Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: кофе Колчака, Сибревком и губернская чехарда

14 июня на радио «Городская волна» прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории СО РАН Владимир Ильиных. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
20:15, 19 Июня 2019

Взгляд назад. Исторический календарь

10 июня 1964 года открылся городской автовокзал. Междугородние автобусы с него отправились по 27 направлениям.

11 июня 1906 года в Ново-Николаевске завершилось строительство депо городской пожарной команды на два конно-бочечных хода. Служба пожарных была односменной, подъём в пять часов утра, рабочий день — 15-16 часов. Утром пожарные становились на молитву, затем чистили лошадей, давали им корм, занимались уборкой помещений и двора.

12 июня 1944 года в Новосибирске проездом был вице-президент США Генри Уоллес. В здании театра оперы и балета он выступил с речью на русском языке и отметил значительный вклад сибиряков в борьбу с фашизмом.

12 июня 1965 года в первый рейс отправился фирменный поезд «Сибиряк».

14 июня 1918 года в Ново-Николаевске возобновила свою работу Городская дума.

15 июня 1975 года возле Дома культуры имени Октябрьской революции открылся комплекс аттракционов «Луна-Парк» из Чехословакии.

16 июня 1934 года через Новосибирск из Владивостока проследовал поезд с участниками ледовой эпопеи, спасшимися пассажирами парохода «Челюскин», который затонул в Чукотском море. На Вокзальной площади в их честь состоялся многолюдный митинг. В память об этом событии улицу Межениновскую переименовали в улицу Челюскинцев.

Однажды в Новосибирске. Сумасшедший полёт

14 июня 1965 года командированный в Новосибирск лётчик, капитан ВВС из города Канска Красноярского края Валентин Привалов на боевом реактивном истребителе Миг-17 пролетел под Октябрьским мостом через реку Обь — в одном метре над поверхностью воды. Впрочем, даты этого пролёта порой называют разные — и 14 июня, и 3-е, и 4-е.

К пролёту капитан Привалов готовился. Он якобы даже несколько раз проплыл под мостом и замерил ширину между опорами и высоту от воды до проезжей части. И вот жарким июньским днём, на глазах у изумлённой — как писали газеты — публики, над Обью, резко снижая высоту, неожиданно возник самолёт. Он выровнялся над самой водой и пошёл к Коммунальному мосту. Истребитель вошёл в створ центральной арки моста, вынырнул с другой стороны и резко «свечой» ушёл вверх, уклоняясь от встречи с фермами железнодорожного моста.

Истинные мотивы отчаянного поступка Привалова по сей день остаются загадкой. Одни говорят, что это был спор, другие — попытка покорить сердце возлюбленной. Третьи утверждают, что это был протест против «рубок» и сокращений в лётных рядах, хотел, мол, доказать, что высшему руководству не искоренить чкаловских традиций и пилотской лихости. Валентин Привалов, дескать, повторил знаменитый трюк Валерия Чкалова — пролёт под Троицким мостом над Невой. В любом случае, задача Привалова была далеко не из простых. Послушаем сотрудника Музея Новосибирска, краеведа Константина Голодяева.

0_e2fa4_ef8c60ec_orig.jpg
Коллаж: Музей Новосибирска

Константин Голодяев: «Условия полёта зависят от многих причин: ветер, масса самолёта, мастерство лётчика. Но, как ни крути, риск огромен во всех случаях: небольшое движение штурвала — и ты уже в опоре моста или в воде, а в нашем случае надо ещё грамотно подняться, ведь через 950 метров от Коммунального следующее препятствие — железнодорожный мост через Обь.

Эта абсолютно реальная история уже окутана кучей мифов. Это и знаменитый фотоколлаж, показывающий сам момент пролёта. В 1965 году не было в каждой руке ни мобильных телефонов с камерами, ни моментальных фотоаппаратов. Специально в засаде никто не сидел, не поджидал. 

Данную „фотографию“ сделал по заказу Музея Новосибирска его дизайнер Евгений Социховский. Причём намеренно с нарушениями пропорций, чтобы никто здравомыслящий и подумать не мог, что это реальность. 

