Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Экология в моде: две истории новосибирских создательниц одежды

Забота о природе в тренде. Экологичные идеи проникли и в индустрию моды. Популярность набирают локальные бренды и вещи, созданные местными дизайнерами. Такая одежда не проделывает путь через полмира до покупателя, то есть не оставляет транспортный след. Кроме того, нередко местные дизайнеры шьют из более качественных тканей, ведь отвечают перед клиентом практически лицом к лицу. Корреспондент «Новосибирских новостей» поговорила с основательницами бренда одежды из Академгородка и дизайнером из Бердска и узнала, как заработать на любимом деле и почему осознанное потребление в моде.

Анна Братушкина
Анна Братушкина
17:10, 14 июля 2021

Как открыть свой бизнес без мам, пап и кредитов

Светлана Толмачева и Ольга Дольникова — основательницы популярного в Академгородке магазина женской одежды Sarafan. Бизнес девушки построили на личные средства, без кредитов. Сейчас больше половины ассортимента в магазине — вещи собственного пошива. Светлана и Ольга сами придумывают дизайн одежды и отшивают её здесь же, в Академгородке.

Анна Братушкина: Когда вы решили создать свой магазин?

Светлана Толмачева: Несколько лет назад. Мы с Ольгой тогда учились в университетах. Поняли, что по найму найти работу очень тяжело, особенно если хочется быстрого развития и в плане карьерного роста, и в плане денег. Тогда и появилась идея открыть свой бизнес.

Через некоторое время мы поняли, что в Академгородке нет ни одного нормального магазина одежды. То есть любой девушке, чтобы купить обычную футболку или брюки, приходится просыпаться ни свет ни заря, ехать 30 километров до города. Там она уже холодная, голодная, злая, и не факт, что что-нибудь нашла. А ещё обратно ехать.

Идея была простой: привезти тот пресловутый велосипед, который давно изобрели, в Академгородок и дать возможность местным девчонкам красиво и стильно одеваться недалеко от дома.

Анна Братушкина: Что понадобилось, чтобы воплотить идею в жизнь?

Светлана Толмачева: Вложения были минимальными: на открытие ушло 120 или 150 тысяч рублей. И это смешные деньги на самом деле. Но на тот момент, конечно, это была большая сумма для нас.

Дальше мы все доходы вкладывали в развитие магазина, чтобы расширять ассортимент. У нас не было инвесторов. 

Обошлись, что называется, без мам, пап и кредитов. Хотя родители нам помогали, конечно, но уже потом. В момент открытия это были собственные накопления, ведь идею из близких почти никто не поддержал. Им было странно, что девчонки в 20 лет собрались открывать бизнес.

Когда мы уже углубились в эту тему, узнали, какие есть базы поставщиков, мы поняли, что концепция нашего магазина будет в том, чтобы продвигать капсульный гардероб. То есть все вещи в «Сарафане» так или иначе перекликаются и сочетаются. У нас очень легко составить образ на каждый день или на выход в свет.

Ну а дальше всё пошло как по маслу. Как только идея оформилась, вся вселенная нам помогала [смеётся]. Мы очень быстро нашли помещение, познакомились с несколькими поставщиками, начали возить одежду. А через несколько лет поняли, что следующий этап ― собственная коллекция из натуральных качественных плотных тканей, которые не закатаются после нескольких стирок.

NET_2091_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Как вы выбираете, где заказать одежду?

Светлана Толмачева: Единого каталога поставщиков нет и не может быть. Своих ищешь только методом проб и ошибок. Заказываешь и смотришь, как вещь себя ведёт, ждёшь отклики клиентов. Нельзя купить базу поставщиков в интернете и работать с ней. Это будут обычные вещи с «АлиЭкспресс».

Лучше сотрудничать с фабриками. Конечно, у них нужно заказывать только очень большими объёмами, а, когда у тебя на руках денег мало, это очень тяжело.

Ольга Дольникова: Однажды мы решили самостоятельно слетать в Китай за вещами. Всё посчитали, получилось 300 000 рублей. Думали, что потянем, уже почти собрались. А потом оказалось, что мы потеряли один нолик — там было 3 миллиона.

