Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: гиперопека, помощь беременным и детям-инвалидам

Как в Новосибирске помогают беременным женщинам в трудной жизненной ситуации? Каким образом поддерживают мам после родов? Какие услуги предоставляют особенным детям? Чем опасна гиперопека для малышей? Об этом и многом другом 17 декабря в прямом эфире передачи «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101.4 FM) рассказали сотрудники центра «Заря» — его директор Татьяна Лоза и специалист по социальной работе Ксения Иванова.

Глеб Черепанов
Глеб Черепанов
08:33, 21 декабря 2020

Глеб Черепанов: Добрый вечер! У микрофона Глеб Черепанов. Сегодня [17 декабря] мы разговариваем о такой важной и нужной теме, как помощь беременным женщинам, оказавшимся в сложной ситуации. Гости в студии — директор центра «Заря» Татьяна Лоза и специалист по социальной работе центра Ксения Иванова. Здравствуйте!

Татьяна Лоза: Здравствуйте!

Ксения Иванова: Добрый вечер!

Глеб Черепанов: Расскажите подробнее о том, что это за проект такой — «ЗаРождение». Зачем он в городе внедрён, для чего он предназначен и на кого рассчитан?

Татьяна Лоза: Спасибо большое, Глеб, что пригласили нас в эфир в такое сложное время. Конечно, нам очень хочется рассказать о своём проекте, мы его считаем уникальным — это оказание социальной психологической и юридической помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

А ситуация трудная может быть у каждого своя, и здесь речь идёт о женщине, а женщина — это такое уникальное существо, и проблемы у всех разные. Это и проблемы психологического характера, и проблемы, связанные с бюджетом семьи, и конфликты в семье. Поэтому в данной ситуации мы готовы помочь беременной женщине.

Глеб Черепанов: Одна из тем, которая у нас заявлена — это несовершеннолетние мамы. Можно ли привести некую статистику актуальности этой проблемы? Существует ли такая проблема? И нужно ли помогать, или, может быть, это единичные случаи? Какова тенденция?

Татьяна Лоза: Да, возрастная категория несовершеннолетних беременных в наш проект также включена. Департамент по социальной политике не занимается статистикой беременности и родов. Но, по данным Росстата в Новосибирской области, в городе Новосибирске, например, за 2018-2019 годы несовершеннолетних беременных было около 183 человек.

Сравнить с 2013 годом — статистика уменьшается. В 2013 году была 291 беременная. Но тем не менее они есть, поэтому с этой категорией необходимо работать.

IMG_8393_tn.JPG
Ксения Иванова и Татьяна Лоза. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: Я так понимаю, что это достаточно сложная ситуация, когда несовершеннолетняя девушка беременеет. Что ей делать? Это ведь сложно и с психологической стороны, иногда очень тяжело об этой ситуации рассказать родным и близким. И, безусловно, им нужна поддержка.

И вообще — как действовать, куда обращаться? Идти в больницу или в какие-то другие учреждения? Как можно помочь, и как вы помогаете?

Татьяна Лоза: Проблема есть, ведь несовершеннолетняя беременная сама ещё ребёнок, правильно? И проблемы в большей степени психологического характера в данном случае — непринятие со стороны родителей девочки. Естественно, она сама ещё не замужем, нет отца малыша с социальной точки зрения и нет поддержки.

Проблема существует, она глобальная, и здесь помогать необходимо со всех сторон. Конечно, это здравоохранение, так как беременность — это уникальное состояние женщины, необходимо в любом возрасте наблюдать за состоянием женщины. И помощь со стороны социальных служб в этом случае очень важна.

Психологическая поддержка — необходимо её скоординировать, чтобы знали, куда обратиться. И в нашем проекте, в нашем центре разработан определённый навигатор, который расскажет несовершеннолетней беременной девушке — куда обратиться, куда позвонить, кому и какой вопрос задать.

