Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: крест над базаром, модерновая Дума, зелёные купола

24 апреля на радио «Городская волна» (101,4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал доцент кафедры коммуникативного дизайна и графики Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств имени Крячкова Владимир Курилов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
15:56, 29 Апреля 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

20 апреля 1917 года постановлением Временного правительства Томскую губернию разделили на собственно Томскую и Алтайскую губернии. В Томскую вошли шесть уездов — Мариинский, Томский, Кузнецкий, Тогурский (или Нарымский), а также Каинский и Ново-Николаевский. Таким образом, Ново-Николаевск стал центром вновь образованного уезда из 63 волостей.

23 апреля 1965 года опубликовано сообщение о присуждении Ленинских премий в области науки. В числе номинантов оказались и новосибирские учёные — академики Сибирского отделения Академии наук СССР. За исследование детонации в газах Ленинских премий удостоились член-корреспондент Академии наук, заведующий отделом Института гидродинамики Богдан Войцеховский и завлабораторией того же института доктор физико-математических наук Рем Солоухин. За научную разработку метода линейного программирования и экономического моделирования премию получил замдиректора Института математики, академик Леонид Канторович.

24 апреля 2006 года торжественно открыли пригородный вокзал на станции «Новосибирск-Главный» вместимостью 1000 пассажиров. В здании вокзала 22 билетных кассы, справочное бюро, сервис-центр с разнообразным спектром услуг и бар.

 

Однажды в Новосибирске. Проект современного города

25 апреля 1947 года в отделе по делам архитектуры Новосибирского горисполкома была организована архитектурно-планировочная мастерская. В 1951 году на её базе образована проектная контора «Горпроект». В 1957 её преобразовали в институт по жилищному, гражданскому и коммунальному строительству «Новосибгражданпроект». Можно сказать, что проекты этого института и создали современный облик Новосибирска.

Перу архитекторов «Новосибгражданпроекта» принадлежат Толмачёвский аэровокзал, ГПНТБ, театр музкомедии, кинотеатры «Аврора», имени Маяковского, «Горизонт» и «Рассвет», а также ДК «Строитель». В «Новосибгражданпроекте» создали комплекс областной клинической больницы, хореографическое училище, профилакторий «Сибиряк» и логистический центр на Пашинском переезде.

Институт проектировал и жилые здания, и целые жилые массивы: Затулинский, Гусинобродский, Ботанический, Волочаевский, Ипподромский, Кропоткинский, Северо-Чемской и другие. По проектам новосибирского института строятся и другие города, например, города нефтяников — Муравленко и Радужный в Тюменской области, III и IV кварталы города Мирного в Якутии, наукоград Кольцово в Новосибирской области и микрорайон «А» в Бердске.

Институт «Новосибгражданпроект» — активный участник разработки генеральных планов Новосибирска, Кольцова, Междуреченска, Ленинска-Кузнецкого, города Тайги Кемеровской области. Также он обладатель большого числа медалей и призов различных конкурсов, международного сертификата и допуска на проектирование уникальных объектов.

 

Было — не было. Новосибирский Кремль

Гость в студии — доцент кафедры коммуникативного дизайна и графики Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств имени Крячкова Владимир Курилов.

Евгений Ларин: Дорогие друзья, мы продолжаем цикл передач, в которых знакомимся с участниками научной конференции «Баландинские чтения» и обсуждаем вопросы истории архитектуры нашего города.

«Городской торговый корпус и его место в архитектуре и изобразительном искусстве Новосибирска» — с докладом на такую тему мой сегодняшний собеседник выступил на «Баландинских чтениях».

Городской торговый корпус для Новосибирска — это, конечно, не то же самое, что Кремль для Москвы. А могло бы быть так или нет и почему этого не произошло — сегодня мы будем говорить об этом.

