Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: крестьяне-коллекторы, инской спецназ и антигламур

9 октября на радио «Городская волна» (101.4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал сотрудник музея Новосибирска Игорь Костылев. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
20:35, 14 Октября 2020

Взгляд назад. Исторический календарь

5 октября 1952 года в Новосибирске открыли кинотеатр «Победа», оборудованный новейшей отечественной аппаратурой. Там установили три мощных кинопроектора. Первым в кинотеатре показали фильм «Падение Берлина».

5 октября 2009 года в День учителя на территории гимназии №1 на Красном проспекте, 48 установили памятный знак Варваре Афанасьевне Булгаковой. На стеле расположен такой текст: «В школе №42 (ныне гимназия №1) работала учителем Варвара Афанасьевна Булгакова, сестра русского писателя Михаила Булгакова, ставшая прототипом одной из главных героинь романа „Белая гвардия“».

С 7 по 10 октября 1933 года в Новосибирске гостили прогрессивные зарубежные писатели — Катарина Притчард из Австралии и Уолт Кармон из США, а также испанский художник Элиос Гомес. Они приехали, чтобы познакомиться с социалистическим строительством в Западной Сибири. 

Зарубежные гости объехали город, побывали на аэродроме и совершили полёт над Новосибирском. 

Они также посетили колхоз «Новая жизнь» Новосибирского района и стройку театра оперы и балета. Иностранцы единодушно признали, что ещё не встречали такого замечательного по своему замыслу и грандиозного по размаху театрального здания. Также они провели несколько интернациональных встреч, совместно с писателями Новосибирска присутствовали на беседе у секретаря горкома партии Шварца.

9 октября 1970 года в Новосибирск прибыла французская правительственная делегация по главе с президентом Франции Жоржем Помпиду.

image001_22_1.jpg
Фото: nios.ru

11 октября 1945 года в городе создано первое профессиональное учебное заведение — Новосибирское музыкальное училище.

Однажды в Новосибирске. Дорогой Никита Сергеевич и небоскрёбы для ворон

9 октября 1959 года в Новосибирске с визитом побывал первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв. После резкой критики, с которой Хрущёв обрушился на проект строительства Академгородка, из него исчезли дома высокой этажности. Началось сооружение четырёх- и пятиэтажных домов из сборных панелей, в том числе малометражных — «хрущёвок».

Приезд Хрущёва в Новосибирск хроника Западно-Сибирской киностудии назвала большим и радостным праздником для всех горожан — теплоту встречи не смогла уменьшить даже холодная ненастная погода вечером 9 октября.

А утром 10 октября десятки и сотни тысяч новосибирцев выстроились живым коридором вдоль празднично украшенных Красного проспекта и Большевистской. 

Дорогого гостя приветствовали алыми полотнищами, транспарантами и лозунгами в духе «Семилетку — досрочно!» и «Слава КПСС!». На улицы, казалось, вышел весь город. 

Путь Никиты Сергеевича лежал в Академгородок, в институт гидродинамики — первый институт новосибирского научного центра. Там Хрущёва ждала горячая встреча учёных и строителей будущего комплекса исследовательских институтов, лабораторий и экспериментальных предприятий.

О первых достижениях передовой сибирской науки, о планах научных работ и ведущихся исследованиях Хрущёву рассказал академик Сергей Христианович, один из основателей Академгородка, Сибирского отделения Академии наук СССР. Он же познакомил главу советского правительства с проектом застройки научного городка. И вот тут у Никиты Сергеевича возникли серьёзные возражения.

Легенда гласит, что первый секретарь ЦК КПСС в яростном порыве просто смахнул с макета проекта все высотки, комментируя свои действия в свойственной ему манере, то есть совершенно не стесняясь в выражениях. Шла протокольная съёмка, но эти кадры в официальную кинохронику, конечно, не вошли. Кинолетопись скромно поясняет: Никита Сергеевич посоветовал не увлекаться высотными зданиями и не подражать американским небоскрёбам, которые лезут вверх не от хорошей жизни. У нас, дескать, места хватит всем. Брать, мол, надо не высотой, а красотой.