NET_1991_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Светлана Толмачева: Сейчас мы сотрудничаем всего с несколькими поставщиками. Уже стараемся потихоньку всё замещать своим пошивом. Освоили гладкие трикотажи, лапшичную ткань, хотя она сложная, продолжаем покорять более нежные ткани ― атлас, шёлк. 

Всё это не так просто ― придумал и выпустил. Важно сделать так, чтобы вещь себя хорошо вела после носки, после стирок. На это месяцы уходят.

Анна Братушкина: Какую вещь отшили первой?

Светлана Толмачева: Платье на запАхе UNO.

Мы недолго думали. Вещь такого кроя в то время была ходовой, эти платья моментально залетели во все топы продаж и резко закончились у всех поставщиков. Тогда решили сшить свой вариант: улучшить существующий и выпустить. Долго работали над образцом: увеличили длину, да и вообще перелопатили всю выкройку. На изначальную модель платье было похоже только запАхом.

Мы хотели отшить чуть-чуть, а в итоге получилось 48 платьев ― по 12 в четырёх размерах. Это тогда было слишком много для нас. Очень боялись, что не продадим и потеряем кучу денег. А платья разобрали очень быстро.

NET_2156_tn.JPG
Светлана Толмачева и Анна Братушкина. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Какие вещи собственного пошива можно сейчас купить у вас в магазине?

Ольга Дольникова: Четыре вида футболок, велосипедки, лосины, легинсы, спортивные штаны, худи, свитшоты, платья, водолазки, три вида костюмов, плюс то же в детской коллекции. У нас сейчас примерно 40% ― это своё производство. Но надо учитывать, что в магазине есть обувь, сумки, аксессуары. Если брать только одежду, то собственного производства здесь 75%.

Анна Братушкина: Как заказать или сшить актуальные вещи, которые купят?

Светлана Толмачева: Это всё приходит с опытом. Интуитивно как-то. То есть я могу посмотреть на вещь и понять, что вот она будет продаваться, а другая — нет.

Мы смотрим на мировые тенденции, на другие бренды, смотрим на изменения в крое. Мы следим за этим и пытаемся предугадать, что будет в моде завтра, в следующем сезоне.

А что касается тканей, то тут мы доверились профессионалу ― нашему руководителю производства. Потому что сами разбираемся гораздо хуже. А она очень талантливая швея и вообще наша находка и звёздочка. Она может посмотреть на ткань, которую мы хотим купить, и сказать: нет, здесь будут торчать швы.

Тем, кто не шьёт руками, будет тяжело без такого человека. Нам повезло.

NET_2049_tn.JPG
Светлана Толмачева. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Ольга Дольникова: Мы ещё не обращаем внимания на стихийную моду, на то, что будет актуально три дня, ― какие-то нашивки, слова. Мы принципиально не возим реплики известных брендов, хотя знаем, что это может пользоваться успехом у студенток и школьниц.

Светлана Толмачева: Остротрендовая вещь актуальна очень недолго. А приходится тратиться на её рекламу, съёмки контента и так далее. Стараемся брать только то, что можно носить сегодня, завтра и в следующем году.

Анна Братушкина: Дизайн своих вещей сами придумываете?

Ольга Дольникова: Да, всё на каких-то ощущениях. Наша конструктор нас, конечно, прям терпит, что надо всё переделывать по десять раз.

NET_1969_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Светлана Толмачева: Мы рассказываем идею, наша швея зарисовывает это, затем делает выкройку, отшивает образец. И уже на нём мы смотрим, где какой косяк, и меняем, дорабатываем.

Сложность в том, что ты всегда прикидываешь на себя, а надо думать, как в вещи будет выглядеть другая девушка с другой фигурой. Но мы приловчились, у нас это пространственное мышление уже хорошо работает. Вот я маленького роста, знаю, что мне брюки длинные, но делать их короче не надо, потому что на девушку среднего роста они сядут идеально.

Это помогает, кстати, уже нигде не мерить вещи. Я всегда знаю, как они на меня сядут.

Анна Братушкина: Как выдержать конкуренцию с гигантами масс-маркета?

