Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Сердце под запретом: зачем согласовывать граффити в Новосибирске

Судьбу огромного изображения на улице Фрунзе решают новосибирцы. Портрет врача с сияющим сердцем в руке создал мексиканский художник Трепо Паркер. Мурал площадью 300 кв. метров занимает всю торцевую площадь здания №4. Панно нарисовано без предварительного согласования, по закону его следует закрасить. Как легализовать граффити, «Новосибирские новости» поговорили с начальником управления культуры мэрии Новосибирска Ириной Соловьёвой.

Елена Богатырева
Елена Богатырева
13:59, 12 декабря 2022

Елена Богатырёва: Здравствуйте, Ирина! Давайте начнём с истории. Как у нас в городе появилось это панно?

Ирина Соловьёва: В данном случае это была чудесная инициатива ресторатора Даниила Прицкау. Он привёз великолепного мексиканского граффитиста, который нарисовал два мурала. Уровень рисунков мы видели. В концертном зале имени Каца состоялась выставка работ Трепо Паркера. Мы увидели изображения разных его муралов, он уже известный мировой художник.

KOMP3247_1а.jpg
Граффити Трепо Паркера на улице Фрунзе, 4. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Елена Богатырёва: Тем не менее панно появилось, но полулегально. Было согласие собственников, не было разрешения муниципалитета. Правильно?

Ирина Соловьёва: Абсолютно верно. Есть определённые алгоритмы действий, чтобы мурал был законным. Но столкнулись две культуры.

В данном случае граффитисты относятся очень спокойно к своим работам. Они рисуют не вечность, рисуют эмоции, делают это быстро. И потом уезжают в другой город, чтобы дальше рисовать. Всё это нужно сейчас немного подвести под правила нанесения изображений в Новосибирске.

Елена Богатырёва: Это ведь не первый случай, когда арт-объект легализуют после того, как он нанесён.

Ирина Соловьёва: Мы так согласовывали «Хранительницу Сибири» Марины Ягода. В прошлом году — граффити от команды «Графита науки». Получилось так, что уже было нанесено изображение, но оно не попадало в хронологические сроки, когда собирался худсовет. Поэтому мы помогали собирать пакет документов, также проходила процедура высказывания мнений, их присылают на почту. Потом мы выходим с инициативой на худсовет, и уже члены нашего худсовета будут голосовать за изображение.

vlcsnap_2021_08_04_14h20m37s642.jpg
Одна из картин фестиваля «Графит науки». Фото: nsknews.info

Елена Богатырёва: Были ли в Новосибирске случаи, когда граффити приходилось закрашивать?

Ирина Соловьёва: У нас очень разумный худсовет и граффитисты очень талантливые. Ещё не было прецедентов, чтобы мы уничтожали чей-то труд.

Елена Богатырёва: То есть в данный момент собирается мнение горожан. Как это организовано, как проходит?

Ирина Соловьёва: Мнения горожан в таких случаях присылаются на почту. Далее мы на худсовете будем анализировать высказывания и зачитывать, что в целом мнения носили вот такой характер. Пока не буду раскрывать тайны, пусть наши горожане высказывают свои мнения. На самом деле это очень важно. Люди пишут мне в личку в соцсетях, звонят. 

Я одна из первых позвонила Даниилу и сказала: «Не переживай, пожалуйста. Держу на контроле, будем всячески вам помогать». На самом деле важный момент для нас сейчас, для руководителей мэрии, — менять формулировку в процедуре, чтобы она не носила негативный эмоциональный характер.

Сейчас фраза звучит так, что мы всей мэрией собираемся пойти и закрашивать это замечательное произведение. Будем менять формулировку, чтобы она не вызывала негативную реакцию. И будем продолжать работать с информированием наших граффитистов, понимая, что каждому художнику нужен менеджер. Потому что граффитист — такой же художник, он должен нарисовать. А наша задача — правильно сделать ему бумаги, чтобы они были оформлены, согласованы и чтобы таких моментов не было.

Елена Богатырёва: Мы начали говорить, как правильно организовать весь этот процесс. Если у меня как у художника есть какая-то идея, что нужно сделать в первую очередь?

