Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: парки, вырубка деревьев и озеленение

Почему раньше в Новосибирске так плохо вели работу с зелёными пространствами? Куда звонить, если увидели поблизости незаконную вырубку деревьев? Какие парки будут благоустраивать в ближайшие годы? Об этом и многом другом рассказал 25 июня гость программы «Вечерний разговор» — начальник городского управления по благоустройству общественных пространств Вадим Полещук — на радио «Городская волна» (101.4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
09:31, 06 Июля 2020

Иван Конобеев: Добрый вечер, уважаемые радиослушатели! В эфире программа «Вечерний разговор». Её сегодня [25 июня] веду я, Иван Конобеев. В гостях у нас Вадим Полещук, начальник городского УБОП. Так называется новое подразделение мэрии, которое расшифровывается как «управление по благоустройству общественных пространств». Вадим Владимирович, здравствуйте!

Вадим Полещук: Добрый день!

Иван Конобеев: Фактически это подразделение появилось в этом году. Насколько я понимаю, в ведение этого управления входят парки, скверы, площади озеленённых пространств в виде газонов. А самое главное, базовое предприятие, с которым вы работаете — знаменитый новосибирский «Горзеленхоз». Правильно ли я сориентировал наших радиослушателей?

Вадим Полещук: Да, совершенно верно. В этом году было создано УБОП. Под его началом находится муниципальное казенное учреждение «Горзеленхоз». Зона нашей ответственности распространяется на бульвары, скверы, озеленённые территории, которые закреплены за этим учреждением. Парки культуры и отдыха также находятся в составе нашего департамента — культуры, спорта и молодёжной политики, и в ведении управления культуры.

Иван Конобеев: Если я правильно понимаю, некоторые полномочия мэрии были собраны в УБОП для того, чтобы появилось чёткое понимание центра в управлении «зелёнкой». Фактически прошло полгода. Как вы считаете, удалось ли сформировать такой центр? Вы отвечаете только за то, что там растёт, или полномочия вашего подразделения шире?

Вадим Полещук: Я бы не сказал, что за полгода нам удалось создать такой центр. Это займёт ещё какое-то время. Как бы нам не хотелось, процесс оказался не такой быстрый. Целью создания управления было обратить особо пристальное внимание на те территории, которые считаются общественными.

NET_3422_tn.JPG
Вадим Полещук. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: А можете пояснить, сколько всего этих территорий, и что это за точки на карте? Понятно, что парки мы знаем: Заельцовский, Центральный. А что, кроме этого, попадает в перечень?

Вадим Полещук: Вообще общественными и озеленёнными территориями мы считаем для себя те участки, которые были определены жителями Новосибирска в рамках голосования в 2017-м году по программе «Комфортная городская среда». На тот момент было выявлено 243 таких территории, они находятся в приоритете.

На текущий день в ведение «Горзеленхоза» попадает чуть более 90 территорий из 243-х. Общая их площадь равна 116 га. В идеале должно быть так, чтобы все эти территории переподчинились управлению по благоустройству и, соответственно, попали бы в зону эксплуатации «Горзеленхоза».

Иван Конобеев: Я напомню, что изначально парки и скверы даже находились в разных департаментах. Главное управление благоустройства и озеленения (ГУБО) при департаменте транспорта отвечало за скверы, те же самые лавочки, деревья и так далее. С другой стороны, департамент культуры отвечал за парки. Для простого новосибирца визуально, казалось бы, что разницы нет. Однако работали совершенно разные подразделения. Поэтому одной из главных задач было свести всё, что называется, в «один кулак».

Вадим Полещук: Да, совершенно верно. Было два направления: одно по части ГУБО, в ведении которого находились бульвары, скверы, иные озеленённые пространства. Второе — департамент культуры, спорта и молодёжной политики, в ведении которого находились парки культуры и отдыха. Теперь это собрано воедино.

Озеленённые территории будут прирастать, а приоритет даже в парках культуры и отдыха делается не на развлечение и оказание каких-то дополнительных услуг в сфере отдыха, а на комфорт. Может быть, более тихий, благоприятный и такой, где можно более тесно пообщаться с природой.

