Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Василина Воинова: «Клиента логопеда можно узнать ещё в роддоме»

В кабинет к Василине Воиновой детей завозят в инвалидном кресле. «Сначала нужно понять, видит ли тебя ребёнок, слышит ли он тебя, а потом учить говорить», — объясняет логопед. В коррекционной школе №152 она учит внятно и литературно разговаривать детей с диагнозом «ДЦП». Недавно её ученики победили в городской логопедической олимпиаде. Можно ли понять ещё в родильном доме, будут ли у ребёнка проблемы с речью? Когда начинать бить тревогу, если малыш молчит? Зачем обучать молчуна другому языку? В чём опасность планшета в воспитании детей? Как замотивировать человека с серьёзными ограничениями в здоровье сделать невозможное? Об этом специалист по детскому развитию Василина Воинова рассказала «Новосибирским новостям».

Елена Мухачёва
Елена Мухачёва
07:40, 21 марта 2024

— Василина, правда ли, что уже в родильном доме можно сказать, что малышу в будущем понадобится работа с логопедом?

— Если новорождённый сразу не закричал, а начал издавать какие-то мяукающие звуки или молчит — скорее всего, в будущем это «логопедический» ребёнок. Для сильного и звонкого крика ему чего-то не хватает. Произошёл какой-то сбой в развитии нервной системы.

NET_3878.jpg
Василина Воинова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

— В каком возрасте ребёнок должен заговорить? Нужно ли бить тревогу, если речь запаздывает? И как понять, ребёнок — просто молчун или есть проблема?

— «Молчал до пяти лет, а потом заговорил, и всё было нормально» — для меня как для специалиста это из области фантастики. Даже если ребёнок вдруг заговорил, у него будут интеллектуальные нарушения.

В норме речь запускается до полутора лет. Причём речь — это не слово «мама». «Мама» — это автоматизм. К трём годам ребёнок уже говорит простые предложения: «Дай пить», «Пойдём гулять» и так далее.

Дальше уже речь усложняется, появляются распространённые предложения. В целом вся наша речь состоит из глаголов. Когда мы планируем что-то, то говорим: «Я зайду в магазин», «Я куплю», «Отнесу». Если процесс запаздывает, нужно насторожиться, и начинать разбираться, почему так происходит, и принимать меры.

Во Франции есть методика: если ребёнок не заговорил до трёх лет, то его начинают учить другому языку. Не идёт французский — начинаем учить английский, а потом присоединим родной. Интересный опыт — ребёнок учит родной как иностранный, но всё равно начинает на нём говорить.

Дети рождаются с возможностью говорить на любом языке. У них может запуститься матрица того языка, на котором говорит семья. Но важно, чтобы это произошло вовремя.

В практической работе неговорящий ребёнок в три с половиной года — это уже сверхусилия со стороны педагога. У человека уже не такая сильная тяга к разговору, ребёнок понимает, что покажет жестом — и ему дома предмет подадут. Можно не напрягаться. Сначала логопед работает с мотивацией к речи и только потом запускает речь. Не будет мотивации — не будет речи.

— В чём может быть причина молчания?

— Нужно смотреть и разбираться. Нарушение речи — это всегда нарушения центральной нервной системы. Логопед работает не столько с речевым аппаратом, языком, губами, сколько с головным мозгом. Мы работаем над формированием новых нейронных связей, которые дают возможность начать говорить, и постепенно расширяем диапазон возможностей. Делаем речь сложнее, образнее. Чтобы уровень бытовой лексики был не таким: «Дай стакан, возьми кружку», а «Смотри, какая красивая птица полетела, с какими разноцветными перьями, и села в гнездо».

NET_3910.jpg
Василина Воинова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Возможно, с ребёнком мало общаются взрослые, или они не включены в ребёнка эмоционально. У меня в частной практике был мальчик, который не говорил до пяти лет, потому что рос с планшетом. И речь мы запускали с помощью старшего брата, который говорил нормально. У мальчика не было каких-то функциональных отклонений при рождении.

