Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «Берём нарушителей под белы рученьки и везём на кладбище»

Как идёт борьба с незаконными ларьками в городе? Что раньше мешало их убрать? Какую пользу городу могут приносить нарушители? И как умные остановки помогут в решении вопроса незаконной торговли? Об этом и многом другом рассказал 14 ноября гость программы «Вечерний разговор» — начальник городского управления потребительского рынка Виталий Витухин — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
16:15, 18 Ноября 2019

Иван Конобеев: Добрый вечер! Сегодня [14 ноября] в гостях «Вечернего разговора» — начальник управления потребительского рынка мэрии Виталий Витухин. Ну а хотелось бы начать с того, чем мы закончили в прошлый раз. В апреле мы с вами встречались в этой студии и говорили о том самом торговом сезоне: несанкционированная торговля, очень много обращений новосибирцев. Во всяком случае, по каким-то ключевым точкам — как Карла Маркса и площадь Калинина, где стоят лотки, обычно с фруктами, и ведётся не очень хорошая торговля.

И в то же время есть другая категория — это нестационарные объекты, то есть киоски и гаражи разных форм и размеров, с которыми я лично как депутат пытался бороться. И борьба была неравной. Их убирают, а потом они появляются снова.

Мы с вами в тот раз остановились на том, что осенью будет принято решение, которое справится с проблемой нестационарных объектов. Решение такое принято на сессии городского совета. Как оно сегодня действует? И вообще — посвятите радиослушателей, что это такое, как это работает и почему оно лучше, чем было до этого момента.

Виталий Витухин: Если начинать с того, на чём мы остановились в апреле, и говорить о том, что было сделано с тех пор, то, как вы правильно разделили это явление, оно у нас происходит в городе в двух векторах.

Первый вектор — это та самая несанкционированная торговля или торговля в неустановленных местах, которая регулируется в законодательстве, в 99-ОЗ, как статья 9.1. И то явление, которое называется «самовольные нестационарные объекты» — это статья 5.2 нашего 99-ОЗ об административных правонарушениях. По статье 9.1 о несанкционированной торговле мы работаем. Но победного прорыва не случилось, хотя достаточные сдвиги есть. О них чуть позже скажу.

А вот по поводу нестационарных самовольных объектов у нас действительно случился прорыв. Вы правильно заметили, что наши усилия — управления потребительского рынка города Новосибирска — не прошли даром. Наше предложение было о том, чтобы применение взыскания происходило не к конкретному нестационарному объекту, а к земельному участку, или территории, на которой этот объект был размещён самовольно.

NET_8859_tn.JPG
Виталий Витухин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: То есть до этого получается можно было поменять на этом же самом месте гараж синего цвета на зелёный, и всё?

Виталий Витухин: Совершенно точно. И мы обязаны были начинать процедуру заново. И примерно ещё 30 или 40 дней объект стоял самовольно: торговал, складывались все денежки в карман незаконопослушным предпринимателям. А мы просто вынуждены были смотреть, потому что такие регламентные сроки.

Что случилось сегодня? На крайней сессии городского Совета депутатов было принято сразу в двух чтениях, то есть окончательно принято решение о внесении изменений о положении нестационарных объектов в части как раз демонтажа.

Теперь мы освобождаем территорию, на которой стоит самовольный объект, следующим образом. В документ мы ввели комиссии. А ещё — принимая решения о демонтаже, сразу понимаем, что администрация района будет делать карту-план. На ней объект, о демонтаже которого первично принято решение, является центральной точкой, вокруг которой в радиусе 20 метров территория становится раз и навсегда запретной. Это происходит по решению комиссии о демонтаже.

Она и раньше была запретной, но самовольщики почему-то считают, что они имеют право раскидывать эти свои железные конструкции в любую точку города. И раньше мы, как вы уже сказали, обязаны были соблюдать регламент для повторного демонтажа.

А на сегодняшний день уже узаконено решение, что на этих 20 метрах вокруг мы убираем всё без прохождения дополнительных процедур. Это решение было принято только что, поэтому эта практика только начинается.

Пока ещё ни одного самовольного объекта по этому порядку повторно не убиралось. Но сейчас, если будет приниматься решение об очередных демонтажах — и вдруг в этих местах будет появляться повторно любой другой нестационарный самовольный объект — то их будут вывозить на следующий же день. Или, во всяком случае, в ближайшее время. В течение года — хоть каждый день.

