Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: города-призраки и подфакельная зона

К каким выводам мы должны прийти из истории футболистов Кокорина и Мамаева? Что нужно сделать, чтобы починить все городские трубы? Когда горожане смогут жаловаться на дефектные теплотрассы в онлайн-режиме? И почему экологическая угроза бурого угля не так страшна, как её малюют? Об этом и многом другом рассказал директор новосибирского филиала Сибирской генерирующей компании (СГК) Андрей Колмаков в ток-шоу «Вечерний разговор с Артёмом Роговским» 11 октября.

Артём Роговский
Артём Роговский
16:15, 15 Октября 2018

Артем Роговский: Это «Вечерний разговор с Артемом Роговским» в прямом эфире радио «Городская волна» на частоте 101,4 FM. Также на канале «Новосибирские новости» в YouTube идет трансляция из нашей студии.

Скоро ко мне присоединится директор новосибирского филиала Сибирской генерирующей компании (СГК) Андрей Колмаков. С ним мы обсудим старт отопительного сезона, разрытие улиц для ремонта теплотрасс и прочие хозяйственные дела.

А пока текущая повестка. Что интересного происходило в Новосибирске в минувшие семь дней? Во-первых, был один резонансный случай с падением шкафов на детей в школе №82. Её директор уволен после критики мэра. Анатолий Локоть поменял директора в этой новой великолепной школе после этого ЧП. Хорошо, что все дети остались живы и здоровы.

Ещё из событий. Увольнение после жесткой реакции Анатолия Локтя на невыполнение поставленных задач — директор городской службы парковки Игорь Зимин покинул свой пост.

И начнём мы с не совсем новосибирских событий, хотя эти два отморозка выходили на футбольное поле, в том числе и в Новосибирске в 2010-м году. Речь об Александре Кокорине и Павле Мамаеве. Эти два футболиста отличились совсем недавно. Стало известно об их выходках. О том, что они вдвоем избили сначала двух чиновников, а потом ещё и водителя.

События разнятся и по времени. Об избиении водителя стало известно чуть позже. Этот вопрос я предлагаю обсудить с главным редактором газеты «Советский спорт», сайта sovsport.ru, старейшего спортивного издания страны, журналистом и писателем Николаем Яременко. Он с нами на связи. Николай Николаевич, добрый вечер! Избиение Кокориным и Мамаевым людей — что это было?

Николай Яременко (по телефону): Что это было — разберётся следствие и суд. Однозначно, они разбалованы шальными деньгами и высокими зарплатами. Эти люди позволили себе то, что вообще никто не имеет права себе позволять. Хотелось бы в этой ситуации только двух вещей. Кто кого бил, и на кого с каким стулом кидался — все уже слышали. Сейчас речь не об этом, а о двух нюансах.

Первое. В связи с тем, что в обществе есть очень серьёзный запрос на яркие проявления социальной справедливости, очень не хотелось бы, чтобы суд превратился в судилище. Когда все будут готовы всё повесить на футболистов и удовлетвориться. Что вот — наказали виноватых. Этого бы не хотелось.

Хотя я абсолютно не хочу их отмазывать. И мне неприятны заказные публикации многих коллег. Когда начали объяснять, что ребята были усталые и были спровоцированы... Сначала тебя провоцирует пешеход, потом водитель, потом в кафе — не совсем правильный, с твоей точки зрения, разрез глаз...

Второй нюанс. Он для меня даже более важный. Очень бы хотелось, чтобы они были наказаны не потому, что им под руку попался крупный чиновник минпромторга, а на улице попался водитель телеведущей, чьим мужем был замдиректора ФСБ. Очень хочется, чтобы они не за это были наказаны. Потому что часто приходится слышать, что «да, они слишком высоко залетели — слишком неправильных людей ударили».

