Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вера Ганзя: «Слово „депутат“ уже ругательным стало»

В прямом эфире ток-шоу «Вечерний разговор о замечательных новосибирцах» на радио «Городская волна» (101.4 FM) выступила российский политик, депутат Государственной думы от фракции КПРФ Вера Ганзя. Она рассказала о том, как работает над законами, как управлялась в школе и как умудряется успевать всё при загруженном графике. Полное интервью с ней читайте в материале «Вечерний разговор о жизни замечательных новосибирцев».

Регина Крутоус
Регина Крутоус
20:15, 27 Февраля 2019

Справка: Вера Анатольевна Ганзя родилась в 1959 году в городе Барабинске Новосибирской области. В 1986 году окончила Новосибирский государственный педагогический институт, учитель истории и обществоведения. Занимала должность директора в средней школе № 92 в городе Барабинске. С 2005 года была депутатом Новосибирского областного Совета депутатов, впоследствии переименованного в Законодательное собрание Новосибирской области. В 2014 году получила мандат депутата Госдумы РФ шестого созыва от партии КПРФ вместо Анатолия Локтя, избранного мэром Новосибирска. На выборах 2016 года Веру Анатольевну избрали депутатом Государственной думы 7-го созыва. Член комитета ГД по бюджету и налогам. Имеет нагрудный знак «Почётный работник общего образования». Награждена почётной грамотой президента Российской Федерации.

Фото00002.jpg
Вера Ганзя. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, здравствуйте, я очень рада вас видеть!

Вы уже второй созыв являетесь депутатом Госдумы от Новосибирской и Томской областей. Вы работаете в ключевом комитете российского парламента — бюджетном. Какие итоги года можете подвести? Какие события можете отметить как главные для Новосибирской области? Что удалось, а что ещё предстоит сделать?

Вера Ганзя: Так как я работаю в комитете по бюджету, то главное событие, и не только нашего комитета, а всей страны, в том числе НСО и города Новосибирска, — это, конечно, принятие бюджета на 2019 год и последующие два года. В прошлом году бюджет формировался с учётом национальных проектов, правда, есть некоторые нюансы. Есть 42 государственные программы, а национальные проекты оказались встроенными в эти госпрограммы, поэтому наивно было бы полагать, что большое количество денег, как золотой дождь, польётся на регион, в том числе на НСО.

Однако, мы совместно провели работу: и депутатский корпус Госдумы, и губернатор НСО, и мэр города Новосибирска, и законодательные органы власти — то есть это совместная работа, которая привела к неплохому результату: порядка 18,8 млрд рублей — это средства, которые в 2019 году придут из федерального бюджета.

Что могу сказать по поводу моего вклада. Я ещё летом начала озвучивать проблемы нашей области и нашего города, в частности, строительство перинатального центра, например, это знаменитый СКИФ, Академгородок, суперсовременное оборудование, которое сегодня необходимо, это клиника Мешалкина — все эти позиции и ряд других позиций я озвучивала при всяком удобном случае в Госдуме, на пленарном заседании, в присутствии представителей президента и правительства РФ.

Это была взаимная договорённость о том, что я эти позиции озвучиваю, а губернатор ходит по кабинетам — это его прямая обязанность. И я могу сказать, что справляется он с этим очень неплохо, добывая для НСО инвестиции из федерального бюджета — поэтому такая совместная работа привела к такому результату.

Хочу сказать, что на всё у нас получается порядка 17,5 млрд рублей дополнительных средств на три года, которые пойдут на наши просьбы и проекты, которые мы просили бы профинансировать федеральный центр.

Регина Крутоус: С какими проблемами столкнулись, и, как правило, сталкиваетесь при обсуждении бюджета или других вопросов?

Вера Ганзя: У нас каждый депутат тянет одеяло на себя и говорит о заботах своего региона, хотя это не очень правильно, потому что мы должны сегодня работать над общей, правильной позицией, экономической политикой всех регионов страны, а вот сенаторы — они наоборот, должны заботиться в большей степени о своём регионе. Тем не менее, у нас вместе с сенатором получается одна и та же задача, и каждый от своего региона старается и работает.

Безусловно, я бы хотела, чтобы у нас было больше средств, я бы хотела, во-первых, чтобы (я об этом постоянно говорю) — это газификация.