Ольга Дольникова: Эта конкуренция вообще не ощущается.

Светлана Толмачева: Мы не конкурируем с ними напрямую. Они ведь про быстрые тренды, а мы — нет.

Анна Братушкина: Вы говорите, что вам важно сделать качественную вещь. Но есть мнение, что в магазинах, наоборот, специально продают вещи не очень хорошего качества, чтобы они скорее пришли в негодность и покупатель вернулся за новыми.

NET_2225_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Светлана Толмачева: Возможно, в масс-маркете так работать действительно выгодно. Это опять же про быстрые тренды. Мода поменялась, и им нужно продать новые вещи.

В собственном производстве такого нет. 

Ты за свою вещь отвечаешь перед клиентом лицом к лицу. И если бы мы выполняли свою работу тяп-ляп, к нам бы покупатели напрямую ходили решать вопросы. А попробуй расскажи гиганту рынка, что футболка закаталась после первой стирки.

Нам выгодно делать свою работу качественно, чтобы человек пришёл в первый раз, остался доволен и в другой раз привёл друга.

Ольга Дольникова: Качество минимизирует количество возврата. Масс-маркету без разницы, сколько вернут, у них сумасшедшее число этих возвратов. Они эти возвраты штампуют, как продажи. У нас вопрос острее: это деньги, это невозможность продать вещь в будущем и это неосознанное потребление. Вещь выкинется, так и не принеся пользы.

Светлана Толмачева: Мы качество никогда не занижали и, надеюсь, не будем.

NET_2145_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Для вас важно, чтобы бизнес ещё и природе помогал?

Светлана Толмачева: За то время, что мы создаём собственные вещи, у нас накопилось много остатков ткани. Для женской одежды они маленькие, вещь сшить невозможно, поэтому мы взяли все эти остатки и отшили из них детскую коллекцию. Это как раз про осознанное потребление.

Мы в целом стараемся ответственно подходить к тому, что вокруг нас происходит. Оля вот занимается помощью собачьему приюту.

NET_2133_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Ольга Дольникова: У нас есть точка сбора: мы принимаем поводки, крупы, игрушки. А недавно даже сделали благотворительную акцию: вещи из прошлых коллекций и с небольшим браком продали со скидкой и отдали средства в собачий приют.

Кроме того, в чате обмена вещами в «Телеграме» мы также отдаём такую одежду за корм и пожертвования. И, кстати, заметили, что и другие участницы чата стали свои лоты отдавать за пожертвования приюту. Не знаю, мы ли это повлияли, но приятно видеть, что это случилось.

Светлана Толмачева: Мне хотелось бы верить, что коль уж мы работаем больше пяти лет, то мы уже настоящие бизнесмены и что-то знаем. Поэтому часто помогаем и молодым предпринимателям: бесплатно размещаем рекламу, рассказываем о них на своих площадках. Мы всегда открыты к предложениям встретиться, помочь посчитать, дать советы. Мы-то тоже от начинающих коллег черпаем яркий энтузиазм, коего в нас уже поменьше [смеётся].

Анна Братушкина: Что в планах на будущее?

Светлана Толмачева: Ну, вот мы занялись детской коллекцией. В планах сделать ещё несколько таких. Хотим перейти на свой пошив полностью. Возможно, будет и мужская одежда. Потом, наверное, будем открывать и другие магазины, даже в других городах.

NET_1982_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Ольга Дольникова: Мы, конечно, домашние сильно, привязанные к этому месту. Но планы есть. Хотя и не на самое ближайшее время.

Анна Братушкина: Почему локальные бренды круче?

Светлана Толмачева: Потому что за ними стоят люди, которые ходят рядом с вами по улице. Они создали рабочие места в то время, когда работу найти тяжело. Эти люди дают хлеб тем же швеям. Плюс тут нет речи о перепотреблении.

Важно понимать, что в России малый бизнес страдает постоянно. В этих условиях тяжело существовать, но малый бизнес необходим экономике. И, поддерживая его, человек вносит свой вклад в развитие всей страны.

