Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: рейды против незаконной торговли и нелегалы на кладбищах

Как отличить торговца-нелегала от законного продавца? Чем опасны стихийные развалы? Как можно пожаловаться на незаконную торговлю? Кто и за чей счёт вывозит арестованные ларьки? Какие меры применяются по отношению к нарушителям? И чем опыт Красноярска может помочь нам? Об этом и многом другом рассказал 11 апреля гость программы «Вечерний разговор» — начальник управления потребительского рынка мэрии Новосибирска Виталий Витухин — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
16:15, 15 Апреля 2019

Иван Конобеев: Добрый вечер! Сегодня у меня в гостях Виталий Геннадьевич Витухин, начальник управления потребительского рынка мэрии Новосибирска.

Виталий Геннадьевич, разговор у нас сегодня [11 апреля], конечно, интересный. Вы говорите, что сегодня уже несколько раз на эту тему разговаривали, но тем не менее. Пришла весна, улицы города наводнились торговлей и, как правило, эта торговля не совсем законная. Мы можем посмотреть развалы — носками торгуют, какими-то продуктами питания, фруктами. Тепло, всё это можно сейчас делать. Это и будет нашей темой разговора.

В городе Новосибирске есть какие-то очаги незаконной торговли? Или она распространяется по всему Новосибирску?

Виталий Витухин: Надо начать не с этого. Начать надо с того, что город Новосибирск является, во-первых, крупнейшим муниципалитетом нашей Российской Федерации и городом, в котором уже даже больше 1,5 млн жителей. 

И, к сожалению, проблема несанкционированной торговли или торговли в неположенных местах касается абсолютно всех больших городов. И с большей или меньшей степенью эффекта во всех городах с этой проблемой пытаются бороться. Естественно, мы тоже.

За последние полтора года мы наработали достаточно много опыта и достаточно много интересных идей для того, чтобы в тёплое время года, когда на улицах города расцветают фруктовые и овощные развалы, несанкционированные ларьки и прилавки, чтобы именно в этом сезоне стало меньше таких проявлений.

Иван Конобеев: Всё-таки, можно ли сказать, что город Новосибирск имеет какие-то проблемные точки? Ближе к Хилокскому рынку, например.

NET_7026_новый размер.JPG
Слева направо: Виталий Витухин и Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Виталий Витухин: Есть очаги, это несомненно. Хилокский рынок никак не относится. Очаги несанкционированной торговли — это самые проходные пешеходные места Новосибирска. Как правило — узловые пересадочные станции метрополитена, либо другого общественного транспорта, места между торговыми объектами и рынками.

Примерно около 40 очагов мы знаем по всему городу. Основные знают все жители: это площадь Калинина, Большевистская, 12, Речной вокзал, Бориса Богаткова, 206 и т. д. То есть площадь Маркса, Станиславского, Студенческая — всё, что я перечисляю — это фактически узловые станции, где люди пересаживаются, где им удобно выйти, где им действительно удобно купить какие-то товары.

Но хотелось бы, чтобы наряду с законопослушными предпринимателями, которые там стоят законно, не было рядом той самой незаконной несанкционированной торговли, которая с одной стороны, мешает развитию добропорядочного бизнеса. С другой стороны, они могут принести вред нашим жителям, потому что мы не знаем, что за товары они продают. Этот товар не имеет соответствующих документов, сертификатов, листов, откуда он произошел. И более того — продавцы на 99% не имеют никаких медицинских книжек.

Поэтому мы призывали и призываем горожан покупать там, где им удобно, но всё-таки избирательно подходить к продавцам, у которых они приобретают товар. Смотреть и интересоваться, не нанесёт ли такая покупка вреда здоровью.

Иван Конобеев: Вредит ли незаконная торговля? Потому что есть «адвокаты» уличной торговли, которые говорят о том, что «а почему бы и нет? Люди же заняты делом, они продают, они пытаются выжить». Вот такие аргументы приводятся. И о том, что у них низкие цены. Да, действительно, можно купить товар по низкой цене, но последствия будут очень тяжёлыми после этого.