А что, можно бить меня, вас, наших детей? Вдруг они подвернутся под стул или под руку такого негодяя? Примечателен факт, что они за двое суток не нашли времени, чтобы хотя бы записать видеообращение и извиниться. Мы прекрасно понимаем, что они ждали, пока из них выйдут не только пары алкоголя, но и, возможно, препараты посерьёзнее. Всё это разделило героев российской сборной, повернувшей всю страну вновь к футболу на чемпионате 2018 и продолжает ещё поворачивать. И на тот самый унылый и подлый российский футбол, каким он является до сих пор на примере Кокорина и Мамаева.

IMG_3862_новый размер.JPG
Артем Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артем Роговский: Николай Николаевич, что делать теперь руководству РФС и российской футбольной премьер-лиги, чтобы отвести этот серьёзнейший удар по репутации?

Николай Яременко (по телефону): Я очень рад, что после серьёзных раздумий достаточно жесткое заявление сделал Александр Алаев — исполняющий обязанности президента РФС. Достаточно жестких было заявлений сделано, невзирая на то, что некоторые тонкости не очень прописаны в регламенте. И можно говорить, что имею права или не имею.

Сейчас мы имеем возможность увидеть — останутся они в футболе или нет. Для меня это будет чистый эксперимент, благодаря которому мы узнаем, насколько переплачивают нашим футболистам. Потому что ясно, что ни в клуб «Ростов», ни в «Анжи» этих людей не возьмут. Потому что они «токсичные». Гнев болельщиков постоянно будет обращаться в адрес этих клубов.

И поэтому, если они захотят играть в футбол, им надо будет ехать в какой-нибудь средний европейский чемпионат — без осуждения сейчас говорю эти слова. В любом случае, того ценника в 3,5 или 4,5 млн евро уже не будет. Придется нолик убрать. Дай бог, если там будет 500 000 или 600 000 евро. И мы увидим, что за российский футбол идёт переплата в 7-8, а то и в 10 раз.

Артем Роговский: Отец Павла Мамаева дал комментарий в СМИ, одни маты там были. Это наводит на мысль, что это идет, в том числе и из семьи?

Николай Яременко (по телефону): Конечно, я никогда не хочу никого попрекать родителями, наследственностью. Но я уже человек очень взрослый и к своим годам понял, что гены определяют очень многое. Когда я вижу, что произносит Мамаев-старший, который в 1998 и 1999 годах был по нескольким статьям в розыске, я не удивляюсь, что фингалы, полученные перед матчем от Романа Широкова, были неслучайны у Мамаева-младшего.

И вообще всё происходит неслучайно. Когда я слышу объяснения вроде бы более вменяемого и не такого количества мата от отчима Кокорина, я понимаю, что и там в семье не всё так благополучно. Потому что он является родным братом Кокорина, 19-летнего отморозка. Как видно по видео, он наносил удары водителю. А Кокорин-старший стоял и не мешал, не разнимал.

При этом повторюсь — мне не хочется, чтобы было устроено показательное судилище.

Артем Роговский: Какие выводы должны сделать для себя другие российские футболисты?

Николай Яременко (по телефону): Большая часть российских футболистов не умеют делать выводы, либо это уже разумные люди. Я позавчера общался с Ромой Павлюченко, и я не могу вообще его представить в подобной ситуации. Я скажу одну очень неприятную вещь, попахивающую теми или иными статьями. Семья — это основа основ. Может у кого-то на подкорке что-то и осядет.

Артем Роговский: От большого футбола — к мини-футболу. Мне тут попалось интервью бывшего игрока сборной России по мини-футболу Ильдара Нугуманова, который два года выступал за новосибирский «Сибиряк», а сейчас вернулся в родной клуб «Тюмень».

Вопрос журналиста звучал так: «Ильдар, ты много где поиграл. Сравни эти города с Тюменью». Ильдар начал рассуждать о том, какая замечательная Тюмень, как тут всё хорошо. И в числе прочего помянул Новосибирск, мол, у нас тут старые дороги и их зимой никто не чистит.

Я уже ответил там в комментариях, а сейчас ещё и здесь скажу. Может, передадут товарищу Нугуманову. Ты, милок, в этом городе два года огромные деньги получал, подозреваю, что в месяц больше 100 000. Играл от случая к случаю и плохо.

