать в работе Советов.

25 января 1939 года Госкомиссия приняла новое здание железнодорожного вокзала станции Новосибирск-Главный, строительство которого началось в 1931 году. Вокзал стал крупнейшим за Уралом и вторым по величине в России после Казанского вокзала в Москве.

26. Строительство вокзала Новосибирск-Главный. 1935 год.jpg
Строительство вокзала Новосибирск-Главный, 1935 год. Фото: Музей Новосибирска

28 января 1897 года перепись населения установила, что в посёлке Ново-Николаевск проживают 8473 человека, насчитывается шесть улиц и 40 кварталов.

28 января 1907 года городское управление Ново-Николаевска обратилось к томскому губернатору с просьбой ходатайствовать о введении в городе полного городового положения. Именно это губернатор и сделал в июне 1907 года, но министр внутренних дел ходатайство не удовлетворил.

29 января 1918 года исполком Ново-Николаевского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов упразднил Городскую думу и управу, а их функции передал Совету городского хозяйства.

29 января 1980 года на строительстве станции метро «Площадь Гарина-Михайловского» забили первую сваю.


Однажды в Новосибирске. Победа воинствующих безбожников

29 января 1930 года в Новосибирске снесли часовню во имя Святителя Николая Чудотворца на Красном проспекте. Это та часовня, которая, когда её восстановят в 1993 году, чудесным образом станет географическим центром России, хотя его там никогда не было, и одним из главных символов Новосибирска.

О сносе часовни сообщила на следующий день, 30 января 1930 года, газета «Советская Сибирь» в крохотной заметке на шестой полосе — после развёрнутых материалов об укреплении колхозов пролетариями, ликвидации кулачества и ускоренном темпе роста революционной борьбы в Северо-Американских Соединённых Штатах.

Вот что писала «СовСибирь» в этой заметке под названием «Конец часовне», — процитирую заметку полностью:

«Вчера с 4 часов дня началась ломка часовни на Красном проспекте.

Во время ломки к часовне подошла группа членов союза воинствующих безбожников. Момент, когда крест был сброшен на землю, группа встретила шумными аплодисментами.

Церковное имущество описано и сдано в госфонд.

Проживавшие под часовней жильцы-церковники выселены. Часовня стояла здесь 15 лет».

Постановление горсовета о сносе часовни одобрили 9 ноября 1929 года на заседании Новосибирского окрисполкома, где было сказано, что сооружение сносят, «учитывая пожелания трудящихся масс и считаясь с благоустройством города».

1930.JPG
Фото: Музей Новосибирска

Часовню Николая Чудотворца построили в 1914 году. Автором проекта, предположительно, стал архитектор Андрей Крячков, хотя, возможно, Крячков составил только план и смету на постройку.

На месте снесённой в 1930-м году часовни поставили фигуру рабочего-молотобойца, а в 1938 году его сменила статуя Иосифа Виссарионовича Сталина, которая простояла там до осени 1961 года.

В 1993 году к 100-летию Новосибирска часовню восстановили, но, во-первых, по изменённому проекту, а во-вторых, в другом месте.

Первоначально часовня стояла на пересечении Николаевского проспекта и улицы Тобизеновской, то есть Красного проспекта и Максима Горького. Но к 1993 году на этом месте уже был выезд с Красного на Октябрьскую магистраль. Поэтому новую часовню сместили на несколько десятков метров по Красному проспекту в сторону Оби.


Было — не было. Первенцы крячковской архитектуры

В гостях в студии «Городской волны» — хранитель фондов Музея истории архитектуры Сибири имени Баландина Сергей Филонов.

Евгений Ларин: Есть в историческом календаре нашего города вот такая дата, от которой мы сегодня будем плясать. 17 января 1912 года в Ново-Николаевской Городской думе рассмотрели и утвердили план введения всеобщего обучения в городе. На заседании прозвучал отчёт Городской управы, в нём детально просчитывалось количество детей, которые подлежат обучению, необходимое количество школ и денег, которые нужны для того, чтобы всё это устроить.