Это можно увидеть на примере Центрального парка, этой работой департамент занимается не первый год. На сегодняшний день там значительно уменьшилось количество нестационарных объектов, увеличилась территория зон озеленения и так далее.

Иван Конобеев: Буквально неделю назад я наблюдал за тем, как туда переезжают последние аттракционы. Причём, видимо, самые «вросшие в землю». Кстати говоря, куда они переезжают?

Вадим Полещук: Они переезжают на различные территории. Право выбора здесь, конечно, остаётся за собственниками. Некоторые из них поехали в парк «Берёзовая роща», некоторые на другие территории, не разграниченные муниципальные земли.

Иван Конобеев: Год назад в этой же самой студии мы разговаривали о количестве зелени в Новосибирске со Светланой Гижицкой, это начальник отдела озеленения мэрии (ГУБО). От горожан звучит очень много критики про то, что Новосибирск железобетонный и асфальтовый, не хватает зелёных уголков, в которых можно отдохнуть душой и глазами.

Есть даже определённые исследования, в которых говорится, что психика человека нагружается, если он не видит зелени. Когда человека окружают различные листочки, жить становится проще.

Со Светланой Гижицкой мы говорили о том, что нормативы в Новосибирске даже перевыполнены. На каждого новосибирца приходится гораздо больше зелени, чем в крупном среднестатистическом городе России. Но по сути, эта зелень находится не в городе, она входит в «городские леса». Эти городские леса — это ваша вотчина, или ими занимаются другие подразделения? И какие есть проблемы с такими лесами?

Вадим Полещук: У нас два основных направления: это общественные пространства, о которых мы говорили выше, и территория городских лесов. Городские леса теперь тоже наша зона ответственности. Соглашусь с тем, о чём говорила Светлана Александровна — нормативы мы выдерживаем за счёт городских лесов. Их территория на сегодняшний день составляет более 8500 га. За счёт этой цифры мы попадаем в нормативы.

NET_3417_tn.JPG
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Для примера, что такое городские леса?

Вадим Полещук: Заельцовский, Инюшенский, Чемской бор. Городские леса делятся на два лесничества: Первомайское и Заельцовское.

Иван Конобеев: У нас есть звонок. Здравствуйте, добрый вечер! Представьтесь, пожалуйста.

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Оксана. Есть ли какие-то органы, которые контролируют леса в черте города? Я живу в районе пединститута уже 9 лет в жилом комплексе «Гринвилл», который как раз граничит с Инюшенским бором. Десять лет назад мы специально переехали поближе к лесу, чтобы гулять, дышать свежим воздухом.

Каждое утро я занимаюсь скандинавской ходьбой, и вижу, что леса стало меньше процентов на 20. На территории находится лыжная база. Периодически я вижу, как люди вырубают деревья. Причём хорошие. Сердце обливается кровью. Я спрашивала у директора базы, кто контролирует лес, мне ответили в грубой форме. Хочется знать, не станет ли Инюшенский бор жертвой спорта?

Иван Конобеев: Итак, конкретный вопрос про городские леса. Кто контролирует количество деревьев? Они переписаны, или нет? Как можно сохранить это достояние?

Вадим Полещук: Как я уже говорил, городские леса находятся в зоне нашей ответственности. Работы на территории городских лесов осуществляет МКУ «Горзеленхоз». Иногда на территории городских лесов должны проводиться санитарные рубки.

В первую очередь сюда попадают аварийные деревья, очищаются противопожарные просеки. На этот счёт существуют определённые нормативы, и делается это, в частности, в мерах пожарной безопасности. Территория может опахиваться, устраиваются минерализованные полосы.

Иван Конобеев: Но ведь бывают случаи, когда дерево в городском лесу пропадает по чьей-то частной инициативе. Вы наблюдаете подобное?

