Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Разговор о спорте: «Французы кричали русским велогонщикам „Бон вояж!“»

В гостях у ведущих «Вечернего разговора о спорте» побывали участники велозаезда «Париж — Брест — Париж» и члены велоклуба «Новосибирск-марафон» Павел Андреев, Антон Киселёв и Игорь Березёнков. Рассказали о том, с чего начать поездки на длинные дистанции, как крутить педали несколько дней подряд и какой велосипед нужен начинающему веломарафонцу.

Михаил Якимов, Вероника Иванова
Михаил Якимов, Вероника Иванова
16:45, 06 Сентября 2019

Вероника Иванова: Веломарафон «Париж — Брест — Париж» — крупное веломероприятие, проходящее раз в четыре года. Расстояние, которое нужно преодолеть — 1200 км, время на дистанцию — 90 часов. В этом году собрало больше 6000 участников, финишировали только 5000. Участвовали 200 спортсменов от России, среди них члены клуба «Новосибирск-марафон». Как такое возможно? Как тренировались, готовились, регистрировались?

Игорь Березёнков: Чтобы попасть на французский марафон, нужно проехать несколько дистанций, участвовать в системе. Марафон как раз придумали французы в 1891 году, правила, по которым мы должны ездить, чтобы быть в системе. И чтобы нас пригласили на этот марафон, нужно проехать четыре дистанции — 200, 300, 400 и 600 км. Они должны быть уверены, что мы не просто приедем покататься, а что мы действительно умеем катать такие дистанции. Есть система клубов, которые контролирует французская сторона, по России, в частности, есть и в нашем городе теперь. Нужно ездить марафоны и отправлять во Францию протоколы, чтобы там видели, что вы готовы. Тогда вас приглашают. Наш клуб в этой французской системе с 2008 года.

NET_7569.JPG
Игорь Березёнков, Павел Андреев, Антон Киселёв. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Антон Киселёв: Могу добавить, что очень важный момент — подготовка. И это не то же самое, что, скажем, быстро проехать 50 или 30 километров. Очень важно ориентироваться на длинные дистанции, проверить свою экипировку, свои возможности. По тренировкам мы все, в принципе, любители и стараемся совмещать работу и свои велоувлечения, несколько раз в неделю ездим по 30-60 км за раз.

Павел Андреев: Очень важный момент — эти дистанции — 200, 300, 400, 600 — нужны, чтобы убедиться, что человек готов, но и позволяют провести соответствующую тренировку. Каждый наш сезон начинается, проехать сразу 600 км — это, наверное, возможно, но не стоит так делать. Лучше начинать постепенно, с 60, 100, 200 км. Наши обычные марафоновские дистанции начинаются с 200 км. Любой желающий может попробовать свои силы.

Вероника Иванова: Поделитесь впечатлениями от марафона?

Павел Андреев: Когда человек подготовлен к дистанции, у него обычно всё проходит, как правило, спокойно, ровно и без происшествий. Если вспоминать, то это или что-то внешнее случается — сам заснул, упал с велосипеда. Да, такое тоже случается. 

Бывает, что спишь на ходу, когда долго едешь. Едешь, ненадолго отключаешься.

У всех это по-разному происходит. Кто-то отключается совсем, кто-то отключается на несколько секунд. Стараемся этого не делать, конечно.

Игорь Березёнков: Когда едешь такую дистанцию — а мы едем трое-четверо суток — спать надо всегда, но происходит такой эмоциональный взрыв, иногда бывает трудно спать. Лично у меня получается два часа — больше спать не могу. Два часа поспал, поехал дальше. Организм не обманешь, всё равно засыпаешь. Бывает, отключаешься на доли секунды, потом секунды накапливаются, накапливаются. В конце можно в кювете оказаться, это в веломарафоне обычное явление. В этот раз одна из российских участниц приехала на финиш со сломанной рукой, её привезли на финиш. Есть такой нюанс.

Вероника Иванова: Успеваете посмотреть красоты вокруг?