И, казалось бы, вот эта дата — 17 января 1912 года — с которой нужно начинать отсчёт истории всеобщего образования в нашем городе. Но дело в том, что в январе 1912 года в городе уже вовсю шло строительство 12-ти начальных училищ, то есть начальных школ, и одной средней школы, то есть реального училища. Все эти объекты были достроены и сданы в 1912 году. Они, конечно, были построены очень быстро — тогда вообще быстро строили — но всё же на это потребовалось какое-то время. И это не пара-тройка месяцев, конечно. Когда на самом деле началась эта история? Ведь город начал строить достаточно большое количество школ ещё до утверждения властями плана введения всеобщего образования.

Сергей Филонов: Есть достаточно длинная предыстория. Наш город славится своим образованием. Город, по сути, начался не только с моста, но и со школы — школы для детей железнодорожников, которая была организована инженером Будаговым и его коллегами в первые годы существования нашего города.

Budagovskaya_shkola.jpg
Будаговская школа. Фото: Музей Новосибирска

Количество детей увеличивалось, поэтому железнодорожники в 1896 году построили ещё одну школу, которая до сих пор стоит на улице Владимировской, возле Владимировского спуска. Это здание было специально предназначено для учёбы.

Население города росло, количество детей увеличивалось постоянно. Детей обучали в приспособленных помещениях, по сути, в жилых, которые не удовлетворяли никаким требованиям.

К концу 1900-х годов в городе было 14 школ, а к 1912-1913 годам была уже 31 школа. Это достаточно быстрый рост. Население постоянно прибывало. В тот момент, когда поставили вопрос о строительстве капитальных школ, детей, не охваченных школьных образованием, было порядка 35%. Причём речь шла только о начальном образовании — не о среднем и даже не о среднетехническом.

IMG_2569.JPG
Сергей Филонов. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

В 1906 году в Ново-Николаевске возникло реальное училище. Оно, как и многие другие школы, занимало частное здание. Но, поскольку там учились дети руководителей, важных лиц города, то, видимо, это обстоятельство подтолкнуло решение вопроса о строительстве собственного здания для реального училища.

В 1908 году руководство Ново-Николаевска пригласило известного уже на тот момент архитектора Андрея Дмитриевича Крячкова, который тогда был архитектором Западно-Сибирского учебного округа. А это была огромная территория — Западная Сибирь, включая часть современного Казахстана. 

На этом огромном пространстве школы проектировал, по сути, один только Крячков. 

Архитекторов тогда вообще было мало. В то же время Крячков работал архитектором Томского университета. Ещё даже не имея такого статуса, такой должности, он в 1904 году начал достраивать корпуса, которые проектировали другие архитекторы, например, архитектор Гут.

В 1905 году Крячков становится архитектором Западно-Сибирского учебного округа, а в 1907 году — архитектором Томского технологического института. То есть Крячков был архитектором, который в то время, по сути, курировал строительство основных учебных заведений в Томской губернии.

Евгений Ларин: То есть когда его пригласили в Ново-Николаевск, у него уже был огромный опыт!

Сергей Филонов: Да, у него был опыт проектирования. По конкурсам он проектировал здания не только для Сибири и Казахстана, но и для европейской России. То есть на тот момент он уже был опытным архитектором. И он был приглашён в Ново-Николаевск как ведущий специалист. Ему заказали проект одной школы — реального училища. В то время это была средняя школа с техническим уклоном для мальчиков, эта школа давала возможность поступать потом в технологические институты.

Крячков сделал проект этого здания, его строительство предполагалось примерно на том месте, где сейчас стоит, по-старому говоря, Крайисполком (Правительство Новосибирской области — прим. автора), — с правой стороны Красного проспекта. По стилистике здание было эклектично, в нём доминировал псевдорусский стиль, который тогда был моден и популярен, в частности, в проектировании школьных зданий. Но место оказалось не очень удачным.

IMG_2559.JPG
Сергей Филонов, Евгений Ларин. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Место строительства надо было переносить на другую сторону Николаевского проспекта (ныне Красный проспект — прим. автора). Крячков нашёл более удобное место, где можно было построить большее по размеру здание. Но стилистика его несколько изменилась. Например, уменьшились детали, связанные с домовой часовней, её объём был сокращен. Это было в 1908 году. Потом Крячков был вынужден этот проект переделывать до тех пор, пока его не согласовали. Строительство реального училища началось в 1910 году и велось оно два года — здание было большим. Потому речь о крячковских проектах в Ново-Николаевске нужно вести с 1908 года.