Виталий Витухин: Вы знаете, мы чётко разделяем тех, кто хочет выжить в современных экономических условиях и теми, кто пытается мимикрировать между этими слоями. Бывает, что стоит и торгует бабушка или дедушка остатками или излишками продукции, которую они сам вырастили. Мы в городе для них как раз и создаём альтернативные условия. За прошлый год запустили целую программу и развиваем её. Мы изготовили и установили по городу за прошлый год 44 лотка-навеса, на которых чётко написано, что это бесплатное социальное торговое место.

По заказам наших районов, мы, естественно, запрашиваем у районных администраций, куда поставить эти лотки без единой копейки бюджетных денег. В каждом районе. Сейчас продолжается изготовление силами нашего муниципального унитарного предприятия «Сибирское гостеприимство». За счёт их заработанных средств изготавливаются эти лотки. Мы на них приглашаем людей.

Более того, в сезон, особенно в тёплый летний сезон мы около 1000 мест льготных, либо бесплатных организуем по городу. Как правило, это локации на рынках или около рынков. У нас работают в городе три официальных универсальных рынка и есть места около больших торговых центров. Есть масса бесплатных мест, по-моему, около 400. Такие же, как наши лотки соцнавесы. И по льготным ценам рынки предоставляют места от 20 до 80 рублей в день. Все желающие — приходите и вставайте на такие лотки.

Иван Конобеев: Вы сказали, что приглашаете тех самых бабушек и дедушек, которые торгуют, на лотки. А многие соглашаются на это?

Виталий Витухин: Кто приехал первым — тот и загружает лотки. Они все работают. Единственное, зимой была такая недоработка, что часть районных лотков мы поставили, но их не чистили от снега. Но это редкие отрицательные исключения. Мы, конечно, их увидели. На будущий год мы такого не допустим зимой. А сейчас они все работают.

NET_6921_новый размер.JPG
Виталий Витухин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Возвращаясь к незаконной торговле. Я так понимаю, что подразделения на виды деятельности — это может быть лоток, который просто установить, принести и в том числе и убрать, некая конструкция из досок. А бывает, и довольно часто, когда ставят практически ангар, гараж какой-то, и этот гараж стоит фактически, пока его специальными средствами не увезут. Расскажите, пожалуйста, как с этой категорией боретесь? Это же денег стоит?

Виталий Витухин: В структуре управления потребительского рынка в мэрии города Новосибирска, в котором я, собственно, руковожу, есть три отдела в структуре управления. Мы с вами разбираем работу двух отделов. Первый называется отдел торговли и услуг. Занимается как раз вопросами несанкционированной торговли, торговли в неустановленных местах и т. д.

Следующий отдел называется отдел нестационарных торговых объектов. И как раз он занимается теми самовольными нестационарными объектами, которые вы называете «ангарами». Это могут быть палатки и гаражи, которые мы называем «сетками». В принципе, бывают полноценные киоски и павильоны, которые могут расставлять по ночам самовольно.

Мы как раз стоим на страже муниципалитета, демонтируя самовольные объекты с муниципальных земель. Я подчеркну — именно с муниципальных земель. Добавлю: мы создали и эксплуатируем муниципальную информационную систему нестационарных торговых объектов, где любой житель Новосибирска в открытом доступе может увидеть полностью все законные нестационарные объекты.

Это на сайте мэрии, в разделе «Мой Новосибирск». Можно увидеть и даже дать обратную связь нам. Законный это объект или незаконный, если люди видят три объекта, а кто-то насчитывает четыре, то мы с удовольствием примем информацию и увезём.

Иван Конобеев: Есть такая информационная система, каждый может к ней обратиться. Вы рассказывали, что запустили её в прошлом году.