Томская и Новосибирская области — мои два региона — это катастрофа, потому что Западная Сибирь поставляет газ, на 90% газифицированы южные республики, а у нас что? У нас 29% — и тех нет.

В Томске ещё хуже, там вообще ресурсодобывающий регион, а там совсем плохо с газификацией, отапливают дровами. То есть ситуация просто сложная с газификацией — во-первых.

Во-вторых, для города Новосибирска актуальной темой является строительство метро. Вы видите, что сегодня необходимо, чтобы как-то минимизировать те потери и нервов, и здоровья, и всего остального, когда люди стоят часами в пробках — не должно такого быть.

Фото00004.jpg
Регина Крутоус и Вера Ганзя. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Но мы понимаем, что нельзя отодвинуть дома и расширить дороги, мы понимаем, что невозможно построить второй этаж над дорогой. Это возможно, но он станет золотым. Нам просто не по карману это дело, поэтому нам всё-таки нужно развивать общественный транспорт, а лучший общественный транспорт — это метро. Потому что без пробок по мосту до Госдумы я могу доехать на метро, в пробках будешь полтора часа торчать. А на метро можешь доехать за 25 минут до центра.

Такая ситуация здесь, в Новосибирске. Но не хватает средств, потому что сегодня строительство метро — это муниципальные полномочия. Но это просто издевательство, я считаю, потому что в муниципалитетах, кроме долгов, ничего нет.

Новосибирск сегодня — это донор НСО. Город зарабатывает, область тратит — повсеместно такая ситуация. Но мы понимаем, что по-другому не получается, так у нас выстроены межбюджетные отношения. Поэтому я неоднократно ставила вопрос о строительстве метро.

Во-первых, нужно реанимировать программу газификации и создать программу строительства метро в крупных городах. Такая беда не только в НСО, она повсеместна. Сразу говорю, что это у меня не получилось. Я буду дальше бить до тех пор, пока эта проблема не будет решена.

Правда, я добилась публичного высказывания со стороны министра финансов РФ Антона Германовича Силуанова, когда я его на пленарном припёрла к стене вопросом о метро, он сказал, что надо эту проблему поднимать, пересматривать, мы в перспективе будем это делать. Моя задача сегодня — эту перспективу как можно больше приблизить.

Регина Крутоус: Над какими законами вы сейчас работаете? Какие законы были приняты по вашей инициативе или при вашем участии?

Вера Ганзя: Сначала хочу сказать, над какими сейчас работаю. Один из законов, который сегодня принят в первом чтении, и идут поправки в него — это самый страшный закон для межбюджетных отношений: закон о ликвидации унитарных предприятий.

Что такое унитарное предприятие? Это та маленькая котельная, которая сегодня, например, отапливает два-три дома в селе, это те предприятия, которые являются муниципальными. Допустим, в Новосибирске есть муниципальное предприятие, есть они в Москве, есть в Петербурге.

Кто-то очень хочет наложить лапу на эту пока ещё неприватизированную собственность и поэтому этот закон родился в недрах какого-то крутого лобби. Поэтому сейчас наша задача — минимизировать потери от этого закона. Я работаю над законом, и поправки уже приготовила, но их ещё нужно отшлифовать.

В чём суть поправок? Во-первых, отложить его до 2024-го года, во-вторых, убрать из этого закона аптеки, зоопарк. Очень много я работала над тем, чтобы аптеки вывели из-под 44-го полоумного закона — мы добились этого.

Такая же ситуация и с зоопарком, потому что невозможно, это же живые звери, их нужно кормить своевременно, а при 44-м законе, при его реализации, это невозможно. Дальше, если мы откажемся от унитарных предприятий в виде аптек, мы получим рост цен на лекарства, потому что частники не соотносятся с тем, есть у тебя в кармане деньги или нет, для них важна прибыль.

Поэтому в данном случае в первый раз мы спасли аптеки, я принимала в этом очень активное участие. А вот второй раз, я опять внесла эту поправку, чтобы аптеки оставили в покое, наконец — пусть аптеки будут муниципальные, они удерживают цены на уровне, к тому же муниципальные аптеки поставляют лекарства в самый дальний уголок, поэтому такая работа и над этим законом.