Ольга Дольникова: Малый бизнес и локальные бренды ― это ещё и про душевность, положительные эмоции. Прийти в такой магазин ― это получить заряд позитива, ведь маленькая компания всегда больше рада любому клиенту, чем гигант, где всё на потоке.

Ну и вообще приятно, когда ты видишь, например, своего одноклассника, который победил в борьбе за место под солнцем в ряду предпринимателей.

 

«Если продолжу шить, шкафы не закроются»

Юлия Гареева — дизайнер одежды. Сначала создавала вещи только для себя и близких. А год назад на карантине сшила несколько футболок и продала их через «Инстаграм». Сама Юлия называет свои вещи странными, однако сегодня у неё немало покупателей, готовых платить за качество и оригинальность.

Анна Братушкина: Юля, когда ты начала шить?

Юлия Гареева: Очень давно, ещё когда в школе училась. Я всегда любила что-то делать своими руками, затем потихоньку начала шить какие-то юбки. Иногда разбирала старые вещи, с них снимала выкройки и шила новые такие же.

Анна Братушкина: Тебя кто-то этому научил? Может быть, учительница технологии?

Юлия Гареева: Как-то само собой получилось, сама научилась. В основном по видео в интернете. На уроках труда такого не было.

Вообще бабушка рассказывала, что моя прабабушка, которая родилась со мной в один день с разницей в 100 лет, очень много шила. У неё была старая машинка «Зингер», потом она стояла у бабушки с дедушкой дома. В детстве я постоянно играла с этой машинкой, мне это безумно нравилось. Бабушка говорит, что умею шить из-за своей талантливой прабабушки. Ведь правда: никто и не учил почти, а умею. Вот такая почти волшебная история. Я в это не очень верю, но красиво.

NET_2251_tn.JPG
Юлия Гареева. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Почему ты вообще однажды решила сесть и что-то сшить?

Юлия Гареева: Это же прикольно — когда ты что-то можешь создать, а потом ещё и носить это.

Начинала я с очень простых вещей. Первой, наверное, сшила юбку. На ней было нарисовано много собак. Сейчас я могу сшить такое за полчаса, а тогда казалось, что это что-то «вау»! Много времени потратила.

Анна Братушкина: Выгоднее купить вещь в магазине или сшить самой?

Юлия Гареева: По-разному. 

Но прикол же не в том, чтобы сэкономить, а в том, что вещь будет куда качественнее, чем в магазине.

У нас долгое время была быстрая мода ― что-то дешёвое и плохого качества. Ты покупаешь вещь, она служит тебе месяц-два ― и всё. Это плохо и неэкологично.

Сшить себе футболку, скорее всего, будет затратнее, чем купить в магазине. Там можно найти вещь и за 400, и за 500 рублей. А если сам создашь — да, она будет дороже, но прослужит долго, ты не выкинешь её через три стирки.

NET_2316_tn.JPG
Юлия Гареева. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Когда ты начала шить не только для себя?

Юлия Гареева: Я много шила брату, своему молодому человеку. Они не просили об этом, но у них не было выбора [смеётся]. Что-то было в подарок. Это же прикольно, когда подарок сделан своими руками и при этом приносит пользу. В основном шила всякие худи.

А прошлой весной мне стало скучно на карантине. Я сшила что-то себе, что-то брату, что-то парню и поняла, что если продолжу, то у нас шкафы не закроются [смеётся]. Тогда я сшила несколько разных футболок, которые очень хотелось, фото выложила в «Инстаграм», и всё — началось.

Я на них не заработала, потому что продала практически за те же деньги, за которые купила ткань. Продала и пошла покупать ещё. Я понимала, что мне нужно набивать руку, чтобы заработать на этом, ведь я далеко не идеально шью, у меня нет нужного оборудования. Это ведь не было работой, всё это было в формате «ну я так занимаю своё время».

NET_2359_tn.JPG
Юлия Гареева. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Как ты придумываешь, что сшить?

Юлия Гареева: Иногда просто иду в магазин тканей. Смотрю на ткань, и что-то рождается в голове. Иногда вдохновляют какие-то показы. Я там могу увидеть одну деталь или один узел — если по-человечески, то это как плечо, например, сшито — и решить интегрировать во что-то, что я шью.