Иван Конобеев: То есть получается, что с сессии ещё не прошло достаточно времени, чтобы увидеть этот закон в действии? Да и фруктовый сезон уже немного закончился.

Виталий Витухин: Да нет, всё равно приноравливаются наши самовольщики. Если летом они ставили металлические сетки для торговли фруктами, то сейчас они их поменяли на те же самые самовольные, но зимние киоски-павильоны. В любом случае, нам это особой сложности не представляет — мы увезём как то, так и другое.

Иван Конобеев: Направление самовольных киосков понятно. Здесь нашли вариант. А что касается объектов без крыши и стен? Называются они лотками, причём не всегда мобильны эти лотки. Например, на площади Калинина стоят эти огромные столы — метров семь — то есть серьёзные конструкции. Попадают ли они под эту процедуру, или это уже другая?

Виталий Витухин: Если есть лоток, который более-менее стационарный. Лоток, постоянно вваренный в какой-то стол, даже торговая тележка — это всё подходит под определение нестационарного торгового объекта, который перечислен абсолютно чётко в положении, утверждённом решением Совета депутатов 1336. Это всё, что касается размещения и эксплуатации на территории города нестационарных торговых объектов.

А если мы вернёмся к первому вопросу о несанкционированной торговле, когда торговля происходит с ящиков, с газеток, с коленок и так далее — то это уже и есть несанкционированная торговля в неустановленных местах, то есть то, что регламентируется статьей 9.1 99-ОЗ Новосибирской области. Что здесь? Ну то, о чём я сказал — прорыва не случилось. Но позитивные сдвиги есть.

Мы собрали большую статистику, как всё это происходит — схему действий наших оппонентов, незаконных предпринимателей, которые этим занимаются. Мы её четко отработали, причём в самых различных аспектах, с точки зрения нарушений во всех сегментах нашего законодательства, начиная от федерального и заканчивая местным. И они выловили все правонарушения, которые при этом нарушаются.

Органы, которые могут применять к этим нарушителям санкции — это налоговая инспекция, Роспотребнадзор, полиция, судебные приставы, ветеринарная служба, миграционная таможня РФ и так далее.

Мы собрали большое совещание, проходило оно в большом зале администрации Центрального округа. У нас уже года полтора как создан штаб по борьбе с этим явлением. Начальником штаба является первый заместитель мэра Геннадий Павлович Захаров.

На этом совещании присутствовали представители всех организаций и органов, которые я сейчас перечислил. Мы, по итогам совещания, досконально проработали схему, порядок, а в простонародье — дорожную карту. То есть порядок действий: кто за кем; если вот это случилось — то вот этот вступает в роль; если вот это происходит — то вот этот.

Эта дорожная карта в данный момент проходит окончательное согласование и подписание в каждом из тех органов, в каждой из тех организаций, которые присутствовали на этом совещании. Буквально фрагментарно, абсолютно чётко проработан механизм взаимодействия и порядок взаимодействия — кто за кем и что делает. Вот-вот это будет воплощено в жизнь.

NET_8828_tn.JPG
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: С киосками разобрались — всё очень логично звучит, так что всё должно действовать. Но, конечно, эта фруктовая торговля и лотки остаются под вопросом. Хочу сказать, что я сам участвовал в специальных рейдах. Я специально ходил на площадь Калинина, в том числе с сотрудниками потребительского рынка, с сотрудниками администрации, полиции и налоговой. В таком составе была работа.

Действительно, если говорить о том, что полномочия раскиданы по разным органам, то собрать их в одной точке, как я понял, очень сложно. У меня, например, тоже возникал вопрос — а где при этом судебные приставы или Роспотребнадзор. Их там не было. А вы сейчас называли их. Получается, что эти службы тоже необходимы для того, чтобы нагрузка на этих торговцев-нелегалов не была точечной, а прям уложилась по всем пунктам закона?

Виталий Витухин: Да, конечно. Судебным приставам огромное спасибо, потому что именно они с нами рука об руку занимаются решением этого вопроса. Я напомню, я уже это рассказывал в студии в прошлый раз, что у нас уже несколько лет действует ноу-хау. Оно было начато у нас в Новосибирске, в Октябрьском районе.

