Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Как провожали пароходы: почему город на реке стал городом без флота

Новосибирск как город сформировался во многом благодаря водному пути — великой сибирской реке Обь. Ещё 30 лет назад здесь был настоящий флот — почти 300 единиц: танкеры, буксиры, скоростные «Метеоры» на подводных крыльях. В Новосибирске действовал судоремонтный завод. Куда всё это делось? «Новосибирские новости» вспомнили, как разрушался речной флот, узнали, что от него осталось и есть ли перспективы восстановления.

Александр Сульдин
Александр Сульдин
17:20, 29 июня 2021

Печальный парад

Каждый год навигацию в Новосибирске открывают настоящим праздником. Горожан катают на теплоходах. На набережной проводят игры и конкурсы, маршируют ребята в красивой форме с бескозырками. На Обь выходят суда. Несколько буксиров, теплоходы «Москва». Всем по несколько десятков лет.

IMG_9408_tn.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Потом, на следующий день, в комментариях под фотографиями парада — ностальгия по быстрым поездкам на «Метеорах», море грустной иронии и воспоминания о том, как Обь в городе количеством судов напоминала оживлённую автомагистраль. Кстати, это можно увидеть и на кадрах хроники начала 2000-х годов.

Альтернатива маршруткам

Регулярный рейс «Новосибирск – Седова Заимка». Один теплоход туда — обратно. В машинном отделении уже 40 лет бьётся железное сердце.

«Умели делать», — говорит капитан.

С этим теплоходом Андрей Зайков — как единый организм. Жил под Новокузнецком. Окончив восемь классов, решил стать моряком. Поехал с другом в Новосибирск, однако морских училищ здесь не было. Пришёл в речное. Обрёл профессию на всю жизнь.

«Как можно не любить речку? Каждый речник — это... словами не передать. Братство речное. Речкой надо заболеть. Если ты заболел ею, то она тебя не отпустит. И плохих людей она не любит. Поэтому в основном речники — это нормальные пацаны», — улыбается капитан-механик.

В салоне — тишина. Просторно, нет автобусной сутолоки и суеты. На палубе — прохлада. Можно пройтись, попить кофе. Нина Евграфова так ездит на дачу на остров Кудряш регулярно. Альтернатива — тесные маршрутки с пересадками.

«Очень удобно. Очень здорово и очень приятно ехать на теплоходе. Вы сами видите обстановку», — делится впечатлениями пассажирка.

Теплоходов — пять. Регулярных маршрутов — три: «Новосибирск – Седова Заимка», «Речной вокзал – остров Кораблик» и от Новосибирска до Бердска. Последний скорее для туристов — из-за высокой цены билета и продолжительности поездки.

«Это всё естественно — что-то умирает. Новое рождается», — философски рассуждает Андрей Зайков.

Как уходил флот

Западно-Сибирское речное пароходство в советское время — огромное хозяйство. Сотни судов. Трудовые рекорды. Пассажирские маршруты, в том числе и для судов на подводных крыльях, и круизы на многопалубных красавцах-лайнерах.

Масса важных грузов, которые переправляли по реке. Освоение Сибири дало огромный импульс к развитию такого транспорта. Когда за короткую навигацию нужно перевезти не только топливо и продукты, необходимые для выживания северян, но и огромное количество материалов для освоения территории, строительства городов и посёлков — суда незаменимы.

Пика перевозки достигли в 1990 году. Их объём составил 31,8 млн тонн.

Потом страна встала на другой путь: пока будущие олигархи концентрировали в своих руках обломки госпредприятий, остальная страна впала в анабиоз. Не до прогулок на стремительных «Метеорах» — картошку бы на дачах вырастить, чтобы было что на стол поставить. Не до масштабных строек на севере — там бы посёлки не заморозить. 

За пять лет грузоперевозки упали в десять раз. Численность новосибирских речников сократилась в три раза — до 4 с лишним тысяч человек.

Грузоперевозки Западно-Сибирского речного пароходства:

  • 1975 год — 20,5 млн тонн.

  • 1985 год — 31,6 млн тонн.

  • 1990 год — 31,8 млн тонн.

  • 1995 год — 3,2 млн тонн.

  • 1996 год — 3,2 млн тонн.

Численность речников в 1990 году — 12 300 человек.

Численность речников в 1996 году — 4199 человек.

Зато на базе госпредприятия «Западно-Сибирское речное пароходство» создали акционерное общество. В 1999 году оно получило сертификат «За успешное развитие бизнеса в Сибири».

Всё больше судов оставалось на вечной стоянке в Яринском затоне, формируя знаменитое корабельное кладбище. Новых не покупали — не на что, да и незачем. Последствия общей деградации: Обь начала регулярно мелеть. В 2008-м и 2012-м уже к середине лета глубины такие, что баржам не пройти.