Глеб Черепанов: А как на первом этапе узнать об этом, как найти этот навигатор? Нужно прийти к вам в социальный центр «Заря», или, может быть, есть сайт с этим проектом?

Татьяна Лоза: Да. 

В любом случае можно позвонить к нам в центр социальной помощи семье и детям «Заря» по телефону 341-95-87. У нас создана служба, есть руководитель этой службы. 

Можно обратиться во все районы города Новосибирска, в комплексные центры социального обслуживания, в отделы соцподдержки районных администраций. И социальная справочная служба также даст информацию по данному проекту и расскажет, как в него попасть.

Глеб Черепанов: Напоминаю:

  в Новосибирске создана замечательная социальная справочная служба, которая помогает горожанам. Звоните, пожалуйста, туда по номеру 375-87-87. Там вас обязательно проконсультируют, перенаправят, скажут, как позвонить в комплексный центр социального обслуживания населения, подскажут телефоны больниц, специальных кабинетов. 

Итак, женщины попадают к вам в программу. И чем конкретно вы помогаете?

Татьяна Лоза: Попадают к нам по-разному: от комплексных центров есть сообщения, мы сразу связываемся с женщиной. Поступают звонки от самих женщин, от родственников женщины, от знакомых.

Наша информация сейчас разошлась по всему городу. Во всех социальных сетях на сегодняшний день, во всех комплексных центрах есть информация. Поэтому звонки поступают отовсюду.

Кто-то к нам приезжает на реабилитацию, кого-то мы берём на социальное сопровождение, с кем-то дистанционно работаем. То есть у каждого есть свой запрос.

IMG_8412_tn.JPG
Глеб Черепанов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: Есть какие-то ограничения? Чтобы попасть в эту программу, нужно предоставить какую-то справку? Как это всё происходит? Или любая женщина, оказавшаяся в трудной жизненной ситуации, может получить помощь?

Татьяна Лоза: Любая женщина, которая проживает на территории города Новосибирска, имеет прописку и которая нуждается в помощи.

Глеб Черепанов: А если у нас история без прописки?

Татьяна Лоза: Мы тоже помогаем, консультируем и подсказываем. В плане размещения будет уже сложнее, но в плане оказания консультативной помощи — консультаций психологов, юристов — это без вопросов. Мы всех берём, создаём индивидуальные программы сопровождения данной беременной женщины и работаем с ней по заявке.

Глеб Черепанов: Я так понял, что есть две формы работы с женщинами. Непосредственно в центре «Заря» они на какое-то время размещаются. Кстати, на какое?

Татьяна Лоза: Минимум две недели, но можно и больше.

Глеб Черепанов: Что происходит в эти две недели? Какие-то занятия?

Татьяна Лоза: Обязательно! Программа у нас огромная, и всем это нравится, всем интересно. Размещение в комфортабельном номере — всё в рамках гранта. Далее женщина попадает под крыло команды специалистов — это медработники, психологи и педагоги.

У нас огромная программа обучающих мероприятий — как должны протекать беременность, роды. Есть программа «Умная мама», сопровождение ребёнка до года. Очень много занятий направлены на досуг — это различные мастер-классы, которые учат маму ухаживать за собой, за малышом, мастер-классы по красоте.

Кроме того, можно получить консультацию юриста. В течение двух недель идёт очень активная индивидуальная работа самой женщины.

Глеб Черепанов: Такой гигантский объём услуг обеспечивают специалисты центра «Заря»? Или есть ещё приглашённые специалисты?

Татьяна Лоза: Например, на мастер-класс по красоте приезжает волонтёр, который проводит занятие. Лечебная гимнастика, юристы, которые консультируют по заявке по индивидуальным вопросам.

Глеб Черепанов: Когда речь идёт о дистанционной помощи — специалист выезжает на дом, или вы по телефону как-то общаетесь? И как часто происходят такие встречи или звонки?