Поэтому выбирай выражения, когда говоришь о Новосибирске. Где ты зарабатывал и ради каких болельщиков играл. Просто возьми и замолчи и таких интервью не раздавай. Ты на поле что-нибудь покажи. Извините за такие эмоции. Это к вопросу о не самом высоком интеллектуальном уровне футболистов. 

IMG_3851_новый размер.JPG
Андрей Колмаков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Директор новосибирского филиала Сибирской генерирующей компании (СГК) Андрей Владимирович Колмаков присоединился к нам. Андрей Владимирович, добрый вечер!

Последний раз в этой студии вы были в ранге руководителя городского департамента энергетики и ЖКХ. Затем состоялся ваш «трансфер», когда богатая компания забрала вас, я сейчас говорю про СГК. Как это всё произошло, и освоились ли вы на новом месте?

Андрей Колмаков: «Трансфер» был четыре года назад в одну сторону, а теперь просто обратно. Напомню, что я в энергосистеме уже без малого 20 лет. И в 2014-м году из одного из предприятий я пришел в муниципалитет. Четыре года хорошего опыта. Почти два года чиновничьего опыта мне хватило, я научился быть чиновником. Но сейчас вернулся в своё родное предприятие, как бы оно не называлось: «Новосибирскэнерго», «Сибэко», СГК...

Артем Роговский: Какие были первые шаги? С чем столкнулись?

Андрей Колмаков: С вопросами интеграции старой системы в новую структуру. Мы сейчас продолжаем этим заниматься, оптимизацией. Сокращения штата не было. Очень много функционала централизовано. СГК является федеральной энергетической компанией. Шесть регионов присутствия. Централизованные функции — такие, как финансы, юридическое сопровождение, снабжение — они позволили оптимизировать структуру управления «Сибэко».

Артем Роговский: Сколько у вас сейчас в Новосибирске человек в подчинении?

Андрей Колмаков: Непосредственно в филиале — 400 человек. А всего во всей энергосистеме со всеми предприятиями — порядка 9.000 человек.

Артем Роговский: Вы пришли, когда уже шла подготовка к отопительному сезону или была ещё в планах?

Андрей Колмаков: Я всегда говорю, что у нас подготовка к новому отопительному сезону начинается на следующий день после окончания предыдущего. У нас в этом году отопительный сезон закончился, кажется, 18 мая, а сюда я пришел 22 мая. Как раз и включился в подготовку.

Артем Роговский: Что было сделано компанией в рамках подготовки, о которой мы сейчас говорим?

Андрей Колмаков: Была изменена система проведения испытаний. Где-то мы обкатывали эту систему, и крайние испытания были по зоне ТЭЦ-4 уже в августе, во второй половине. Результаты мы видим. Не все дефекты по части благоустройства устранили в городе, это видно.

Очень много дефектов — больше чем в прошлые годы — по магистральным сетям. Диаметрами до 700 и 800 миллиметров. Но надеемся, что эти испытания дали объективную картину, как нам сейчас проходить отопительный сезон. И пока ничего лучше не придумали, кроме как разрушающий способ повышенным давлением. Приходится так работать.

Артем Роговский: Сейчас уже все получили тепло?

Андрей Колмаков: У нас полностью развернута система. Хотя такой теплой осени уже лет 20 не было. Это позволяет нам подобрать дефекты, которые есть. И закончить благоустройство с теми возможностями, которые у нас есть. Я говорю об асфальтовых заводах, которые ещё работают.

Артем Роговский: Какое количество средств было вложено в модернизацию теплосетей в этом году?

Андрей Колмаков: Я напомню, что ситуация сейчас такая, что 7 месяцев прошло с присутствия СГК, кажется, с марта 2018. Где-то была завышенная планка ожидания, и сейчас это наблюдается. Не может так быть, что пришли — и сразу должно всё наладиться.

Провели испытания в рамках бизнес-плана и предусмотренных затрат, провели и подготовительные работы. Всего проведено работ в сумме на 2,5 млрд рублей. 2 млрд — это станции, а также более материалоёмкое и затратное оборудование.