Евгений Ларин: И реальное училище вместе с 12-ю школами тоже вошло в тот договор, который Городская управа в лице городского головы Жернакова заключила с Крячковым 24 мая 1910 года.

Novo-Nikolaevsk_obshiy_vid.jpg
Центральная часть Ново-Николаевска. Фото: Музей Новосибирска

Сергей Филонов: Договор заключили на строительство 12 начальных двухклассных школ, одного реального училища, а также Городского торгового корпуса. Это были здания, которые должны были выдвинуть наш город на передовые позиции в образовании, административное здание — постольку-поскольку.

Тем не менее, постройка этих зданий сильно подвинула архитектуру и градостроительство. Ново-Николаевск приобрёл черты города, до этого он был похож на деревню, как писал сам Крячков в конце 1940-х годов. На него Ново-Николаевск в 1902 году, когда он впервые его увидел, произвёл впечатление деревни, большого села. И Крячков начал делать из этого села город. В конце концов, у него это получилось. 

Ново-Николаевск — это город, сделанный Крячковым. По крайней мере, на момент революции 1917 года.

Крячков занимал лидирующие позиции и в 1920-е, и в 1930-е годы. Потом выдвинулись другие архитекторы, а после смерти Крячкова уже пошли типовые проекты, другая архитектура. Но ядро этого города — несомненно, крячковское.

Школы, поскольку это первенцы крячковской архитектуры, имеют большое значение, большой вес. Жителям других городов такое словосочетание — «крячковские школы» — ни о чём не говорит. Особого психологического или даже духовного, символического содержания для них оно не имеет. А для нас это символы нашей культуры, истории. С этого началось движение нашего города к мегаполису, к столице Сибири, — именно с такой архитектуры.

Мы говорим о том моменте, когда к 300-летию Дома Романовых в России было решено распространить всеобщее начальное образование. В 1913 году Ново-Николаевск вышел в этой отрасли на лидирующие позиции. Мы справились с этим. И мы гордимся этим до сих пор.

Евгений Ларин: Коль скоро Крячков был ведущим архитектором по учреждениям образования, то, очевидно, к 1910 году он уже наработал какие-то свои проекты, которые он мог легко применить в любом городе? Либо существовали проекты, которые были назначены властью, как это делали потом в советское время? Вот, мол, вам школа, крутите её, как хотите, но стройте такую. Какими проектами пользовался Крячков?

Сергей Филонов: Крячков, как я уже сказал, сначала начал достраивать проекты, сделанные другими архитекторами. Это были здания, которые возводили в Томске в связи с постройкой кампусов Томского университета и Томского технологического института. Потом он начал проектировать их сам, подражая во многом своему предшественнику на этом поприще — архитектору Гуту. Также Крячков доделывал проекты архитектора Марфельда и так далее. Это был начальный период творчества Крячкова, когда молодой специалист сначала что-то повторяет, потом он приобретает свой опыт.

Ещё надо сказать, что в 1907 году Крячков был в поездке, которую можно назвать даже не командировкой, а экспедицией, по центру Западной Европы — в основном это была Германия. Там он воочию увидел оригинальные — коренные, аутентичные — варианты архитектуры модерна. В России в то время модерн уже, конечно, существовал, но он был переосмыслен. Крячков видел модерн в Петербурге и в других городах, в том числе, в Томске. Но в Томске, понятно, это был уже периферийный вариант, переосмысленный.

И когда Крячков увидел оригинальный модерн, у него возникли свои идеи. Он тоже его, конечно, переосмыслил, но уже для сибирских условий. И полигоном для этого стал Ново-Николаевск. То есть в 1907 году Крячков видит европейский модерн — венский сецессион, германский югендштиль, — приезжает с новыми идеями, и тут вдруг поступает заказ из Ново-Николаевска. В принципе, наши крячковские школы чем-то напоминают школы Германии в широком смысле, включая территорию Восточной Пруссии, современной Калининградской области.

Ещё у Крячкова была идея создания сибирского здания, сибирской архитектуры, в том числе, здания общественного и школьного, конечно, тоже. И он приспосабливал европейский модерн к сибирским условиям.