И, конечно же, причина может быть физиологическая. Диагноз «ДЦП» чаще ставят ближе к двум годам. С одной стороны, врачам нужно время, чтобы понаблюдать ребёнка. С другой стороны, к моменту, когда диагноз выставили официально и появилась возможность бесплатно подключить специалистов, время может быть упущено.

В любом случае, если речь запустилась поздно, какие-то интеллектуальные нарушения у ребёнка всё равно потом будут. Не стоит тешить себя надеждами, что всё само пройдёт и само наладится.

— Я знаю, что у вас в коррекционной в школе №152 учатся ребята с ДЦП. И они даже вместе с вами побеждают в городских логопедических олимпиадах. Благодаря чему? В чём специфика работы с такими детьми? Как вы понимаете, какие результаты возможны, а какие, увы, нет?

— ДЦП бывает очень разным. Бывает, что ребёнок на ножку прихрамывает или кисть руки нерабочая, а всё остальное в норме — он сможет учиться и в обычной школе. Бывает, что у ребёнка сильные гиперкинезы — патологические непроизвольные движения, поэтому ему трудно правильно произносить звуки, здесь мы ничего не сделаем. А бывают очень серьёзные нарушения: дети-колясочники, безречевые, с интеллектуальной недостаточностью, когда они не реагируют даже на своё имя.

Мы обследуем всех детей, которые поступают в школу. Нарушения настолько разные, что невозможно вывести какую-либо систему. Для нашей школы диагностические речевые карты я придумывала сама, потому что стандартные варианты нам не подходят.

— И как вы действуете, если ребёнок не говорит?

— С безречевыми детьми мы используем альтернативные методы взаимодействия: через карточки, через специальное оборудование (логопедический компьютер). Прошу показать какой-либо предмет или действие — если ребёнок не может двигать руками, он покажет взглядом.

А бывает, что человеку доступны упражнения только на слух, так как есть серьёзные нарушения зрения и всего опорно-двигательного аппарата (ребёнок практически не двигается, только может повернуть голову). Включаем звуки животных: это котик, это собака, это птица. А это ветер, это снег скрипит, играют музыкальные инструменты. Мы работаем тогда со слухом плюс добавляем тактильных ощущений — массажные мячики. Изучаем строение тела через  тактильность — осторожными поглаживаниями дотрагиваемся и объясняем ребёнку: это плечо, это правая рука, это левая нога. Он же слышит и чувствует.

— И вот таких ребятишек вы учите говорить? Можно сказать о том, что у вас появилась своя методика?

— Запустить речь в семь лет практически невозможно. А вот речевых детей с лёгкой интеллектуальной недостаточностью, бывает, получается вывести на нижнюю границу нормы по некоторым показателям. Но это не значит, что меняется диагноз, — это то, что доступно именно для этого ребёнка. На самом деле у нас в школе №152 с детьми работает целая команда специалистов: дефектологи, массажисты, логопеды, психологи. Логопеды действуют по своей рабочей программе в соответствии с ФГОС, но к каждому ребёнку подбираем свои фишечки.

В ноябре на базе нашей школы проходило РМО логопедов Кировского района, и я проводила открытое логопедическое занятие. Присутствовали логопеды из общеобразовательных школ. Они привыкли к быстрому результату, у них занятия плотные и насыщенные. 

А у ребятишек с ДЦП результат очень-очень медленный. Работаешь, работаешь — и кажется, что вообще никогда результата не будет. А потом раз — и получилось.

Главное — понимать природу диагноза и не ждать быстрый результат. Три года с учеником писали рука в руке, ему нравилось, он все буквы знает, но написать не может, хотя руки работают. В итоге перешли на клавиатуру, и он работает на клавиатуре. А другой ребёнок в куче карточек все буквы покажет, но если эти карточки ему предложить по одной — буквы не назовёт, он их видит только в массе.