23666_1ae7f312bb_max.jpg
Фото: nios.ru

В своей речи на митинге трудящихся в театре оперы и балета, куда пришли тысячи горожан, Хрущёв заявил, что к строительству Академгородка в Новосибирске подготовились плохо: всё было сделано в спешке, уровень строительства оказался ниже технических возможностей, а высотки в лесу — это для ворон. Эти высказывания зафиксировала «Вечёрка».

Никита Сергеевич гневно клеймил сторонников холодной войны, выступающих против мира и дружбы между народами. А о грандиозных победах и трудовых успехах сибиряков говорил он с гордостью и радостью.

Прощаясь с Новосибирском на аэродроме, Хрущёв поблагодарил сибиряков за гостеприимство, пожелал им больших успехов, счастья в жизни и помахал шляпой. Сибиряки в долгу не остались. Из желающих вручить дорогому гостю пышный букет цветов на трапе самолёта выстраивались огромные очереди.

Было — не было. Невиданная Инская

Гость в студии «Городской волны» — сотрудник музея Новосибирска Игорь Костылев.

Евгений Ларин: Улица Инская то и дело выходит в топ обсуждений новосибирского краеведческого сообщества. Во всяком случае, идею создания на Инской некоего исторического квартала, своеобразного продолжения парка «Городское начало», в каком бы то ни было виде обсуждают уже несколько лет. О необходимости сохранения Инской вновь заговорили в связи с началом строительства так называемого сити-квартала «Инские холмы».

Ответом музея Новосибирска стала новая экскурсия, которая появилась уже ближе к завершению сезона летних пешеходных экскурсий 2020 года, — дескать, спешите видеть, пока есть ещё на что смотреть. Улицу Инскую глазами экскурсовода мы постараемся рассмотреть сегодня в нашей главной рубрике.

Итак, «Невиданная Инская» — именно так называется ваша экскурсия по улице Инской в Октябрьском районе, бывшей Закаменке. Почему она называется именно так? Что там за невидаль? На самом деле это вопрос о том, чем привлекает экскурсовода и горожанина эта улица, которую сегодня, по большому счёту, можно назвать захолустьем почти в центре города. Ведь можно пройтись по улице Советской, Коммунистической, по Красному проспекту, в конце концов! Там гораздо больше исторических достопримечательностей.

Игорь Костылев: Можно, конечно, пройтись по Красному, но по нему и так все ходят каждый день. Красный проспект — гламурный. Так же, как и Советская, в общем. А вот прогулка по Инской — из разряда негламурных. У нас есть хоть и нечёткое, но разделение в пешеходных экскурсиях. Есть экскурсии «парадные» — например, по купеческим кварталам. Их можно показать приезжим, которые не знают города. Там всё красиво. Они интересны и новосибирцам. Экскурсия по Инской — антигламурная. Инская действительно «невиданная», потому что её мало кто видит.

IMG_9514.JPG
Игорь Костылев. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: А не видят её, потому что находится она между Большевистской (бывшей Трактовой, а затем Будаговской) и Алтайской железной дорогой. А как туда попасть?

Игорь Костылев: Попасть туда элементарно! Но, поскольку улица старая, она не очень большая. И она зажата между двумя крупными магистралями, кроме того, она разрывается железнодорожной станцией Речной вокзал.

Евгений Ларин: И двумя мостами.

Игорь Костылев: Да. Часть старой Инской, по объективным причинам не попадающая в экскурсию, есть и по другую сторону Речного вокзала, она ограничивается улицей Добролюбова. Относительно недавно мы там ходили ради интереса, смотрели.

Евгений Ларин: Есть ли жизнь на Инской после Речного вокзала?

Игорь Костылев: Есть. Там есть дома начала XX века. Они, конечно, не настолько интересные, как в той части Инской, по которой мы водим. А вторая причина, по которой Инская «невиданная», — это то, что там встречается разная «невидаль». В Новосибирске есть красивые дома, есть особняки в стиле модерн. Но таких, как, например, усадьба Терентьевых, которые сочетают и каменный модерн, и классическое деревянное зодчество, мало. 

