Общество//27 янв 2017 13:26

Уроки мужества: какую правду о Чернобыле хранят в новосибирском подвале

 ( 0 комментариев )

Евгений Ющенко, Новосибирские новости
Фото Павла Комарова

«Чернобыльцы» из Фонда помощи инвалидам радиационных катастроф намерены сделать достоянием широкой публики архивные документы, которые в свое время были доступны только военным, особистам и специалистам. Общественники надеются, что Музей Покорителей атома появится в Новосибирске к 130-летию города.

Документальные свидетельства чернобыльских событий хотят сделать экспонатами постоянно действующей большой музейной выставки. А пока у фонда нет подходящего помещения, они хранятся в Городском общественном музее радиационных катастроф в подвале жилого дома на 2-ом Краснодонском переулке, 3. В подвале не совсем музейные условия – его то и дело заливает водой из прохудившегося водопровода.

История, которой быть не должно было

Редкие фотографии, рассекреченные документы, схемы зон радиоактивного загрязнения, пропуски в чернобыльские зоны, карточки учета доз облучения, книги и плакаты, награды, оборудование подразделений химзащиты… На 130 квадратных метрах музея радиационных катастроф собрана часть истории триумфа советской научной мысли и грандиозных успехов атомной промышленности и их же трагедии.

Историю, за которой стоят сотни тысяч искореженных радиацией судеб, и историю, которую только предстоит написать нынешним мальчишкам и девчонкам, ребята, что приходят в музей на Уроки мужества, могут увидеть глазами своих сверстников.

На стенах висят десятки детских картин, которые в разные годы участвовали в Городских детско-юношеских художественных выставках-конкурсах «Мир без атомных катастроф». Кто-то из авторов вырос вместе с этой выставкой – пошел в первый класс, окончил школу и поступил в вуз или художественное училище.

Всего на 24 витринах и восьми стендах музея – более тысячи различных экспонатов, для которых хватило места. Но это лишь малая толика того, что хранится в запасниках – в ящиках, шкафах и просто составлено на полу в подсобке.

IMG_6353_cr(1).jpg
Фото Павла Комарова

Есть еще одно помещение, оно служит офисом фонда. Там всего два рабочих стола – президента и бухгалтера. Там мы беседуем с президентом Фонда помощи инвалидам радиационных катастроф Дмитрием Михеевым.

За 17 лет, которые проходит в Новосибирске выставка-конкурс «Мир без атомных катастроф», через нее, как рассказывает президент фонда, прошли более 10 тысяч юных художников.

Лауреатам достались дипломы и ценные призы, слава в лучах софитов и телекамер и самое ценное – живое общение с ликвидаторами последствия взрыва на Чернобыльной АЭС, непосредственными участниками страшных событий 30-летней давности. Порядка 100 тысяч ребят соприкоснулись с чернобыльской темой на Уроках мужества.

Шипы и розы

...Саркофаг над развороченным четвертым энергоблоком Чернобыльской АЭС, труба, излучающая верную смерть в 7 тысяч рентген в час, зарастающая сорняками безлюдная Припять, город-призрак. Колючие заграждения, военные в противогазах на фоне черного неба, выжженная, зараженная невидимой смертоносной пылью равнина, черно-желтые знаки «радиация», ужас и боль, застывшие на лицах людей…

Страшные картины последствий аварии, нарисованные детскими руками, выглядят особенно жутко и пронзительно. Однако Дмитрий Михеев отмечает, что не все работы из цикла «Мир без атомных катастроф» окрашены мрачными тонами.

«Если сравнивать рисунки разных лет, а это от 400 до 600 работ ежегодно, то есть выставки, которые на 90% состоят из картин ужасов Чернобыля. Дети точно воспроизводят то, что видят на фото, на документальных кинокадрах, в компьютерных играх типа «S.T.A.L.K.E.R.» и рисуют, наоборот, мир атомных катастроф. Но есть и такие выставки, где на рисунках, в основном, изображен чистый, цветущий и играющий яркими красками мир. Дети рисуют планету, на которой хотят жить», – рассказывает президент фонда.

IMG_6432_cr.jpg
Фото Павла Комарова

Сибирский характер в борьбе со злом

Дмитрий Михеев признается, что тема патриотического воспитания подрастающего поколения, которой фонд занимается с конца 1990-х годов, весьма сложна и требует большой, кропотливой и аккуратной работы.