Татьяна Лоза: Зависит от индивидуального запроса. Может и специалист выехать, а может и сама беременная приехать, если у неё есть такая возможность и желание. Ей предоставят помещение и специалиста для занятий.

Есть и дистанционная работа, и по телефону, и видеосопровождение. Также направляем мастер-классы — может, она в домашних условиях их просмотрит, и не обязательно приезжать. Здесь всё чисто индивидуально — как комфортнее самой беременной женщине.

Глеб Черепанов: Скажите, пожалуйста, каков портрет вашей подопечной?

Татьяна Лоза: Портрет размытый, начиная даже с возрастной категории. У нас сейчас в проекте десять беременных женщин, которых мы сопровождаем. Им от 16 до 37 лет. Это женщины, которые беременны первый раз. А есть и такие женщины, которые вынашивают второй, третий, а может, и седьмой раз. Есть такая мама, которая ждёт уже седьмого ребёнка.

Разные социальные статусы — кто-то замужем, кто-то в гражданском браке, кого-то родители поддерживают, у кого-то очень сложный конфликт в семье. То есть чёткий портрет невозможно создать. Женщины все разные, все индивидуальные.

IMG_8440_tn.JPG
Татьяна Лоза. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: У вас множество специалистов, которые оказывают помощь и поддержку будущим мамам. А как вы их готовите? Например, как готовили профессионалов для проекта «ЗаРождение»?

Татьяна Лоза: Да, коллектив у нас большой — больше 100 человек. Огромное количество медицинских работников, психологов и педагогов. В рамках этого проекта десять специалистов — клинических психологов и социальных педагогов — у нас прошли программу повышения квалификации по реабилитации женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Акцент был сделан именно на беременных, и данная программа была разработана непосредственно под нашу команду специалистов. Это уникальная программа. 

Глеб Черепанов: На базе чего проходило обучение?

Татьяна Лоза: Наш новосибирский институт клинической психологии разработал для нас программу по заявке.

Глеб Черепанов: Этот проект начался в апреле. А он будет продолжен в следующем году? Есть востребованность, понимание и финансирование?

Татьяна Лоза: Да. Проект продолжается. Он продолжится и в 2021 году, до сентября месяца. И в рамках этого проекта, данного гранта у нас будет ещё одно дополнение: с 2021 года у нас заработает пункт проката для тех женщин, которые вошли в программу.

Когда наступит этот самый красивый и лучший момент в жизни любой женщины, когда появится на свет малыш, женщина сможет воспользоваться всем необходимым для того, чтобы как-то комфортно и спокойно жить с ребёнком. Для этого есть кроватки, коляски, стульчики, столики пеленальные, ванночки для купания, санки. Всё это будет передано женщине на тот период, который ей потребуется.

Глеб Черепанов: Это бесплатно?

Татьяна Лоза: Это всё абсолютно бесплатно — и пункт проката, и проживание, и размещение. И вся медицинская, психологическая, медицинская и социальная помощь.

Глеб Черепанов: Предлагаю подробно поговорить про прокат. Когда заработает эта услуга, то в пункт проката сможет обратиться любая мама? Или только ваша подопечная?

Татьяна Лоза: Предполагается, конечно, что это та беременная женщина, которая вошла в проект ещё будучи беременной. Потом она становится мамой, и мы в рамках проекта сопровождаем её ещё целый год.

Она в течение года после рождения малыша ещё может приехать к нам на реабилитацию с малышом и получить помощь педиатра, невролога, какие-то консультации и советы. И для себя пройти курсы реабилитации. Воспользоваться пунктом проката, если будет такая необходимость.

Глеб Черепанов: То есть это неоднократная история, что женщину взяли на две недели, каким-то образом ей помогли, а потом всё заканчивается, и вы приступаете к следующей? Нет?

Татьяна Лоза: Мы целый год ведём женщину, помогаем ей стать мамой и расти вместе с малышом.