Вадим Полещук: Не секрет, что недобросовестные граждане занимаются вырубкой леса. Такое явление есть. Эти ситуации мы отслеживаем. У нас в течение всего года в летний период есть два лесопатрульных комплекса в Заельцовском и Первомайском лесничествах. Они отслеживают и пожарную ситуацию, и незаконные рубки.

Иван Конобеев: Лесопатрульный комплекс — это что?

Вадим Полещук: Это бригада лесников.

Иван Конобеев: А я представил себе суперсовременного робота.

Вадим Полещук: Нет конечно же. Это две мобильные бригады, которые выезжают лес и патрулируют городские леса.

Иван Конобеев: Продолжая тему нашей радиослушательницы, хочется узнать, куда звонить, если будут замечены какие-то противоправные действия в городском лесу?

Вадим Полещук: Такую информацию мы периодически даём.

Если вдруг гражданин увидел рубку, пусть даже она будет законная, обращаться нужно в две инстанции. Первая: отделы благоустройства администраций соответствующих районов. И, естественно, к нам, в УБОП. На такие телефонные звонки мы реагируем незамедлительно.

Буквально месяца полтора назад была ситуация, когда граждане в Советском районе увидели незаконную рубку и обратились к нам. По результатам нашего выезда было составлено заявление в полицию. Сейчас ведётся разбирательство по поводу этой незаконной рубки.

Иван Конобеев: То есть там нашли тех, кто это производил?

Вадим Полещук: Да.

Иван Конобеев: Это результат.

Вадим Полещук: Да, это результат, и у меня большая просьба к гражданам: если вы видите такие рубки — информируйте, мы будем на это оперативно реагировать. Звоните в УБОП. Все рубки на территории города могут осуществляться только после получения разрешения на санитарную рубку, либо обрезку деревьев.

Хотел бы предостеречь граждан от незаконной рубки. Даже если человек видит, что дерево аварийное или расположено не в том месте — не стоит предпринимать меры по рубке самостоятельно. Уведомляйте администрацию района, а при необходимости наше управление (227-52-39). Только после получения разрешения можно заниматься сносом.

За последнее время в наш адрес поступало порядка пяти-шести обращений от полиции по поводу незаконных рубок. По таким поводам возбуждаются уголовные дела.

NET_3412_tn.JPG
Вадим Полещук и Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Незаконная рубка — это кусочек комплекса проблем, связанных с городскими лесами? Или это единственная проблема?

Вадим Полещук: Незаконные рубки, конечно, доставляют много хлопот, но это далеко не единственная проблема. Свалки — ещё одна проблема. Все мы понимаем, что единовременно уследить за территорией в 8500 га невозможно. Некоторые люди этим пользуются. Особенно это актуально на территориях, сопряжённых с садовыми и дачными обществами.

Такие свалки у нас зафиксированы. Силами «Горзеленхоза» мы эти свалки частично ликвидируем. В полном объёме их убрать невозможно. Убирая в одном месте, мы получаем какую-то свалку в другом месте.

Поэтому обращаюсь к жителям нашего города: давайте сделаем наш лес чище и не будем захламлять зелёные территории. По выявленным свалкам, мы также обязаны обращаться в полицию. Такие работы ведутся. На сегодняшний день есть несколько перспективных дел о нарушении законодательства в отношении городских лесов.

Иван Конобеев: При этом мы же понимаем, что скрыть такое преступление легко? То есть человек приехал, его никто не увидел, он свалил мусор и уехал. Потом разобраться с тем, кто виноват в этой ситуации, довольно сложно. Здесь также нужна помощь граждан, которые бы фиксировали номер автомобиля и прочее. Скажите, по таким фактам вы тоже работаете, или это сложно наказуемо? Что, если есть фотография с автомобилем, номером и так далее?

Вадим Полещук: Есть и такие факты, когда граждане присылают нам фотографии с творящимся, по их мнению, беззаконием. Это вполне нормальный рабочий механизм.