Павел Андреев: Конечно, успеваешь посмотреть, особенно когда едешь среди цветущих лугов. Есть два типа людей: одни гонщики — они стараются проехать быстрее, другие — туристы. По правилам французов — это больше туристическое мероприятие. Профессиональным спортсменам запрещено в нём участвовать, победителем считается каждый, кто дистанцию проехал и уложился в лимит времени. Люди, конечно, гоняются, кому интересно, но вообще лимит — 90 часов, и этого достаточно. Если человек подготовлен хорошо, он может ехать и наслаждаться, кто похуже — придётся упираться.

NET_7581.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Михаил Якимов: Какие результаты показали на марафоне? И есть ли спортивные задачи, которые перед собой ставите?

Павел Андреев: Ещё раз говорю — есть туристы, есть марафонцы. Вот Антон, скажем так, больше относится к людям, которым интересно показать результат. Я отношусь к людям, которым результат показывать неинтересно, мне интересно это занятие как физкультура. А результат — это отражение общей подготовленности организма. И делается это всё для здоровья.

Временной лимит на французском марафоне 90 часов, и это достаточное время, чтобы ничем не жертвовать. В отличие от спорта, где в жертву приносится всё, в том числе и здоровье.

Я сегодня в велосипедной форме: дело в том, что я на работу так езжу. Марафоны — это уже следствие, я просто начал на велосипеде ездить на работу в Академгородке, чтобы не ждать транспорт, потому что пешком было идти далеко.

Около 30 км до города, постепенно от этого отходишь, хочется больше новых мест для катания. Вот сейчас клубом мы выезжаем на Алтай кататься, причём это не Чемал, а уже Семинский перевал и дальше. Там отличная дорога.

Михаил Якимов: Перевалы на Алтае каверзные! Сложно ехать там?

Павел Андреев: Там перевалы, непредсказуемая температура: ночью может быть очень холодно, многие люди оказываются к этому не готовы. Некоторые на марафоне «Чуйский тракт» сходили с дистанции по этой причине.

Вероника Иванова: Если вернуться к французскому веломарафону — сравните условия, в которых обычно тренируетесь, и те, с которыми познакомились в Париже?

Антон Киселёв: Если говорить о том, чего нам здесь не хватает, то это, конечно, дорог — и при езде на длительные дистанции это существенно. Страдают и экипировка, и руки. А так... где-то не хватает уважения автомобилистов, хотя мы стараемся соблюдать правила и стараемся не мешать.

Если говорить о Франции, то там повсеместно чувствовалась поддержка. Фактически не было плохого асфальта, люди в Бресте и по пути в Брест — это было весьма необычно и для меня неожиданно — любителей-марафонцев на каждом контрольном пункте встречали, подбадривали днём и ночью. Как волонтёры, участвовавшие в поддержке мероприятия «Париж — Брест — Париж», так и обычные люди, которые собирались, с нами общались. Было очень интересно пообщаться с велосипедистами из других стран. Как и на марафоне «Чуйский тракт», когда к нам приезжали люди из самых разных стран. Но во Франции, конечно, было больше разных людей с разными увлечениями и из разных мест, и разных возможностей.

Михаил Якимов: Антон, для вас, сказали ранее, важен результат. Так ли это?

Антон Киселёв: Я не соглашусь. Я не старался проехать максимально быстро — проеду я его за 75 часов или за 80. У меня была цель просто уложиться в лимит и максимально безопасно, чтоб не засыпать за рулём. Но, опять же, это актуально для марафона, для более коротких дистанций этого не возникает.

NET_7573.JPG
Михаил Якимов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

У меня были цели посмотреть на людей, других велосипедистов, окрестности, дороги. Картины возникали совсем другие. Если здесь мы едем по пустым дорогам, то там мы ехали по посёлкам, деревням. И выглядит это как коттеджный посёлок и хороший асфальт. Люди приветливые, которые подбадривали, порой давали воду — это ценный ресурс на таких дистанциях. Когда простые люди выставляли столики с водой и писали: «Берите, пейте». Там с большим уважением относятся.

Михаил Якимов: Что ещё нужно в такие поездки брать?