Глеб Черепанов: Я знаю, что кроме этого проекта у вас есть множество других. Давайте, может, логически перейдём к следующему этапу. Недостаточно просто правильно пройти беременность и родить здорового ребёнка. В дальнейшем начинается воспитание, и, к сожалению, мы знаем, что иногда в семьях возникают проблемы. Как вы помогаете семьям в этих случаях?

Ксения Иванова: Я бы хотела сказать, что на базе нашего, как вы уже поняли, разнопрофильного учреждения реализуется проект «Курс на семью». Его реализацией занимается департамент социальной политики мэрии Новосибирска.

В этом проекте благополучателями являются семьи, которые находятся в социально опасном положении, им угрожает лишение родительских прав. В целевую аудиторию вошли и те, кто ранее был лишён и восстановлен.

Попадание в эту категорию происходит по разным причинам — это жестокое обращение с детьми, неисполнение своих обязанностей. Проект глобальный, в нём задействованы все комплексные центры, которые есть в каждом районе города, отделы социальной поддержки населения, оздоровительный центр «Терра» и мы — как центр социальной помощи.

Как ведётся работа? В проект отобрано 80 многодетных семей. В каждом районе их берут на социальное сопровождение в комплексном центре. Там они получают социальную, психологическую, материальную и юридическую помощь.

Но основной блок — это заезды в наш центр. В этом году мы смогли помочь 48 родителям и 124 детям. В такой ситуации главное — дети. С ними начинают работать психологи, идёт работа по восстановлению внутренних сил и моральных ресурсов.

Идёт работа и с родителями: их учат правильно справляться со своими эмоциями при воспитании подростка. Психологи знают детей, они могут дать консультацию, как себя вести с подростками.

И третий блок — это групповые мероприятия для детей и родителей, на которых мы организовываем продуктивный досуг. Например, там делают совместную поделку. Таким образом формируется такая совместная деятельность, которую можно перенести в домашний быт.

Глеб Черепанов: Эти заезды, это проживание в центре «Заря» — оно круглосуточное? Или как родители, например, ходят на работу?

Ксения Иванова: Да, это по типу отдыха в санатории. Конечно, самая глобальная работа велась дистанционно, семью сопровождали. 16 семей взяли под наставничество.

А у нас это такой недельный интенсив, решили не 14 дней работать с родителями, а семь, потому что, когда начали формировать группу, были какие-то нюансы по поводу работы у родителей. И был семейный интенсив.

IMG_8337_tn.JPG
Ксения Иванова, Татьяна Лоза и Глеб Черепанов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: Это, получается, вершина айсберга. В постоянном режиме работа ведётся в комплексных центрах. А для того, чтобы углубить эти навыки, семьи приезжают к вам? Сколько было семей в этом году?

Ксения Иванова: Было 48 родителей и 124 ребёнка — это именно центр «Заря». А в целевую группу отобрали 80 семей.

Глеб Черепанов: А скажите, это всё бесплатно? И проживание, и питание?

Ксения Иванова: Всё бесплатно!

Глеб Черепанов: Если мы говорим про семьи, которые попали в трудную жизненную ситуацию — это же сложные люди, бывают конфликтные ситуации. Как их удаётся избежать? Или, когда семьи приезжают, они готовы к позитивным изменениям? Опять же — незнакомые люди оказались в одном месте, все требуют внимания.

Ксения Иванова: У нас очень много внимания специалистов. И очень хорошие условия, потому что если семья у нас, то она одна в этой комнате живёт. Это изолированность, и специалисты всегда рядом. А те, кто вошёл в целевую группу — у них мотивация, у них уровень осознанности высокий, так как понимают, что у них проблемы есть.

Глеб Черепанов: То есть это добровольное решение — поучаствовать в этой программе? Тут никакой принудиловки нет? Или бывает и такое?

Татьяна Лоза: Здесь важный акцент на компетентность сотрудников, которые работают. В рамках этого проекта 40 специалистов, работающих в социальной сфере, прошли длительное обучение именно с такими семьями, с такими проблемами. Это и сотрудники комплексных центров, и сотрудники наших центров.