И вот здесь должен разбираться специалист-коррекционщик, потому что это не прихоть и не каприз. Если ребёнок говорит, что ему душно, когда очень свежо, возможно, что-то с давлением у него, нужно остановить занятие, всё проветрить, помочь. Очень внимательно надо относиться к словам детей.

Фишка в том, что нужно найти подход. Нет инструкции: работай так со всеми всегда. Тот же звук «С» поставить — ювелирная работа, и нужно ещё каждому ребёнку придумать, как сделать так, чтобы он понял, в какое место ставить язык. Кому-то в зеркале показать, кому-то ватной палочкой поправить, а кому-то придумать что-то совершенно особенное. Это отчасти творческая работа.

Я детский клинический психолог, работала в психиатрической больнице, мне это помогает. Я не боюсь диагнозов, я смотрю на ребёнка и думаю, что он может — с этого начинаем.

— Мне всегда казалось, что ребёнок с ДЦП — это трагедия. А вас слушаю и понимаю, что это просто дети.

— Так и есть. У них такие же потребности. Девчонок нужно наряжать, покупать игрушки, водить на развивашки. И относиться к этим детям нужно как к обычным. Смотреть, что ребёнку интересно. Нужно поискать то, в чём он будет выражать себя. Эмилия у нас любит рисовать и очень красиво это делает — где-то кисточками, где-то пальчиками. Многие наши ученики занимаются роллер следж-хоккеем с нашим педагогом по адаптивной физической культуре Дмитрием Христовым и являются чемпионами России! Другие ребята занимаются игрой бочча (игра с мячом) и являются многократными чемпионами и призёрами различных чемпионатов и кубков. Обязательно ребёнок должен найти самореализацию, найти своё увлечение. Оно может быть любым: от записи аудиокниг на диктофон до спортивных секций.

NET_4000.jpg
Василина Воинова с воспитанниками. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

— Что бы вы посоветовали родителям ребят с ДЦП?

— Не отчаиваться и искать. Иногда родители начинают ходить по кругу — дельфины, кони, бассейн, дельфины, кони, бассейн. А это уже не надо — от коней уже всё взяли. Нужен реабилитолог, например, нужен кинезиолог. Нужен свежий вброс — всё зависит от степени нарушения. Логопед опять же постоянно, массажи, ЛФК.

— У вас не самые простые ученики, какой отпечаток на вас накладывает эта работа?

— Я понимаю, что как педагог должна быть для этих детей очень стабильной. Неважно, что у тебя происходит, ты приходишь в школу на позитиве, ты рад их видеть всегда. Потому что, чтобы была какая-то отдача, нужно, чтобы они хотели к тебе идти, для этого ты сознательно держишь себя в хорошем настроении. Это как-то внутри само регулируется: зашла в школу — всё: настроение хорошее, детей рада видеть. Они же бегут к тебе, улыбаются, тормошат.

А ещё важно не ждать невероятных результатов, чтобы не выгореть. Необходимо понимать сложность диагноза, но делать немножечко больше, потому что — а вдруг.

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.


Что происходит

Если вы пропустили: робот на пляже, дацан и умилительная тройня

Волна холода с северо-запада задержит наступление лета в Новосибирске

Совсем распустились: любуемся цветущими яблонями, черёмухой и миндалём

Экс-прокурору Новосибирской области Фалилееву ужесточили приговор

Пасхальный фестиваль: новосибирцы расписали яйца под звон колоколов

Кедры и сосны высадят биогруппами в будущем парке «Усть-Тула»

Трамвай №13 стал экспонатом Музея смерти в Новосибирске

О заморозках до −2 градусов предупредили жителей Новосибирской области

Манипулятор дыхания и ещё 14 проектов попали в инкубатор Академпарка

Двух сибирских таможенников арестовали за взятку в миллион рублей

Трудовые династии со стажем до 180 лет наградили в Новосибирске

Показать ещё