Виталий Витухин: Сейчас в районе 3200 нестационарных торговых объектов в этой системе — официальных. Официально, в соответствии со схемой нестационарных торговых объектов, — ещё раз повторю. Потому что есть ещё объекты общественного питания и бытовых услуг, которые оформляются по другому порядку, и они в схему не входят.

Я продолжу про борьбу с несанкционированной торговлей, про борьбу с самовольными объектами. По сложившемуся в городе регламенту, мы уже в течение года демонтируем своими силами нестационарные самовольные объекты.

Иван Конобеев: Сколько это стоит, Виталий Геннадьевич?

Виталий Витухин: Стоимость варьируется в зависимости от площади объекта. Примерно от 7500 стоит демонтаж объекта до 10-11 кв. м., потом — чуть больше, от 15 до 20 тысяч. До 100 000 рублей — уже когда свыше 200 кв. м. Но это очень дорогое удовольствие. Мы стараемся другими методами, через суд, обязывать собственников самостоятельно это демонтировать.

Тем не менее, такие цены есть. Всё это делается за бюджетные деньги, поэтому мы очень рады тому, что получили эту функцию в свой департамент, в наше управление. Нет такого, что мы просто пытаемся потратить бюджетные деньги и увезти этот самовольный объект. Первую неделю после принятия решения о демонтаже, наши сотрудники именно работают с собственниками объекта, в плане того, чтобы они убрали это самостоятельно.

Мы встречаемся, доводим до дальнейшего действия порядок — с чем он столкнется, если мы увезём, а не он сам. Он должен оплатить как минимум стоимость демонтажа, он должен доказать свою собственность — что этот объект его — он должен поехать и дополнительно потратить деньги, чтобы забрать с нашей арест-площадки этот объект и куда-то его увезти.

У нас есть две стоянки на территории города. Это муниципальная земля, которая просто используется для хранения самовольных несанкционированных демонтажных объектов. Одна у нас на улице Выборной в Октябрьском районе, а вторая на улице Полякова за барахолкой.

Незаконопослушному предпринимателю гораздо выгоднее увезти объект самостоятельно, чтобы потом не связываться со всеми этими трудностями. Я итог подведу. У нас из почти 500 объектов, демонтированных в прошлом году с улиц города, примерно половина была вывезена силами самих предпринимателей. То есть мы сэкономили бюджетные деньги при этом. А остальную половину, как вы понимаете, увезли за бюджетные деньги.

NET_6980_новый размер.JPG
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Если разбираться логически, то понятно, что этот предприниматель, увезя этот объект из точки «А», мог не положить его на склад, а повез в точку «Б», и снова начал свою пиратскую деятельность?

Виталий Витухин: Сейчас, столкнувшись и проанализировав порядок, такую наработанную практику незаконопослушных изобретательных предпринимателей в этом вопросе, мы работаем над внесением изменений в положение по нестационарным объектам демонтажа, мы предлагаем поменять объект нашего воздействия.

Если мы воздействовали на нестационарные торговые объекты, то он чётко описывался метрами. Длина 6 метров, ширина 3. Если вдруг предприниматель брал и местами его менял с другой точкой, то мы обязаны были проводить все процедуры заново. Теперь мы поняли это и предлагаем депутатам рассмотреть наше предложение. И если мы доведём всё-таки это до логического конца, то нам не придётся больше проводить повторные процедуры, потому что объектом нашего воздействия будет освобождение муниципальной земли.

И там не нужно будет больше измерять павильон, смотреть — зелёный он или красный. Мы не будем больше принимать решение. У нас уже есть заключение, что эта земля должна быть свободной. Приезжаем в тот же день и увозим. Я думаю, это будет замечательной формой борьбы с теми «умниками», которые пытаются незаконно на этом зарабатывать деньги в тот день, когда мы должны проходить оговоренные регламентом процедуры.

Иван Конобеев: И получается тогда — неважно, кто собственник этого объекта? Можем иметь дело с одним, а можем и с двумя, тремя — неважно? Главное, чтобы этот участок земли был чистым?