Мало где можно видеть, как в старинный дом относительно органично вплетён новый дом, но при этом сохраняются красивые резные наличники c большим количеством украшений, с фризовыми досками, подзором, с классическими украшениями в виде солнца, шишечками хмеля и тому подобными. 

А рядом находятся постройки 1930-х годов, которые с виду не особенно интересны, но они интересны своей историей. Ещё одна особенность Инской в том, что эта улица — дикая.

Евгений Ларин: Но симпатичная?

Игорь Костылев: Да, дикая, но симпатичная! Красный проспект — вылизанный, тут кафе, там ресторан, всё это в старых домах, которые хорошо содержат, ремонтируют. А на Инской как будто попадаешь в начало XX века. Красный проспект, улицы Советская, Коммунистическая, Богдана Хмельницкого развивались в контексте города, а Инскую как будто законсервировали в середине 1930-х годов. Только в 2000-х её слегка разбавили современной застройкой. Но до прихода «Инских холмов» там был свой микроклимат.

Инская у нас частично задействовалась и в других экскурсиях, в частности, в одной из первых экскурсий музея Новосибирска — «Путешествие в Закаменку». Тогда один из местных жителей сказал, дескать, гид говорит ерунду, идёмте со мной.

Евгений Ларин: Вы упомянули дома начала XX века. Насколько стара улица Инская?

Игорь Костылев: На этот вопрос есть несколько точек зрения. Относительно официальная версия образования улицы — 1896 год, когда произошла разбивка кварталов. Но самая первая разбивка была ещё в 1894 году.

Евгений Ларин: То есть не было ещё города, стоял не ахти какой посёлок, но вот тебе, пожалуйста, улица?

Игорь Костылев: Да, но не только Инская. Также Обская, Трактовая — Будаговская — Большевистская и ряд других улиц. Но план, который долгое время в краеведческой литературе считался первым, относится к 1896 году. Инская там уже есть. Она ни разу не меняла своего названия.

NET_4404.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Всё-таки откуда взялось это название? Его улице дали переселенцы из Усть-Ини?

Игорь Костылев: Нет. Жители Усть-Ини там и жили. Ново-Николаевск заканчивался там, где начинались владения крестьян деревни Усть-Иня. Название улицы Инской ничем не хуже других.

Евгений Ларин: Название как направление?

Игорь Костылев: Такой был принцип наименования. В честь поселений, чиновников. Улица Инская названа в честь деревни Усть-Ини. А её жители к Новосибирску присоединяться не хотели.

Евгений Ларин: Да, это известная история. Там доходило, извините за выражение, до мордобоев!

Игорь Костылев: Да. Поэтому вряд ли большое число жителей Усть-Ини переселилось бы на улицу Инскую. Тем более что примерный состав населения Инской относительно известен. Нигде не сказано, что там был целый анклав инских. Им у себя было хорошо.

Евгений Ларин: Давайте сравним нынешнюю Инскую с Инской, какой мы увидели бы её, скажем, в 1900-м или 1905-м году? Что бросается в глаза?

Игорь Костылев: Скорее всего, ничего. По всей видимости, вся красота появилась чуть позже. Все усадьбы, в том числе модерновые, очевидно, 1908-1912 годов постройки.

Евгений Ларин: Тогда давайте передвинемся. Что видим?

Игорь Костылев: Всё то же, что и сейчас, только всё — новое. Исчезло только самое начало улицы, если от площади Будагова. Домов под первыми номерами нет, хотя очевидно, что они были. 

Сейчас улица упирается в Ипподромскую магистраль — шумную, пыльную, хотя и нужную, а в начале XX века улица упирались в реку Каменку. Это была совершенно другая картина. 

Инская располагалась на пересечении двух рек, а не трёх дорог. Чисто внешне Инская ещё могла измениться в том плане, что она сильно заросла. В начале прошлого века она была более благоустроенной, особенно начало улицы, где жили богатые, состоятельные люди, которые следили, чтобы ничего не выбрасывали на улицы, чтобы дорога была ровной, чтобы деревьями не зарастали целые участки.