Антон Киселёв: Нужно брать полный комплект одежды. Погода может поменяться резко. Во Франции температура варьировалась от +3 до +33. Нужно защищаться от солнца днём, не замёрзнуть ночью. Плюс на таких дистанциях даже проверенное оборудование может ломаться. Это могут быть и крупные, и небольшие поломки. Следовательно, нужен ремкомплект. У меня была с собой покрышка, две запасные камеры, небольшой набор инструментов, чтобы я сам мог не эвакуироваться, а починить велосипед. Там предусмотрено время — скомпенсировать подобное опоздание. Бывают такие ситуации. Вот, например, покрышки лучше не новые, а проверенные. Вот они могут часто прокалываются.

Вероника Иванова: А как вы сами попали в веломарафонское движение?

Антон Киселёв: Я работаю программистом — работа сидячая, нужно чем-то заниматься. Спортом каким-то, тяжело сидеть у компьютера. 

Из всех видов спорта веломарафон — это наиболее интересный для меня. Мне нравится скорость, можно посмотреть что-то вокруг.

Что немаловажно, можно встретить хорошую компанию в клубе единомышленников, все интересные люди, можно пообщаться. Спорт, развлечение и туризм.

Михаил Якимов: У нас в Сибири самый крупный веломарафон — «Чуйский тракт». Расскажите, какие здесь нюансы?

Игорь Березёнков: Мы проводим «Чуйский тракт» по французской системе. Следующий будет в 2021 году. Был в 2017 году. Первый старт был в 2013 году. Там собралось со всей России 40 человек. Иностранцам понравилось, в 2017 приехало больше гостей из-за рубежа. Алтай — это беспроигрышный вариант, он нравится всем.

А иностранцы — они много вездили в Альпах, и всё равно Алтай был открытием! Там нет никакой инфраструктуры, для них это интересно. Это приключение. Тот же Семинский перевал: 10 км вверх с одним уклоном. Это не серпантин, где полочка, торчок, полочка, торчок. Ну и красота Алтая! Готовимся к 2021 году.

Много вопросов; общались с участниками — все ждут. Дистанция такая же — 1200 км. Что касается сложности, на мой взгляд, на Алтае сложнее. Во Франции же большая эмоциональная составляющая: всё тебя поддерживает, и отношение людей. Люди стоят вдоль трассы: «Bon vouage! Bon courage!» Кричат, поддерживают. Автомобилисты тоже. На трассы там не пускают. Едем по обычным дорогам, если встречается автомобилист, то у них другие отношения на дорогах, и он не будет тебя обгонять, как у нас, в 10 см. Он будет ехать сколько угодно долго за тобой, подождёт, когда освободится встречная полоса и только потом тебя обгонит. Всё это помогает, легче ехать.

Вероника Иванова: К чему сейчас готовитесь? К «Чуйскому тракту»?

Антон Киселёв: Всегда готовимся, начинается сезон, когда тает снег: начинаем с дистанций 200, 300, 400, 600 км. Это отличный способ подготовиться к более длительным дистанциям. Начать ездить с нами те же 200 км никогда не поздно, вот в субботу, 7 сентября заключительная поездка для этого сезона. Официально из-за погоды сезон марафонов будет закрыт. В целом, достаточно зарегистрироваться — и попытать свои силы. Специальный велосипед для этого не нужен, главное — просто надёжный работающий механизм. У нас есть nskmarafon.ru, где свободная регистрация, календарь бреветов* на этот год, на следующий. И темы. Следующий в субботу — регистрация закрывается за день.

Игорь Березёнков: Марафон будет в Тогучин, 100 км, и вернёмся обратно, будет 200 км. Даётся времени 13,5 часа. Такую дистанцию способен проехать любой человек, особенно в конце сезона. В начале, понятно, сложно — после зимы. Это завершение сезона, потом холодно, дожди.

NET_7623.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Михаил Якимов: Сколько в новосибирских заездах участвует спортсменов? Все из вашего велоклуба или есть сторонние участники?

Игорь Березёнков: Участие в нашем велоклубе — такое... номинальное. Если проехал с нами 200 — 300 км, то автоматически считаешься членом нашего клуба. Не так много народа — тех, кто интересуется этой темой человек 50. Всего за 10 лет в наших стартах участвовали 400 человек: из Барнаула, Томска, Кемерова.

Вопрос от радиослушателя: Дорого ли заниматься веломарафоном?