Это программа, завязанная на всех специалистах. И поэтому, начиная с этапов формирования целевой группы и до реализации проектов, с данными семьями работали подготовленные люди. Начиная от того, как говорить с родителями, как их замотивировать на работу в проекте.

Поэтому у нас проблем не было. К нам они уже приходили подготовленными, и каких-то срывов, уездов из центра у нас не встречалось. И отзывы были только положительные, отработали чётко со всеми. И результаты положительные, несмотря на то, что категория сложная. Все хотели остаться и продолжить работу.

Глеб Черепанов: Насколько я знаю, в вашем центре есть ещё одно большое направление — это помощь детям с ограниченными возможностями. Как вы в этом направлении работаете, чего удаётся добиться, на чём сосредоточиться? И куда обращаться родителям таких особенных ребятишек?

Ксения Иванова: Да, наша основная категория — это дети с ограниченными возможностями здоровья, которых мы принимаем в возрасте от 0 до 18 лет.

Сейчас бы хотела рассказать о новых стартах, которые в этом году произошли благодаря проектной деятельности. Одно из направлений — это социально-бытовая адаптация, называется проект «Я смогу».

Заключается он в том, что у нас в учреждении оборудовано помещение по типу жилой квартиры-студии, там всё настоящее: дверь с замком и глазком. Заходите и попадаете в прихожую, есть небольшая гостиная, кухонная зона и санузел. Там всё оборудовано бытовой техникой и всеми уютными предметами интерьера.

На этой площадке подростки с ограниченными возможностями в возрасте 10-17 лет получают занятия с нашими специалистами по социально-бытовому ориентированию — это и приготовление пищи, и уборка в доме, и уход за собой, и правильное расположение вещей в шкафу, например, и встреча гостей.

И что очень важно — это полустационарная форма. Получается, что ребёнок приходит два раза в неделю к нам на три часа, и родители могут либо его оставить на три часа, либо воспользоваться услугами нашего психолога для взрослых, либо какие-то свои срочные дела решить, что для такой категории семей очень важно. Этот проект идёт на «ура», и мы должны понимать, что проблема социально-бытовой ориентации детей с ограниченными возможностями очень важна.

Глеб Черепанов: Это психологический или больше лечебно-физкультурный проект?

Ксения Иванова: Это именно психологический, жизненный проект. Это такие компетенции, которые мамы обычно бояться давать детям, речь даже об обычной работе по дому. Они думают, что нужно развивать ребёнка — психолог, логопед, физическая культура. И этот блок остается незамеченным, и в итоге мы видим, что подросток многое не умеет.

IMG_8389_tn.JPG
Глеб Черепанов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: Такое происходит потому, что ему не доверяют?

Ксения Иванова: Очень часто у мам, которые воспитывают детей с ограниченными возможностями, гиперопека. Им ставят «галочки» на каком-то другом развитии — физическом, умственном. Для нас это что-то обычное, а у них это становится проблемой. И в итоге получается, что подросток становится неприспособленным к самостоятельной жизни. Хотя в этом проекте мы показываем родителям, что всё безопасно и всё возможно.

Глеб Черепанов: Здесь нужны какие-то специальные предметы? Или это обычная среда, в которой живут обычные люди?

Ксения Иванова: В квартире есть какие-то требования по доступной среде — по порогам, по проходам, есть специальная посуда. Плюс на одного ребёнка — один специалист. Но всё же мы стремимся подойти к обычным условиям.

Глеб Черепанов: У детей какие-то определённые диагнозы? Кому можно посоветовать обратиться к вам за такой помощью?

Ксения Иванова: Конечно же, есть особые входные — самостоятельный приём пищи, самостоятельные гигиенические процедуры, диагнозы разные — у нас есть и дети с ДЦП, и с двигательными проблемами, с синдромом Дауна, с аутизмом, есть слабовидящие малыши. В основном это всё детки, которые были у нас на реабилитации.