Виталий Витухин: Ещё один момент: мы в прошлом году ездили большой группой в Красноярск для обмена опытом. Потому что в Красноярске, как все понимают, прошла сейчас Универсиада. А город Новосибирск готовится к подобному мероприятию в 2023 году, когда будет молодежный чемпионат мира по хоккею.

И мы поехали, чтобы заранее посмотреть, с какими сложностями сталкивается город, проводящий такое мероприятие, к чему нужно стремиться. А также различные департаменты и различные управления по своим узким вопросам.

В частности, я там смотрел на отсутствие несанкционированной торговли и отсутствие самовольных и нестационарных объектов на центральных улицах и просто улицах среднего значения в городе. И вы знаете, когда я обнаружил, что там этого явления практически нет, мы начали интересоваться, как они с этим боролись.

Оказалось, что пока силовыми методами не начали применять изъятие продукции, ничего не сдвигалось с мертвой точки. Мы сейчас, после приезда из Красноярска, прорабатываем свой порядок. Надеюсь, что в течение двух-трёх недель мы его завершим.

Мы уже провели несколько пробных изъятий. Наработали как отрицательный, так и положительный опыт. В любом случае, к сезону развала фруктов и овощей, на территории города мы, надеюсь, придём к порядку с имеющимся у нас порядком с помощью полиции, с помощью наших структур.

Мне кажется, в этом году мы хорошо сможем побороться с этим явлением, тоже применяя изъятие, освидетельствование товара на предмет его допустимости на территории РФ. Соответственно, если товар не имеет права товарооборота на территории РФ, тогда не будут возвращать этот товар нарушителям. Этот товар будет подлежать уничтожению. Вот по такому пути мы идём.

NET_7034_новый размер.JPG
Виталий Витухин и Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Какая ответственность ждёт незаконопослушных предпринимателей? И какой опыт Красноярска есть в этом применении?

Виталий Витухин: Во-первых, в 2018 году, в феврале, с третьего или четвёртого раза, заксобрание региона реально прислушалось к этой проблеме и изменило суммы штрафов по статьям 9.1 и 5.2 КоАП НСО. Это наш местный областной закон 99 «ОЗ». Для этой категории нарушений они регулируются этими штрафами.

Если ранее, на примере статьи 9.1, была торговля в неустановленных местах, то по этой статье применялось предупреждение. Первично штраф 300 рублей, максимальный — 1000 рублей. Сейчас от 1500 до 5000 тысяч рублей штраф за это нарушение. И более того, штраф на юрлицо значительно больше, штраф на должностное лицо значительно больше.

По статье 5.2 ещё больше рост, потому что это не всегда физические лица. Это, как правило, юрлица, предприниматели. Вряд ли мы можем себе представить, что какой-то дяденька вдруг ночью взял, поставил киоск и начал торговать на каком-то месте. Понятно, что это какое-то сформированное бизнес-сообщество, предприятие, коммерческая структура.

Есть своя категорийность штрафов, но, тем не менее, мы увеличили во всей Новосибирской области штрафы. Это решение муниципалитета и Совета депутатов города Новосибирска. Здесь мы абсолютно рука об руку шли с Советом депутатов. Я очень благодарен профильной комиссии, лично председателю Салову Игорю Дмитриевичу. Это действительно была кропотливая долгая работа. Нас услышали, и штрафы увеличили.

Далее, мы в Новосибирске — и вообще в России — впервые применили интересную тему. Мы начали анализировать неплательщиков. Тех, кто не платит по этим выписанным штрафам. Оказалось, что у нас на 2016-2017 годы был очень низкий процент собираемости этих штрафов. Чтобы, с одной стороны, наказание было необратимым. Но также нужно, чтобы действующие штрафы оплачивались, и чтобы требования были такие, чтобы их обязательно люди оплачивали.