Масштабы самолёта на фотографии сильно преувеличены относительно моста, а угол пролёта предполагает вообще его выныривание из воды. Тем не менее, одни в фотографию поверили, а у других, более внимательных, коллаж сразу вызвал ощущение неправды и создания очередного мифа. Но это реальный случай, в отличие от пролёта самого Чкалова, выдуманного для фильма „Валерий Чкалов“. Во всяком случае, в личном деле лётчика такого случая не зафиксировано. Но вот лётчик Евгений Борисенко во время съёмок фильма действительно на гидросамолёте Ш-2 сделал шесть дублей пролёта под Троицким мостом в Ленинграде».

В подлинности истории Привалова сомневаться не приходится, её зафиксировали советские газеты. Но всё дело в том, что советский лётчик был не первым, не единственным и не последним, кто совершил подобный хулиганский трюк, как это принято считать.

NET_8438.jpg
Константин Голодяев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Как рассказал нам Константин Голодяев, за шесть лет до Привалова безбашенный лётчик американских ВВС, 39-летний капитан Джон Лаппо, возвращаясь на базу после выполнения учебного задания на реактивном бомбардировщике «Боинг-47», пролетел под висячим мостом Маккинак над озером Мичиган. Это произошло ранним утром 24 апреля 1959 года.

А через три года после пролёта Привалова в Новосибирске в Англии лётчик Королевских ВВС Алан Поллок на истребителе на скорости почти 500 км/час сначала трижды облетел здание Парламента, покружил над мемориалом Королевских ВВС на набережной Виктории и пролетел под верхней частью Тауэрского моста в Лондоне.

Обоим воздушным хулиганам удалось избежать сурового наказания. Капитана Лаппо от тюрьмы спасли прежние боевые заслуги и награды. Он отделался выговором и штрафом, но за штурвал военного самолёта он уже не сел, хотя и продолжил службу в ВВС. Алана Поллока просто уволили.

Привалова, кстати, тоже решили не наказывать, хотя сначала хотели отдать под суд. Его судьбу решил тогдашний министр обороны СССР маршал Родион Малиновский. Он простил лётчика, приказал не наказывать его, а «дать отдохнуть». Привалова вновь допустили к полётам и даже не исключили из партии.

Было — не было. От уездного города к столице Сибири

Гость в студии — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории СО РАН Владимир Ильиных.

Евгений Ларин: 13 июня 1921 года, согласно постановлению ВЦИК РСФСР, Ново-Николаевск становится центром Новониколаевской губернии. В состав губернии вошло пять уездов: Каинский, Каргатский, Каменский, Черепановский и собственно Новониколаевский.

Давайте начнём вот с чего: каким Ново-Николаевск подошёл к июню 1921 года, ведь этому времени предшествовал период тяжёлого восстановления города после социального-экономического коллапса 1919 года? Давайте попробуем нарисовать картину.

Владимир Ильиных: Социально-экономический коллапс конца 1919 года, если его так можно называть, был вызван активными боевыми действиями, в том числе непосредственно на территории Ново-Николаевска и в его окрестностях, паническим отступлением белых и тифом, который принесли отступающие белые войска.

Евгений Ларин: И они оставляли за собой по сути горы трупов прямо на улицах.

Владимир Ильиных: Да, так и было. Это была зима. В городе была ужасная ситуация. Но советская власть достаточно быстро ситуацию стабилизировала. Эпидемия пошла на убыль. То городское хозяйство, которое было в то время, стало функционировать. Главное, что город не потерял своего потенциала. Достаточно сказать, что 20 апреля 1920 года в голодающую Москву из Ново-Николаевска было отправлено несколько составов со сливочным маслом и 200 тысяч пудов кофе.

NET_9747.JPG
Владимир Ильиных. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Откуда кофе?!

Владимир Ильиных: Это белые войска завозили. У нас был кооперативный центр, сюда завозили большое количество товаров, и этот кофе залежался на складах, его отправили из Ново-Николаевска в Москву. Продовольственная ситуация в городе достаточно быстро стабилизировалась. В Ново-Николаевске и вообще в Сибири военный коммунизм ввели не сразу. Продовольственную диктатуру ввели только 20 июня 1920 года. До этого свобода торговли не запрещалась. Крестьяне могли свободно приехать в город и продать продукты своего труда горожанам.

Евгений Ларин: Крестьянское хозяйство не сильно пострадало во время военных действий?