Сейчас это ноу-хау распространяется на всю Россию. Если несанкционированных торговцев штрафуют, и они не платят свои штрафы — то после того, как их привели в суд, судья накладывает дополнительное наказание в виде общественных работ. Такая практика уже сложилась за каждый неоплаченный протокол. За несанкционированную торговлю мировой судья сейчас накладывает в Новосибирске 25 часов общественных работ.

Иван Конобеев: Это даже с не гражданами России происходит?

Виталий Витухин: Честно сказать, вы меня ставите в тупик этим вопросом. Давайте коснёмся только граждан России. После этого именно судебные приставы берут под белы рученьки этого нарушителя и везут к нам же, на общественное кладбище города Новосибирска. В хорошем смысле везут — на уборку территории.

Эти нарушители в ходе общественных работ собирают своими руками с самых отдалённых уголков кладбища мусор, который оставляют наши же граждане. Новосибирцы, когда убирают захоронения своих родственников, почему-то выкладывают весь мусор либо на захоронения соседей, либо на тропинки. Это, конечно, абсолютно другая проблема. Но я говорю о том, что судебные приставы помогают решить вопросы в сфере несанкционированной торговли.

Иван Конобеев: И вот ещё одна категория, которую я обнаружил на этих рейдах — это автомобили. Стоят «Газели», какие-то небольшие автомобильчики, у которых открыта будка. С этих будок торгуют непонятно чем: где-то «скоропорт», колбаса, сало и так далее. И как только они издалека видят какую-то подозрительную группу, они быстренько закрываются и разбегаются.

Просто по звонку в ГИБДД — так как они стоят на тротуаре, если мы говорим о площади Калинина — эти машины были вывезены. Это какая-то особая категория? Или всё-таки они тоже вполне регулируемы с помощью тех документов, которые есть сегодня?

Виталий Витухин: Они абсолютно регулируемы. То, что вы называете автомобилями, из которых происходит торговля — это называется «нормальные мобильные объекты». Они тоже относятся к категории нестационарных торговых объектов. Они тоже перечислены в перечне объектов, в положении об их размещении на территории города. Да, они попадают под ровно такое же регулирование — статья 52 нашего областного КоАПа предполагает применение взыскания к ним тоже.

Дело вот в чём. Мы с ГИБДД как-то редко сталкиваемся с этим в процессе рейдов. Вы, видимо, проявили собственную инициативу и связались с ГИБДД. Мы общаемся в основном с полицией. Во время составления протоколов за нарушения наши люди — работники муниципалитета и администрации района — не имеют право потребовать паспорт, то есть удостоверение личности. Поэтому с нами в рейде всегда есть полицейский.

Они помогают. Я больше скажу: последние месяца три у нас прямо прорыв во взаимодействиях с полицией. Полиция начала применять — а мы просто ей помогаем — такой порядок, как отработка правонарушения по статье 7.1 — это самовольное занятие земельного участка. И неважно какого — муниципального, частного или выделенного уже какому-то предприятию.

Если занято самовольно, и неважно чем — нестационарным объектом, ящиком, с которого торгуют — то орудие совершения правонарушения, товар, можно изымать на ответственное хранение до решения суда о том: возвращать, либо нет.

Полиция сейчас с нами очень хорошо в этом вопросе сотрудничает. Мы помогаем производить изъятие, мы предоставляем транспорт, мы предоставляем территорию для хранения. Есть небольшие нюансы, мы вот-вот придём к тому, что мы будем помогать полиции изымать в том числе и «скоропорты».

Мы сейчас работаем над темой организации места хранения с определённым температурным режимом, куда можно будет завозить фрукты и овощи. Сейчас мы их не изымаем, это временное явление. Но мы уже изымаем непродовольственные товары.

Бывают случаи, когда суд принимает решения о невозможности возврата товара продавцу. Это происходит в случае, если этот товар не может иметь торговый оборот на территории РФ по различным причинам. Например, нет сопроводительных документов, или есть признаки контрабанды и так далее. В этом случае этот товар принадлежит уничтожению.

Я надеюсь, что в конце концов мы придём к тому, что будем изымать товары в специальное помещение с определённым температурным режимом, в том числе фрукты и овощи. А после прохождения определённой процедуры будем просто кормить ими животных в нашем зоопарке.

Иван Конобеев: Но при этом, я так понимаю, что самые действенные меры и без лишних затрат для муниципалитета — это если бы в законе появилась строчка об утилизации этих самых изъятых товаров. То есть, если незаконно продают — то сразу изъятие и утилизация. Чтобы не заморачиваться с хранением.