«Что может рассказать «афганец» или участник боевых действий в Чечне о патриотизме? Как он на чужой земле проливал чужую и свою кровь? Но речь идет не об этом, а о единении людей на борьбу со злом – неважно, каким – экстремистским, фундаменталистским или радиоактивным», – говорит Дмитрий Михеев.

«И мы в Чернобыле выполняли свой долг, делали это четко и слаженно, по-военному. И те, кого как и меня призвали через военкомат, и командировочные атомщики с новосибирских предприятий – НЗХК, «Севера», «Электрона», «Сибакадемстроя». Рядом всегда было верное плечо товарища-сибиряка. Сибирский характер – это что-то особенное, надежное. Я всегда гордился тем, что родился на сибирской земле. Хочется, чтобы и молодые ребята, которые приходят к нам на Уроки мужества, испытывали ту же гордость», – добавляет он.

IMG_6502_cr(1).jpg
Президент Фонда помощи инвалидам радиационных катастроф Дмитрий Михеев. Фото Павла Комарова

– Дмитрий Дмитриевич, расскажите, в чем заключалась ваша работа на Чернобыльской АЭС?

– Когда мы прибыли на станцию в феврале 1987 года, саркофаг – объект укрытия – уже был сооружен. Его закрыли еще в ноябре 1986 года. Это дало возможность сократить количество выбросов радиации, а ликвидаторам – ближе подойти к станции.

Сибирский полк был единственным, который находился внутри 30-километровой зоны отчуждения, в 28 километрах от АЭС. Жили в чистом поле, в палаточном городке и зимой, и летом. Работали в экстремальных условиях без выходных и в круглосуточном режиме. Не спали, бывало, по двое-трое суток. От усталости порой валились с ног.

Наша основная задача была: дезактивировать третий энергоблок. Нужно было очистить от радиации его крышу. За сутки через станцию проходило до 10 тысяч человек из разных полков. Больше полутора минут в сутки на объекте не работали. Каждому хватало выполнить какое-либо одно действие, получить свою дозу радиации, и его сменял другой – все делалось бегом.

…Вот так же когда-то, в середине 1970-х, работа кипела в большом «муравейнике» речпорта Комсомольска-на-Амуре, вспоминает Дмитрий Михеев, который работал там по распределению после института. Там был перевалочный пункт грузов на БАМ. Трудились дружно и сплоченно, каждый четко знал свое место и свои обязанности. Никто не отлынивал, напротив – старался оказаться на переднем крае трудового фронта. Вот только подгонял азарт молодости и комсомольский ажиотаж, а не суточная доза облучения…

– Знали ли вы, куда едете, когда вас отправляли в Чернобыль?

– Нет, нам ничего не говорили, а по скупым советским газетным сводкам трудно было понять, что там произошло. Утром срочно вызвали в военкомат. За один день я прошел медицинскую и мандатную комиссии. Меня уволили с завода, дали время проститься с семьей, выдали бушлат, сапоги, галифе старого советского образца. А вечерним рейсом «Новосибирск – Киев» я вместе со 125 новосибирцами уже летел в Чернобыль. В повестке было сказано, что отправляют на офицерские сборы, а оказалось – на замену тех, кто уже получил на АЭС предельные дозы радиации – 25 рентген за две недели или месяц. Такая доза считается предельной за 75 лет жизни по шкале МАГАТЭ.

Понимание того, к каким последствиям приводит радиоактивное облучение приходило постепенно. Так, при суточной дозе в 0,9 рентген я однажды разом хватанул 2,4. Три дня лежал в санчасти – кровь шла горлом. Но это только небольшой пример, все оказалось намного страшнее.

Поэтому то, что саркофаг над четвертым энергоблоком возвели именно сибиряки, для меня предмет особой гордости: удалось обуздать этого ядерного монстра, и это успокоило все человечество. Радиоактивное облако Чернобыля накрыло пол-Европы, Украину, Белоруссию и несколько областей России – Брянскую, Тульскую, Смоленскую, Курскую, Белгородскую. Даже над Новосибирском в мае 1986 года радиационный фон был повышен в 50 раз.