Большинство новосибирцев, наверное, знают здание Городского торгового корпуса как краеведческий музей. Кто-то — просто как старинный дом, там, где выход метро «Площадь Ленина» в сторону Первомайского сквера. Так проще, наверное. Вообще это Красный проспект, 23.

Владимир Николаевич, когда и для чего возвели это здание? Оно и сегодня выглядит очень красиво, но не просто же для красоты его построили?

IMG_5399(1).jpg
Владимир Курилов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Владимир Курилов: Здание построили 110 лет назад, в 1910 году. Незадолго до этого на место постройки торгового корпуса была перенесена большая базарная площадь, которая ранее находилась рядом с собором Александра Невского, близко к реке. Теперь её перенесли туда, где хотели закрепить, видимо, центр города. И там решили построить самое значительное в городе здание. Это был симбиоз, как сегодня бы сказали, бизнеса и власти.

Евгений Ларин: Самое значительное здание после собора Александра Невского? Как мы знаем, это было первое каменное здание, и оно тогда было доминирующим.

Владимир Курилов: Да. Но функции у них совершенно разные. Собор — это по духовной части, а у торгового корпуса были функции торговли и власти в одном месте. Первый этаж планировалось отдать магазинам, а второй этаж полностью — Городской Думе и Управе, а также другим сопутствующим организациям.

Евгений Ларин: То есть здание изначально было предназначено для двух разных функций, а не то чтобы власть там поселилась из-за нехватки места?

Владимир Курилов: Нет. Власть и заказывала это здание, две его функции предполагались с самого начала. И поскольку городок был в то время маленький, здание заказали уже известному в то время томскому архитектору. Столица губернии была в Томске, Ново-Николаевск подчинялся Томску. Городской торговый корпус заказали Андрею Дмитриевичу Крячкову. Он жил в Томске, у него там был свой дом.

Надо сказать, что перед этим Крячков совершил длительную поездку по Европе, был во Франции, Германии и Италии. Он изучал там популярный в то время в Европе архитектурный стиль, который по-разному назывался в разных европейских странах: во Франции — «арт-нуво», в Германии — «югендстиль», в Австрии — «сецессион». У нас он получил название «модерн».

Впечатлённый этими знаниями, Крячков приступает к проектированию здания Городского торгового корпуса, и в этом стиле он его проектирует. Здание предполагалось построить в центре достаточно большой площади, по тем временам даже огромной, в 29 кварталов.

Базарная площадь была больше современной площади Ленина. На месте Первомайского сквера был пустырь, со стороны сквера была огромная площадка. Со стороны Николаевского, ныне Красного, проспекта были некоторые сооружения. Двухэтажное здание с башенками — по тем временам оно было величественным сооружением в центре большого открытого пространства.

Евгений Ларин: Давайте оценим: огромная площадь, где идёт оживлённая торговля. Сало, яблоки, всюду навоз и сено. И посреди всего этого возвышается грандиозное по тем временам здание. Оно, наверное, стало чем-то особенным не только для этой площади, но и для всего молодого города?

Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Владимир Курилов: Да, оно было символом Ново-Николаевска. Художников в то время не было, но были фотографы, здание очень много фотографировали, издавалось много наборов открыток с видами Ново-Николаевска, в том числе и те, что издавал известный общественный деятель Литвинов. Центральное место на этих открытках занимал Городской торговый корпус. Эти открытки сыграли потом большую роль в изобразительном творчестве новосибирских художников.

Крячков в 1910-12 годах следом за зданием Городского торгового корпуса проектирует и строит 12 известных школ, которые были разбросаны по всему городу. Сейчас это центральная часть города. Крячков проектирует эти школы в том же самом стиле модерн, как и торговый корпус.

Евгений Ларин: Башенки! Я угадал?

Владимир Курилов: И не только башенки. Все фасады решаются таким же образом: в основном открытый кирпич, какие-то части оштукатурены белым, и зелёные башенки. Они достаточно красивые, привлекательные. Ещё они несли определённую функцию.