Виталий Витухин: Самое прекрасное слово здесь — «изъятие». Оно действительно прописано в законодательстве в совершенно ограниченном количестве случаев. Было бы замечательно расширить вариант, но, боюсь, на защиту тут встанут различные омбудсмены и так далее.

NET_8864_tn.JPG
Виталий Витухин и Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Я увидел недавно новость, которая мне тоже очень близка — про федеральный закон о выносе торговли пива из жилых помещений. Государственная дума его рассмотрела в первом чтении. Если бы действительно такой закон был принят в финальном чтении, то, мне кажется, от этого выиграли бы все — и торговля, потому что были бы какие-то культурные места, и жители, которые жалуются сегодня на пивнушки внутри домов. И потребительский рынок бы тоже выиграл.

Виталий Витухин: Видимо, кто-то в Госдуме услышал нас из Новосибирска. Кому, как не вам знать, что именно мы полтора года назад выходили с этой инициативой — убрать торговлю алкогольными напитками, включая пиво, из жилых домов. Особенно когда вход в эти магазины осуществляется со стороны подъездов и торцов жилых домов. Сейчас, конечно, рано говорить, ведь закон принят только в первом чтении. Но если эта инициатива будет развита и перейдёт в ранг закона, то я поаплодирую.

Иван Конобеев: Перейдём, наверное, к главной теме, перед тем, как уйти на новости. Я обозначу её — про бизнес омбудсменов и предпринимателей. На минувшей неделе довольно громко прозвучала новость о том, что предприниматели недовольны ситуацией с так называемой концессией по постановочным павильонами.

Речь идёт о том, что федеральный закон требует все дороги в Новосибирске поставить на кадастровый учет. И как только это происходит, город обязан — опять же по федеральному законодательству — убрать с этих дорог всю торговлю. При этом, понятное дело, торговля у нас только на дорогах и ведётся. Ведь тротуары — это прилегающие части дорог.

И предприниматели оказались в довольно сложной ситуации. С одной стороны, их можно понять. У них бизнес, и они делают нужное дело для экономики города. Но результат оказался таким, что они не понимают, наверное, что это не инициатива мэрии — задушить торговлю. В первую очередь это требование федерального законодательства, и если оно не будет выполнено, то, соответственно, мэрия попадёт под санкции. Я обозначил тему нашего разговора.

Что происходит с предпринимателями и дорогами, которые встали на кадастровый учет? Люди недовольны, негативная реакция?

Виталий Витухин: Никакого желания душить кого бы то ни было, тем более бизнес, у нас нет. Вопрос совершенно в другом. Вопрос в том, что с одной стороны, действительно очень давно существует федеральный закон, который обязывает все дороги поставить на кадастровый учет, передать их в соответствующие руки и надлежаще использовать.

Закон прописывает, что на дороге — на остановках и внутри их — не должно быть каких-либо предприятий. Мы давно живём с этим федеральным законом, я не знаю, в каких субъектах и муниципалитетах он исполнялся. Но сегодня у нас есть решение суда, которое обязывает мэрию в определённые сроки исполнить эти действия. Это первое.

Второе — у нас же, как правильно сказал мэр Анатолий Локоть, будут гостить посетители чемпионатов мира по волейболу и хоккею. Мы просто используем эти факты для того, чтобы чётче сейчас поставить задачу для улучшения жизни наших горожан, которые постоянно живут в городе и пользуются дорогами, остановками, метро, пешеходными тротуарами. Которые заполнены именно в центральных и самых проходных частях города металлическими устаревшими конструкциями.

Эти конструкции стоят там по 10-15 лет, это долгий срок. За этот период изменилось федеральное и наше субъектовое законодательство. Причём в самых различных аспектах, начиная от норм пожарной безопасности на федеральном уровне. Потому что они верные и жизненные.

Жизнь не стоит на месте. Когда-то эти ларьки были благом, когда были 1990-е, когда людям негде больше было купить продукты питания и другие мелочи.

Но жизнь идёт вперёд. У нас третий город по населению в России. Мы не можем оставаться во вчерашнем дне, мы должны идти вперёд. Нас упрекают: «мол, вы ради гостей города, которые приедут к нам на МЧМ-2023, сейчас зачистите бизнес». Да неправда! Во-первых, мы сейчас ничего не зачистим. Во-вторых, мы не ради гостей это делаем, а ради горожан, которые запинаются о ржавые металлические конструкции.