Глеб Черепанов: Это же, наверное, совершенно разный подход — к ребёнку, у которого есть ограничения по движению, и к подростку, например, слабовидящему. У вас отдельные специалисты? Или у вас специалисты-универсалы?

Ксения Иванова: К каждому ребёнку у нас индивидуальный подход. У всех специалистов есть навыки либо клинической психологии, либо специальной психологии. У нас нет даже просто педагогов-психологов. В это отделение принимают только педагогов со специализированным обучением. И они готовы работать и с двигательными, и с ментальными нарушениями.

Глеб Черепанов: Я ещё раз хочу напомнить телефон нашей замечательной социальной справочной службы — 375-87-87. Может быть, напомним и телефон вашего центра «Заря»?

Татьяна Лоза: Конечно! 341-95-87. Звоните, мы будем очень рады вас выслушать и вам помочь.

Глеб Черепанов: Я знаю, что у вас есть ещё одна интересная программа, которая связана с роликами. Как ролики могут помочь детям с ограниченными возможностями стать более самостоятельными в жизни, более уверенными?

Ксения Иванова: Да, в этом году у нас стартовал проект «Гролики успеха». Занятия проходят по роллерному спорту по программе «Лига мечты», у Сергея Белоголовцева это давно запатентованная программа, медицински доказанная, наши специалисты обучались.

Почему «гролики»? Потому что мы решили, что для занятий с детьми, у которых тяжёлые нарушения, мы будем использовать тренажёр Гросса, который был ранее установлен в нашем центре — это такой вертикализатор. Он прикрепляется к потолку, и в нём ребёнок без помощи взрослых может соблюдать вертикальное положение.

Глеб Черепанов: А ролики здесь каким образом?

Ксения Иванова: Ролики нужны обычные, но условие — жёсткие, чтобы нога была плотно закреплена. А также есть специальные ски-виллы (ски-роллеры), разработанные «Лигой мечты», похожие на лыжи на роликах.

По этой программе наши специалисты проходили обучение в Москве. Ведут занятия по роллерному спорту инструкторы по адаптивной физкультуре. Здесь нарушен барьер, даже дети с ограниченными возможностями здоровья могут кататься на роликах.

Глеб Черепанов: Результат этой программы — возможность кататься на роликах без этих вертикальных строп?

Ксения Иванова: Это зависит от ребёнка: кому-то нужен этот вертикализатор, кому-то нет. Есть ещё такое приспособление, как ролятор — такие табуреточки с колёсиками. Их можно использовать не всегда, когда ограничения в движении. Был ребёнок с аутизмом, который просто боялся. А когда держался сам за это приспособление — он этот страх преодолел.

Татьяна Лоза: Вообще здорово сейчас перемещаться по учреждению, когда ты заходишь на этаж, а на тебя летит специалист на роликах и ещё за руку держит ребёнка. Такого не было никогда в помещении. Это здорово наблюдать!

Глеб Черепанов: Татьяна, я знаю, что не только ведь нужно уделять внимание детям с ограниченными возможностями. Также для мам и пап это сложная работа — заниматься своими детьми в таких непростых условиях. Может быть, вы им как-то помогаете? Расскажите, есть ли такие проекты?

Татьяна Лоза: Да, это очень сложная история — появление в семье необычного ребёнка, который требует колоссального внимания и много родительских сил. Папы тоже в этом нуждаются. Но в большей степени к нам на реабилитацию приезжают именно мамы. Они сопровождают деток — это такой тандем, заложенный природой. Мы с такой категорией работаем уже около 15 лет.

И с самого начала мы поняли, что помощь мамам очень нужна и важна как в психологическом плане, так и для поддержания её физического здоровья. Мамы вкладываются физически, потому что дети ждут поддержки в плане передвижения в пространстве.