Евгений Ларин: Мне известны, по крайней мере, два дома, которые на электронных картах обозначены как достопримечательности — это усадьба Терентьевых на Инской, 65 и Закаменский райком ВКП(б) на Инской, 55. Давай расскажем о них и о других интересных сохранившихся от прежней Инской домах, на которые стоит обратить внимание.

Игорь Костылев: Что касается усадьбы Терентьевых, то интерес там прежде всего представляет то, что по ней можно прочитать историю финансового успеха. Дом чётко делится на две части. Более ранняя часть — с первым кирпичным этажом, что уже служит показателем достатка.

Евгений Ларин: А это значит, что дом был построен после пожара 1909 года.

Игорь Костылев: Скорее всего, нет. Вероятно, дом был построен до 1909 года. Просто люди были довольно состоятельными.

Второй этаж — деревянный, с очень, просто невероятно красивой резьбой. Даже в тихом центре не везде такую резьбу можно найти. Это тоже признак достатка. Резьбу нужно различать. На конторе Будагова резьба пропильная — просто взяли доску и в ней специальным инструментом прорезали. Она плоская. На усадьбе Терентьевых — резьба объёмная. Видно, что «дорого-богато».

Предположительно, в 1912 году — во всех основных источниках указывается именно этот год — к усадьбе пристраивается модный в то время полностью каменный модерновый дом с сопутствующими украшениями, с особым образом отделанным камнем. Очевидно, что дела у граждан шли очень хорошо.

IMG_9540.JPG
Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Нам известно, кто такие Терентьевы?

Игорь Костылев: Есть мнения, что они были из крестьян. Приехали в Ново-Николаевск и неплохо поднялись. По сути, у них была гостиница.

Евгений Ларин: Доходный дом?

Игорь Костылев: Да. Хотя старожилы, естественно, скажут, что там был дом публичный, и на этом они поднимались. Ещё есть мнения, что они занимались ростовщичеством. Давали деньги в долг, а с теми, кто их не возвращал, был отдельный разговор.

Евгений Ларин: Известно, что у кого-то на Инской были телефоны. Возможно, Теретьевы были коллекторами, которые выбивали долги по телефону?!

Игорь Костылев: Был ли телефон у Терентьевых, неизвестно. Телефон был в начале улицы.

На Инской были телефоны, когда на весь город их было ещё не более двух сотен. Это тоже показатель, что тогда Инская была не как сейчас — отрезанной от города. В начале века это была привлекательная улица. Усадьбу Терентьевых и сейчас при правильном ракурсе видно с Большевистской. В начале XX века с Большевистской её было не просто видно — она, очевидно, доминировала над всем окружением. Это был действительно большой двухэтажный деревянно-каменный дом. По размерам с этой усадьбой может соперничать только Закаменский райком ВКП(б).

Есть деление на памятники истории и памятники архитектуры. Усадьба Терентьевых — это памятник архитектуры. Он важен и интересен как архитектурный объект. А вот Закаменский райком — это памятник истории. Это обычный дом — но это был первый в Закаменке, а в советское время такие вещи были очень важны. Это была как сейчас районная администрация. Там был и райком партии, считается, что там был и райком комсомола. И оружейная для частей особого назначения. Это был, условно, комсомольский спецназ. В случае чего их могли отправить в Азию воевать с басмачами, подавлять восстания, бороться с бандитизмом. В 1920-е годы бандитизм процветал. Как его описывают в книгах — это, скорее всего, лёгкое преувеличение. Но бились, действительно, смертным боем. В этом же здании некоторое время располагалась библиотека имени Толстого — старейшая библиотека в городе.

Евгений Ларин: Это та, что ещё Будагов основал?

Игорь Костылев: Да, та самая библиотека, которую основал Будагов. Про райком есть две кардинально разнящиеся точки зрения. Многие старожилы утверждали, что там был публичный дом.

Евгений Ларин: И в райкоме был публичный дом?