Иван Конобеев: Тема городских лесов очень обширная, а теперь поговорим о деревьях. Буквально за это лето в городе было три серьёзных урагана. Конечно, это не проходит бесследно для «зелёнки», общественных пространств. Очень много поломанных деревьев, иногда их валит настолько сильно, что выворачивает корни. Это серьёзная проблема, а вопрос вот в чём. У нас такие старые деревья, или у нас в Новосибирске происходит какое-то климатическое изменение, и нужно с этим мириться?

Вадим Полещук: Да нет, мириться с этим не надо. Любое дерево, как любой живой организм, имеет ограниченный срок жизни. У каких-то пород он больше, у каких-то меньше. Когда дерево падает из-за ветра — это естественный процесс. Наша задача, так же, как и тех людей, которые занимаются содержанием зелёных насаждений на территории города — избежать этого по максимуму.

Да, за последнее время у нас было несколько ураганов, в результате которых мы получали поломанные деревья. Это и материальный ущерб, когда деревья падают на автомобиль, и другие ситуации. К сожалению, сюда относятся и травмы людей, заканчивающиеся смертью человека. С одной стороны, лес необходимо сохранять, но с другой стороны — без его санитарной вырубки и обрезки не обойтись.

Иван Конобеев: Насколько я знаю, в Новосибирске произрастают два вида деревьев: клён и тополь. Они растут во дворах, на центральных улицах города. Наверное, это породы, которые быстро растут и стареют? Они же доставляют основные проблемы?

Вадим Полещук: Нет, проблем хватает со всеми деревьями. Те породы, которые вы назвали, наиболее распространённые на территории города, поэтому создаётся такое впечатление. На самом деле, видовой состав у нас огромный. Сроки жизни у деревьев различны.

Поскольку тополя и клёны занимают значительную часть и представляют собой достаточно хрупкие деревья, мы в первую очередь обращаем на них внимание. Хвойные деревья этому меньше подвержены, берёзы чуть больше.

Наша задача — сделать так, чтобы растущие деревья были безопасными. Для этого соответствующие службы проводят работы по удалению и санитарной обработке деревьев. Наше управление как раз занимается выдачей разрешений на обрезку и снос деревьев, поэтому граждане могут обратиться по этому вопросу. Мы видим, какое количество деревьев у нас сносится. Скажу, что это довольно значительная цифра.

Иван Конобеев: У нас звонок. Здравствуйте, вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

Звонок: Меня зовут Сергей. Вопрос по поводу санитарной обрезки деревьев. Куда это потом деваете? На свалку выкидываете? Или есть места, где складируются обрезки деревьев?

Иван Конобеев: Спасибо за вопрос.

Вадим Полещук: Часть порубочных остатков увозят на свалку, часть перерабатывают на щепу с помощью специальных машин. Ветки обычно перерабатывают прямо на месте рубки и разбрасывают по территории, на которой сносили деревья.

Иван Конобеев: А щепа — что с неё делают?

Вадим Полещук: Ничего с ней не делают, она остаётся здесь же, на территории.

NET_3426_tn.JPG
Вадим Полещук. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: Мы начали говорить про породы деревьев. А в принципе, их можно как-то пересчитать? Мы знаем, сколько деревьев требуют внимания? Если зайти во двор и спросить у жителей, довольны ли они кронами тех же самых тополей и клёнов, они в один голос ответят, что «здесь нужно подрезать, здесь убрать дерево». А стоит это довольно дорого, около 30 000 рублей. По вашим оценкам, много ли таких деревьев?

Вадим Полещук: По нашим оценкам, таких деревьев на территории города много. Речь идёт о тысячах. Никуда мы от этого не денемся. Эти деревья, как бы того ни хотела часть людей, мы будем вынуждены сносить. Ещё раз говорю — безопасность никто не отменял. Мы занимаемся этой работой постоянно, как и администрации районов. Этим также занимаются многоквартирные жилые дома. Работа идёт. Количество разрешений, которые мы выдаём на санитарную обрезку, достаточно значительное.

Звонок: Здравствуйте ещё раз, это Сергей. Я живу в частном секторе. Раньше, когда производились санитарные рубки, я просил свозить срубленное ко мне домой, а в последнее время мне отказывают.