Предложение, которое родилось в нашем управлении потребительского рынка — идти к мировым судьям, тащить туда этого неплательщика. И чтобы суды назначали повторное наказание за неуплату штрафа в виде общественных работ. Нигде в Российской Федерации это ранее не применялось.

Я вам рассказываю то, что уже сделано и реально действует в Новосибирске. И мы очень этим гордимся. На примере Октябрьского района — в 2017 году мы это отработали, и сейчас постепенно это идёт во все районы города. Когда за один неоплаченный протокол мировые судьи назначают 25 часов общественных работ. Если от них уклониться, то можно заиметь реальный срок.

Второй шаг был сделан. Мы наше МКУ «Ритуальные услуги», за которыми закреплены все местные городские кладбища, внесли в перечень тех предприятий, в которых допустима отработка общественных работ. После того, как мы сделали эти мероприятия, мы оповестили об этом судебных приставов и попросили тщательно обратить внимание на то, что мы готовы поставить нарушителя, принять его на отработку. И теперь мы уже в течение полугода принимаем каждый день на наших общественных кладбищах таких нарушителей, которые осуждены, на которых наложены общественные работы.

NET_6924_новый размер.JPG
Виталий Витухин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: И сколько таких человек было за год?

Виталий Витухин: Таких было более 400 человек. Более 100 ежедневно работают. Это, с одной стороны, серьёзная мера борьбы с несанкционированной торговлей. Потому что второй раз идти работать на кладбище никому не хочется. Второе: мы экономим огромные — во всяком случае немаленькие — бюджетные деньги на дополнительных уборщиков и работников этого благоустройства на наших муниципальных казённых учреждениях.

Мы экономим бюджетные деньги, потому что силами этих людей, приходящих к нам на общественные работы, мы отчищаем самые отдалённые, самые дальние уголки кладбища, куда никак не может доехать техника.

Пользуясь случаем, хотелось бы призвать всех жителей. Это хорошо, когда наши жители убирают, наводят порядок на захоронениях у своих родных. Но пожалуйста — вынесите мусор, который собрали, до любого ближайшего контейнера.

Вопрос от слушателей: По ул. Бориса Богаткова, у одной из станций «Золотая нива» идёт торговля абсолютно всем. Районные власти этого не видят. Просим разобраться.

Иван Конобеев: Первые сигналы пошли от новосибирцев. Люди недовольны тем, что им преграждают проход. Такие точки на самом трафике ставятся. Не доходит до покупки товара, но уже мешает своим существованием эта точка. Куда нужно обращаться?

Виталий Витухин: Во-первых, район должен это видеть. Во-вторых, именно в районе и в управлении потребительского рынка сконцентрированы права для выписывания как раз протоколов по статье 9.1. К сожалению мы пока не выработали процедуру изъятия товара. Никакие штрафы не могут выгнать людей, которые на этом зарабатывают деньги. Они рассматривают эти наши штрафы, даже увеличенные, как некий взнос, торговый налог за право торговли.

Мы работаем. За 2018 год проведены рейды по борьбе с несанкционированной торговлей. В районе 3000 рейдов по городу Новосибирску. Я сегодня в прокуратуре отчитывался. Именно по статье 9.1 выписано более 1200 протоколов, наложено штрафов более 6 млн рублей за 2018 год. Поэтому мы, конечно же, реагируем.

Пока, к сожалению, полностью справиться с этой проблемой не получается. Но мы, по опыту Красноярска, и вообще собрав опыты прошлых лет от Новосибирска, готовим порядок. Прорабатываем, с прокуратурой в том числе, с Роспотребнадзором, чтобы именно изъятие товара стало тем самым эффектом, который начнёт убирать это явление с улиц города. Обращаться в администрацию района, в управление потребительского рынка. Куда бы вы не обратились — мы обязаны принимать меры.