Сделано 12 единиц оборудования ТЭЦ, котлы, турбины и генераторы. А по сетям, суммарно, вместе с работами хозспособом — порядка 43 км труб. Но мы продолжаем уже много лет считать в однотрубном исполнении, что, наверное, у нас не совсем правильно. Всегда считали по лотку в двутрубном. Сейчас в однотрубном, уже несколько лет. И поэтому — 43 км.

Но чтобы выполнять нормативный ремонт, нужно ежегодно более 120 км менять ежегодно. И это только норматив. Срок работы тепловой сети 25 лет, получается 4% в год надо менять. У нас более 3000 километров сетей (в однотрубном). 4% — это и есть 120 км в год, которые нужно менять.

Артем Роговский: Состояние теплосетей до сих пор оставляет желать лучшего?

Андрей Колмаков: Мы здесь исключением не являемся. Если брать по статистике СГК, у нас во всех городах присутствия самые большие вопросы, конечно, к тепловым сетям. Суммарно — почти 2300 дефектов. Это во всех городах. А всего есть 15 городов присутствия по Сибири.

В среднем повреждения встречаются на каждые 3 км теплотрасс. Но я уже неоднократно говорил, что износ — это понятие бухгалтерское. И им оперировать не надо. Это 70%.

Если оперировать по европейским городам, то Прага или Варшава — это вообще города-призраки. Они должны перестать существовать, если так считать. Физический износ считается, да, чтобы показать состояние сетей. Мы сейчас готовим визуализированную карту города. Возможно, мы её вывесим на своих ресурсах, в открытом доступе. Что-то наподобие проекта «Выбери дорогу для ремонта».

Артем Роговский: Неужели будет проект «Выбери теплотрассу для ремонта?»

Андрей Колмаков: Совершенно верно. Что-то такое мы сейчас и прорабатываем.

IMG_3943_новый размер.JPG
Андрей Колмаков и Артем Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Сообщение: С какого числа включают отопление в промзонах? И включают ли вообще?

Андрей Колмаков: Сама промзона и должна определиться. Всё, что касается промышленности — то это на откуп самому потребителю. Когда они готовы потреблять тепло, тогда они и заявляются в тепловые сети. И по согласованным мероприятиям отодвигают задвижки, грубо говоря.

Сообщение: Хочу сказать, что в последние годы очень радует, что все ремонтные работы проводят очень аккуратно. Всё огорожено, благоустройство затем восстанавливается. Молодцы!

Андрей Колмаков: Здесь и город немало вкладывает, и занимается ремонтами сетей и техперевооружением. Этим я и занимался, работая в мэрии. Муниципальные предприятия города ведь тоже работают.

Артем Роговский: Раньше были сильные летние «фонтаны» во время испытаний... асфальт летал и так далее. Сейчас меня могут обвинить в предвзятости, но я такого не помню сейчас.

Андрей Колмаков: Изливы есть, но они вовремя отслеживаются и фиксируются.

Артем Роговский: Если говорить о количестве разрытий — этим летом их было больше или меньше? Как со сроками зарывания этих разрытий?

Андрей Колмаков: Если смотреть статистику из года в год — параметры одинаковые. С начала года разрытий по нашей зоне ответственности чуть больше — 1.800. На сегодня, 11 октября, на утро — 260. Выполнено, но не сдано — 27. Объекты закрыты, но ещё не сданы. И остальные тоже находятся в работе.

Где-то больше сотни — в работе у подрядчиков и благоустроителей. Устранение дефектов идёт на 119 участках. На сегодняшнее утро было отключено от теплоснабжения около 10 домов. Это не аварии. Мы подбираем дефекты, которые выявили в результате испытаний.

До закрытия асфальтовых заводов всё благоустройство будет восстанавливаться в летнем варианте. А уже после будем восстанавливать благоустройство на проезжей части в зимнем варианте, то есть бетонирование. Весной — в конечном варианте, с укладкой асфальта.

Артем Роговский: Минувшим летом очень долго не было горячей воды в зоне ТЭЦ-5, как я помню? С чем это было связано?