Иван Конобеев: Вопрос в том, можно ли срубленные деревья отдавать населению, чтобы оно самостоятельно находило им применение.

Вадим Полещук: Те порубочные остатки, которые пригодны в дело, находят своё применение. Если это стволы деревьев (дрова), то мы через районные службы социальной защиты раздаём их жителям частного сектора, которым не хватает денег на их заготовку.

Недавно мы начали санитарную обработку и снос деревьев в ПКиО «Берёзовая роща», там мы будем сносить порядка 240 аварийных деревьев. Часть стволов мы отдадим в Новосибирский зоопарк для декорирования вольеров и не только.

Иван Конобеев: Отвечая на вопрос Сергея, получается, что он может напрямую обратиться в УБОП и сделать официальное обращение?

Вадим Полещук: Совершенно верно. Чтобы получить порубочные остатки, нужно обратиться в УБОП.

Иван Конобеев: А где брать саженцы для новых деревьев?

Вадим Полещук: Вопрос очень больной. В своё время в городе Новосибирске был декоративный питомник, который располагался на одноимённой улице. Со слов сторожилов, площадь когда-то была порядка 200 га, последняя цифра — более 100 га.

Так случилось, что декоративного питомника у нас не стало, территория была продана. Теперь у нас нет территории, на которой бы мы, как орган власти, занимались выращиванием саженцев. Мы стали искать, где можно создать такой декоративный питомник.

Иван Конобеев: Это должна быть территория леса, или нужны какие-то особые технические сооружения?

Вадим Полещук: Это должна быть свободная земельная площадка, может быть частично с лесом, но с большими открытыми пространствами. При нормальном раскладе площадь этой территории должна быть от 100 до 150 га. Такое пространство нам не удалось найти в районе города, так как он у нас быстро развивается.

Мы обратились в департамент земельных и имущественных отношений Новосибирской области, и сейчас такая площадка найдена. Она находится за Пашинским переездом, буквально в трёх-четырёх километрах. Сейчас мы занимаемся оформлением этого участка, передачей его из областной собственности в муниципальную для закрепления за «Горзеленхозом», и созданием там питомника.

Конечно, это потребует средств. Невозможно просто создать питомник на поляне. Потребуются как минимум инженерные сети, вода и электричество, отопление, создание объектов.

Иван Конобеев: Теплицы и оранжереи?

Вадим Полещук: Абсолютно точно. Там будут теплицы, открытые пространства, подвальные помещения для хранения клубней, сопутствующие административные помещения, помещения для техники. Создание питомника для нас — одна из первоочередных задач.

Иван Конобеев: По-моему, в прошлом году была подписана бумага между СО РАН Ботсадом и городом Новосибирском. Какое-то практическое продолжение этой бумаги сегодня есть?

Вадим Полещук: Да, у нас был подписан договор о сотрудничестве. Практически все мы были в ботсаду, видим, как там красиво. Поэтому не перенимать у наших коллег опыт, который есть в непосредственной близости, было бы грешно.

Изменения, которые происходят на территории Центрального парка — это плод совместного труда. Буквально в прошлую пятницу с помощью сотрудников ботсада мы проводили мастер-класс с работниками нашего учреждения «Горзеленхоз», администрациями района и парками культуры и отдыха. Разговаривали об обслуживании, содержании деревьев и кустарников на территории.

Специалисты ботсада показали нам на конкретных примерах, каким образом это должно происходить. Это сотрудничество мы будем продолжать. В ближайшее время мы займёмся Первомайским и Театральным скверами. Сюда мы привлечём сотрудников ботанического сада, так что договор работает.

NET_3467_tn.JPG
Иван Конобеев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Иван Конобеев: В рамках самообразования я изучал вопрос о том, какие города продвинулись по работе в общественных пространствах. И результатом исследования стало такое понимание: есть два «Горзеленхоза» или даже «Горзеленстроя» — в Ростове и Хабаровске — чьи примеры работы завораживают.