Мы стараемся сделать следующее: максимально сохранить бизнес на этих магистралях и вдоль дорог, но с точки зрения сегодняшнего законодательства. А это значит, что мы пытаемся сделать то, что вы называли концессией.

Я показывал слайды на всех мероприятиях разных форумов. У нас на одной остановке — площадь Маркса, площадь Станиславского — стоят 8-9 киосков и павильонов разного плана и вида. И прилеплены 5-6 как бы павильонов — якобы для ожидания транспорта.

Это безобразие надо ликвидировать и ставить полноценные передовые замечательные остановки, которые будут отвечать сегодняшним требованиям. Они смогут передавать данные видеонаблюдения в централизованные пункты, будут раздавать Wi-Fi, заряжать мобильные устройства, они расскажут нашим жителям и гостям города, как добраться до той или иной точки города; 12-й кнопкой можно будет вызвать наряд полиции и так далее.

Чтобы это сделать, да ещё и в рамках закона, и пытаться оставить кое-где торговлю, и была задумана эта концессия. Когда мы разработали в Новосибирске шесть гостевых маршрутов — мы их так назвали, потому что это именно гостевые маршруты, лицо города. Они не просто для гостей.

Это лицо города, на котором должны быть совершенно замечательные остановки, чтобы люди могли воспользоваться общественным транспортом, и, возможно, оставить возможность тёплого блока. У нас ведь зима 8 месяцев году.

И чтобы люди в этом тёплом блоке имели возможность осуществить обслуживание общественного питания, торговли и продажи газет, установление вендинговых автоматов, установки банкоматов и так далее. Вот идея. И поэтому неважно — был бы у нас чемпионат мира или нет. Нам надо было придумать нечто такое, чтобы быстрее работать, быстрее ходить и быстрее сделать благо для горожан.

NET_8779_tn.JPG
Виталий Витухин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Всё-таки я правильно понимаю, что на сегодняшний день, при требованиях федерального законодательства — то решение, которое вы озвучили сейчас — это попытка помочь и сохранить бизнесы? Сегодня, получается, не на каждой остановке можно будет в рамках этого законодательства такое сделать?

Виталий Витухин: Совершенно не на каждой. Я вам скажу статистику. В шести гостевых маршрутах мы насчитали 159 остановочных пунктов. Из этих 159 остановок, которые в первую очередь будет оснащаться умными остановками, только примерно 50 остановок можно будет сделать с тёплыми блоками.

Иван Конобеев: У нас звонок. Добрый вечер! Вы в прямом эфире, представьтесь, пожалуйста.

Звонок: Здравствуйте! Меня зовут Сергей Королёв. У меня вопрос по поводу лотковой торговли. Всё красиво рассказываете, прекрасно. Но на данный момент торговля фруктами расцветает в деревянных лотках у магазинов на улице Авиастроителей, в Дзержинском районе. Там она растёт: строятся новые киоски, деревянные столы для лотков. Я совершенно не замечаю изменений, они, скорее, негативные.

Виталий Витухин: Как раз сегодня с 10:00 на улице Авиастроителей был произведён очень знаковый демонтаж огромного нестационарного объекта — кафе «Карат». Два года уже действовало решение суда, два года мы его уже пытались снести, много лет оно работало абсолютно незаконно.

Мы ежедневно сносим объекты. Действительно, можно не увидеть чего-то, но это не значит, что мы не сносим и совсем не работаем. Мы прикладываем все усилия, чтобы бороться с этим явлением. Я вам могу привести статистику. В этом году уже демонтировано с улиц города 476 объектов: и киоски, и павильоны.

Ежедневно в круглосуточном режиме работают демонтажные организации. Более того, есть мысль забрать это муниципалитету, чтобы собственной службой и силами своего муниципального казенного учреждения производить этот демонтаж в постоянном режиме. Мнения, конечно, звучат разные.

Иван Конобеев: Возможно, это связано с тем, что точечные объекты не так сильно замечаются. А когда идёшь мимо маленьких точек — лотки, например — они более заметны. Действительно, такую торговлю пока сложно регулировать. И она, можно сказать, только началась с учётом того, что все службы должны включиться. И только после этого можно будет как-то на это реагировать.