Тогда же началась распродажа флота. Ещё крепкие суда, слипы, краны приобретали компании, готовые заниматься перевозками. В основном в Томске. Остальное шло в металлолом. Здесь, в Новосибирске, в это время судоремонтный завод превращался в руины.

Сейчас всё чисто. На месте корпусов, где реанимировали огромные судовые механизмы, — большие высотки. Корабельное кладбище почти распродано. Рядом с небольшим плавучим домом, судя по его виду, построенным тоже в Советском Союзе, — пассажирский теплоход под названием «Прокопьевск». Тоже создан десятки лет назад. Его потихоньку приводят в порядок и собираются выпустить на реку уже этим летом.

А что дальше?

В Новосибирске всё же учат и моряков, и речников. Причём человека непривычного поражает наглядность преподавания и оборудование аудиторий. Например, одна из лабораторий университета водного транспорта — виртуальный капитанский мостик с пультом управления, силовой установкой, штурвалом и другими приборами. Семинарское занятие здесь как компьютерная игра по жёстким правилам морского судоходства.

На мониторах — виртуальный Босфор. Старшина первого курса механиков Валерий Маркиш определённо проявляет лидерские качества и задатки профессионализма.

Валера с детства мечтал о море и любил копаться в моторах. Совместил два увлечения. Уже на третьем курсе собирается получить свою первую специальность — «моторист».

«Я собираюсь пройти практику и уже устроиться на работу. Обучение, конечно, продолжу. Хочу работать механиком на морских танкерах», — сообщает Валерий.

За ним идёт давать интервью преподаватель — бывший подводник Олег Матыцин. Рассказывает: готовит специалистов в основном для морских перевозок. В речники идёт меньше ребят.

«Железная дорога отвоёвывает рыночное пространство. И в связи с этим менее актуальными становятся перевозки по реке. Тем более на реках в последнее время меняются глубины. Есть такая тенденция: они мелеют. В труднодоступные места проход осложняется, и туда пришлось провести железную дорогу. Туда проще по ней грузы доставлять. Сейчас по сравнению с СССР в России более развитая система наземного транспорта — железнодорожного и автомобильного.

Однако есть грузы, которые выгоднее перевозить по реке. Например, песок и лес. Среди плюсов речных перевозок — их экологичность. Не нужно вырубать леса, чтобы проложить дороги. Проводятся дноуглубительные работы, но для реки они только в пользу», — говорит Олег Матыцин.

В другом корпусе — лаборатория с огромными судовыми двигателями. Каждый можно завести. Оборудование — в отличном состоянии. Каждый год вуз выпускает почти сотню помощников капитанов, механиков и электриков.

«Обратите внимание на строительство четвёртого моста — как только там потребовался флот, он сразу пришёл. Мы даже школьникам говорим, что, если мы из окна или проезжая по мосту не видим большого трафика судов, это не значит, что нет флота речного. Опять же, в подтверждение этому — у нас студенты, начиная с третьего-четвёртого курсов, все проходят практику на речных и морских судах. Всем находится место. Причём мы готовим специалистов по работе с мощными, большими двигателями для крупных судов. То есть такой флот существует. Северный завоз никто не отменял. По Оби в районе Томска развито судоходство. На других реках», — отмечает декан судомеханического факультета Дмитрий Сибриков.

Видео: nsknews.info

Флот сильно сократился, но действует. Буксиры с баржами ходят по Енисею и Лене. На Волгу снова вышли суда на подводных крыльях. В Новосибирске речники намерены ввести новый маршрут: с остановкой на Северо-Чемском. Летом можно будет проехать по прохладной реке, минуя сутолоку и духоту пробок. И до «Речного вокзала» добраться за 20 минут. Это недостижимый рекорд для быстроходного авто в час пик.

Говорить о том, что речной транспорт постигнет судьба телеги с лошадью, пока рано. Вот, например, раньше считалось, что трамвай устарел — убирали пути, чтобы освободить место для машин. Теперь многие предпочитают городские вагоны — без пробок едешь и за бензин не переплачиваешь.

Так и теплоход — способ не бить федеральные трассы потоком фур и не жечь лишнее топливо. Только грузов для эффективной эксплуатации судов должно быть много.

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Что происходит

Однажды в Новосибирске: солдатки, спекулянты, сахар и труп министра

Афиша Новосибирска: куда сходить в среду, 1 декабря

Новосибирская область каждый год получает миллиард на борьбу со СПИДом

Три белых коня: непростая судьба зимних месяцев

Где будут убирать снег 1 декабря в Новосибирске — список улиц

35 лет саркофагу: каким помнят Чернобыль ликвидаторы из Новосибирска

Декада инвалидов — 2021: программа событий для особенных новосибирцев

Стоимость транспортной карты в Новосибирске в 2022 году не изменится

Группа «ВИС» показала с дрона строительство поликлиник в Новосибирске

Чем дышит Новосибирск: на вопросы о качестве воздуха ответят 1 декабря

Итоги премии «Парадиз-2021»: кому достались бронзовые яблоки

Показать ещё