Конечно, закон о бюджете — это моя святая, прямая обязанность. Я постоянно вношу туда поправки, постоянно вызываю огонь на себя, вызываю страшное раздражение председателя бюджетного комитета — у нас с ним сложились очень, в кавычках, «тёплые» отношения по этому поводу.

Потому что я требую — и правильно делаю! Потому что сидеть и заглядывать в рот — это не моё. Я делаю это и на пленарном заседании. Я давлю, наступаю на горло, а иначе ничего не получишь. Мир у нас такой, жизнь у нас теперь такая.

Нам в Новосибирске нужно минимум шесть-семь новых школ, а у нас опять получается, что 25 млрд рублей — всего на 85 регионов. Ну что это за дела такие? Нам говорят теперь: 43 млрд рублей — это ликвидация третьей смены в южных республиках, на Кавказе. Туда дополнительные деньги пойдут, а нам опять ничего. Поэтому я эту тему поднимаю.

Поднимаю тему выплаты детского пособия на ребёнка до трёх лет постоянно, я уже мозг проела этой темой руководству страны. Я постараюсь добраться до президента с этой темой. Над такими жизненными, социальными вопросами я и работаю.

Какие мы ещё вносили законопроекты? Это в основном те, которые сегодня нам крайне необходимы. Например, стакан школьного молока. Вот это необходимо, это важно это нужно. Сегодня дети не видят необходимых ингредиентов, которые для роста будут полезны. Естественно, вот такой законопроект и масса других. Их у меня 29, перечислять смысла нет, но одна есть общая черта — социальная направленность. Часть мы сумели добиться. Это минимальный размер оплаты труда, это наша фракция, мы очень жёстко требовали сравнять минимальный размер оплаты труда с прожиточным минимумом. В течение последних пяти лет мы эту тему проводили. Мы её провели. Более того, я постоянно вношу протокольные поручения.

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, насколько тяжело или легко быть женщиной-политиком?

Вера Ганзя: Я не могу сказать, тяжело или легко, но никто и никогда не обращает внимания в политике, женщина ты или мужчина, поэтому не трудно. Трудно в том, что нужно своевременно всегда соответствовать распорядку. У нас больше времени уходит на то, чтобы выглядеть, даже элементарно, внешне, потому как обращают внимание на это — какая причёска.

Фото00005.jpg
Регина Крутоус. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Вон посмотрите, в какой-нибудь топ попадёшь — и всё, потом выберись из этого топа! Поэтому приходится много времени затрачивать. Мне не хватает времени, например. Это не значит, что я сижу в косметических кабинетах, я там не была ни разу, у меня времени на это нет, но, тем не менее, нужно как-то успевать всё это делать.

Потому что всё время на публике, всё время на виду, это не для мужчин: он галстук поменял — у него уже и наряд другой.

Но не это главное. Главное, конечно, в том, что, например, у нас во фракции четыре женщины, а всего — 43 депутата. Процентов 30 женщин у нас есть. Мы недавно были во Вьетнаме, там председатель законодательного парламента Вьетнама — женщина. У них женщин много, около половины там — женщины. У нас, к сожалению, такого нет.

Особенно грешит этим фракция ЛДПР и КПРФ. Я уже Геннадию Андреевичу высказывала не раз, что так нельзя. Дело в том, что женщины острее чувствуют социальную несправедливость, это, во-первых. А во-вторых, мы же пока мозг не вынесем какой-то проблемой, не остановимся. Поэтому, конечно, трудно. Сил много нужно, времени много нужно и, конечно, здоровья, чтобы всё успевать.

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, вас называют самым активным депутатом от Новосибирской области в Госдуме. В конце 2017 года вы даже попали в престижную «Первую лигу». В числе критериев оценки, в частности, такие показатели, как проведение встреч с избирателями, активность в региональном информационном поле, продвижение региона на федеральном уровне. В 2018 году вы попали в Топ-50 самых активных парламентариев. Получается, вы такой локомотив. А как вы всё успеваете?

