Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Режиссёр «Ледокола» и «Селфи»: «Самый лёгкий жанр в кино — это ужасы»

Российский режиссёр Николай Хомерики, снявший 16 фильмов, в том числе фильм-катастрофу «Ледокол» и психологический триллер «Селфи», приехал в Новосибирск, чтобы провести кастинг актёров для киноакадемии Михалкова. В кинотеатре «Победа» он встретился с теми, кто интересуется кинематографом, мечтает снимать кино, но не знает, с чего начать, и рассказал о своём режиссёрском опыте, о том, как раскрыть актёра, о страхах продюсера и почему некоторые сценарии неприятно читать.

Лариса Сокольникова
Лариса Сокольникова
16:30, 05 Июня 2019

Справка: Николай Феликсович Хомерики — российский режиссёр и сценарист. Родился 17 апреля 1975 года в Москве. В 1996 году окончил факультет экономики МГУ им.Ломоносова. В 2000 году закончил высшие режиссёрские курсы, в 2001 году получил грант МИД Франции на обучение в LA FEMIS на режиссёрском факультете.

Из бухгалтеров в режиссёры

У меня первое образование экономическое, я работал бухгалтером, потом открыл свою фирму. Решение пойти на режиссуру было пробным камнем. Я себе сказал — проучусь год и, если не пойдёт, то не буду мучиться и вернусь в бизнес. В своё время я мечтал быть актёром, и моим кумиром был Андрей Миронов. Я хотел попасть в этот мир кинематографа, и, как он, петь про остров невезения. В 2000 году я окончил высшие режиссёрские курсы и снял свой первый фильм на плёнку. Тогда, в отличие от сегодняшнего дня, в стране в год снимался один фильм. Сейчас же у режиссёров гораздо больше возможностей.

NET_5477.JPG
Николай Хомерики. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Если послушать нынешних продюсеров, то у них большая нехватка режиссёров и сценаристов. Места под солнцем хватает всем. Проектов много. Если ты снимешь хоть что-то приличное короткометражное, то есть шанс, что тебе дадут снять что-то большее. Надо дерзать, придумывать, рождать идею — и снимать кино.

Когда я учился, у нас была одна камера на 40 человек, и мы записывались на неё в очередь. А сейчас можно снять фильм на телефон. Для начала ты можешь снимать в том же стиле, что и фильмы режиссёра, который тебе нравится. Например, Тарантино. Дальше смотришь — получается или нет.

Я тихий диктатор

Если я захочу стать громким диктатором, то для меня это будет неорганично. Я не люблю кричать на площадке. Не люблю, когда кто-то другой кричит на площадке. Всё происходит в тишине, и это заставляет всех сосредоточиться. Ведь главная цель — это всеобщая концентрация. Как её достичь? 

Можно покричать, выпустить пар, кого-то уволить. Есть такие товарищи режиссёры, которые если за день никого не уволили, то день прошёл зря.

Своё кино

Кино начинается со сценария. Когда ты снимаешь кино по своему сценарию, тебе надо поковыряться в себе и понять, какие у тебя есть больные точки. Это нужно попробовать искренне передать на экран. В сценарии нужно писать про то, что тебя больше всего беспокоит. Однако многие студенты пытаются убежать от себя и придумать какую-то историю, которая им снилась, или похожую на фильм, который понравился. Что-то такое, не имеющее отношения к тебе самому. Это сразу видно на экране.

Свой сценарий надо проверить и докрутить, дать его почитать друзьям, и особенно важно критически настроенным людям. Чтобы точно знать: то, что вы хотели донести, понятно из того, что вы написали.

ledokol.jpg
Кадр из фильма «Ледокол». Фото: hibiny.com

Гармония или сопротивление?

Дальше наступает момент съёмок. На съёмки приходят человек 100-150. Всех их надо правильно отобрать. Как это сделать? Я учился 20 лет назад. У нас был студент, у которого были деньги. И он на съёмки взял самого крутого оператора, крутых народных артистов — в общем, все ингредиенты, чтобы сделать хороший фильм. Но в итоге ничего не получилось. Потому что надо брать людей, которые тебя чувствуют, и понимают твой замысел. При этом не должно быть такой гармонии, когда тебе все смотрят в рот и говорят — «да, я тоже так думаю».