Андрей Колмаков: Это было связано с устранением дефектов. Все дефекты были на сетях больших диаметров, друг за другом. Получилось, что мы ушли кое-где за нормативные сроки. Были и претензии и вопросы. Но лучше в июле в 30 градусов жары побыть без горячей воды, чем в декабре в морозы. Поэтому все с пониманием относятся.

IMG_3954_новый размер.JPG
Андрей Колмаков и Артем Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артем Роговский: Не можем не затронуть столь животрепещущую тему, как перевод ТЭЦ-5 на бурый уголь. Многие взбудоражились, когда услышали об этом. Расскажите, что это такое — перевод ТЭЦ-5 на бурый уголь? Думаю, что не все слушатели об этом знают.

Андрей Колмаков: Хорошо, что сейчас всё сузилось до ТЭЦ-5. А ведь начиналось всё с того, что вообще на ТЭЦ можно сжигать три вида топлива: газ, мазут и уголь. Я за то, чтобы уголь был одним видом топлива в головах у всех. Поэтому это не перевод на другой вид топлива. Вид топлива — уголь! Марка топлива — это да, марка угля. Те котлы, которые стоят на ТЭЦ-5, в силу своих технологических особенностей, они способны сжигать бурый уголь, Б2.

Пробные испытания проводились с мая, шли всё лето. Все шесть котлов опробовали. Сегодня можно сказать, что пробные испытания прошли успешно, уголь горит устойчиво. Все режимы испробованы. Я вчера только рассказывал, что у нас было летом. Пять котлов работали из шести, почти по полной нагрузке. Сейчас все станции проходят плановую проверку Ростехнадзора по готовности к отопительному сезону. Есть определённые вопросы, но мы работаем. Проблем технологического плана мы не видим.

Артем Роговский: А проблем экологического плана город не увидит?

Андрей Колмаков: ТЭЦ-5 была построена и запроектирована на самой высокой точке города, перепад высот от Оби до места установки ТЭЦ-5 составляет 114 метров. Труба у ТЭЦ-5 составляет 260 метров. Таким образом, выбросы, которые вылетают из трубы, происходят на высоте около 400 метров над уровнем всего города. Соответственно, подфакельная зона очень большая, и рассеивание было просчитано ещё в то время, когда станция только проектировалась.

Выбросы, если перенести абсолютные единицы в тонны, то на этом виде угля они снизятся. Это показывают соответствующие расчёты. Предельно допустимые выбросы разрабатывает специализированная организация. Заключение пройдёт экологическую экспертизу, и тогда мы представим его на общее обозрение. Это будет открытый документ.

При этом мы в течение лета постоянно работали с общественниками, с прессой и экологами. Предоставляли ежемесячные данные по контрольным замерам. Приглашали в августе — у нас был замер, и пресса была. И сейчас мы готовим замеры на последнюю декаду октября. Будут общественники и пресса, до них эта информация будет доведена.

А если подвести черту под темой про бурый уголь, то я напомню, что ТЭЦ-3 у нас работает на буром угле уже 50 лет. И находится в географическом центре города. С трубой 80 метров. И особо никогда и никого это не тревожило. Все экологические нормативы выполняются в полном объёме.

Артем Роговский: Ближайшие ваши планы во главе новосибирского филиала СГК? Над чем сейчас работаете и какие ставите задачи?

Андрей Колмаков: У нас сейчас разрабатывается стратегия развития Новосибирска, проходил Совет директоров. Сюда приезжал акционер. Я знакомил его с энергосистемой. Мы встречались с губернатором, с мэром. Акционер озвучил свои возможности, которые может получить Новосибирск и область. Мы сейчас работаем. Создана рабочая группа при правительстве Новосибирской области. Мы услышим пожелания от властей. Мы передадим это в головной офис и, я полагаю, что в начале следующего года мы получим стратегию развития новосибирской энергосистемы, которую и будем реализовывать.

Артем Роговский: До следующего четверга! Это была программа «Вечерний разговор с Артёмом Роговским». Вступайте в нашу группу ВКонтакте.

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё
Яндекс.Метрика