Игорь Костылев: До райкома, естественно. Это тоже здание начала XX века. На здании есть трапециевидная башенка, а ней — окошечко. Дескать, когда были свободные места, туда ставили красный фонарь. Но другое мнение — что там была школа. Директор школы любил астрономию и из этой башенки наблюдал за звёздами. Этот вариант — с астрономией — пожалуй, даже более интересен.

Евгений Ларин: А чего это старожилам везде публичные дома мерещились?

Игорь Костылев: Хороший вопрос. Очевидно, что они там были. Но про старожилов говорят: врёт, как очевидец. У них есть доступ только к воспоминаниям каких-то их родственников, к слухам. Было там, скажем, один и два публичных дома — их становится и три, и четыре.

IMG_2791_1.JPG
Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Некоторые краеведы вообще называют Инскую «кварталом красных фонарей». Дескать, этим она и была знаменита на весь посёлок, а потом город.

Игорь Костылев: Город был маленький, улица — ещё меньше. Даже если этих публичных домов там было два или три, то уже можно говорить, что это было злачное место. Также там можно было и выпить, и закусить, найти и другие развлечения. Не то чтобы это была прям улица красных фонарей, но место достаточно злачное.

Евгений Ларин: Известно, что на Инской был притон Елизаветы Левиной, причём притон легальный. Это слово именно с тем смыслом, который мы сейчас в него вкладываем, или это было что-то другое?

Игорь Костылев: Под словом «притон» тогда не подразумевалось ничего непристойного. Публичный дом там, очевидно, тоже был. Но по большей части это была всё-таки гостиница. Самое забавное, что сейчас на этом месте тоже находится гостиница. С этой точки зрения Инская тоже не особенно изменилась.

Евгений Ларин: Мы рассказали про дома на Инской, 65 и на Инской, 55. Какие ещё здания стоит упомянуть?

Игорь Костылев: Именно памятников на Инской больше нет. Но наша экскурсия затрагивает не только непосредственно Инскую. Мы начинаем с Большевистской, 7, это контора инженера Будагова, которая тоже является памятником. Также мы показываем памятник архитектуры «Дом Самсоновых», который близко к Инской — мы объединяем их в один кластер. Это там, где сейчас обком КПРФ с большим скульптурным изображением Ленина, который привлекает экскурсантов.

У этой головы своя история. По одним данным, её, после того как сменилась власть, выбросили из редакции «Советской Сибири», но непосредственно члены обкома говорили, что её выбросили из здания законодательного собрания. Люди, оставшиеся верными идеям, эту голову спасли. Теперь это интересный, привлекающий внимание объект.

А напротив обкома есть вновь выявленный памятник, на этот раз — памятник конструктивизма. Это подстанция №2, от которой на этом участке запитываются трамвай №13 и троллейбус №13. Станция действующая, на ней по сей день работает германское оборудование, поставленное ещё в 1930-х годах. Само здание интересно своей всеподавляющей рациональностью. Оно не очень большое, но туда всё входит, всё, что нужно — там есть, туда удобно подниматься и спускаться.

Евгений Ларин: Конструктивисты своё дело знали.

Игорь Костылев: Да, конструктивизм логичен и рационален. Строящиеся «Инские холмы» мы используем как пример того, как строились конструктивистские объекты. Железобетонный каркас, заложенный кирпичом или другими материалами.

Таким образом, на нашей небольшой экскурсии мы охватываем пять различных памятников. На самой Инской их, увы, всего два. Хотя было бы неплохо, если в реестр памятников включили бы дом №7, который принадлежал Пелагее Бессоновой. У неё был свой бизнес — ломовой извоз, тяжёлые грузоперевозки. На Инской жил ещё один таксист, хотя, чем занимались жители улицы, мы можем только предполагать, поскольку про большинство людей известно только то, что они были домохозяевами. Что такое домохозяин? Всё что угодно!

IMG_9512.JPG
Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Вот мы уже сказали про даму, которая занималась ломовым извозом, была менеджером по перевозкам.

Игорь Костылев: Очевидно. Вряд ли она сама управляла лошадьми. Кто-то должен был управлять бизнесом, договариваться, принимать заказы, выплачивать зарплату.