Можно брать людей «на сопротивление». Ты видишь, что человек понимает суть, и обладает подходом к камере. И дальше тебе надо будет спорить с ним, направлять и брать от этих людей всё лучшее.

Прыщи Фассбиндера

Эмоции ловит камера. Их можно передать не только словами или жестами, но и светом. Если ты хочешь подчеркнуть жёсткую ситуацию у героя, например, его одиночество, то ты ставишь жёсткий свет. Как у немецкого режиссёра Фассбиндера, когда люди становятся не очень красивыми, но такими, как есть. И можно даже увидеть прыщи. И это даст ту эмоцию, которую ты хочешь получить.

Если ты хочешь, чтобы всё было в лёгкой дымке, как у Чехова, как будто люди просто сидят на веранде и болтают, то свет можно делать мягким.

Какие сценарии режиссёру неприятно читать

Если ты снимаешь фильм по чужому сценарию, то иногда неприятно читать, когда сценарист расписывает до последней детали, как всё должно происходить. И ты думаешь, чего это он в режиссуру лезет. Пусть пишет просто про событие. А как снять, я сам решу. Для этого режиссёр пишет свой режиссёрский сценарий, где объясняет, как он видит съёмку по чужому сценарию.

Сценарий — это дикая проблема. Его сначала мучают сценаристы, потом продюсеры, а потом, когда его домучили, берут режиссёры. Режиссёр говорит, что вообще всё не так — и дальше продолжает мучать сценариста. И это боль моя.

Если в сценарии есть какие-то нестыковки, то они никуда на съёмочной площадке не испарятся. Придёт артист и спросит — «всё-таки, почему я это говорю?»

Продюсерские жанровые истории отличаются слабостью сценария. Да простят они меня. Если продюсеры не до конца испорчены, то они позволяют режиссёру что-то менять в сценарии. Я стараюсь с такими связываться, хотя не всегда получается. Задача режиссёра в жанровом продюсерском кино — воплотить замысел продюсера так, чтобы зрители смотрели, и чтобы в итоге получилось то, что было задумано продюсерами.

Режиссёр делает свои авторские оттенки. Но магистральная задача — никого не обмануть, и, если тебя попросили снять триллер, то снять триллер, если тебя попросили снять фильм про ледокол — то снять фильм про ледокол.

NET_5462.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Надо платить ипотеку

Режиссёры берутся за слабые сценарии по финансовым причинам. Надо жить, ипотеку платить надо. Но кроме этого, есть и такая штука — если это продюсерский жанровый проект, то я в нём должен увидеть какое-то зерно. Может быть, сценарий слабый, но есть что-то, что мне позволяет в это вписаться. Что-то, что мне близко. Например, в фильме «Ледокол». Я подумал, что сама ситуация может оказаться интересной. Люди заперты во льдах на ледоколе, они не могут выбраться, и между ними начинается какая-то возня. Мне интересно психоэмоциональное раскрытие персонажей. И я смогу проявить людей. В жанровых сценариях, которые мне предлагают, я смотрю, есть там место, чтобы проявить что-то человеческое или нет. Если бы мне предложили снимать боевик, где кто-то просто бегает и стреляет, то не взялся бы за это.

Идеальный сценарий

Как говорят в Голливуде, сценарий — это библия. Идеальный сценарий для авторского фильма — это тот, где заложены ситуации, которые я сам прожил или увидел со стороны. В авторском кино нет такой проблемы, как переваривание того, что кто-то другой написал. Потому что ты написал всё сам, и каждая сцена тобой выстрадана.

Я не стремлюсь к тому, чтобы сценарий был полностью закончен, и осталось его только снять. 

Если все, кто прочитал сценарий, говорят, что он классный, то для меня это проблема, потому что мне дальше не интересно. Это скорее связано с литературой, раз его интересно читать. А кино — это отдельный вид искусства, а не просто экранизация литературных произведений.

Как найти своего актёра

Кастинг актёров все проводят по-разному. Обычно второй режиссёр или ассистент просто снимает людей на камеру и спрашивает их возраст, рост, вес, цвет глаз. Как на мясокомбинате. И потом просят изобразить заданный текст.