У меня все эти идеи хранятся либо в голове, либо в телефоне. Но я никогда не повторяю точь-в-точь. Во-первых, это невозможно, во-вторых, незачем. Интереснее же придумать самой.

Помогает то, что у меня математический склад ума. Я тот человек, кому геометрия оказалась полезна, потому что я могу сразу перенести идею на ткань, минуя этап с эскизом на бумаге. Да и рисовать я всё равно не умею.

NET_2349_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Ты шьёшь прямо на конкретного человека? По его меркам?

Юлия Гареева: Чаще всего по меркам.

Людей, которые соответствуют стандартной линейке размеров, не так много. У нас любят фотографировать одежду на высоких стройных женщинах, а потом обычные люди с обычными фигурами удивляются, что на них эта вещь не так сидит.

Когда параметры тела не соответствуют одежде в магазине, когда человек слишком высокий или худой, например, он как раз и идёт за индивидуальным пошивом. Я, к примеру, невысокого роста, и очень сложно искать одежду: мне всё большое. В этом и плюс, что я могу сшить себе сама. Оно точно сядет так, как надо.

Анна Братушкина: Я так понимаю, что многое ты шьёшь не на кого-то по заказу, а просто так и потом постишь фотографии в «Инстаграм», как было с теми первыми футболками. Не страшно, что вещь никому не подойдёт и никто её не заберёт?

Юлия Гареева: Заберёт тот, кому подойдёт. Один примерит ― не то, а на другого сядет. Тут как кому повезёт.

NET_2241_tn.JPG
Юлия Гареева. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Быстро ли ты шьёшь? Сколько, например, за неделю вещей можешь создать?

Юлия Гареева: Сложный вопрос. Могу очень много, могу очень мало. Иногда неделю сижу и ничего не делаю. Не очень звучит, но правда бывают такие дни, когда я не могу шить, ничего не получается. Бывает, наоборот, работаю много. В такие периоды за семь дней шмоток 30 могу сшить.

Анна Братушкина: И как быстро их потом раскупают?

Юлия Гареева: По-разному. Проблема в том, что я придумываю и шью странные вещи. А, чтобы заниматься созданием одежды, надо понимать, для кого ты её шьёшь. Я не понимаю. И поэтому максимально странную вещь, которая мне безумно нравится, не забирают очень долго, до тех пор, пока я не скину цену до минимума.

Очень расстраивает, когда люди пишут, как это круто и красиво, но при этом не берут, потому что не готовы к такому, для них слишком смело так одеться и выйти на улицу.

Если я шью что-то простое, то, скорее всего, эту вещь быстро заберут, потому что она обычная, впишется в любой гардероб.

Анна Братушкина: По сути, все твои вещи ― в единственном экземпляре?

Юлия Гареева: Да. Шить то, что я уже шила, мне неинтересно, поэтому повторы у меня всегда дороже. Ну и я всегда, если шью то, что уже шила, но для другого человека, предлагаю ему что-то изменить: цвет, ткань, какую-то деталь.

NET_2343_tn.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Откуда столько идей? Проще же, наоборот, поставить всё на поток и шить плюс-минус одно и то же?

Юлия Гареева: Ой, нет, это невыносимо скучно.

Прошлым летом я сделала с одной девочкой коллекцию из трикотажа, там были боди, велосипедки и топы. Они были из одинаковой ткани, но разного цвета. Я чуть с ума не сошла, когда всё это шила, это было настолько скучно и неинтересно, что не хотелось доделывать.

А когда ты сам придумываешь, делаешь что-то новое, моделируешь ― это очень круто. И идеи никогда не закончатся, мне кажется.

Анна Братушкина: Кто покупает твои вещи?

Юлия Гареева: Нет среднестатистического покупателя. Это разные люди: мои знакомые, знакомые знакомых. Очень многих дал КВН. Я играла за сборную НГУ «Я обиделась», и очень много людей знают меня оттуда, много покупателей из КВН, даже из других городов. А есть люди мне вообще незнакомые, не знаю, как они нашли меня.