Евгений Ларин: Я так понимаю, что некоторые из этих школ сохранились? Кукольный театр и театр «Старый дом» — это ведь они?

Владимир Курилов: К сожалению, по большей части они сохранились не в том виде, в котором были построены. Сохранилось два-три здания. «Старый дом» существует не в первоначальном виде, он искажён пристройками и перестройками. Пристройки к кукольному театру тоже изменили вид школы. Некоторые здания вообще надстроены таким образом, что их сегодня и не узнать. Их можно опознать только по месту их расположения.

IMG_5199(1).jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Вот эти башенки, что это было — авторский стиль, примета времени или характерная черта исключительно ново-николаевской архитектуры и что-то уникальное?

Владимир Курилов: Это одна из черт модерна. Он, в свою очередь, черпал черты средневековой архитектуры, в том числе и эти башенки. Это принадлежность к стилю модерн. Они как включения появились по всему городу и задали городу определённую стилистику. Кстати, это нашло свой отклик в 1990-е годы в советской архитектуре переходного периода — башенки появились на жилых и общественных зданиях.

«Зелёные купола» на Гагаринской, жилые дома рядом с цирком. Тогда заговорили о некоем башенном стиле Новосибирска. К счастью, это было временное увлечение. Если всё бы было как в Изумрудном городе, это было бы, наверное, несколько смешно. И тогда это было немного навязчиво. Всё-таки определённый стиль должен соответствовать эпохе.

Евгений Ларин: Мне кажется, что в архитектуре здания торгового корпуса вообще всё не так просто и однозначно. Там же и ордерные колонны присутствуют? Так всё сильно намешано. С чем это связано?

Владимир Курилов: Есть предположение, что Крячков достаточно поверхностно изучил стиль арт-нуво. Фасады-то он выдержал в стиле модерн, но в интерьерах он уже применил другую стилистику, в том числе и ордерную систему, свойственную классицизму и неоклассицизму. Некое разностилие в этом здании есть. Но фасады и интерьеры не всегда воспринимаются единым взглядом.

И ещё один момент: там были две функции — торговля и власть. Помпезная ордерная система была применена на втором этаже — в центральном зале с большей высотой, который отводился для властных структур. Соответственно, ему и была придана некая ампирность.

Евгений Ларин: Совмещение в одном здании торговли и власти — это вообще нормально? Это характерно для других российских, сибирских городов? Где-то мы ещё можем такое встретить?

Владимир Курилов: В то время это было, видимо, нормально. Во-первых, городок был небольшой, больших зданий, в общем, не было. Совмещение нескольких функций в одном здании было вполне допустимо. Строить отдельное здание для властных структур, может быть, было слишком дорого. А поскольку бизнес своей арендой возмещал затраты на строительство, то это было разумно.

IMG_5362_cr(1).jpg
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: И все довольны! Под крылом у власти, может, и бизнесу легче было. Давайте вернётся к вопросу архитектуры. Сейчас любой желающий может изучить, как выглядит краеведческий музей. А что мы могли бы увидеть там в 1910 году из того, что не видим сейчас, и наоборот? Другими словами, как изменился, если изменился, торговый корпус со времени его постройки до наших дней?

Владимир Курилов: Основной его облик в целом не изменился. Но серьёзные изменения всё же были. Во-первых, в центре этого очень протяжённого, необычно длинного для нашего города, здания был проезд. Как раз под башенками была арка проезда с Красного проспекта на сенной базар — на месте Первомайского сквера тогда торговали сеном, там была открытая большая площадка. Потом арку заложили, сейчас там внутренние помещения краеведческого музея.

В здании со стороны Красного проспекта были ещё достаточно обширные подвальные помещения. И прямо на поверхности проспекта были горизонтальные остеклённые окна. Они были остеклены достаточно прочными стеклянными блоками, по ним можно было ходить. Это был верхний свет для подвалов.