Меня удивило, что в Хабаровске муниципальный «Горзеленстрой» полностью влияет на рынок города по обустройству зелёных насаждений, высадки цветов. Плюс к этому, у них есть целая сеть киосков-магазинов рядом с железной дорогой и вокзалами, где торгуют саженцами, декоративными растениями и так далее.

Я понимаю, что в каждом городе свои условия, разный климат, история организаций. Тем не менее, этот пример — это что-то за гранью фантастики. Или всё-таки такие вещи можно делать у нас?

Вадим Полещук: Я не думаю, что это за гранью фантастики. Подчинить себе в полном объёме тот рынок, о котором вы говорите, пока нереальная задача. Наша первоочередная задача — обеспечить самих себя. У нас нет собственного посадочного материала. К нам обращаются многие люди с просьбами «дайте», «помогите», но мы, к сожалению, вынуждены отказывать. Наше подведомственное учреждение «Горзеленхоз» пока ещё имеет остатки того запаса, который был в части насаждений по той же территории на ул. Декоративного питомника, даже на улице Демакова. Но по большому счёту обслужить самих себя мы не можем. В части деревьев и кустарников что-то есть, в части цветов нет.

Мы вынуждены закупать посадочный материал на стороне. У нас есть различные поставщики: Томск, Барнаул, у которых есть собственные питомники. В этом году аукцион по поставке цветочной рассады выиграл город Волгоград. Те цветы, которые вы видели, которые высаживаются на магистралях и транспортных развязках — это цветы, привезённые отчасти из Волгограда и других городов. К сожалению, пока так.

Иван Конобеев: А какие пространства есть в ближайших планах у управления по благоустройству?

Вадим Полещук: Что касается тех пространств, которые благоустраиваются в рамках федеральных средств по программе «Комфортная городская среда», то в этом году это Затулинский дисперсный парк, на следующий год — Заельцовский парк культуры и отдыха, ещё через год пойма реки Каменки.

Что касается более мелких территорий, то в ближайшее время благоустройство коснётся сквера 25-летия Победы, который находится в Первомайском районе, территории по улице Карла Маркса, между домами 41 и 45, и сквера за новосибирским государственным театром Оперы и балета, там, где у нас находится трамвайное кольцо.

Кроме этого, действует программа «Территория детства», в рамках которой тоже производятся работы, в частности обустройство детских игровых и спортивных площадок. Всего по городу их будет 26, в том числе пять территорий закреплены за «Горзеленхозом».

Иван Конобеев: У нас есть звонок. Здравствуйте! Представьтесь, пожалуйста.

Звонок: Это снова Сергей. У меня последний вопрос. Можете сказать адрес и телефон, куда можно обращаться по каким-либо вопросам?

Вадим Полещук: 227-52-39 — это мой телефон. Если я не отвечу на ваш вопрос, то перенаправлю к другим специалистам, они помогут.

Иван Конобеев: Есть ещё один вопрос в «Whats App». Сегодня мы с вами встречались в сквере «Лучистый». Там я был не в роли ведущего, а в роли депутата. Вопрос относится как раз к этому скверу:

Вопрос: Здравствуйте. Почему сквер «Лучистый» находится в таком запустении? Местные бабушки и депутаты своим благоустройством только ухудшают его состояние. Планируется ли привести в порядок некогда уютный и красивый сквер? Спасибо.

Иван Конобеев: То есть люди не очень довольны тем, как сквер выглядит сегодня. Но планы на этот сквер есть, верно?

Вадим Полещук: Сквер «Лучистый» — это территория, состоящая, на самом деле, из трёх частей. Две его территории придомовые, а третья находится в ведении муниципалитета, в неё входит фонтан и прочее. Конечно, мы будем заниматься этой территорией. С нашей точки зрения, этот сквер перенасыщен объектами.

Есть соответствующие нормативы, по которым озеленённая территория сквера должна составлять не менее 70%. Территория сквера «Лучистый» явно не укладывается в эти нормативы, поэтому постепенно мы будем эту ситуацию менять. В ближайшее время нами запланирована работа со сценой и приведение её в порядок.