Звонок: Вечер добрый! Меня зовут Елена. Был прекрасный звонок про улицу Авиастроителей. Я тоже оттуда. Не единожды вам звонили, и с мэром имели честь разговаривать. Да, действительно, «Карат» снесли. Но у нас на улице стоят два убогих киоска. Стоят с разрешения мэрии и с нарушением всех градостроительных норм около остановочного павильона. Сейчас начнётся уборка снега на прекрасно отремонтированной улице Авиастроителей — а там вот такое убожество! Мэрия выдала на них разрешение.

Виталий Витухин: Сейчас и так напряжённое время. Много претензий поступает от предпринимателей, которые могут пострадать. Мы не позволяем им стоять на прежних местах, которые они считают своими. А мы считаем эти места нашими муниципальными землями. Собственно, мы не обязаны соглашаться на их размещение, тем более если они не соблюдают какие-либо требования.

Мы выбрали тактику, на наш взгляд, мягкого завершения срока действия этих предприятий. Мы даём им право стоять до конца действия их договора. Максимальный срок завершения — начало 2021 года. В основном договоры заканчиваются в 2020 году. После этого на таких местах ничего продлеваться не будет.

И нам высказывают претензию: «вы прогоняется нас с наших мест, не даёте заниматься бизнесом...». Я уже второй раз приведу пример — мы же все знаем, какая самая распространённая в мире фамилия — Кузнецов, Смит, Шмидт. Это всё кузнечное дело. Кожевников там же. Вы сейчас много таких ремесленников знаете? Нет. У нас идёт развитие всего мира. Нам не нужно сохранять то, что отжило себя.

Раньше вы находили свою занятость именно в этом сегменте бизнеса, но этот сегмент бизнеса утрачивает свою ценность для огромного города. Вы же предприниматели — найдите тот путь, который даст вам возможность самим развиваться. Не надо хватать соломинку того, чего уже в мире мало, а только осталось в деревнях и сёлах для поддержания жизни. Для города Новосибирска такие объекты в таком количестве и в стольких местах давно уже не требуются.

NET_8762_tn.JPG
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Виталий Геннадьевич, вы постоянно обращаетесь к предпринимателям и находитесь в таком диалоге постоянно, даже выйдя из зала. Но, судя по звонкам, новосибирцы как раз говорят о том, что их не устраивает сегодняшняя ситуация, это нужно решать.

Виталий Витухин: Когда я этот посыл довожу до тех предпринимателей, 10-15% из которых якобы пострадают, то я как раз говорю — если бы мы в общей аудитории или на радио об этом разговаривали, то хлопали бы и аплодировали совершенно другим выступлениям, а не тем, что надо «оставить», «сохранить» и так далее. Мы за предпринимательство, но, во-первых — в законном виде, а, во-вторых — за то, которое сейчас отвечает веяниям времени.

Иван Конобеев: Про цифры сказали, про предельные сроки договоров тоже. А если говорить про планы мэрии на замену остановочных павильонов — какие-то уже есть карты? И какие сроки называются?

Виталий Витухин: Сроков конкретных нет, мы все хотим и просто обязаны успеть сделать их до чемпионата мира. До окончания 2022 года всё это будет сделано. Сейчас дорабатывается более-менее окончательный вариант текста концессионного соглашения.

«Дотычковываются» построчно каждые локации размещения этих остановок, дорабатывается окончательный вариант, где можно делать тёплый блок, а где нельзя. Поэтому думаю, что 2-3 месяца — и выйдем на объявление.

Я сейчас сроки говорю из своего понимания. Может быть, деловой департамент или кто-то ещё улыбнутся, потому что с их практики это может быть невозможно в такие короткие сроки. Мне кажется, что мы должны в течение полугода точно выставиться на торги, чтобы мы точно все успели на сессию.

Более того, мы в каждой строке припишем то, когда в каждой локации заканчивается договор того объекта, который там сейчас стоит. Чтобы мы не нарушили права тех людей, которые там стоят. Мы дождёмся исполнения договоров, только после этого не продлим и поставим туда новые объекты, а именно остановки.

И ещё хочу сказать, что типы остановочных павильонов уже утверждены постановлением мэрии, поэтому идёт проработка количества и качества наполнения. А типы уже имеются в нашем распоряжении и в общем доступе.

Иван Конобеев: Вот на вотсап еще пришел вопрос про остановку «Студенческая», у выхода метро у общежития. Но, как я понимаю, мы этот вопрос обсуждали.