Что касается проектов, то до революции типового проекта в советском понимании в России не было. Когда мы сейчас говорим «типовой проект», то мы понимаем, что некий проект с каким-то номером был разработан в Москве или в Ленинграде, его нужно было полностью выполнять, были какие-то несущественные вариации этого проекта. Вот это типовой проект.

До революции типовых проектов как таковых не было. Был так называемый тип, который был предложен в общем. Архитектор на месте мог что-то изменить, он мог менять даже стилистику в соответствии со своими стилистическими предпочтениями, мог менять композиционные решения, менять план здания. Но был в целом тип, какая-то идея.

Сейчас мы говорим о крячковских школах, которые, в основном, были построены по проекту романовского типа. Романовский проект — это школьные здания, которые должны были быть построены на средства фонда, учреждённого к юбилею Дома Романовых. Романовский — это в честь династии или даже в честь этого фонда. Были и другие фонды, другие средства, например, Фонд императора Петра Первого и так далее.

IMG_2563.JPG
Сергей Филонов, Евгений Ларин. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

В чём была основная идея проекта романовского типа? Основной композиционной идеей был коридор-рекреация. Так же, как в школьных зданиях советского периода? был коридор, который был где-то рекреацией, где-то узким коридором — в зависимости от того, какой проект. Без этого было нельзя, потому что школьники во время перемены должны отдохнуть, побегать, размяться. Это называется коридор-рекреация, который соединяет части здания. Вокруг этого коридора-рекреации предлагалось компоновать классные комнаты, либо в один, либо в два ряда, либо как-то иначе, с какими-то разрывами — с актовым залом, часовней и так далее. Крячков по максимуму воспользовался этим вариантом.

Но романовский тип касается только начальных школ, реальное училище из этого принципа выбивается. До советской власти в Российской империи не было типовых проектов даже в дореволюционном понимании для средних школ, а тем более для вузов. Это при советской власти были типовые проекты начальных школ, средних школ, техникумов, вузов.

Крячков создал семь своих типов проектов. Ему сказали, что школы должны стоять в каких-то конкретных местах в разных частях города. Это было связано с наполняемостью, с тем, какое количество детей живёт в разных частях города. Частей города тогда было три — Центральная, Вокзальная и Закаменская. Самой населённой была Центральная часть, меньше всего народу было в Закаменке. Поэтому там было разное количество школ.

Кроме того, были проблемы градостроительства, архитектурных доминант. Город был, в основном, одноэтажным, нужны были архитектурные доминанты, то есть высокие здания, которые притягивают к себе взгляд, стоят в конце неких перспектив, на углах улиц. В договоре было сказано, что ново-николаевское руководство определяет места, в которых будут строиться школы. И Крячков приспосабливался к этому, исходя из предложенного места.

Евгений Ларин: То есть крячковские школы не были изначально одинаковыми?

Сергей Филонов: Нет, они все разные. Они разными были в проектах, они разные до сих пор. Они все разные, но они группируются по типам. Дело в том, что существовало такое понятие, как комплект. Комплект — это 50 школьников, условно говоря, это класс в 50 человек. Конечно, наполняемость классов была разной, допустим, от 10 до 30 человек. Но ориентировались на комплекты. Это были нормативы министерства народного просвещения, которое таким вот образом вело статистику. 

Но Крячков и здесь фантазировал. Он обрабатывал кубатуру и площадь помещений. 

Вроде как 50 человек, а площадь классных комнат разная. Это было связано с композицией, — с сочетанием с коридором-рекреацией, с окнами и так далее. Но в принципе было сказано, что комплект — это 50 человек, и таких комплектов было 76.

Евгений Ларин: Давайте поговорим непосредственно про школы, — более конкретно. Я понимаю, что подробно про каждую школу мы рассказать не успеем, но давайте мы их хотя бы перечислим, а потом сгруппируем по тем самым типам.

Сергей Филонов: Можно сразу по типам.

Евгений Ларин: Хорошо!

Сергей Филонов: Условно первый тип. Это трёхкомплектные школы и самые распространённые. Их было пять. Эти школы были построены в стиле модерн. Они отличаются полуовальными куполами. Эти купола венчают шары. Это как раз первый тип.