Какое-то время окна сохранялись, потом их, конечно, убрали. Крест на крыше, который восстановили — это были перекладины для пожарного колокола. Там на случай пожара была пожарная вышка — рядом сено, опасно. В случае пожара звонили в колокол.

Евгений Ларин: То есть это не громоотвод, как многие считают?

Владимир Курилов: Нет, это не громоотвод и не католический крест.

IMG_5233_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Свою функцию главного здания города торговый корпус ведь удерживал достаточно долгое время?

Владимир Курилов: Да. Во всяком случае, до 1917 года, когда произошли события революции, а потом Гражданской войны, Городской торговый корпус удерживал свои функции. Функции собственно торгового здания сохранялись очень долго. Ещё в 1980-х годах там был известный магазин «Орбита», а до этого были и другие магазины. Там в 1960-е годы был очень известный и самый шикарный, наверное, в Новосибирске в то время ресторан.

Евгений Ларин: В какой-то момент здание Городского торгового корпуса начали «затирать», прятать от глаз.

Владимир Курилов: Это началось достаточно быстро. Во-первых, в 1914 году совсем рядом строится часовня во имя Святого Николая Чудотворца. Здание хоть и небольшое по площади, но тем не менее высокое, белого цвета. Рядом с торговым корпусом оно выглядело очень контрастно и уже тогда привлекло к себе внимание, несколько оторвав внимание от здания торгового корпуса.

Евгений Ларин: Настолько привлекло внимание, что ему дали должность географического центра Российской империи.

Владимир Курилов: Да, но если по Баландину, то в начале географический центр приписывался зданию торгового корпуса, поскольку оно в центре города.

Евгений Ларин: Переходящее Красное знамя!

Владимир Курилов: А потом журналисты, наверное, «перенесли» центр на часовню.

IMG_5231_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Это утверждение насчет географического центра России в центре Новосибирска было когда-нибудь справедливым, либо оно всегда было мифом?

Владимир Курилов: Это условно. Кто вычислял этот самый географический центр, по каким параметрам он вычислялся, из каких точек измерялся?

Евгений Ларин: Математики, наверное, могут сказать!

Владимир Курилов: Я читал, что если говорить строго, то географический центр в другом месте, он находится где-то севернее.

Евгений Ларин: Но границы же ещё менялись!

Владимир Курилов: Да, границы менялись. Это достаточно условная, мифологическая вещь.

Евгений Ларин: Но ещё и брендовая!

Владимир Курилов: Да, конечно.

Евгений Ларин: После того как была сооружена часовня, вокруг торгового корпуса появились гораздо более массивные здания, и не самые красивые.

IMG_5218_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Владимир Курилов: Следующий этап был, когда уже прошла Гражданская война. В середине 1920-х годов уже в Новосибирск переносят столицу Сибирского края, который объединял несколько сибирских областей.

Евгений Ларин: По территории это фактически полстраны!

Владимир Курилов: Огромная территория. Здесь начинается бурное строительство. В 1920-е годы в архитектуре господствовал такой стиль, как конструктивизм.

Евгений Ларин: Новосибирск даже называют городом конструктивизма. У нас, наверное, самое большое сосредоточение конструктивистских зданий на квадратный метр.

Владимир Курилов: Первое здание в городе, которое было построено в этом стиле — это Дом Ленина. В то время он был конструктивистским, более жёстким. Следующее здание — напротив торгового корпуса строят здание Промбанка, которое тоже было конструктивистским. Сейчас его занимает мэрия Новосибирска. Затем — доходный дом, потом это был центральный комплекс ресторанов. Если стоять спиной к мэрии, он будет справа от торгового корпуса.

Евгений Ларин: Это здание по привычке продолжают называть «Аркадой», хотя «Аркады» там уже давно нет.

Владимир Курилов: Ещё одно конструктивистское здание — на улице Горького, слева, а также красный банк. Конечно, этажность зданий всей этой застройки была выше, чем у торгового корпуса. Они, понятно, его закрыли. Он оказался в конструктивистском кольце.