Владимир Ильиных: Оно пострадало, в основном вдоль железной дороги, в зоне боевых действий. Немного дальше — пострадало минимально. Более того, во время Гражданской войны, по крайней мере, до 1919 года, у нас росла запашка, росло производство зерна. А зима 1920-21 годов, следующая зима после введения военного коммунизма, была гораздо более тяжёлой, чем зима 1919 года, поскольку ввели полномасштабный запрет свободной торговли, классовый паёк, которого, естественно, не хватало, гужевая, трудовая и прочие повинности, которые горожане выполняли. Это было очень тяжело. А летом после этой тяжёлой зимы Ново-Николаевск стал губернским городом.

Евгений Ларин: Поясните, что такое классовый паёк?

Владимир Ильиных: Во время войны вводились карточки. Во время Великой Отечественной войны разные карточки были для рабочих, иждивенцев, детей, — разное количество хлеба и продуктов. А советская власть ввела так называемый классовый паёк. То есть классово правильные слои населения получали больший паёк — это рабочие, советские чиновники. А так называемые буржуазные слои получали гораздо меньше или не получали вообще ничего.

Евгений Ларин: И вот принимается решение о создании Ново-Николаевской губернии с центром в нашем городе. Что лежит в основе этого решения? Почему оно возникло?

Владимир Ильиных: Решение о создании Ново-Николаевской губернии основывалось на предшествующем экономическом развитии Томской губернии. До революции в Томскую губернию входила территория, которая сейчас составляет Алтайский край, Кемеровскую, Томскую и Новосибирские области. Огромная территория. Столыпинское аграрное переселение привело к взрывному росту и населения этой территории, и её экономики. Очень трудно было управлять этой территорией из одного центра. Это осознало ещё царское правительство.

До первой мировой войны и во время неё обсуждался вопрос о разделении Томской губернии как минимум на две — Алтайскую и Томскую, либо на три с выделением Ново-Николаевской губернии.

Но царское правительство этого сделать не успело; уже Временное правительство разделило Томскую губернию на две, выделив из неё Алтайскую губернию. Но вопрос о Ново-Николаевской губернии всё равно обсуждался.

Потом Временное сибирское правительство поставило вопрос о необходимости разделения оставшейся Томской губернии на Ново-Николаевскую и Томскую, но тоже не успело: пришёл Колчак. Он решил это сделать после победы над большевиками, но большевики победили — и сами поставили этот вопрос.

Я в «Советской Сибири» прочитал, что 23 декабря 1919 года Сибревком, который находился уже в Омске, обсудил вопрос «о пересмотре границ губерний и образовании новых административных единиц». Но тогда, 23 декабря 1919 года, решение принято не было, его отложили. Я видел докладную записку ново-николаевского горуездного исполкома, в которой просили образовать самостоятельную Ново-Николаевскую губернию. Но окончательное решение было принято только 13 июня 1921 года. Это было уже решение ВЦИК, последней инстанции, то есть решение было принято несколько раньше, а законодательно оформлено 13 июня 1921 года.

NET_9724.JPG
Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Но ведь однажды уже была попытка в 1910 году сделать Ново-Николаевск административным центром Томской губернии, но оно почему-то не состоялось.

Владимир Ильиных: Частично оно состоялось. Я уже упомянул о заседании Сибревкома 23 декабря 1919 года. Единственное решение, которое там было принято — это решение о переносе административного центра Томской губернии в Ново-Николаевск.

Евгений Ларин: Но губерния при этом оставалось Томской?

Владимир Ильиных: Да. Нечто подобное было при переносе центра Тобольской губернии в Тюмень, но губернию всё равно стали называть Тюменской. Была Гражданская война, шли активные боевые действия. Томск красные освободили только 20 декабря 1919 года, Сибревком заседает 23 декабря. А в «Советской Сибири» информация об освобождении Томска была опубликована. То есть, вероятно, ситуация была ещё не совсем ясна, но уже было нужно налаживать мирную жизнь, налаживать губернское управление этой огромной территории, и было решено временно перенести центр в Ново-Николаевск. Здесь создавались губернские органы управления. Но буквально в марте уже создавались губернские органы, которые вновь переехали в Томск.

Евгений Ларин: Можно сказать, что в 1921 году Ново-Николаевск становится столицей Сибири? Или когда это произошло?