Евгений Ларин: Это, например, современное здание кукольного театра?

Сергей Филонов: Да. Школа такого типа была возле вокзала Новосибирск-Главный — Михайловская школа, которая располагалась на улице Михайловской, ныне это улица Ленина. Школа находилась примерно перед зданием бывшей администрации Железнодорожного района, частично на месте рядом стоящего жилого дома. Здание было ориентировано на угол с улицей Сибирской, которая уходит в сторону площади Кондратюка и центра города. Эта школа простояла до середины 1970-х годов и была снесена. Она не сохранилась, ей очень сильно не повезло.

Mikhaylovskaya_shkola_ne_sokhranilas.jpg
Несохранившаяся Михайловская школа. Фото: Музей Новосибирска

Другая такая же школа — это упомянутый нынешний кукольный театр. Это уже Центральная часть города. Это была школа для девочек. Здание очень хорошо сохранилось. В 1990-х годах его перестроили, и сейчас его знают именно как Кукольный театр. Здание изменилось и приобрело очень интересный вид. Хорошо, что не снесли, хотя могли — как школу на той же самой улице Ленина.

[Group 0]-IMG_2735_IMG_2739-5 images.jpg
Кукольный театр. Фото: nsknews.info

Если мы обратим внимание на фасад этой школы, мы увидим так называемый картуш — это, условно говоря, лист бумаги с надписью. Это элемент декоративного оформления, который относится к вариациям стиля модерн.

Ещё была Вагановская школа, которая находится на улице Фрунзе. Улица раньше называлась Вагановской. Теперь в этом здании находится Росгвардия. Бывшая школа встроена в объём другого здания. Можно увидеть общие черты школы, выходящей на улицу Фрунзе, — ориентирована школа была на эту улицу. Это очень сильно пострадавшая школа из первого крячковского типа.

Ещё одна школа в Центральной части города — на улице Семьи Шамшиных. Это тот же самый тип. Правда, Крячков «играл» с фасадами, он переносил входную группу — ризалит (часть здания, выступающая за основную линию фасада во всю его высоту) со входом и башенкой — или вправо, или влево по фасаду, в зависимости от ориентации на улице. Этим они немного отличаются.

IMG_5492.JPG
Бывшая школа на улице Семьи Шамшиных. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

И ещё одна школа такого типа находится в Закаменке — на улице, которая раньше называлась Змеиногорской, а теперь это улица Якушева. Сильвестр Якушев — это революционер, советский партийный и рабочий деятель, основатель советской хлебопекарной промышленности в нашем городе.

Евгений Ларин: По легенде это он получил телеграмму о том, что в Петрограде свершилась Октябрьская революция.

Сергей Филонов: Ещё можно сказать, что школы были, в основном, оштукатурены. На школе на Якушева штукатурка сейчас тоже есть, она там жёлтого цвета. Но на этой школе ещё купол несколько другой.

Все эти купола имели функционал, там были баки для воды, поскольку в городе не было водопровода и канализации. Водопровод в школах был местный, а канализация — это, по сути, выгребные ямы. Купола объединяли функционал и эстетику. Эти башенки должны были напоминать некие замки. Крячков подражал германской архитектуре, романтизированной готике в целом.

Евгений Ларин: Они были на всех школах?

Сергей Филонов: Да, на всех школах были башенки, на всех были баки для воды. Везде была привезенная из Варшавы польская сантехника фирмы «Годлевский и компания». Сейчас всё это, естественно, не сохранилось.

Теперь второй тип школ. Они тоже трёхкомплектные, их три штуки.

Одна из них — на углу улиц Советской и 1905 года, вторая — на углу улиц 1905 года и Красноярской, где находится Новосибирский государственный областной дом народного творчества, а третья — на улице Трактовой, которая потом называлась Будаговской, а сейчас — Большевистской. Это театр «Старый дом», областной драмтеатр.

Этому зданию на Большевистской не повезло. В застойные годы оно было сильно перестроено, поэтому сейчас не может получить статус памятника архитектуры.

Здание на Красноярской выглядит достаточно хорошо, и мы можем увидеть, как выглядела крячковская школа.

Здание на Советской довольно сильно разрушено. Там сняли верхнюю часть, оно сильно изменило очертания, но устояло. Сохранилось как таковое.