NET_7039_новый размер.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: И ещё один вопрос, который задавался за эфиром. Сейчас идёт мусорная реформа по всей стране фактически и на сферу торговли она тоже каким-то образом влияет. В частности, вопрос задавался такой: если киоск находится на территории, муниципальной или немуниципальной, — он производит какое-то количество мусора. Куда мусор этот киоск выбрасывает? Понятно, что если этот мусор оказывается в контейнерах жилых домов, — то это им дополнительная нагрузка.

Виталий Витухин: Буквально несколько дней назад я был по своим управленческим делам у единого оператора ООО «Экология-Новосибирск», по вопросам вывоза и утилизации мусора. Вопрос встал о помощи с нашей стороны, со стороны муниципалитета. Помощь в разъяснении магазинам, как стационарным, так и нестационарным, в том, что они обязаны теперь по закону заключать договор с этим единым оператором, ООО «Экология Новосибирск».

Поэтому я сейчас в прямом эфире призываю всех предпринимателей, которые имеют нестационарные торговые объекты, которые имеют стационарные магазины. Вы нарушаете закон, не заключая прямой договор на вывоз и утилизацию мусора с единым оператором. Чем быстрее вы придёте, тем быстрее докажете. Если вдруг вам что-то не нравится в объёмах, в тарифах — вы выходите на прямой диалог и решайте этот вопрос напрямую с единым оператором. Не затягивайте до того, когда вас начнут штрафовать, поэтому, конечно же, каждый объект должен иметь договор на вывоз мусора.

Иван Конобеев: А нельзя ли кроме тех, что существуют, открыть ещё социальную ярмарку? Можно поделиться опытом, что такое социальная ярмарка, для чего они нужны в городе Новосибирске, какая востребованность у них, и какие перспективы по социальным ярмаркам?

Виталий Витухин: Город Новосибирск сейчас продвигает от управления потребительского рынка четыре социальных проекта. Это муниципальная дисконтная карта для пенсионеров и социально незащищённых слоев общества, муниципальная дисконтная карта школьника, студенческая муниципальная дисконтная карта.

И четвёртый проект — это городские социальные продовольственные ярмарки. Это самый востребованный и самый значимый проект, на который тратятся бюджетные деньги. На эти деньги содержатся эти ярмарки. Смысл вот в чём: во-первых, по положению этих ярмарок допускаются только наши местные сельхоз товаропроизводители. Это поддержка, с одной стороны, наших местных производителей. А с другой стороны, это цена товара, где по нашему требованию и соглашению с оператором этих ярмарок, цена устанавливается не менее, чем на 20% меньше, чем цена Новосибстата. То есть, грубо говоря, цена меньше на 20%.

Здесь есть свой баланс. Во-первых, у нас есть лист ожидания или очередь попадания на эту ярмарку. Очередь на наши ярмарки очень большая, потому что эти операторы, кроме зарплаты своим продавцам, ни за что больше не платят. Аренда, коммунальные услуги, оплачиваются за счёт муниципалитета. Ежегодно мы видим рост товарооборота на двух наших продовольственных ярмарках.

У нас первая ярмарка — на Большевистской, 131, в районе «Гиперона». Вторая ярмарка на улице Петухова, 69. Она была создана вторая, но по товарообороту уже стала первой. Тем не менее, совместный итоговый товарооборот за 2018 год у обеих ярмарок превышает 720 млн рублей. И из этого мы делаем вывод, что примерно наши граждане сэкономили, придя на наши ярмарки, около 200 млн рублей.

Поэтому ярмарки: а) востребованы с одной стороны, среди производителей; б) очень востребованы среди жителей города Новосибирска. Приглашаем всех жителей города на наши ярмарки и более того, хочу сказать, что не только постояннодействующие ярмарки работают в Новосибирске. За 2018 год мы провели более 380 ярмарочных мероприятий на улицах Новосибирска. У нас сложившийся перечень площадок, на которых мы проводим как муниципальные, так районные и даже коммерческие структуры, которые обращаются к нам для соглашения проведения ярмарок на тех же самых утвержденных площадках.