Евгений Ларин: Там же жили ещё несколько любопытных персонажей, которых как будто специально свезли всех на одну улицу, как восковые фигуры в музей мадам Тюссо.

Игорь Костылев: Яркие персонажи там были не только в начале XX века. Один из таких персонажей, ныне здравствующий, но уже с Инской съехавший — это лидер одной из первых панк-рок-групп Новосибирска «Путти» Александр Чиркин, известный в своих кругах как Манагер. Интересно, что дом, в котором он жил и который вроде ему ещё принадлежит, по рассказам людей, с ним знакомым, его предки захватили сразу после революции. Национализация или что-то в этом роде.

Сама усадьба принадлежала некоему Перову, который владел мясной лавкой. Дом Перова выходит на Инскую, там тоже достаточно красивые наличники и украшения, не уступающие домам Бессоновой и Терентьевых. 

А в доме в глубине, который не видно с улицы, ещё в 1980-е годы собирались все новосибирские неформалы и панки. И, насколько мне известно, один из первых панк-рок-фестивалей в Новосибирске пытались провести недалеко от этого места — в театре «Старый дом».

Евгений Ларин: Вот он — притон!

Игорь Костылев: По сути, притон. Также недалеко — сам дом не сохранился, только чертежи — жил фотограф Пржелясковский, у которого был свой фотопавильон и, насколько известно, даже телефон.

Евгений Ларин: Это в то время, когда фотография была, возможно, передовым видом искусства.

Игорь Костылев: Да, это было ещё редкостью. Он был не первым фотографом в городе, но тем не менее тот факт, что фотограф обладал собственным участком... Не знаю, есть ли современные фотографы, которые со своего дохода могут себе позволить построить дом с фотопавильоном?

Среди его соседей была купчиха Морозова, у которой тоже был свой бизнес — пароходный. Причём она, в отличие от всех остальных, занимала целых два участка, всю эту территорию сейчас занимают развалины хлебокомбината №2, впоследствии имени Якушева. Кроме того, у Морозовой был свой собственный сад. Тут можно провести аналогию с другим ново-николаевским богачом — купцом Каганом, у которого тоже был свой сад, а теперь в его доме находится роддом на Коммунистической, бывшей Гудимовской.

Евгений Ларин: На каждой уважающей себя улице должен был быть свой магнат!

Игорь Костылев: В доме Морозовой в советское время располагалась первая закаменская амбулатория, потом на этом месте построили хлебокомбинат.

NET_4408.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: На нём Якушев же и работал?

Игорь Костылев: Он был его первым руководителем. Якушев был таким человеком, которого постоянно куда-то бросали. До революции у него было два увлечения — делать хлеб и делать революцию. Когда революцию сделали, осталось делать только хлеб. Он был профессиональным пекарем, это было его настоящей профессией. В пищевой промышленности он оказался не просто потому, что был партийным, а потому что он учился, знал дело. Хлебокомбинат интересен ещё тем, что это один из главных библиотечных должников города.

Евгений Ларин: А они в каких отношениях состояли?

Игорь Костылев: Библиотека имени Толстого меняла место своего жительства 18 раз. Одно время она располагалось на Инской, а на хлебокомбинате у библиотеки была «передвижка». Как были кинопередвижки, так и библиотеки делали небольшие филиалы. В 1946 году проводили сверку библиотечного фонда, и оказалось, что несколько тысяч книг просто пропало в этих филиалах.

Евгений Ларин: Ими, наверное, топили.

Игорь Костылев: Может быть, топили, может, растащили. Учёта особого не было. 

Получилось, что хлебокомбинат оказался должен около двух тысяч книг. Правда, дальнейшее развитие этой истории по документам отследить не удалось. 

Но и этого факта достаточно: старейшая библиотека города пострадала от улицы Инской, на которой некоторое время располагалась.

Евгений Ларин: Вернёмся к тому вопросу, с которого начинали. Про старинную архитектуру мы сказали уже достаточно многое, давайте перейдём к архитектуре современной. Насколько серьёзной вам видится проблема сохранения Инской? Сити-квартал «Инские холмы» вроде не задевает историческую часть улицы? Или всё-таки Инская сильно пострадает от этой застройки?