В этом типе школ были уже элементы готики, мелкие элементы декора, в которых были различия. На здании по ул. Советской — в верхней части, на втором этаже — были сандрики (надстройки над окнами), а у остальных двух школ таких сандриков не было. Разными у всех трёх школ были «серьги» — вертикальные декоративные элементы, характерные для модерна. Они были поуже, пошире, закруглёными внизу или с прямым завершением. Разница была и в карнизах.

В школах второго типа, которых было три, была смесь модерна с неоготикой. Вообще, неоготика — это стиль более ранний, чем модерн. Он появляется в 30-х годах XIX века и переходит в XX век. В Ново-Николаевске самым известным неоготическим зданием был костёл святого Казимира. Он был разрушен в начале 1960-х годов, когда решили построить ЦУМ. То есть ЦУМ стоит на фундаменте костёла. Это была неоготика в чистом виде. То, что делали Крячков и его коллеги из Томска, — это уже были эксперименты на тему, поэтому это всё называется эклектикой. Это романтизированная готика или модернизированная готика в зависимости от того, чего больше.

Мы сказали про восемь школ, остальные четыре начальные школы были построены по индивидуальным проектам, они не группируются, каждая представляет собой отдельный тип.

Итак, третий тип — это школа на улице Октябрьской, или Болдыревской, как она называлась раньше. Там доминируют элементы готики, её там больше. Ну, конечно, не готики XIII-XV веков, а неоготики. Этой школе очень повезло, она не изменилась, особых перестроек там не было, потому это здание выглядит примерно так, как при Крячкове. В особенности — главный фасад. Окружение, конечно, менялось. Раньше вокруг была малоэтажная застройка, и эта школа, как и все остальные, возвышалась, как замок.

Следующий тип — это школа на улице Локтевской, ныне Бориса Богаткова. Она обшита сайдингом, в более ранний период там была сделана надстройка. Сегодня крячковскую школу она уже ничем не напоминает. А изначально это здание тоже было близко к готике. Особенно готичным элементом был купол, он был более узким и ребристым. Чем-то он напоминал европейские готические постройки. Суровость здания была выделена голой кирпичной кладкой. Сейчас здание, конечно, выглядит по-другому и производит совершенно другое впечатление.

Ещё один тип — эта школа тоже в единственном экземпляре — это Александровская школа на улице Александровской, то есть Серебренниковской. Ей тоже не повезло, она перестроена. А там по стилистике было что-то среднее между модерном и готикой, но эти стили были уравновешены. Башенка была готической. Окна первого и второго этажа изначально были разными. Окна первого этажа были вертикальными и символизировали неоготику. А окна второго этажа по форме были ближе к квадрату, это символизировало модерн. Кроме того, там ещё были аттики, то есть надстройки над карнизом, которые придавали зданию более пластичный вид.

Школа Будагова_02.JPG
Школа Крячкова на ул. Серебренниковской (сейчас — лицей №12). Фото: nsknews.info

Здание было искажено надстройками и перестройками ещё в 1930-х годах и в более поздние годы. Поэтому очень сложно его даже узнать, о его прежнем виде можно судить только по старым фотографиям.

Последний тип школы, уже шестой — это Андреевская школа на Андреевской площади, нынешней площади Кондратюка. Это угол улицы Сибирской и там ещё были другие улицы, уже несуществующие или изменённые в связи с тем, что там строили Челюскинский жилмассив. Но, в общем, адрес этой школы сейчас — по улице Сибирской. Эта школа была характерна тем, что это единственная из 12 школ, здание которой не имеет коридора-рекреации. Там был зал-рекреация, который был одновременно и актовым залом, выходящим на главный фасад.

Эти залы-рекреации и коридоры-рекреации в разных типах школ были разными. Они были либо романовского типа, то есть сквозные, как в первом типе крячковских школ, о котором мы говорили, либо они замыкались на лестничные клетки, образуются тамбуры, либо это был зал-рекреация.

По стилистике здание Андреевской школы было эклектичным с влиянием неоклассицизма. Там была рустовка, то есть имитация кладки камня на штукатурке. Здание условно относилось к модерну, а модерн — это текучие формы, поэтому здания ассиметричны в плане. Андреевская же школа в плане симметрична, и это нам напоминает классицизм.