IMG_5211_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Но это должно было подчеркнуть непередаваемую индивидуальность торгового корпуса, разве нет?

Владимир Курилов: Да, подчеркнуло. Но при этом все издания того времени — в столичном Новосибирске появляется много газет и даже журналы — на торговый корпус смотрят как на старорежимное здание. Изображали и фотографировали новые здания из стекла и бетона. А бетона там было очень мало — в основном кирпич и имитация бетона за счёт штукатурки.

Евгений Ларин: Торговый корпус был уже чем-то чуждым новому советскому стилю?

Владимир Курилов: Да, это было что-то такое старорежимное. Для нового времени оно совсем не подходило, его не изображали.

Евгений Ларин: А правда, что был момент, когда торговый корпус вообще хотели снести?

Владимир Курилов: Да, это было в 1940-50-е годы, когда прорубаются Вокзальная магистраль от оперного театра к железнодорожному вокзалу и Октябрьская магистраль из Октябрьского района, которая упирается в Первомайский сквер.

Здание торгового корпуса собирались снести, чтобы расчистить место и сделать больше площадь. Были и другие варианты, вплоть до триумфальной арки, которой бы заканчивалась Октябрьская магистраль и начинался вход в Первомайский сквер. Были такие ампирные разработки архитекторов того времени, было много разных проектов.

Евгений Ларин: И даже был генеральный план города, на котором не было торгового корпуса?

Владимир Курилов: Да, там этого здания не было. Но у нас всё быстро меняется, и в основном из-за политической обстановки. Когда умер Сталин, ампирный стиль и неоклассицизм попали под запрет. Все украшательства запрещаются. Вопросы экономики: никаких украшательств, никакой лепнины, современный стиль.

IMG_5209_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Но торговый корпус удалось сохранить. Что случилось?

Владимир Курилов: Вокзальную и Октябрьскую магистраль прорубили, но не всё построили. Что-то ещё удалось построить в неоклассическом стиле: дом с гастрономом «Под строкой» и здание рядом с ним. А полностью этот проект осуществить не удалось.

В Новосибирске особенно заметно, что конструктивистские здания строились на фундаментах купеческих домов. Архитекторы неоклассицизма и ампира уже конструктивистские здания переделывали под ампир и неоклассицизм: перестраивали, надстраивали, реконструировали, наводили лепнину, ордерную систему, ставили скульптуры.

Потом и этот стиль запретили. Но, слава богу, не всё разрушили, что-то осталось. До сих пор архитекторы стараются делать свои здания видней, при этом закрыв всё существовавшее до них. Если снести невозможно, то хотя бы как-то закрыть.

Евгений Ларин: В начале нашей беседы мы заявили, что будем говорить и о роли Городского торгового корпуса в изобразительном искусстве. Когда и кто впервые запечатлел торговый корпус на полотне или на фотоплёнке? Как и при каких обстоятельствах это произошло?

Владимир Курилов: Со времени постройки и до 1940-х годов торговый корпус никто из художников не запечатлел на своих полотнах. Исключение — фотографии. Их было много, особенно когда это здание было только возведено.

Были, как мы уже сказали, открытки. Эти открытки позже вдохновили художников. В начале 2000-х годов у жителей Новосибирска проявился интерес к истории города и его архитектуре, художники тоже обратили на это внимание.

IMG_5241_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Огромную серию ностальгических полотен создавал и до сих пор создаёт художник Михаил Казаковцев. Он выполнял свои живописные полотна, глядя на старые фотографии и почти полностью их копируя. Только они были чёрно-белые, а он их воспроизводил уже цветными. Создавал реконструкцию эпохи в цвете, с 1910-х до 1960-х годов. Это ностальгическая серия, там всегда светит солнце, там всегда всё хорошо, очень красиво и уютно.

Евгений Ларин: Торговый корпус часто мелькал в хрониках. Я встречал фотографии, на которых возле торгового корпуса проходят какие-то манифестации, митинги, рабочие и крестьяне что-то делают.

Владимир Курилов: Сразу после революции в городе проходят митинги и демонстрации. Торговый корпус всегда был в центре внимания кинохроники, и до сих пор его часто видно на заднем плане во время телевизионных трансляций. На фотографиях торговый корпус всегда присутствует на всех парадах, демонстрациях — с 1920-х годов и до сегодняшнего дня. Здание играет брендовую роль в Новосибирске, так или иначе оно попадает во все хроники.

Евгений Ларин: В этом году на 9 Мая мы парад не увидим. Но во время трансляции телекамеры обычно стоят на площадке перед оперным театром, на углу улицы Орджоникидзе, и «стреляют» в проходящие колонны под углом, торговый корпус почти всегда попадает в кадр.

Владимир Курилов: Да, это очень известный хороший ракурс. Этим и пользовались художники — написано несколько полотен, изображающих парады и демонстрации, физкультурные действия. Я тоже реконструировал первомайскую демонстрацию 1920-х годов, когда она ещё проходила на месте Первомайского сквера, там, где раньше был сенной рынок. Там стояла огромная толпа людей с красными знамёнами и лозунгами.

IMG_5235(1).jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

В центре площади была создана некая стела, и вокруг неё проходило действие. Но поскольку только что закончилась Гражданская война, там были в основном солдаты в шинелях и довольно бедно одетые люди.

Кстати, для исследования темы торгового корпуса в изобразительном искусстве я ввёл классификацию городского пейзажа, которая мне помогла. Один из пунктов этой классификации — реконструкция эпохи, которой занимается до сих пор Михаил Казаковцев, и я тоже немного зацепил этот жанр.

Ещё один пункт — портрет здания. Когда здание одно находится на полотне, оно главное действующее лицо картины. Как и на портретах людей, его более детально прорисовывают, придают ему какой-то характер. В этом жанре здание часто изображают в каком-либо выгодном ракурсе.

В этом жанре торговый корпус в основном изображали Михаил Казаковцев и я. Остальные рисовали его в несколько других поджанрах. Если говорить об известном художнике, нашем классике, Николае Грицюке, то он никогда не рисовал портреты зданий. Он изображал действие, некий сюжет, а как декорация к сюжету использовалось здание.

Вот его акварель 1960 года под названием «Книжный базар». В Первомайском сквере был книжный базар, там было сооружено множество киосков. На первом плане у него здесь бочка с квасом. Но при этом хорошо читается торец торгового корпуса, потому что это очень характерное здание.

IMG_5226_tn.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Если говорить в целом, то торговый корпус изображается больше буднично или тожественно, парадно, как некое выдающееся здание? Что превалирует в живописных работах?

Владимир Курилов: Больше всего его изображают именно как некую декорацию к какому-то действию — такому, как, например, книжный базар, о котором мы говорили. Чаще всего это демонстрации или парады, иногда — спортивные соревнования, как у Омбыш-Кузнецова. Как самостоятельный объект на портрете здания — очень редко, мало кто этим зданием любуется. Его фрагменты или детали много рисуют студенты, делают зарисовки.

Евгений Ларин: На примере торгового корпуса, наверное, можно изучать архитектурные стили?

Владимир Курилов: Студенты как раз чаще всего рисуют это здание. Во-первых, оно находится недалеко от архитектурного университета. А во-вторых, оно очень привлекательно. Декор фасада у него очень необычный. Рисовать его, конечно, приятнее, чем какое-то конструктивистское или современное здание, особенно его детали.

Рисуют его не только студенты, преподаватели архитектурного вуза его тоже изображают, и другие художники любят это здание изображать, как я заметил в соцсетях. После оперного, понятное дело, больше всего изображают Городской торговый корпус. Вот два соперничающих до сих пор здания.