Вера Ганзя: За счёт сна, за счёт отдыха — поэтому я, бывает, чувствую некий сбой. Но, пересиливая себя, встаёшь — и идёшь. Много командировок, много перелётов, разные регионы, выходных нет. Комитет у меня очень тяжёлый, нужно много читать, много знать, постоянно присутствовать. Кроме комитета, я работаю в трёхсторонней комиссии по распределению межбюджетных трансфертов. Попробуйте пропустить — там же нужно постоянно быть настолько в теме, настолько нужно уметь защитить позицию, поэтому на всё это нужно время.

Комитет очень сложный, когда принимается бюджет, в регион практически не попадаю. Графики такие, что в регион сложно попасть, за исключением выходных. Поэтому выходных нет.

У меня график такой: в четверг в час ночи, либо в девять вечера — если в пробку не попадаю, чтобы до аэропорта добраться — сажусь в самолёт. Если рядом нет маленького ребёнка, то немного посплю. Прилетаю в пятницу утром. В пятницу у меня рабочий день, если не спала, то так и иду. Это разные встречи, мероприятия, пленумы и т. д. Дальше суббота, а в воскресенье уже нужно назад лететь. В субботу тоже встречи^; как правило, в воскресенье нужно лететь назад, а в понедельник — уже комитеты.

Мало того, что нужно прилететь назад, нужно повестку взять комитета, нужно ещё изучить все материалы, чтобы на комитет прийти и быть готовыми задать вопрос, да и вообще, нужно разбираться, за что голосуешь.

Поэтому я делаю так: вторник, среда и четверг — это пленарные заседания. Там по 80 вопросов. Конечно, 80 я уже даже не смотрю, я смотрю примерно 40. То есть накануне я сажусь и до полуночи смотрю вопросы, потому что, допустим, те вопросы, которые касаются налоговой или бюджетной политики, я должна дать на фракцию своё заключение, вместе с другими депутатами, которые туда входят.

Фото00006.jpg
Вера Ганзя. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Я должна сказать: что этот закон принесёт в случае его принятия, то есть, какова будет правоприменительная практика этого закона. А это нужно сидеть, изучать, сравнивать, консультироваться и т. д. Это вот эти три дня. Вот она вся — загруженная рабочая неделя.

Регина Крутоус: Чем приходится жертвовать?

Вера Ганзя: Только отдыхом.

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, политика — это грязное дело?

Вера Ганзя: Я думаю, да. В политике нельзя быть откровенным. Обжигалась, и не раз. Поэтому политика — это грязное дело, а особенно для людей, которые находятся в оппозиции. Посмотрите, что делают с Грудининым — только за то, что он посмел выдвинуть себя на пост президента. Так нельзя.

Конечно, грязи добавляют СМИ. Некоторые СМИ просто ищут какой-то хайп, как это называется сейчас по-модному. Они просто ищут совсем незначительные мелкие позиции, выдернут два-три слова из контекста, и понеслось. Я думаю, что тут каждый депутат пострадал — слово «депутат» уже ругательным стало. Некоторым поделом, когда они голосуют за антинародные законы, а некоторым достаётся за то, что голосуют против — вот как мне.

«Пошла в политику, потому что под лежачий камень вода не течёт»

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, расскажите, как начинался политик Вера Ганзя?

Вера Ганзя: Очень интересно начинался. Я работала в школе № 92 города Барабинска — моя любимая школа, я там отработала директором 20 лет. Школа была старенькая-старенькая, двухэтажная, спортзала не было, школа в частном секторе, показателей никаких. Мне было 33 года, когда я пришла туда директором. Я поняла, что на местном уровне решить ничего не возможно, нужна была пристройка к этой школе, потому что предыдущая рухнула.

Я написала проект, он оказался нормальным, меня пригласили в Москву, поехала на курсы интернет-образования, и пошла не на занятия — а пошла ходить по кабинетам. Я пошла в министерство РФ, где меня отправили восвояси и сказали, что это не их задача. Я пошла тогда в Госдуму. Я ходила к депутатам тогдашним — к Абрамовичу, например, к покойному Немцову ходила, к Харитонову. Пришло письмо от Харитонова, мне позвонили и сказали: «Вера Анатольевна, ты там сидишь или стоишь в школе?» Я сказала, что сижу. Мне сказали открыть «Российскую газету» — там, в федеральном бюджете, моя школа и деньги на школу. Я обалдела сразу. Я сама занималась строительством.