Даже если ребёнок не с ДЦП, а с психоневрологической патологией, например с аутизмом — его иногда тяжёло держать за руку, потому что он очень активный. И для этого маме требуется много сил, чтобы ребёнка удержать, чтобы он не побежал и не упал со ступенек. И мы замечали, что маме нужна поддержка.

Так появился проект «Перезагрузка», который помогает непосредственно маме. И в плане психологическом — это консультации, различные обучающие и тренинговые занятия в большом объёме, и поддержание её физического здоровья.

В рамках данного проекта у нас пополнение нашей материальной базы в плане медицинского оборудования. То есть мы расширили услуги — добавили водолечение и физиолечение. Поэтому, когда мама с ребёнком приезжают на реабилитацию, она проходит хороший курс реабилитации сама.

IMG_8353_tn.JPG
Ксения Иванова и Татьяна Лоза. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: Это параллельная история? Подростком занимаются в этот момент, и у мамы есть возможность отдохнуть, привести своё здоровье в порядок?

Татьяна Лоза: Нужна ли помощь маме? Однозначно нужна. И если мама будет с какими-то проблемами, с какими-то неудовлетворёнными потребностями, то работать с ребёнком вдвойне сложнее.

Глеб Черепанов: Как много таких мам получили эту замечательную возможность в этом году?

Татьяна Лоза: Проект стартовал недавно, но все мамы, которые приезжают на реабилитацию с детками, попадают у нас в этот проект. На сегодняшний день мы включаем в проект тех мам, которые у нас приходят на программу «Я смогу».

Ребёнок приходит заниматься в тренировочной квартире, а мама в этот момент может получить помощь психолога, педагога, медицинскую помощь. То есть время не проходит даром для мамы. Именно поэтому такие центры называются комплексными.

Глеб Черепанов: Я знаю, что ваш центр «Заря» героический. В нынешние, очень непростые, времена коронавирусной эпидемии на вас тоже пришёлся серьёзный удар. В данный момент центр также занимается реабилитацией тех, кто переболел коронавирусной инфекцией.

Напомню, что мэр Новосибирска Анатолий Локоть давал поручение, чтобы прежде всего оказывать такую поддержку медикам, которые, безусловно, стоят на переднем крае борьбы с коронавирусной инфекцией, а также нашим социальным работникам и педагогам. Они в категории риска, чаще других заражаются, и им нужна реабилитация.

Расскажите, как эта работа ведётся? Скольким удалось помочь конкретно в вашем центре? Потому что у нас есть ещё и другие социальные учреждения, которые такой же работой занимаются.

Татьяна Лоза: Да, на самом деле есть такая история. На сегодняшний день наш центр «Заря» с 16 ноября реализует программу реабилитации жителей Новосибирска, которые перенесли коронавирусную инфекцию либо пневмонию. На сегодняшний день мы принимаем уже третий заезд, в районе 46 человек каждый заезд приезжают.

И да, среди них есть и медработники, и работники социальной сферы, педагоги, военнослужащие. Кроме того, к нам приезжают семьи с детьми-инвалидами, которые тоже пострадали от вируса. Приезжают к нам целыми семьями, размещаются и проходят курс реабилитации. Акцент сделан на медицинскую реабилитацию. Напомню, что деятельность нашего центра — лицензированная медицинская.

Глеб Черепанов: Я слышал, что бывают и повторные заражения коронавирусом. Как вы контролируете эту ситуацию? У вас особые правила приёма? И как сделать так, чтобы ваших подопечных обезопасить от повторного заражения?

Татьяна Лоза: Мы соблюдаем все нормы и требования Роспотребнадзора, начиная с порога. Заезжают они к нам организованно, мы заранее узнаём, кто к нам приедет на реабилитацию, связываемся с каждой семьей индивидуально, назначаем время приезда для того, чтобы развести их по приёму.

Приезжают они отдельно в течение всего дня, посещают всех специалистов, размещаются в отдельные блоки. Либо это размещение не более двух человек в одной комнате, либо это размещение только семей. Только таким образом.