Игорь Костылев: То, что является памятником и имеет охранный статус, как усадьба Терентьевых, естественно, снесено быть не может. Находящаяся рядом школа №1, бывшая школа №56, хотя и не является памятником, но это образовательное учреждение и также не может быть снесена. Это тоже важная часть экскурсии по Инской, это редкий пример подобной архитектуры, в городе подобных построек мало.

Дальше — Закаменский райком. То есть уже целая линия.

Увы, дом №7 Пелагеи Бессоновой, очевидно, попадает под снос. Заявка на присвоение ему статуса подавалась, но никакого статуса ему не присвоили. Хотя, может быть, удастся с застройщиком договориться, чтобы они его перенесли на территорию музея «Контора инженера Будагова», куда уже перенесли сарай начала XX века с улицы Светофорной. Сарай этот вроде первоначально принадлежал некоему командиру полка, потом его использовали для туберкулёзного диспансера.

На Инской больше всего жалко два дома: дом Бессоновой и дом Перова. Остальные дома всё-таки по большей части довольно обычны, в них ничего особо красивого нет. Но если отвлечься от красивой истории, то никакой инфраструктуры на улице Инской нет. А для того, чтобы сохранять эти дома, инфраструктура должна быть.

IMG_9537.JPG
Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Идея создания исторического квартала ещё не окончательно умерла? Настолько она ещё теплится?

Игорь Костылев: Очевидно, уже всё. «Инские холмы», насколько мне известно, купили весь этот участок. Они будут сносить и хлебокомбинат, который тоже не памятник, но как историческое место был бы довольно любопытен.

Но на базе музея Новосибирска будет создаваться исторический уже мини-квартал, куда, возможно, будет перенесён ещё ряд объектов. Мини-квартал, куда будет входить в том числе и дом Сурикова. Это новодел, но выглядит тоже «дорого-богато». На его примере мы показываем, какими должны быть богатые наличники. Маленькая часть проекта остаётся.

По большому счёту — да, историческая часть улицы Инской ввиду строительства «Инских холмов» будет уничтожена. Но, по моему мнению, наследие города не должно сковывать его развития, оно, наоборот, должно ему помогать. Взять Нижний Новгород или Санкт-Петербург, которые на этом наследии живут. Если получится договориться с застройщиком, чтобы они хотя бы пару домов перенесли, будет идеальный вариант.

В любом случае экскурсия «Невиданная Инская» по-прежнему будет проводиться, поскольку там достаточно объектов, о которых можно говорить, существует фотоматериал, который можно показывать. Непередаваемая атмосфера Инской, конечно, пропадёт.

Но даже если останутся атмосфера и архитектура, но за ними никто не будет следить, то через некоторое время всё это так же пропадёт. По домам, которые не являются памятниками, но которые нам жалко, видно, что в них хоть и живут, но ухаживают за ними не очень хорошо. Вся их красота постепенно начинает осыпаться. Это, по большому счёту, вопрос времени, когда Инская бы исчезла сама по себе.

Евгений Ларин: Будем надеяться на лучший исход! 

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook — будьте в курсе актуальных новостей Новосибирска.

Что происходит

Детсад в «Европейском береге» откроют до конца года

67-летняя сибирячка стала суперзвездой конкурса красоты для глухих

Новую дорогу в Матрёшкином дворе запустят летом 2021 года

Остановку «Гостиница Обь» перенесли к «Снежной миле»

Мэр Локоть рассказывает про дороги, парки и ремонт дворов в прямом эфире

Это уже история: остатки поста ГИБДД убрали с Октябрьского моста

Мошенники собирают штрафы с новосибирцев под видом сотрудников МЧС

Что делать, если умер близкий человек

Эксперты выяснили, откуда взялась зелёная лужа на Левобережном полигоне

«Жизнь продолжается»: зоопарк показал архивные фильмы о Ростиславе Шило

Однажды в Новосибирске: бочки Нобеля, Вавилон и нахалы с Владимировской

Показать ещё