Вот так я и пошла в политику, потому что поняла, что под лежачий камень вода не потечёт, и человеку нужно самому решать свои проблемы. Когда мне говорят, что «ничего невозможно сделать» — да никогда не нужно такие вещи говорить! Всё зависит от конкретного человека.

А особенно, когда мне пишут в соцсетях, что я там получаю какую-то зарплату. Так ребята, выдвигайтесь! Вы сидите на пятой точке на диване, ничего не делаете и ждёте, что вам зарплату будут закидывать в форточку. Извиняйте, нужно работать. Во-первых, над собой.

Я считаю, что каждый человек может добиваться всего сам. Не сказать что у нас блестящие условия для этого, условия очень скверные, их нужно, безусловно, менять — но это зависит от каждого человека.

Когда проводили пенсионную реформу, когда вам говорили: «Всё зависит не от депутатов, не от премьера, а от вас». Выйдите на улицы, мирно выйдите, ведь согласованная акция. Если бы не 4 тысячи в Новосибирске вышло, а 100 тысяч, 104 тысячи — вот тогда был бы эффект. Такая же ситуация по другим городам.

А вы кого сидели ждали? Где ваша гражданская активная позиция? Вот пока будете сидеть и ждать с моря погоды, когда вам депутат в клювике принесёт чего-то, так и будете до скончания века.

Нужно свою позицию иметь и уметь её защищать, давайте вместе это и будем делать. Поэтому, я считаю, в политику нужно идти тем людям, которые сегодня понимают эти вещи, что зависит от конкретного человека. У меня много людей, которые обращаются ко мне именно с активных позиций. Они вносят свои предложения.


«Лучшая в мире профессия — это педагог»

Регина Крутоус: Современные дети увлекаются компьютерными играми, соцсетями и так далее. Как проходило ваше детство? Во что играли?

Вера Ганзя: Я жила в частном доме. Зимой — это огромные сугробы. Снега было много, мы рыли окопы, ходы в сугробах, катались на коньках, на лыжах, то есть это были активные игры. Компьютеров, конечно, не было.

Дети сейчас очень продвинутые. Но я жалею, что появились компьютерные игры. Они настолько отупляют мозг и, самое главное, физическое здоровье. Физически нужно двигаться, никакой третий час физкультуры не поможет. Нужно просто вести другой образ жизни, не сидеть сутками в планшете и телефоне. Они сидят. Все проблемы здоровья наших детей, конечно, от этого.

И поэтому я вспоминаю, как мы играли, в какие игры играли. Это всё были подвижные игры. А велосипед? Вот когда стала подростком, у нас было модно собраться — такая молодёжная тусовка — и каждый приезжает на велосипеде. Сейчас нужно приехать на «Феррари», чтобы тебя уважали, а тогда достаточно было велосипеда. Мы приезжали, потом катались куда-то, выезжали загород, катались на велосипеде — это тоже движение, тоже жизнь. Поэтому у меня очень тёплые воспоминания о детстве.

Регина Крутоус: Кем были ваши учителя? К кому вы испытываете особую благодарность?

Вера Ганзя: У меня была, сейчас она покойная, светлая ей память, Антонина Ефремовна Голубева, моя учительница начальных классов, которую я безмерно любила и очень хотела быть похожей на неё.

Скорее всего, именно она сыграла свою роль в том, что я выбрала педагогический вуз и стала учителем. История — это тот предмет, который мне нравился больше всего, во-первых. Во-вторых, история — это тот предмет, на который всегда был большой конкурс в вузе, и нужно было этот конкурс преодолеть, поэтому я выбрала именно этот факультет.

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, ваши родные поддержали ваш выбор?

Вера Ганзя: Конечно, родные поддержали. Мы жили очень небогато. Мама работала мастером на мебельной фабрике, а папа работал столяром, то есть я из рабочей семьи. Никаких крутых родственников или кого-то, кто бы мог продвигать меня в политику, в профессии, у меня не было.

Фото00003.jpg
Регина Крутоус и Вера Ганзя. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Всё, чего я добилась, я сделала сама. Поэтому, конечно, очень важна была поддержка. Очень трудно приходилось, потому что денег не хватало на учёбу, благо она была бесплатной, но нужно было на что-то жить. И, тем не менее, с трудностями справились, и все нормально было.

Регина Крутоус: Вы были примерной студенткой?

Вера Ганзя: Да никогда в жизни не была. Я и в школе не была примерной, студенткой я тоже особо примерной не была, но старалась. И на семинарах я всегда была готова, всегда отвечала. Ну, в чём выражалась «непримерность»: сбежать, например, на какой-то концерт или ещё куда-то уйти с лекции, особенно скучной лекции. Меня донимали скучные лекции, я оттуда сбегала. Поэтому, что уж тут примерного.

Регина Крутоус: Студенчество же весёлая пора? Можете рассказать какие-то весёлые случаи из студенческой жизни?

Вера Ганзя: Таких полным-полно было. Я могу вспомнить только один случай. Один студент, фамилии называть не буду, совсем не готовый пришёл на экзамен по психологии. У него попались «виды темперамента». Он сидит и «плавает», видно, забыл что-то. А его друг в коридоре ходит и орёт по всему коридору: «Такой-то — холерик, такой-то — меланхолик». Преподаватель всё это слышит и говорит: «Вам уже все подсказывают, а вы сообразить не можете». Ну, вот были всякие такие интересные моменты.

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, вы сразу пришли работать в школу после института?

Вера Ганзя: Да, я пошла сразу в школу № 1, стала учителем начальных классов, и вела детей своих до восьмого класса, тогда восемь классов было. Потом я ушла в горком комсомола работать.

Это была школа жизни, то есть моя активная жилка именно оттуда. Я что только там не делала: КВН, тогда модное движение начиналось, а тем более тогда интернета не было, и никаких «ников» не было, под которыми можно было обзывать или критиковать кого угодно, а нужно было всё это делать публично.

На школьном КВН в Барабинске (я работала в горкоме комсомола), мы там разоблачали все наши местные пороки — и дороги, и магазины, и всё это было очень весело.

КВН — это моя идея, моё детище, я его проводила, и всё было здорово. Не помню, в какой школе, ребятишки на сцене встали на одно колено, парни, протянули руки ко мне и пели для меня, когда уже у КВН были заключительные аккорды. Они пели: «Вера, тебе не хочется покоя». Ради этого, конечно, стоит жить.

Сейчас, кстати, в Барабинске проходит замечательный конкурс, называется «Золотой шлягер», туда съезжаются со многих регионов. Приезжают самодеятельные исполнители, работники клубов, например, там такие талантища приезжают, а тоже стояла у истоков этого и Татьяна Егорова, она заведует культурой в Барабинске. Этот конкурс мы на такой уровень вытащили! Я помогала и спонсорскими делами, оплачивала какие-то позиции, и до сих пор я помогаю и финансово поддерживаю конкурс. Поэтому всё активно должно быть.

Регина Крутоус: А если вернуться на N-ное количество лет, с какой бы профессией вы себя связали?

Вера Ганзя: Только с той, что имею. Это моя любимая профессия. Я скучаю по школе, вы даже не представляете как. Работать с детьми, как бы там ни было — это дети, это чистый лист, их можно воспитать так, как ты считаешь нужным, и как сегодня требует общество.

У нас не хватает порядочности, взаимопонимания, взаимовыручки, доброты не хватает в нашем обществе. Вот это нужно воспитывать. Поэтому я скучаю по школе. Политика — это грязное дело, мы уже говорили об этом, а в школе — это чистые отношения, это дети, это учителя. Я считаю, самая лучшая в мире профессия — это педагог.

Регина Крутоус: Как вам помог опыт педагогики в политике?

Вера Ганзя: Когда я выхожу за трибуну в Госдуме, меня слушают. Я умею собрать внимание, а там 450 депутатов сидят, меня слушают. Есть те, которые не слушают. Педагогика научила меня не бояться аудитории, я могу выступать на любой аудитории. Я просто не боюсь.

Не боюсь вопросов, постоянно в Госдуме иду на пресс-подходы, постоянно хожу. Я участвую во многих мероприятиях, которые пресса проводит, например «Точка зрения», где вопросы задают, каверзные, неожиданные. Времени, правда, не хватает, бегать по всем каналам — комитет много времени забирает. У нас есть штатные лица, которые ходят туда, мне это особо не нужно, и пиар мне не нужен, в какие попало программы я не пойду. Тем не менее я спокойно реагирую на все вопросы, спокойно могу держать аудиторию.

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, а если бы появилась возможность все переиграть, что бы вы изменили в жизни?

Вера Ганзя: Я бы, во-первых, серьёзно выучила иностранный язык, мне не хватает этого, я часто бываю в зарубежных командировках, и моего знания английского языка просто катастрофически не хватает. А чтобы заниматься — нужно время опять, а его нет. Вот это бы я исправила.

А тогда оно было, и можно было это сделать. Почему не сделала? Вот теперь, как говорится, назад не повернёшь. Второй момент, например, мне нужно не только педагогическое образование. Опять время упущено, я бы ещё получила. Меня интересуют финансовые рынки, меня это образование интересует. Конечно, я и консультируюсь, и смотрю это. Я работаю, правда, в комитете не по финансовым рынкам, но я постоянно задаю вопросы Центробанку, я постоянно интересуюсь этими делами, этими вопросами, потому что это ключевая позиция.

Центробанк сегодня — это ключевая позиция, как и ключевая ставка, повышенная на 0,25, следовательно, потащившая за собою стоимость кредитов и т. д. Там множество разных проблем, с которыми мы сталкиваемся, когда принимаем бюджет. Я просто интересовалась, почему так, почему такой уровень инфляции, как она таргетируется. Нужно знать все эти вопросы, которыми занимаются финансовые рынки. Я бы себе это добавила в актив, но приходится пока так.


«Целеустремлённая, но добрая»

Регина Крутоус: Какая она — Вера Ганзя в частной жизни?

Вера Ганзя: Целеустремлённая, но добрая. Конечно, мне не хватает времени на то, чтобы с семьёй общаться, не хватает времени, чтобы общаться с друзьями, но я стараюсь урывать эти маленькие частички времени, чтобы это делать. У меня очень старенькая мама, ей 92 года, даже если у меня совсем нет времени, я, все равно, хоть на один день, хоть на полдня, ня стараюсь забежать — потому что понимаю, что, возможно, я вижу её в последний раз. Она живёт в Барабинске, поэтому я туда стараюсь обязательно попасть — есть время, нет времени,- тем не менее, хотя бы на полчаса заглянуть.

Регина Крутоус: Вера Анатольевна, вы входите в то число счастливчиков, которые могут сказать: у меня есть настоящие друзья?

Вера Ганзя: Да, у меня есть настоящие друзья. У меня есть люди, которые помогут. Причём, я считаю, что друзья — это те, кому совсем не важен мой статус, депутат я или нет. У меня есть подруга, к которой я приезжаю на дачу, и с большим удовольствием на этой даче работаю. «Дай мне тяпку, и я пойду порву травку». Она мне говорит: «Кто бы знал, что депутат Госдумы рвёт у меня на даче траву».

Фото00008.jpg
Регина Крутоус и Вера Ганзя. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Есть настоящие, очень преданные друзья, я им помогаю, конечно, и они мне, конечно, помогают. Они мне помогают своей поддержкой, теплом. Просто вот общаемся ради общения, ради дружбы. Но есть, конечно, и некоторые нюансы, которые сегодня я не могу не упомянуть.

Когда ко мне пытаются в друзья навязаться люди, которые от меня чего-то хотят. Поэтому я старюсь держаться подальше и поддерживать с ними исключительно приятельские отношения, друзьями они мне никогда не будут. Дружба должна быть бескорыстной, не важно, кто ты.

Сегодня я — депутат, завтра я — рядовой пенсионер, а дружба как была, так и останется. И это важно, потому что сегодня очень многие качества, принципы обесцениваются, в том числе и дружба.

Сегодня дружба за деньги — это в порядке вещей. Я презираю такую дружбу, просто презираю, и считаю, что этого не должно быть. Всё-таки человеческие чувства, качества должны сохраняться, а это воспитание. Нужно воспитывать наших детей именно такими, а у нас — по доллару в каждом глазу, как говорится. Ну что ж это за дружба такая!