Однако лучше попросить артиста рассказать о чём-нибудь, например, о своём детстве. И когда человек рассказывает о себе, ты хоть что-то понимаешь про него. Затем ты его приглашаешь на более личную встречу. И поняв, что эмоционально он близок тебе, зовёшь его уже на пробы с другими артистами. Вот этот последний этап я часто избегал, мне достаточно просто разговора.

Правильный кастинг — это 90% успеха уже в работе с актёром, потому что если ты выбрал не того человека не на ту роль, то там можно быть хоть семи пядей во лбу, но ты не получишь того, что надо.

Никаких разговоров осветителей с артистами

Режиссёр должен создать атмосферу, чтобы артист раскрылся. Артист должен чувствовать, что он самый главный, что он в центре внимания. Как ребёнка, его надо окружить любовью. Именно поэтому надо брать людей, которых ты действительно готов полюбить.

Ты можешь накричать на кого угодно из группы, но на артиста нельзя, потому что через три секунды он сядет в кадр. И если ты что-то неправильно сказал, это сразу будет видно на экране, и ты ничего с этим не сделаешь ни через час, ни через два. А твой съёмочный день стоит очень дорого. И за этим надо следить. Я иногда запрещаю группе общаться с артистами. Бывают дурацкие ситуации, когда артист готовится к роли, а осветители ему что-то рассказывают. И сразу все — он выбит. Поэтому если ты хочешь что-то сказать артисту, что касается работы, то скажи режиссёру или второму режиссёру. А так — не надо их трогать в съёмочное время. И после, кстати, тоже. Режиссёр, как доктор — должен все время следить за состоянием пациентов.

ctkab.jpg
Кадр из фильма «Селфи». Фото: media.kg-portal.ru

Страхи продюсеров

Продюсеры боятся, что режиссёр сделает что-то не то. Поэтому они все время заставляют режиссёра искать референсы (отсылки к другим фильмам — прим. «НН») — а вот сделай мне как вот это. Так, чтобы всем всё понятно. Если брать фильм «Селфи», то продюсеры сказали, что хотят, чтобы по настроению или изображению было, как у Дэвида Финчера. С одной стороны, это безопасно, но с другой — ты уже изначально делаешь что-то вторичное. Ты не создаёшь фильм, который потом другие будут, использовать как референс. Мне было сложно снимать «Селфи», и если честно, я не очень люблю этот свой фильм. У нас немного снято фильмов в жанре психологического триллера. В авторском кино в качестве референсов можно использовать какие-то картины, например, если хочешь изображение, как у Вермеера или как у Шишкина.

Комедия — самый сложный жанр

Самый лёгкий жанр, за который могут браться новички — это ужасы. Это может быть малобюджетная история про заброшенный дом и призраков. Главное — понять и придумать, как нагнать побольше страха.

Самый сложный жанр — это комедия. Редко у кого получается снять хорошую комедию. Чтобы было реально смешно. У Жоры Крыжовникова получается снять что-то смешное.

Начинающему режиссёру сложно снимать экшн. Чтобы снять фильм «Движение вверх», нужно чтобы за плечами были фильм-катастрофа «Экипаж» или экшн «Салют-7». Там режиссёр должен снимать много кадров, много людей, и чтобы это было динамично. Это непросто.

О главном в одну строку — подписывайтесь на нас и следите за новостями города в Twitter.

Что происходит

Центр ядерной медицины с гамма-ножом открыли в Новосибирске

Проект реконструкции Заельцовского парка одобрили в Новосибирске

Злополучный дом в Новосибирске горит третий раз за два года

Сгустки энергии искали в ночь на пятницу 13-го в метро Новосибирска

960 тысяч вернут жителям Северо-Чемского за холодные батареи в мороз

Если вы пропустили: пила с алмазами, ушастый пришелец и змей-восхититель

3200 новых учебных мест появилось в новосибирских школах

Ёлки в Новосибирске красят розовой смесью против вандалов

На каких улицах убирают снег 13 декабря в Новосибирске

Лыжный сезон в Новосибирске откроют костюмированным забегом

Баскетбол на колясках и шоудаун объединяют разных детей в Новосибирске

Показать ещё