По проектированию и постройке она самая поздняя, в это время Крячков уже перешёл к неоклассицизму или, условно, к неоампиру — это то, что у нас было перед Первой мировой войной. Примерно, в 1910 году Крячков приступает к проектам в стилистике неоклассицизма. И это начинает оказывать влияние на проектируемые школы.

Последняя, 13-я, школа — это реальное училище. Это отдельный тип, он у нас седьмой. И это здание совершенно не похоже на все остальные. Как я уже сказал, это был переделанный проект 1908-1909 годов. Строительство начали в 1910 году, а завершили в 1912 году.

Realnoe_uchilische_imeni_Doma_Romanovykh_1913_god.jpg
Реальное училище им. Дома Романовых, 1913 год (теперь — больница на Красном проспекте, 3). Фото: Музей Новосибирска

Здание очень эклектично, в нём имеются черты псевдорусского стиля. Сейчас этого не видно, а прежде там были так называемые закомары (элементы крыши православного храма), которые потом были скрыты из-за надстройки здания в 1920-х годах. Там были очень интересные элементы, например, обсерватория — она тоже исчезла. Дальнейшие перестройки сильно исказили вид здания, но там было смешение неоклассицизма — это видно по окнам — и псевдорусского стиля. Вот такое было эклектичное здание. Оно было самым большим, и оно было пятикомплектным.

Таким образом, реальное училище было пятикомплектным, Александровская и Андреевская школы — четырёхкомплектными, а все остальные были трёкомплектными. Специфика ещё была в количестве угловых комнат — в первом типе их нет, а в других есть. Но это уже зависело от места, в котором находилась школа.

Ещё надо отметить, что реальное училище было не только самым большим, но и самым градостроительно важным, потому что оно находилось, по сути, в тогдашнем центре городе. Это была Старобазарная площадь, которая тогда начала застраиваться. Осталось Крячкову добавить только Сибревком в 1926 году, и этой площади не стало, она была застроена. А площадь Свердлова — это другая площадь, которую Крячков запроектировал уже позже, в 1930-е годы, чтобы компенсировать застройку Старобазарной площади. И реальное училище, видимо, послужило ядром дальнейшей застройки площади, потому что оно заняло такую ключевую позицию.

Остальные крячковские школы, конечно, тоже являются архитектурными доминантами, но сейчас их как-то особо уже и не видно, потому что они обострены другими домами, высотными. Ведь даже пятиэтажка может такое здание затмить, закрыть.

Евгений Ларин: Да, мы видим это, скажем, на примере Андреевской школы — фон за школой совсем другой.

IMG_2638.JPG
Сергей Филонов. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Сергей Филонов: Со всех сторон другой фон, Андреевской площади по сути уже нет, её со всех сторон застроили, хотя когда-то она была огромной и напоминала людям корабль. Там, говорят, наверху был Андреевский флаг иногда поднят.

Евгений Ларин: Андреевская школа была, очевидно, названа в честь площади. А в честь чего или кого была названа Андреевская площадь? Есть несколько версий и одна из них — что в честь самого Андрея Крячкова.

Сергей Филонов: Первая версия такова, что там жил один из первопоселенцев города, некто Андреев, который захватил там землю, застолбил её. Кто он был такой, неизвестно. Но это версия, которая имеет хождение.

Вторая версия в том, что эта площадь была названа в честь Андреевского флага. Когда-то это место было самой окраиной, там была свалка мусора и разных бытовых отходов. Там было озеро, которое называлось Круглым, и это озеро заваливали навозом, поэтому в народе его называли Срединозёмным морем. И вот жители этой окраины якобы назвали эту, по сути, ассенизационную площадку в честь Андреевского флага, то есть военно-морского флага Российской империи. Такая версия ходила при советской власти, она даже публиковалась в прессе. 

Но ведь здесь можно усмотреть крамолу — назвать свалку с навозными кучами в честь Андреевского флага! Хотя, время было предреволюционное, люди, конечно, могли поиронизировать.

Ну, а что касается варианта название площади в честь Андрея Дмитриевича Крячкова, так это вряд ли. Скорее всего, действительно, в честь Андреевского флага. Возможно, какой-то официоз был, но мы точного этого не знаем.