Партнёры в бизнесе, например. Сегодня они друзья, а завтра они начинают друг друга подставлять, оттяпывая кусок бизнеса друг у друга. Что с нами случилось? Почему сегодня мы стали такими меркантильными? Почему мы ищем выгоду именно для себя? Почему мы не можем понять и сопереживать, когда видим, что человеку трудно? Почему мы проходим мимо тех людей, которым трудно, которые ждут помощи? Где наша доброта? Когда был советский период — была взаимовыручка, взаимопомощь. Мы сейчас живём в подъезде и не знаем, кто живёт рядом. Что с нами случилось? А если человеку плохо, и ему некому помочь? Пройдём мимо. Плохо. Эти качества нужно возвращать, в том числе и бескорыстную дружбу.

Регина Крутоус: В чём вы черпаете силы, как отдыхаете?

Вера Ганзя: Черпаю силы, наверное, из своего чувства ответственности. Если я что-то пообещала, или если я вижу, что без меня не обойтись, не справиться, я сделаю всё, есть у меня силы, нет сил, но я сделаю всё возможное, чтобы не обмануть ожидания людей.

Я восстанавливаюсь исключительно за чтением — либо законов, либо книжки. За время работы в Госдуме ни разу не была в санатории. У меня не было отпуска, как бы банально ни звучало, но это так.

Главное, что восстанавливает меня — отпуск дома в Барабинске. Мне хватает три-четыре дня, чтобы восстановиться. Я дома восстановлюсь. Малая родина — тот источник, который даёт силы. У каждого человека, я думаю.

Регина Крутоус: Вы позволяете себе женские слабости?

Вера Ганзя: Смотря что называть женскими слабостями. Хочется, конечно, понежиться, сходить в какой-то салон красоты, но времени, конечно, не хватает, я туда не хожу. Иногда, когда уже совсем необходимость, стараюсь посетить парикмахерскую, это я делаю. Но такие женские слабость, как например шопинг — они у всех есть, но нужно меру знать в этом. У меня нет бриллиантов или ещё чего-то такого, но побегать по магазинам и купить массу ненужных вещей — такие чисто женские слабости.

Фото00007.jpg
Вера Ганзя. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

А плакать нужно тогда, когда никто не видит, потому что в политике, хотя теперь уже и не только, если ты проявляешь элементарное чувство доброты, уступаешь в чём-то — это расценивают как слабость.

А если ты показываешь ещё и свои слёзы, то это совсем! Такая слабость, которая никогда не будет прощена, потому что люди почему-то стали ценить только силу. Поэтому нужно быть сильным, а слабости свои нужно прятать в подушку, либо туда, где их совсем не видно.

Блиц-опрос

Кто повлиял на вас больше всего?

—Родители.

Какой самый большой кошмар политика?

—СМИ.

Что вы не смогли в себе побороть?

—Гиперответственность.

Как нужно смотреть в будущее?

—С оптимизмом.

Что такое мудрость?

—Поступки соотносить с разумом, а не с эмоциями.

В чём Вера Ганзя достигла совершенства?

—Совершенных людей нет.

Что бы вы сказали себе 18-летней?

—Вперёд, Вера, к новым вершинам.

Сами пишете посты в аккаунтах?

—Да. У меня их 4.

Кто для вас лучший собеседник?

—Профессионал.

Какие люди вас удивляют?

—Те, кто выдаёт желаемое за действительное.

Каким людям вы не доверяете?

—Политикам, которые свои программы не соотносят с требованием времени.

Можно ли лгать во благо?

—Ни в коем случае. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

Какой лучший способ борьбы с врагами?

—Превентивный удар.

Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать герой нашего времени?

—Честность, активность, гражданская позиция.

Что происходит

Улицу Мира перекопают из-за ремонта теплотрассы

Пятна на солнце разглядели школьники в день последнего звонка в Новосибирске

Хосты, лилейники и спиреи высадили в центре города

В Новосибирск надвигается шторм —горожан просят не открывать форточки

Телескоп и калейдоскоп: какой будет детская площадка в Центральном парке

Майский велопробег по улицам города устроят новосибирцы

Мэр Анатолий Локоть прогулялся в школьном дворе

Если вы пропустили: кошелёк из сёмги, селфи в гробу и бурундучья тропа

Шествие буквиц: центр Новосибирска заполонили школьники с плакатами

«Это так волнительно»: новосибирские выпускники прощаются со школой

Мэрия Новосибирска запустила онлайн-опрос для театралов

Показать ещё
Яндекс.Метрика