Владимир Ильиных: Горуездный исполком добивался этого решения и критиковал решение о переносе центра губернии в Томск. С одной стороны, этому даётся объяснение, а с другой стороны — идёт тонкий «троллинг».

Цитата: «Старый центр, хотя и расположен на северной окраине района, но располагающий для этого всеми удобствами крупного города, главным образом, зданиями». И вторая фраза: «Перенесение губернского центра в Томск, возможно, повысило работу в нужных предприятиях, но затормозило работу по развитию и эксплуатации сельского хозяйства».

Получается, что перенос губернского центра, в основном, был из-за зданий, то есть в Ново-Николаевске зданий для размещения губернских органов не хватало. Томск, действительно, был развитой город, с огромным количеством административных зданий. Но ново-николаевский горуездный исполком добивался создания самостоятельной губернии, подчёркивая, что у нас особый регион, который, в основном, специализировался на сельском хозяйстве, в то время как север Томской губернии — на лесопромышленности, а запад, нынешний Кузбасс, — на угольной промышленности. И чтобы создать орган управления крупным сельскохозяйственным районом, они предлагали создать Ново-Николаевскую губернию.

Что касается столицы, то столицей Сибири Ново-Николаевск стал даже раньше, чем административным центром губернии. Так получилось, что не в июне, а уже 14 января 1921 года Сиббюро ЦК РКП(б) приняло решение о перенесении сибирского центра из Омска в Ново-Николаевск. И все органы управления Сибирью к июню уже переехали, в том числе Сибревком со всеми его отделами, Сиббюро ЦК РКП(б), органы комсомола, профсоюзов, — вся советская власть.

Ситуация у нас в городе жёстко осложнилась, размещать здесь кого-то было совершенно невозможно. Самые лучшие здания заняли Сиббюро ЦК РКП(б) и Сибревком. Но они тоже были не очень приспособлены для таких огромных органов. Например, в здании на Советской, 26 раньше был уездный исполком, а теперь там поселили всё Сиббюро ЦК РКП(б).

Сибревком разместили в здании напротив Стоквартирного дома, оно не сохранилось. Остальные — где как. Часть в Торговом корпусе, в огромном количестве отдельных комнаток. Всех, кого не надо, оттуда выгнали. Часть — на втором этаже Реального училища. Весь второй этаж отдали под отделы Сибревкома. А Сибземотдел вообще в усадьбе поселили.

Евгений Ларин: Можно сравнить с тем, когда койки в больнице ставят в коридоре.

Владимир Ильиных: Одновременно с этим у нас образовалась губерния, и губернские органы тоже ведь нужно было где-то размещать. Жилищная проблема также резко обострилась. Население Ново-Николаевска в связи с переездом сибирских органов увеличилось примерно на 20%. Город быстрорастущий, жилищная проблема всегда в нём была, а тут она крайне резко обострилась. Люди ютились, как во время эвакуации.

Евгений Ларин: Если Томск был губернским центром, то почему вся советская власть оказалась в Омске?

Владимир Ильиных: Сначала, до освобождения Сибири от белых, Сибревком и Сиббюро находились в Челябинске. Затем они переехали в Омск. Омск был столицей колчаковской Сибири, он был неким политическим символом: мы победили и заняли Омск, мы управляем Сибирью! Но затем, когда тюменскую губернию передали в Уральскую область, Омск оказался фактически на западной границе. С точки зрения управления это неправильно, должна быть ровная досягаемость до административного центра, поэтому его передвинули в Ново-Новониколаевск. Почему, например, не в Красноярск? Всё-таки Западная Сибирь была более густонаселённой. С точки зрения людского потенциала центром был Ново-Новониколаевск. Он стоял на пересечении: Транссиб, алтайская железная дорога, Обь. В Томске было только ответвление от Транссиба. Поэтому с точки зрения логистики решение было правильным.

NET_9741.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: И вот город с большим трудом, со скрежетом принимает власть, чиновничий аппарат. Каким город становится? Как статус административного центра меняет город?

Владимир Ильиных: Естественно, он становится Сиб-Чикаго. Он и так очень быстро развивался. В 1925 году город переименовали в Новосибирск. Одно из различных предлагаемых названий во время конкурса было Сиб-Чикаго, потому что город такой быстрорастущий. Действительно, строили очень быстро, здания росли как грибы, знания новые, современные. В том числе и те здания, которые является достоянием нашего города, известные конструктивистские здания. У нас есть настоящие шедевры конструктивизма.

Евгений Ларин: Что касается экономики и промышленности, то что изменилось в этом плане?

Владимир Ильиных: В городе была, в основном, пищевая промышленность, особенно она развивалась во время войны. Был сухарный завод, мясохладобойня, так называемый «холодильник», где хранили мясо. Машиностроительных предприятий было очень мало. В первую очередь, завод «Труд». Так было до 1930-х года. Лёгкая промышленность появилась, когда построили железнодорожную ветку Турксиба, сюда пошёл хлопок, образовался текстильный комбинат.

Евгений Ларин: Машиностроение, наверное, во время Великой Отечественной войны появилось?

Владимир Ильиных: Во-первых, во время первой пятилетки: начал строиться «Сибкомбайн» и другие заводы. Вообще, во время войн наш город всегда быстро развивался. Во время Первой мировой войны был пик развития, рост экономики, населения. Мы говорим про столичный статус. А своеобразной столицей Сибири город впервые стал во время Первой мировой войны. В 1916 году у нас был образован так называемый Закупсбыт — общесибирский союз потребительской кооперации, не где-нибудь, а именно в Ново-Николаевске. А в 1917 года при Временном правительстве был создан Сибкредсоюз, союз кредитных кооперативов. То есть столицей кооперативной Сибири Ново-Николаевск стал ещё до революции. Во время Великой Отечественной войны Новосибирск стал центром машиностроения.

Евгений Ларин: На создании Ново-Николаевской губернии власти не остановились. Дальше — больше: появляется огромнейший даже по сегодняшним временам Сибирский край. Как удалось создать такую махину, притянуть столько регионов с центром в одном месте? Как это происходило?

Владимир Ильиных: В советской России некоторые регионы объединялись в так называемые областные формирования, что-то вроде генерал-губернаторств. При царском правительстве были генерал-губернаторства. Генерал-губернатор возглавлял целый регион, в который входило несколько областей. Губернии были отдельными административными единицами. В своё время было Западно-Сибирское генерал-губернаторство, когда были области, но когда появились Томская и Тобольская губернии, они стали самостоятельными. Были Восточно-Сибирское, Приамурское генерал-губернаторства. Также они были на Кавказе, на Украине. То есть на окраины сажали людей, которые соединяли военную и административную власть. Это было необходимо для управления окраинами.

Генерал-губернатор был единственном человеком, который за это отвечал перед царём, он возглавлял областных начальников. То же самое сделала советская власть.

Было создано несколько областей: Уральская, Дальневосточная, Сибирь тоже объединилась. Под управление Сибревкома попали Ново-Николаевская, Омская, Алтайская, Томская, Енисейская и Иркутская губернии. Были губернские власти, но был и Сибревком, который возглавлял весь этот конгломерат. Губернии не непосредственно с центром общались, а сначала с Ново-Николаевском — Новосибирском, а потом уже с Москвой.

Сибревком был чрезвычайным органом, а советская власть предполагает всё-таки не революционный комитет, а Советы, исполкомы Советов. И в 1925 году был образован Сибирский край, но это сопровождалось и административной реформой. Губернии и уезды ликвидировали, а вместо них создали округа. Это что-то вроде укрупнённых уездов. А далее шли сельские районы. Ново-Николаевск перестал быть центром Ново-Николаевской губернии, а стал центром Ново-Николаевского округа. Я думаю, что создание этого огромного Сибирского края на этапе восстановления народного хозяйства после Гражданской войны и катаклизмов конца 1910-х годов, эта централизация была необходима. Но по мере того, как она начала мешать, началось разукрупнение.

Евгений Ларин: Получается, что так было не везде? На западе не было таких огромных образований?

Владимир Ильиных: Там губернии сохранялись очень долго. Правда, в 1929-30 годах там тоже стали образовываться большие края и области, которые также делились на округа. Но это было очень недолго, началось разукрупнение.

В 1930 году Сибирский край разделили на Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский край. Из одного центра было очень тяжело управлять такой огромной территорией. Когда идёт восстановление, это может быть необходимо. Но затем это начинает мешать развитию хозяйства. Начали делить. Но и округа тоже уничтожили.

Была трёхзвенная система: край — округ — район. Стала двухзвенная: край и район. Такая система тоже была достаточно неудобной, было очень много районов, и все они выводили на один краевой центр. В 1934 году последовало новое разукрупнение. Западную часть Западно-Сибирского края передали в образованную Омскую область, восточную часть передали в Красноярский край.

NET_9729.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Осталось примерно то, что раньше было Томской губернией: Алтай, Кузбасс, будущие Томская и Новосибирская области. В 1937 году выделили Алтайский край, осталась Томская губерния, условно говоря, образца 1918 года. Она и стала Новосибирской областью. Туда входила современная Кемеровская, Томская и Новосибирская области. В 1943 году выделяют Кемеровскую область, в 1944-м — Томскую. Таким образом, наша область приобретает свои окончательные очертания, за исключением некоторых южный районов, который потом передали из Алтая.

Евгений Ларин: Едва ли не каждый крупный сибирский город борется или отстаивает право называться столицей Сибири. Мы уже говорили о том, что Новосибирск в силу ряда причин назвали сибирской столицей по праву. Может ли наш город именоваться так и сегодня? Сохранили ли мы этот статус хотя бы неформально?

Владимир Ильиных: Неформальный статус подтверждён был ещё в конце 1950-х годов, когда у нас образовалось Сибирское отделение Академии наук СССР, у нас был Президиум. Сибирское отделение находилось в Новосибирске. Затем были образованы Сибирское отделение Академии сельскохозяйственных наук и Сибирское отделение Академии медицинских наук. 

Наш город стал городом трёх академий — сибирских отделений. Это, безусловно, подтвердило неформальный столичный статус нашего города.

Евгений Ларин: Но ведь наука не всё решает?

Владимир Ильиных: Безусловно. Тем не менее, мы говорим о неформальном статусе. В остальном мы, конечно, были областным городом. Но считали, что мы всё-таки некий центр, поэтому к нам сюда науку и принесли. В 2000 году наш столичный статус подтвердился тем, что административным центром Сибирского федерального округа стал Новосибирск. Но через некоторое время мы потеряли два академии — медицинских и сельскохозяйственных наук, которые объединили в одну Российскую академию наук. Была идея ликвидировать и Сибирское отделение, и Президиум, оставить здесь Новосибирский научный центр. Вот это бы окончательно лишило нас некоего столичного статуса, если не считать того, что мы являемся административным центром Сибирского федерального округа. Но мы прекрасно знаем, что административный центр федерального округа очень легко переносится из одного города в другой, как, например, он был перенесён из Хабаровска во Владивосток совсем недавно. Поэтому гарантией сохранения нашей столичности является сохранение Сибирского отделения Российской академии наук.

Евгений Ларин: В чём же ещё может проявляться столичность, кроме научного центра? Наверное, нужно что-то ещё?

Владимир Ильиных: Безусловно, это культура. Как про СССР говорили, «зато мы в области балета впереди планеты всей». В области балета наш город впереди всей Сибири, вне всякого сомнения. Мы, конечно, являемся очень крупным логистическим центром. Но этот статус тоже можно очень легко отобрать. Например, взять деньги, которые тратятся на создание логистического центра в Толмачёво, и перевести их в Красноярск. Но, думаю, балет и Академию наук у нас не отберут.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook — будьте в курсе актуальных новостей Новосибирска.


Что происходит

Коротко: мэр Локоть о решении WADA и строительстве «Спортивной»

Погружение: за что спасатели МАСС любят «Хулигана»

Оборудование за 3 млрд рублей купят для почтового центра в Новосибирске

Работает эвакуатор: ночную парковку запретят у Берёзовой рощи

«Горзеленхоз» займётся благоустройством шести зелёных зон в Новосибирске

Цены на яблоки и лимоны сбросит ярмарка в Новосибирске

Вечерний разговор: из чего состоит Бионорд и как он работает

Морковью по-корейски и жареной рыбой накормят на Большевисткой

Новый автовокзал и умные остановки: как инвесторы меняют Новосибирск

Экспериментальный центр за 230 миллионов начали строить рядом с НЭТИ

В Новосибирске всем городом будут лепить пельмени

Показать ещё