К сожалению, контролировать их цены мы не имеем права. Мы гарантируем, что с этого оператора не берём ни копейки за аренду, это абсолютно бесплатно. Мы муниципальную землю под ярмарки предоставляем бесплатно. Если наши городские муниципальные ярмарки ещё и операторов туда пускают бесплатно, то коммерческая ярмарка будет за что-то деньги, за охрану, за палатку. То есть у них есть набор каких-то услуг, она потому и коммерческая, что люди, естественно, хотят заработать на этом, организаторы. Пожалуйста, закон это не запрещает. Тем не менее, большое количество ярмарок муниципальных и районных, когда операторы в том числе, стоят абсолютно бесплатно.

NET_6834_новый размер.JPG
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Виталий Геннадьевич, есть инициатива, которая была озвучена на уровне правительстве, о том, чтобы вернуть в города киоски, она обошла все СМИ, страшно возбудила людей. Как вы относитесь к тому, что обсуждается и нужно ли в принципе это серьёзно воспринимать? Говорят о том, что у населения покупательская способность падает, нужно находить какие-то методы. Вроде как в 1990-е годы возвращаемся.

Виталий Витухин: Когда я прочитал статьи с таким посылом в заголовках, первое, что я подумал — что журналисты создают какой-то не очень здоровый ажиотаж. Потому что не совсем то написано в проекте закона, что озвучили. Это совсем не так. Никто не собирается огульно возвращать на все места городские киоски и павильоны.

Во-вторых, это проект закона, который должен был рассматриваться в Госдуме в апреле. Но сегодня мы видим, что он снят с обсуждения. Там очень много позитивного предлагалось. Например, сегодня размещение нестационарных объектов идёт двумя путями, почему-то в законодательной базе торговля отделена от общественного питания. В этом проекте закона была чёткая фраза «предприятие общественного питания и бытовых услуг приравниваются и являются торговыми предприятиями».

То есть после того, как этот законопроект станет законом, заключения всех договоров в отношении размещения нестационарных объектов, он должен будет проходить через управление потребительского рынка без формирования земельного участка. Не будет разделений между департаментом земельных и имущественных отношений и департаментом промышленности, это первое.

Второе — там прописывается часть процедур, которые гарантируют бизнесу, собственникам, в этих нестационарных объектах некую стабильность. Там, например, прописывается приоритетное право, заключение договоров, невозможность просто так взять и забрать землю предпринимателя, на которую он ставил киоск, предоставление ему альтернативного места.

Но самое главное — там прописывается следующее: что субъект федерации обязан в развитие этого закона издать свой порядок, в виде закона субъекта, порядок размещения нестационарных субъектов. Это самое главное. И когда меня приглашали на комиссии и комитеты заксобрания, именно это и говорил депутатам, товарищам депутатам о том, что они в состоянии регулировать то, что сейчас интерпретируется. Как возврат киосков и павильонов на территории городов, на территории города Новосибирска в частности.

Поэтому, конечно, сначала это было воспринято нами в управлении потребительского рынка как страшный сон. Потом когда мы начали разбираться более глубоко, мы поняли, что сон страшный, но не фильм ужасов. Мы справимся.

Иван Конобеев: 2023-й год мы встретим с культурной торговлей в Новосибирске, или нет?

Виталий Витухин: Обязательно встретим. Уже начали работать, департаменты муниципалитета работают очень тесно, начиная с департамента строительства архитектуры, департамента земельных и имущественных отношений, департамента промышленности, правового департамента. А особенно потому, что правовой департамент как раз должен свести и сказать, где правы, где не правы, проработаны уже гостевые маршруты, проработано минимальное количество остановок, которыми будут пользоваться гости города во время Молодёжного чемпионата мира по хоккею. Составлен план и порядок по превращению остановок в «умные» и т. д. Мы встретим во всеоружии чемпионат мира.

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё
Яндекс.Метрика