Ирина Соловьёва: Мой главный всем совет — обращайтесь в пространство «Арт Ель» молодёжного центра «Альтаир» на Романова, 23. Честно скажу, обыкновенный человек, который видит кипу бумаг, не понимает, что с этим делать. Важный момент, чтобы, придя в «Альтаир», молодой человек мог поговорить с матёрыми граффитистами, они великолепно сопровождают все работы: хотите — на автобусе, хотите — на трамвае, на здании. В метро мы граффити наносили. По опыту работы с граффити-объектами пока в нашей команде отсутствует только самолёт. На всём остальном умеем наносить граффити, согласовывать и делаем это профессионально.

Кр пр, Комаров.JPG
Граффити Трепо Паркера на Красном проспекте. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Елена Богатырёва: Здесь, я думаю, очень важно обсудить такой момент — эстетическая ценность: нарисовать, чтобы это представляло культурный интерес.

Ирина Соловьёва: Вы абсолютно правы. Причём здесь средоточие очень большого количества мнений. В граффити определённые эстетические представления, работы разного формата. Для этого как раз мы специально создаём фестивали, например, «Окрашено», который проводит «Альтаир», где мы задаём определённую тематику.

В этом году на Ипподромке были сделаны большие граффити, посвящённые новогодней столице.

Военная, 9.1.JPG
Граффити на улице Военной, 9/1. Фото: nsknews.info

Мы прекрасно понимаем, что эстетика улиц необычна, интересна, выбираем для этого специальные объекты, чтобы они органично вписались в инфраструктуру. Когда граффити вписываются в часть архитектуры, это выглядит очень солидно, красиво, очень ярко и динамично. Участие в фестивале — очень удобно. За тебя все подготовительные работы проводит оргкомитет, а ты уже приходишь и рисуешь свою работу. Мы не ограничиваем в творческих проявлениях, просто задаём общую тему.

Елена Богатырёва: Мне интересен такой вопрос: кто потом следит за этими рисунками? Они находятся на улице, могут со временем испортиться.

Ирина Соловьёва: Мы стараемся отслеживать эти работы, видим те, что пришли в плохое состояние, неэстетичны и портят город. Наблюдаем, смотрим. Но пока это не носит массовый характер. Мы прекрасно понимаем, что в скором времени нужно будет работу обновить или нанести новое изображение на это пространство. 

Граффити — мобильное, живое искусство. Если работа выцвела, стала не очень привлекательной, нужно на её месте наносить что-то новое. Не надо консервировать граффити.

Елена Богатырёва: Чем такие арт-объекты ценны для Новосибирска?

Ирина Соловьёва: Это, действительно, сейчас самостоятельный слой туристических маршрутов в разных городах мира, в разных городах России. Этот слой привлекательный, интересный. Город у нас молодёжный, огромное количество молодёжи. А ей важно видеть то, что близко.

Елена Богатырёва: Есть ли у нас какие-то школы для граффитистов?

Ирина Соловьёва: Я опять буду хвалить молодёжный центр «Альтаир», там замечательная граффити-школа. Действительно, надо научиться набивать руку и работать с теми граффитистами, которые творят в этом городе.

NET_1076.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Елена Богатырёва: А вы сами пробовали рисовать баллончиком?

Ирина Соловьёва: Попыталась, это было непросто. Как в разукрашке, какой-то кусочек пытаюсь закрасить. А придать форму, круг, не получилось. Нужно набивать руку, кропотливо этим заниматься, иметь талант. Летом нужно прийти в галерею «100 квадратов» в Центральном парке и потренироваться. Хотелось бы сделать больше таких локаций, например, на левом берегу. Их наличие как раз уберёт массу проб пера, которые портят стены.

Елена Богатырёва: Спасибо, что пришли и ответили на наши вопросы.

Ирина Соловьёва: Я всегда рада. Пусть наш город будет ярким, интересным. Мэрия Новосибирска всячески будет этому помогать.

Полную версию интервью смотрите в этом видео:

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё