Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Разговор о спорте: «Нас просто посадили, и мы поехали»

В гостях у ведущих «Вечернего разговора о спорте» побывал бронзовый призёр Первенства мира по бобслею среди спортсменов до 23 лет Денис Коротков. В эфире радио «Городская волна» он рассказал о том, как в Новосибирске готовят разгоняющих, как он попал в бобслей из лёгкой атлетики, и какие трассы считаются опасными.

Михаил Якимов
Михаил Якимов
18:18, 16 Февраля 2018

Александр Потянихин: Здравствуйте. Это программа «Вечерний разговор о спорте» на радио «Городская волна». Ведущие — я, Александр Потянихин, и Михаил Якимов. К нам присоединился наш гость — бронзовый призёр Первенства мира по бобслею среди спортсменов до 23 лет Денис Коротков.

Денис Коротков: Здравствуйте. 


Про двойки и четвёрки

Михаил Якимов: У нас много вопросов к вам, и хотелось бы начать вот с чего. Понятно, зачем в двойках двое: один разгоняет, другой рулит, а в четвёрках зачем ещё два человека?

Денис Коротков: Для более быстрого разгона, чтобы боб — техника, на которой мы едем, — разгонялся; чтобы была выше траектория прохождения виражей, и чтобы было больше членов экипажа в команде. 

Михаил Якимов: Когда четыре человека, боб тяжелее, и скорость выше?

IMG_7132.JPG
Денис Коротков (слева) и Михаил Якимов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Денис Коротков: Да.

Александр Потянихин: А от того, как разгоняют эти четыре человека, тоже влияет скорость боба? 

Денис Коротков: Да, влияет входная скорость боба, и дальше по всей трассе влияет каждая отсечка, время, скорость, недочёт или ошибка.

Михаил Якимов: Ваша задача максимально разгонять, толкать, чтобы боб вошёл на трассу. А потом что вы делаете? Просто ровно сидите и не шевелитесь? 

Денис Коротков: Да, наша задача ровно сидеть и не мешать пилоту выполнять свою работу. 

Михаил Якимов: Пилот подбирает под себя разгоняющих? Или как это получается? 

Денис Коротков: Да, проводят тесты, где бегут разные спортсмены с двух сторон, и у кого скорость лучше, ровнее, от тех тренеры уже отталкиваются по сбору экипажа. 

Александр Потянихин: В каком виде вам больше нравится выступать — в двойках или четвёрках? 

Денис Коротков: Мне больше нравится в четвёрках. Там больше скорость, интересней и разгон, и посадка, и более сплочённый коллектив, то есть, разнобоя не получится. 

Александр Потянихин: Как вы сближаете коллектив? Вы куда-то вместе ходите, чувствуете себя командой?

Денис Коротков: Ходить — не ходим, но мы всей командой, даже сборной дружны. Пожимать руки и сближаться не нужно, мы просто отрабатываем всё, что от нас нужно.

Михаил Якимов: Вам нравится выступать в четвёрке. Как там распределяются места? Там трое разгоняющих. Кто садится первым за пилотом, кто последним? 

image.jpg
Фото: petrovkasports.ru

Денис Коротков: Есть второй, третий и четвёртый разгоняющие. Кто с какой стороны лучше бежит, тот и садится так, как себя на тестах показал.


Про экипаж и лёгкую атлетику

Александр Потянихин: А бывало такое, что путались местами? 

Денис Коротков: Чтобы путались — редко, а чтобы сталкивались люди — есть. У нас такая ситуация была, не у нашего экипажа, а у сборной России, у третьего экипажа. Они столкнулись, и один из экипажей не сел в команду, и сразу дисквалифицировали. 

Михаил Якимов: Это дисквалификация с соревнований? Или просто попытку не засчитывали? 

Денис Коротков: С соревнований. 

Александр Потянихин: Денис, меня очень интересует вопрос: у нас в Новосибирске нет санно-бобслейной трассы. Как так получилось, что вы пришли в бобслей и достигли таких вершин? 

Денис Коротков: Я до этого занимался лёгкой атлетикой. Один из знакомых тренеров позвал, предложил попробовать себя. Мне стало это интересно, начал готовиться себя, приехал на тестирование, и у меня получилось войти в команду сборной. Дальше всё пошло своим чередом. 

Александр Потянихин: А в лёгкой атлетике чем именно занимались? 

Денис Коротков: Я бегал короткие барьеры — 60 с барьерами и 110 с барьерами. 

Михаил Якимов: Именно барьерный бег способствует переходу? Или нет такого? 

Денис Коротков: Может быть и да. 

Навыки приходят из разных видов спорта. Тут главное твоя скорость и сила.

Михаил Якимов: А как попасть в сборную России из Новосибирска? Были какие-то договорённости? Я так понимаю, что тренер по лёгкой атлетике начал тренировать вас и по бобслею?

Денис Коротков: Ему пришлось нас тренировать, потому что вся его команда перешла в бобслей. Есть тренеры в Москве, тренеры сборной и тренер в Новосибирске. В Новосибирске мы ходим на стадион, бегаем, делаем специальную работу в тренажёрном зале.

IMG_7120.JPG
Денис Коротков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info


Про подготовку к сезону и трассы

Александр Потянихин: А, кроме Новосибирска, где тренируетесь? Где готовитесь к сезону? 

Денис Коротков: Лето мы проводим либо в Москве, либо в Кисловодске. С сентября начинаем накат в Сочи по трассе. 

Михаил Якимов: Я так понимаю, что каждый выход на трассу вы проезжаете до финиша. А бывали ситуации, когда потренировались чуть-чуть и вернулись? 

Денис Коротков: На трассе такого не бывает. У нас в Москве специальный комплекс, и там проходят тренировки стартового разгона. 

Александр Потянихин: А до какой скорости можно разогнать боб? Как вы переносите эту перегрузку? Может, готовились, как космонавты?

Денис Коротков: Нет, мы никак к этому не готовились. Нас просто посадили, и мы поехали. Перегрузку ощущаешь, потому что большое давление. И оно на каких-то трассах сильней, на каких-то — слабей. 

Александр Потянихин: А какие трассы считаются самыми опасными? 

Михаил Якимов: Есть какой-нибудь список таких трасс, где вы участвовали? 

Денис Коротков: Участвовали в Альтенберге, это считается опасной трассой. Ещё опасной считается трасса в Ванкувере, и пока что там ещё не был. 

Михаил Якимов: А в чём её сложность? 

Денис Коротков: Большие виражи, резкие перепады и очень большая скорость — до 155 — в четвёрках, в двойках — до 150. 

Михаил Якимов: Скажите, вы сказали, что четвёрки интересней. Зачем же тогда соревноваться в двойках, если четвёрки реально интересней? 

Денис Коротков: Иногда пилоты едут в двойках лучше, чем в четвёрках, иногда наоборот. И тут разновидность в дистанциях, как в той же лёгкой атлетике.

Александр Потянихин: Меня ещё интересует вопрос — как вы выбираете обувь для старта? Большие ли там шипы? И можно ли вообще обувь для бобслеистов купить в магазине? 

IMG_7139.JPG
Александр Потянихин и Денис Коротков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info


Про экипировку, кандидатов в сборную и тренировки

Денис Коротков: Вряд ли, потому что там специальная обувь, много мелких шипов, в магазине не купить. 

Михаил Якимов: Вы говорили, что, кроме вас, ещё двое бобслеистов. Я так понимаю, что второй — это Михаил Мордасов, который был кандидатом в сборную на Олимпиаду. А кто третий? Расскажите о нём.

Денис Коротков: Василий Романько. Мы тренировались вместе с 13 лет. Он прыгал тройной прыжок, я бегал барьеры. 

Мы учились в школе, я ушёл а бобслей, он пошёл в тренажёрку, заниматься бодибилдингом в своё удовольствие. Его тоже позвали в бобслей, и ему стало это интересно.

Михаил Якимов: Вы знакомы с ситуацией про квоты? Писали, что могли набрать больше спортсменов именно в бобслее. Как считаете, почему Федерация не пошла на такой шаг? 

Денис Коротков: Мы в это сильно не вникаем, это не наша задача. Тренеры говорят, что это нам не нужно. Наша задача — показать хорошие результаты и готовиться к следующим соревнованиям.

Александр Потянихин: В Новосибирске вне ледовых трасс, где их нет, как тренируетесь? Готовитесь, и над чем работаете? 