Организация питания с соблюдением социальной дистанции, и все процедуры, все мероприятия проводятся у нас индивидуально. Площадь у нас огромная, учреждение большое. Поэтому 46 человек мы разводим социально очень спокойно.

Все приезжают с карантинной справкой об отсутствии контактов с больными и со всеми результатами анализов, чтобы наши медработники смогли назначить им соответствующее анализам лечение.

Глеб Черепанов: А когда всё начиналось, в конце зимы — начале весны, я знаю, что вам пришлось выступить в новой для вас роли обсерватора. То есть вы принимали прилетающих из-за границы туристов. Как вообще это было? Как много людей прошло через «Зарю»?

Татьяна Лоза: 2 апреля мы принимали первый рейс, который к нам прилетел, закончилась эта история в августе. За этот период мы приняли и разместили у себя 306 человек.

26 человек у нас ежедневно работали в «красной» зоне. Центр был перепрофилирован на «чистую» зону и на «грязную» зону. Всё было организовано совершенно по-иному, начиная с сопровождения, с приёма, с организации питания. Это всё требовало индивидуального подхода. Но мы справились. Ни один сотрудник за всё время обсервации у нас не заразился. Регулярно все, кто работал в «красной» зоне, сдавали тесты, но всё у нас благополучно завершилось.

IMG_8514_tn.JPG
Ксения Иванова, Татьяна Лоза и Глеб Черепанов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Глеб Черепанов: Вы, я слышал, ночевали даже в аэропорту?

Татьяна Лоза: Можно сказать, что жили там. Почему-то на наш центр всегда выпадали ночные рейсы либо ранние. Приём был очень длительный. Пока мы их привозили в учреждение, от посадки самолёта проходило порядка 4-5 часов.

То есть я приезжала в аэропорт с помощником, брали группу на размещение, всех регистрировали, привозили, размещали — и всё это занимало длительное время, так как ещё требовалось всё обработать, обработаться самим, обработать всё учреждение. Ночью всегда нужно было подготовить питание, потому что люди приезжали голодные. Сложная была история.

Глеб Черепанов: А как коллектив это перенёс? Может, кто-то уволился?

Татьяна Лоза: Нет, коллектив отнёсся ко всему с пониманием. У нас была и до этого ещё история. Мы работали как пункт временного размещения в 2014 году, и коллектив у нас сохранился, и все понимают, что ситуации бывают разные.

Мы же центр социальной помощи, мы готовы работать в любых условиях. Обсерватор обслуживали только сотрудники центра социальной помощи. Нас курировали медицинские работники из близлежащих поликлиник. Но всё обслуживание обсерватора легло на наши плечи.

И тот, кто зашёл в обсерватор в первый день, дошёл до последнего дня работы обсерватора. Да, сложная история, но каждый сотрудник относится к этому как к нужному, к важному для города Новосибирска делу.

Глеб Черепанов: Спасибо вам большое за интересный разговор! Но самое главное — спасибо вам за вашу нужную и такую важную работу!

Мы заканчиваем наш эфир. До встречи через неделю!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Новосибирская общественность одобрила исполнение бюджета за 2020 год

Спектакль «Мой „Красный факел“» поставили к 101-й годовщине театра

Парковку запретят с 28 апреля у остановки «ТЭЦ-5» в Новосибирске

В Калининском районе создадут музей мирного атома

Сводка по коронавирусу на 17 апреля: умерли ещё четверо

Известный пианист сыграл новосибирцам Шумана и Шопена

За три месяца в Новосибирске произошло 150 ДТП

В Калининском районе введут запрет на проезд по частному сектору

Текущий ремонт дорог в Новосибирске с 17 по 19 апреля — список улиц

Если вы пропустили: путь под мост, вакцинатор для куриц и город-призрак

Jылгайак-2021: алтайский Новый год встретят 17 апреля в Новосибирске

Показать ещё