Анна Братушкина: Это твоя основная работа?

Юлия Гареева: Типа есть ли у меня нормальная взрослая работа? [Смеётся.] Нет. Сейчас этот вопрос очень актуален для меня.

Из-за того, что я много лет играла в КВН, у меня не было возможности устроиться на нормальную работу. Сейчас КВН для меня закончился на какое-то время или навсегда, и я пытаюсь понять, могу ли я существовать только за счёт шитья.

Первый месяц прошёл хорошо, и я уже даже думаю, что мне не нужна обычная работа, чтобы выжить. Я же помимо своей странной одежды всё-таки шью на заказ. Да, мне это не так интересно, но этим я зарабатываю деньги на то, чтобы была возможность делать странные вещи из своих фантазий. Пока мне кажется, что создание одежды вполне может стать делом жизни.

Ну и вещи, которые я шью на заказ, я всё равно делаю качественно, они долго прослужат своим владельцам. А это важно — чтобы вещи не оказались на помойке через два месяца. Мы же стараемся осознанно относиться к природе.

NET_2325_tn.JPG
Юлия Гареева. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Анна Братушкина: Для тебя важно вести экологичный образ жизни?

Юлия Гареева: Я сейчас участвую в проекте: мы шьём шоперы из старых вещей. Для меня действительно важно продвигать идею осознанного потребления. А мир моды в последнее время скатился в большую ямку потребления. Очень многое делается некачественно, на небольшой срок.

Много шьют из синтетики, это неэкологично. Да и хлопок, на самом деле, тоже истощает природные ресурсы. Ему нужно очень много воды. Только ради одной хлопковой футболки уходит какое-то нереальное её количество. И если менять эти футболки пять раз в год, мы нанесём большой вред природе.

Анна Братушкина: Как тогда не скатиться в эту, как ты сказала, «ямку потребления»?

Юлия Гареева: Не покупать что-то только потому, что это дёшево. Я понимаю, как это звучит. Может, не совсем правильно. Но лучше купить одну качественную футболку на год, чем за те же деньги в течение года покупать четыре футболки одну за другой, потому что каждая предыдущая пришла в негодность.

Во-вторых, важно сдавать вещи на переработку. Есть дизайнеры, которые перешивают старые вещи во что-то новое, и это прикольно. Правда, люди очень неохотно покупают такую одежду. Ну, в России.

Анна Братушкина: Какие у тебя планы дальше? Масштабировать производство? Открыть офлайн-магазин?

Юлия Гареева: Хотелось бы, но пока не понимаю, что делать для этого. Точнее, понимаю, но вариантов много. 

Всё же мне не хочется, чтобы вещи расходились в массы. Важно, чтобы образы были индивидуальными. Если поставить всё на поток, суть потеряется.

В общем, пока делаю то, что нравится, и радуюсь, что это начало приносить деньги.

Сейчас шью дома и думаю про оптимальную организацию своего рабочего места. Нормально ли раскидывать ткань по всей квартире и каждый день намывать пол, ведь повсюду нитки? Или надо перебираться в какой-то офис? Короче, всё сложно и непонятно.

Единственное, что знаю: буду продолжать шить.

О главном в одну строку — подписывайтесь на нас и следите за новостями города в Twitter.

Что происходит

Вирусолог Нетёсов: 20% населения купили QR-коды

16 человек умерли, 44 выздоровели: сводка по ковиду в Новосибирске

К Новосибирску приближается резкое похолодание до −24

Кто поможет отказаться от курения в Новосибирске — адреса и телефоны

Первые ёлочные базары в Новосибирске: сколько стоит дерево

Портреты аристократов с Красной площади выставили в новосибирском музее

От коронавируса умерли ещё 14 новосибирцев — от 50 до 92 лет

Вмёрзшую в лёд корягу возле нового ЛДС приняли за тело человека

Ночью виднее: как беспилотники ищут утечки тепла в Новосибирске

Новосибирских строителей стали штрафовать в два раза чаще

Если вы пропустили: юбилей сайта «НН», собачий рай и кукольный замок

Показать ещё