Сейчас эта площадь называется площадью Кондратюка — пионера космонавтики, который рассчитал траекторию полёта на Луну.

Евгений Ларин: Какое здание из школ, о которых мы говорили — самое узнаваемое, то есть выглядит практически так, как его задумал Крячков, и так, как оно было построено?

Сергей Филонов: Это Андреевская школа. Она была отреставрирована, но и другие здания тоже реставрировались. Так, например, в здании, которое занимает сейчас Кукольный театр, реставрация была в 1993 году, и практически сразу его начали переделывать в театр. Так что старая часть, естественно, узнаваемая, она выглядит, как при Крячкове. Там ничего не надстроили, купол не срезали, никаких значительных изменений нет.

Также узнаваема школа на улице Октябрьской, бывшей Болдыревской. Если подойти поближе и посмотреть на школу на улице Якушева, то она тоже узнаваема. Многие школы узнаваемы. Школы, которые сильно пострадали, я уже перечислил. Им сильно не повезло, потому что была нужда их надстраивать в 1930-х годах, когда у нас ещё не было серии типовых школ, которые «разгрузили» проблему нехватки учебных мест накануне Великой Отечественной войны. Они тоже не большие.

Например, здание Новосибирского института повышения квалификации и переподготовки работников образования на Красном проспекте. Такие школа были построены серией по второй половине 1930-х годов. И, видимо, их строительство спасло многие оставшиеся крячковские школы от надстройки и перестройки — не надо было уже этого делать. А после Великой Отечественной войны появились новые требования, нормативы, все эти школы уже были маленькими, и пошли уже другие типовые школы — в сталинском ампире и так далее вплоть до современности.

IMG_2598.JPG
Сергей Филонов, Евгений Ларин. Фото: Сергей Тарасов, nsknews.info

Крячковские школы были элементарными, начальными, с небольшим количеством учащихся, но это было ядро. Уже даже в 1930-х годах такие школы не могли нормально функционировать, потому что там не было, например, спортзалов, бассейнов. Ну, бассейны — ладно, это мечта. Но спортзалы должны были быть, они были очень важны для советских проектов.

Евгений Ларин: А памятниками крячковские школы не признаны именно по той причине, что с ними так обошлись?

Сергей Филонов: Некоторые признаны. Памятниками являются Андреевская школа, старая часть здания, перестроенного под Кукольный театр, школы на Якушева, Октябрьской, реальное училище, хотя оно было сильно перестроено, но, тем не менее, это памятник. Школа на Семьи Шамшиных — это очень хорошо сохранившееся здание. Лет 15 назад там проверяли деревянные конструкции крыши и выяснили, что они сохранились даже лучше, чем в постройках советского периода. Сделано было на совесть.

Ещё хочу сказать несколько слов про помощников Крячкова. В Ново-Николаевске таким помощником был Казимир Михайлович Лукашевский. Проекты значатся за авторством Крячкова и Лукашевского, но последний, на самом деле, был тем человеком, которого сейчас называют производителем работ — прорабом. А проекты были Крякова. Лукашевский только строил, потому что Крячков не мог наездиться за несколько сотен километров из Томска, оторваться от других работ.

Потом Лукашевский сам стал архитектором, проектировал, в том числе, наш оперный театр. Впоследствии он подвергся репрессиям и пропал без вести.

Главные новости вашего города — подписывайтесь на нашу группу Вконтакте.

Что происходит

За колючей проволокой: свои истории рассказали узники концлагерей

Водолаз рассказал, как спасали провалившийся под лёд Обского моря джип

Укрепить здоровье новосибирских семей помогут городу учебные заведения

Организаторы курсов русского языка назвали самые забываемые правила

О порывистом ветре 13 апреля предупреждают жителей Новосибирска

Когда в Новосибирске включат фонтаны

Камнепадом с путепровода в Новосибирске заинтересовалась прокуратура

Областную социальную ярмарку откроют в ГУМе на площади Маркса

3000 вакансий предлагают на ярмарке трудоустройства в Новосибирске

Куда бесплатно сдать старые автомобильные покрышки в Новосибирске

Четыре автобуса и маршрутка изменят схемы движения на Троллейном

Показать ещё