Виталий Витухин: Всё то же самое и точно также будет отработано.

Иван Конобеев: А это предполагают только гостевые маршруты?

Виталий Витухин: В первую очередь в рамках этой концессии мэрия решила отработать гостевые маршруты. А следующим этапом будет остальная уличная сеть. У нас примерно 1000 остановок в Новосибирске, а сейчас речь идёт примерно о 159 в гостевых маршрутах. И ещё порядка 90 остановок в локациях, где будут добавлены пункты с возможностью размещать тёплые блоки, пункты торговли и общественного питания, чтобы тот предприниматель, который победит в этой концессии — мы понятия не имеем, кто это будет — чтобы он точно окупал свой бизнес и имел положительную рентабельность.

Будут павильоны без торговли и тёплых блоков. Но такая остановка работает в полном объёме с учетом тех плюсов, о которых я ранее сказал: это видеонаблюдение, зарядки и так далее.

Иван Конобеев: И с учётом решения суда, которое сейчас есть по автодорогам. С остальных мест всё равно по истечению договора эти объекты будут уходить. И ещё один тревожный вопрос звучит от предпринимателей:

«А почему концессия предполагает только одного игрока? Почему не разбить по 150 пунктам? И 150 предпринимателей сделают свой пункт».

Виталий Витухин: Неоднократно мы отвечали на этот вопрос. Дело в том, что нет. Вы же сами говорите: «федеральный закон», «по решению суда». Мы не имеем права больше сдавать кусками эти объекты. Нет больше отдельных объектов. Там это не предусмотрено.

Вообще концессия не про то совсем. Во-первых, всё строится не вокруг этих нестационарных объектов, как у остановки. Она строится вокруг недвижимого капитального помещения, в котором будет аппаратная, серверная. То есть центр управления, куда стекается информация со всех точек и откуда регулируется и посылается информация на эти самые умные блоки. Это единый комплекс со множеством точек на улицах города.

И потом — это же мы первую часть только так формируем для единого оператора, потому что мы не видим другого варианта. Это нужно централизовать. А как иначе предприниматель возьмёт и построит? На каком основании это там будет стоять?

Иван Конобеев: То есть нашли юридически выверенную идею: как оставить, с одной стороны, какую-то часть торговли. А с другой стороны — чтобы город выиграл от постройки умных остановок.

Я приведу такой пример. У нас был знаменитый «Гранит» на площади Маркса, который сейчас демонтируется. Это была инициатива самих предпринимателей? Или там тоже проводилась какая-то работа?

Виталий Витухин: Нет, это абсолютная инициатива самих предпринимателей. Здесь и нечего даже нам себе какие-то лавры приписывать. Бизнес-дела конкретной коммерческой структуры.

Но кроме «Гранита» мы за последнее время снесли массу знаковых точек и локаций. Например, за 1,5-2 недели до «Карата» мы сносили ужасную локацию — угол улицы Волочаевской и Гусинобродского шоссе. Ваши коллеги-журналисты заходили с видеокамерами внутрь того помещения, которое мы начинали ломать тракторами, и говорили: «А как здесь вообще людей кормили много лет?»

Поэтому мы боремся с этим явлением. И будьте уверены, что с законопослушными предпринимателями и горожанами ничего в городе не случается и не случится. Бизнес сам реагирует. Если помещение устарело физически и морально, то предприниматели готовы к таким шагам.

Иван Конобеев: Спасибо вам за разговор!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Афиша Новосибирска: куда сходить во вторник, 10 декабря

Миллионного клиента гостиницы «Северной» встретили хлебом и солью

В Новосибирске перекрыли улицу для возложения цветов к бюсту Покрышкина

«Ещё 2 рубля»: неделя началась с новых цен на проезд в Новосибирске

Коротко: мэр Локоть о решении WADA и строительстве «Спортивной»

Улицу Революции сузили на метр из-за работ на водопроводе

Погружение: за что спасатели МАСС любят «Хулигана»

Оборудование за 3 млрд рублей купят для почтового центра в Новосибирске

Работает эвакуатор: ночную парковку запретят у Берёзовой рощи

«Горзеленхоз» займётся благоустройством шести зелёных зон в Новосибирске

Цены на яблоки и лимоны сбросит ярмарка в Новосибирске

Показать ещё