Евгений Ларин: Мы подошли к главному вопросу, который я сегодня хотел задать. В 2003 году Почта России выпустила марку. Она была посвящена 100-летию присвоения Новосибирску статуса города. Там, помимо оперного театра, девушки с колосом, юноши с факелом и символа Академгородка — буквы «сигма», был и Городской торговый корпус. Он попал на эту марку, возможно, у коллекционеров она есть.

Но если взять любую коробку конфет, магнитик — что угодно с картинкой из Новосибирска, что там будет изображено? Как альтернатива, может быть, часовня. Но в 99% случаев это будет оперный театр. Почему так вышло, что Городской торговый корпус на стал таким символом Новосибирска? Пусть он маленький, но он индивидуальный, свой. Почему он затерялся?

Владимир Курилов: Мы уже говорили, что торговый корпус закрыли собой конструктивистские здания. Они были мощнее, эффектнее. Выше всех был оперный театр. В 1950-х годах реконструировали горисполком, нынешнюю мэрию. Здание стало ещё выше, ещё помпезнее, ампирнее. Торговый корпус, как маленькая конфетка, стал не так заметен. Это видно и по картине Ликмана 1947 года: торговый корпус затерялся на площади.

IMG_5223(1).jpg
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

На картине Виктора Хандрыкина видно, что оперный театр — это главное здание Новосибирска, оно венчает огромную площадь, и всё подчиняется ему. Здание торгового корпуса тоже есть на этой картине, но оно очень приземлённое, вдалеке, едва заметное. Хотя при этом заметно, что оно имеет очень интересный вид, во всяком случае, выделяется.

В 1950-е годы такая ситуация было создана намеренно. Строительство оперного театра начиналось в 1930-е годы. Уже тогда было решено, что вокруг него будет площадь, и это будет центр города. Первоначально это был не оперный театр, а Дворец науки и культуры.

Евгений Ларин: Грандиозное здание, начинённое машинерией.

Владимир Курилов: Сквозь него даже должны были проходить демонстрации и парады. И до сих пор оперный считается самым большим театральным зданием в России. Ему намеренно отдавали центральную роль, всё вокруг него должно было быть подчинено именно этому центру. К сожалению, сейчас архитектурная ситуация изменилась, на заднем плане появились торговые центры, и они мешают восприятию. Композиционная градостроительная картина центра значительно ухудшилась, об этом многие архитекторы говорят.

На недавней картине 2018 года Петра Милованова «В небе над Красным проспектом» художник изобразил площадь Ленина и все здания, которые на ней находятся. Он добросовестно их изобразил, но получилось то же самое, что на коробке конфет. Картина-то плоская, и мы воспринимаем всю площадь сразу и целиком и видим вавилонское столпотворение, смешение стилей, нагромождение зданий. И нет цельной композиции, нет доминанты. Картина не очень благостная.

Il_20_col.jpg
Картина Петра Милованова «В небе над Красным проспектом». Фото: Дарья Гаркуша, НГУАДИ

Что происходит

Арт-объект «Танец птиц» может появиться в сквере Чаплыгина

Перрон для тяжёлых «Русланов» и «Боингов» строят в Толмачёво

Об убийстве знаменитой пятёрки большевиков расскажут на «Городской волне»

Онлайн-афиша: проводы весны, «Музыкальный балконник» и выставка «Жесть!»

День города в Новосибирске могут отложить до следующего года

Таксаторы с лазерами считают деревья в новосибирских лесах

Где тонко, там и рвётся: как проверяют теплосети в Новосибирске

На карте +1Город появились аптеки с самыми нужными в пандемию лекарствами

Водитель «Мерседеса» признал вину в гибели журналиста Антона Лучанского

Мэр Новосибирска рассказывает о продлении режима самоизоляции

Два человека пострадали при взрыве котла в Новосибирской области

Показать ещё