Павел Андреев: На один только бензин для легкового автомобиля можно полностью содержать велосипед. У меня такой опыт.

Михаил Якимов: Достаточно маунтинбайка или нужен шоссейный велосипед, с узкими колёсами, особенным рулём?

Антон Киселёв: Я могу сказать, что каких-то чётких границ нет. На любой кошелёк можно найти способ заниматься. Одежда — её всё равно придётся покупать. Велик — подойдёт как недорогой маунтинбайк, так и дорогой шоссейник для любителей и полупрофессионалов. 

Даже на дистанции 1200 км были люди, которые проезжали на недорогих тяжёлых велосипедах класса MTB. Главное — это надёжность техники при условии скорости спуска. 

Скорость съезда на нашем «Чуйском тракте» у меня была зафиксирована на уровне 78 км/ч. В технике нужно быть уверенным. В чём и отличие дорогого и недорогого, фирменного и не фирменного — можно ли положиться.

Павел Андреев: На марафоне «Париж — Брест — Париж» есть отдельная категория веломобилей. Экспериментальные конструкции — с обтекателями и прочим. Парочка велосипедов были под старину, выглядели как те, что были сто лет назад. Люди проезжают 1200 км. Участники и одеты по старинной моде, с фонарями, имитирующими керосинки.

Антон Киселёв: Многое зависит от желания велосипедистов и их подготовки. Гораздо меньше зависит от велосипеда; не обязательно иметь дорогую технику.

Вероника Иванова: Что потом? Как зимой выкручиваетесь, когда на улице уже некомфортно?

Павел Андреев: Мышцы тренируются на тот вид нагрузки, которую им даёшь. Люди тренируются на велостанке, если хотят получить какой-то результат. Можно плавать, хороший вариант ОФП. Можно зимой и кататься, на зимнем велосипеде, на шипованной резине, не на шоссейном. До −15 без проблем.

NET_7556.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Антон Киселёв: Можно кататься на велосипеде и смотреть, когда уже можно кататься на лыжах.

Михаил Якимов: Куда ездите, когда нет больших гонок на Алтае, и «Париж — Брест — Париж» прошёл?

Павел Андреев: Календарь общемировой. В октябре публикуется в интернете, можно на любые дистанции от 200 км в любую страну поехать, спланировать отпуск. «Париж — Брест — Париж» — это раз в четыре года, но коллеги, например, по Европе ездят, несколько таких марафонов проводится. В России, кроме «Чуйского тракта», проводят как минимум два: «Волга — Дон» и «Вологда — Онега — Ладога». Следующий — в июле 2020 года. Кто хочет, может в Европу поехать.

Игорь Березёнков: Из больших марафонов после французского считается хорошим английский бревет «Эдинбург — Лондон», 1400 км. Был в 2017 году. Трое новосибирцев там были, успешно финишировали. Третий по солидности, посещаемости бревет — итальянский «1001 миля», старт и финиш в Милане. Круговой бревет, не доезжая до Рима и обратно — это 1600 км. У нас в области можно только тренироваться — поля, красиво, а кататься и участвовать в марафонах нужно там.

* Бревет (фр. brevet) — длительная велосипедная поездка, производимая по особым правилам. Термин «бревет» произошел от французского слова «brevet», означающего «диплом», «удостоверение» о прохождении дистанции.

Полную запись интервью смотрите на видео:

Видео: nsknews.info

Что происходит

Улицу у метро «Золотая Нива» раскопали до 6 октября

Есть вопрос к главе администрации — открытые дни мэрии 19 и 25 сентября

Колесо обозрения с Михайловской набережной выставили на продажу

Сузили улицу Коммунистическую в тихом центре Новосибирска

Мужское долголетие: полсотни новосибирцев сходили к урологу

Взрыв в центре вирусологии «Вектор» проверяет СК

Неделя до «инаугурации»: удостоверение мэра вручили Анатолию Локтю

Новосибирские найдёныши: что делать с заблудившимися ежами и белками

В метро в скафандре: как фестиваль «48 часов» вывел искусство на улицу

Центр фехтования Станислава Позднякова открыли в Новосибирске

Новосибирск стал мировой столицей современного искусства на 48 часов

Показать ещё