Последствия взрыва на Чернобыльской АЭС ощущались на всем земном шаре: радиация – это такая грязь, которую не удержишь, ничем не смоешь. Она разносится повсюду и ветрами, и водами, в том числе и грунтовыми. Даже при переплавке зараженной техники она остается в металле. Конечно, саркофаг остановил извержение радиации, но ядерный процесс под ним продолжается. Плутоний распадается 24 тысячи лет, и это приговор для всей земной цивилизации.

– И такие «страшилки» вы рассказываете школьникам на Уроках мужества?

– Дети должны понимать, что атом может нести людям как величайшую беду, так и величайшее благо. Мы говорим и о последствиях трагедий в Хиросиме, Нагасаки и Чернобыле, говорим и об экологических угрозах, которые представляют собой радиоактивные отходы. Авария на АЭС в Фукусиме, что произошла всего несколько лет назад и буквально у нас под боком.

Мы не можем не говорить и о том, какую страшную опасность может представлять ядерное оружие в руках экстремистов. Но ребята должны знать и об огромной пользе ядерной энергии, которая используется и в промышленности, и в медицине. И, конечно, должны помнить о героизме новосибирцев – ликвидаторов чернобыльской катастрофы, а их ни много ни мало – 1750 человек.

DSC_0631_cr(1).jpg
Фото предоставлено Фондом помощи инвалидам радиационных катастроф

Чтобы помнили

Парадокс: созданный более 13 лет назад Городской общественный музей радиационных катастроф уже седьмой год ютится в подвале жилого дома, в помещении, которое по всем правилам вообще не может быть использовано как музей. Там нет отопления, вентиляции и запасного выхода. Но вместе с тем на гранты мэрии, областного правительства и благотворительных взносов общественникам удалось купить музейное оборудование и выпустить книги, признанные лучшими на всероссийском уровне.

«На территории, которая прилегает к Музею радиационных катастроф, сложилась особая историко-патриотическая аура с музеем истории развития Калининского района, Павловским сквером и монументом «Покорителям атома», открытым в 2014 году.

Это памятник, посвященный не только ликвидаторам последствия радиационных катастроф, не только их жертвам, но и всем ветеранам атомной отрасли. Думаю, достойный музей Покорителей атома можно построить в сквере рядом с монументом. В его экспозицию вошло бы и то, что хранится в музейных комнатках на предприятиях атомной промышленности города», – рассуждает Дмитрий Михеев.

Трудно поспорить: Новосибирск, в котором почти 400 тысяч жителей прямо или косвенно связаны с атомной промышленностью, заслуживает того, чтобы в нем появился музей, посвященный атомщикам. Чтобы все достояние, собранное Фондом помощи инвалидам радиационных катастроф, не осталось погребенным в подвале, как под чернобыльским саркофагом.

Обсуждение статьи (0 комментариев)
Отправить комментарий
Главные новости
Облако тегов
9 Мая Авто Амбиции Анонс Армия Астрономия Безопасность Бизнес Благотворительность Благоустройство Бюджет Ветхие дома Вечерний разговор Видеохит Визит Время спорта Выбор редакции Выборы Выставка Гастроли Город безграничных возможностей Город молодых, информационный ресурс КДМ г. Новосибирска Городские приоритеты Дискуссия Долгострои Дороги ДТП ЕГЭ Живопись Животные Жилье ЖКХ Здравоохранение Земля и имущество Зоопарк Имидж Интервью Информатизация История Итоги года Капитальный ремонт Кино в Новосибирске Классный час Конкурсы Консультация специалиста Криминал Культура Курьезы Мода Молодежь Музыка Мэр Наказы избирателей Наука Недвижимость Новосибирск в цифрах Новый год Образование Общественность Опрос Отдых Отключения Отставки и назначения Охота Паводок Пенсии Перед телевизором Погода Пожар Поздравления Полезный город Потребительский рынок Почетный житель Права потребителей Праздники Проекты планировки Происшествия Прокуратура Промышленность Работа Религия Ремонт Розыск Сделано в Новосибирске Семья Скандал Событие Соцзащита Спорт Статистика Стратегия Строительство Суд Тарифы Театр Технологии Транспорт Туризм Финансы Фото месяца Фоторассказ Футбол Хоккей Четвертый мост ЧП Шахматы Школа Экология Экстрим Эстафета патриотизма поколений Ярмарка