Денис Коротков: Подготовка проходит в два этапа: тренажёрный зал и атлетический манеж. В зале восполняю программу, которую предоставили мои тренеры, а на манеже тренируемся с моим личным тренером по лёгкой атлетике. 

Александр Потянихин: А как вы тренируетесь вне льда на сборах? 

Денис Коротков: Как я уже говорил, у разгоняющих это эстакада — стартовый разгон, который тренируем только в Москве. У пилотов в Сочи проходят тренировки. На сборах это тренажёры по специальной программе под присмотром тренера и беговая дорожка. 

Михаил Якимов: Пилотом не хотите стать? 

Денис Коротков: Хотелось бы попробовать, и надеюсь, это получится у меня, но в данной ситуации я себя вижу в качестве разгоняющего. 

Михаил Якимов: Как попадают в пилоты? 

Александр Потянихин: Лётного училища заканчивать точно не надо. 

Денис Коротков: Приходят из другого спорта и говорят, что хотят стать пилотами, едут в Сочи и там накатывают. Им дают боб, и они тренируются с ним. Основные пилоты приходили из саночного спорта. Они уже знают, как что происходит, и тоже проходят накат пилотов. 

Александр Потянихин: А как сильно адаптация у саночников проходила? 

Денис Коротков: У всех по-разному, тут всё от человека зависит. Кому-то дано, и они могут через месяц поехать. Некоторые годами сидят, не очень хорошо получается. 

Михаил Якимов: Насколько часто пользуешься рулём? Или ты его вообще не отпускаешь? 

Денис Коротков: Всё время, от начала трассы до конца.

IMG_7157.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info


Про Олимпиаду

Михаил Якимов: Немного хотелось бы поговорить об Олимпиаде. 

Александр Потянихин: Как вы думаете, как наша бобслейная сборная выступит на этих играх?

Денис Коротков: Это сказать очень сложно, потому что в последние моменты меняли составы, и все потом уже узнавали, кто едет, кто нет, но будем надеяться, что подготовка у них хорошая, и они хорошо выступят. Надеюсь на призовые места.

Михаил Якимов: Всё-таки сборная России осталась без лидеров. Реально рассчитывать на призовые места? 

Денис Коротков: Будем надеяться, тут никто не застрахован. Каждый пилот должен подготовиться сам, прийти с холодной головой на трассу. 

Александр Потянихин: У нас в Сочи будут альтернативные игры со спортсменами, которые не попали на Олимпиаду. Как вы считаете, они вообще нужны? Или нет? 

Денис Коротков: Я не знаю, когда началась эта ситуация. 

Будет интересно спортсменам показать себя среди друзей, семьи. Каждый из них знает, что из себя представляет, и постарается показать себя только сильней.

Александр Потянихин: Я думаю, что вы в любом случае общались с людьми, которых не допустили до Олимпиады. Какая у них реакция была? Как они вели себя? 

Денис Коротков: Было недоумение, всё было непонятно, скрыто. Им просто сообщили, что такая ситуация, и на этом всё. 

Михаил Якимов: Вы будете за кого-то конкретно болеть на Олимпиаде? Может, есть любимчики из других команд в бобслее?

Денис Коротков: В принципе, интересно посмотреть, как все выступят. Те же США, Франция, Германия и наши ребята. 

Александр Потянихин: Кроме бобслея, за какими видами спорта ещё будете следить? 

Денис Коротков: За хоккеем, санками, скелетоном. 

Александр Потянихин: Как вы считаете, как завершится матч между Словенией и Россией? 

Денис Коротков: Победой России.

Михаил Якимов: Болеете за хоккей?

Денис Коротков: Болею, но хожу редко. 

Михаил Якимов: Получается ли совмещать спорт с учёбой? Вы же по полгода проводите за пределами Новосибирска на сборах. Преподаватели идут навстречу? 

Денис Коротков: Совмещать очень сложно. Сейчас я взял академический отпуск, и поэтому не знаю, но думаю, преподаватели пойдут навстречу.

Михаил Якимов: Хотел всё-таки спросить про хоккей. Знаете, что представители из Сибири играют в хоккей, но только в составах шведов, чехов. За них будете переживать конкретно или только за Россию?

Денис Коротков: Нет, только за Россию.

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Что происходит

Показать ещё