К сожалению, на сегодняшний день у нас нет средств, чтобы обновить эту сцену, но примерно через год мы займёмся её монтажом. Сделаем её более удобной и красивой. Будем менять малые архитектурные формы: скамейки, урны, усилим работу по содержанию сквера.

NET_3458_tn.JPG
Вадим Полещук. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Звонок: Здравствуйте. Вы заикнулись про сцену. Всё это хорошо, но дело в том, что когда асфальтировали дорожки, тоже всё было хорошо, но их никогда не мыли. Даже в выходные дни. Люди гуляли везде и всё было грязное.

Иван Конобеев: Спасибо. Да, нужно ухаживать за территорией. Сегодня мы были там, туда прилетает очень много голубей. Возможно, кто-то их подкармливает. Продукты жизнедеятельности люди разносят ногами по всей площадке.

Вадим Полещук: Пятачок перед сценой — это нечто. Можно обратиться к жителям ближайших домов с просьбой не подкармливать голубей на этой территории или делать это в другом месте, потому что здесь отдыхают взрослые люди, гуляют дети.

Иван Конобеев: Порой и люди отдыхают так, что после этого остаются следы. На самом деле, это вопрос культуры. Общественные пространства нужны для общества. Какое общество — такие и пространства. Если мы видим, как люди приходят туда с бутылкой, то, конечно, это пространство превращается в распивочное. Здесь и полиция должна реагировать. Но прежде всего, каждый должен сам вести себя культурно.

Вадим Полещук: У нас есть ряд таких излюбленных территорий. Мы пытаемся с этим бороться, но не всегда получается.

Иван Конобеев: Есть такая концепция выстраивания зелёных зон и общественных пространств вдоль малых рек. У нас есть такие малые реки. Я, как депутат по территории Заельцовского района, знаю, что есть река Ельцовка 1-я, и мы с жителями очень сильно выступали за то, чтобы там не было магистралей. Нам удалось этого добиться.

Сейчас вопрос находится в подвешенном состоянии. Как будет развиваться будущий парк? Понятно, что нужно огромное количество денег, но существует ли у вас какая-то концепция по этим самым рекам и магистральным направлениям? По развитию зелёных зон, которые сейчас, по сути, не общественные пространства, а заросшие места.

Вадим Полещук: Да, конечно. На такие территории мы тоже обращаем внимание. Понятно, что охватить всё сразу невозможно. Это может быть даже не среднесрочная перспектива. Из того, что запланировано на ближайшее время — это как раз две общественные территории, о которых вы говорите: пойма реки Каменка и пойма реки Иня, от Разъезда и в сторону жилмассива «Весенний». Эти территории попали в программу «Комфортная городская среда».

Поймой реки Каменки мы уже занимаемся, проводим исследование воды, почвы, прилегающей территории. И в этом году будем выполнять дизайн-проект, рабочий проект и дойдём до реализации. Через пару лет предстоит сделать то же самое в пойме реки Иня.

Иван Конобеев: Спасибо! Это был «Вечерний разговор» с Иваном Конобеевым, а в гостях у нас сегодня [25 июня] был Вадим Полещук, начальник городского УБОП.

Видео: nsknews.info

Что происходит

Онлайн-фестиваль «Авоська» для экофрендли пройдёт в Новосибирске

Уголовное дело экс-главы областной ГИБДД Штельмаха снова возобновили

Стартовал кубок по троеборью в конном спорте

Однажды в Новосибирске: запах революции, несравненная улица и держиморды

Парковка на улице Владимировской попадёт под запрет с 25 августа

На 300 тонн сократились вредные выбросы ТЭЦ-5 после ремонта энергоблока

Улицу Кошурникова сузят на месяц из-за ремонта теплотрассы

Переболевших COVID-19 новосибирцев учат дыхательной гимнастике

Ню и Сибирь: выставка пикантных фото откроется в «Подземке»

Бизнес-среда: как открыть своё дело во время пандемии коронавируса

Развитие общественного транспорта обсудят на «Городской волне»

Показать ещё