Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Нетрезвые компании выгонят из обновлённого сквера Гагарина

В сквере Гагарина нынешним летом началась реконструкция. Прежде этот тихий зелёный уголок на левом берегу находился в запущенном состоянии. Но удалось привлечь инвестора. Застройщик, который осваивает участок неподалёку, выделил 10 млн рублей на благоустройство сквера. «Новосибирские новости» побывали там весной, когда работы были только в планах. И уже на днях съёмочная группа оценила сделанное вместе с общественным куратором этого проекта Светланой Мироновой.

Вячеслав Горчаков
Вячеслав Горчаков
09:53, 22 Октября 2019

— Светлана, мы здесь были с вами в мае. И тогда говорили о том, что ещё только предстоят работы. Вы говорили, что в этом году рабочие уже должны всё сделать. Но, видимо, что-то немного пошло не так?

— Мы изначально рассчитывали на два года. Сейчас задерживаемся, потому что подрядчик был занят, у него были другие работы. Но сейчас они активно начали работы. В том числе потому, что осень у нас затяжная.

— Дорожки пока решили не трогать?

— Перед зимой дорожки трогать не будут. Их будут делать на следующий год, когда всё поставят. Асфальт, понятно, дешевле; плитка дороже. Брусчатка ещё дороже. Нужно понимать, какой финансовый запас у нас будет.

IMG_3840(1).jpg
Светлана Миронова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— Хотелось бы, чтобы здесь было мощение?

— Да, конечно, хочется брусчатку. Или хотя бы плитку.

Памятник Гагарину в этом году отреставрировали, как мы и говорили. Его подняли, обновили ракету и выложили вокруг тротуарную плитку.

— Я помню, раньше ракета торчала далеко наверх. И на ней чуть ли не подтягивались...

— Да, и каждый раз из-за этого ракету обламывали. Поэтому сейчас её сделали чуть короче. Всё равно она выглядит как ракета. Но на ней уже нельзя подтягиваться и бутылки открывать. Я надеюсь, что в таком виде памятник сохранится гораздо дольше. Сделан он из мрамора.

— Довольны результатом как местный житель?

— Я довольна. Но есть те, кто говорит, что «надо было всё-таки вытащить на середину». Я объясняю: «Заходим в сквер — памятник Гагарину». «Ну да, что-то мы об этом не подумали...» В итоге все приходим к тому, что памятник сейчас стоит на своём месте. Более того — его сейчас развернули лицом к воротам, чтобы приветствовал всех входящих сюда.

— Над вазоном вроде бы уже колдовали?

— Здесь только начали работы. Изначально было 8 вазонов. Все их хотим восстановить. Мой возраст уже не позволяет говорить мне о том, какое это всё было раньше. 

А когда приходишь в Совет ветеранов, либо идут пожилые — первое, что они спрашивают: «Вазоны восстановят?» Им это дорого. Значит, эти вазоны раньше что-то из себя представляли. Может быть, когда это всё восстановят, и мы сможем оценить первозданную красоту...

— А к воротам были какие-то претензии, или отдельные просьбы? Всё-таки они тоже остались от той эпохи.

— Ворота мы изначально собирались восстанавливать в том виде, в каком они были раньше. Единственное — с той стороны мы убрали металлические ограждения. Но их и не было изначально. Восстановили всё ограждение, всю опалубку. Она была снята. Ограждение было завалено. Проделана колоссальная работа. Вначале всё демонтировали, потом сделали армирование, поставили опалубку и заново залили. По сути, вы видите, что всё сейчас в едином стиле. Восстановили часть колонн. Они раньше были частично разрушены, некоторые вообще отсутствовали. Металлическую часть тоже всю восстанавливали. Где-то её подрезали из-за того, что подняли опалубку. Где-то выпрямляли ограждение. Плетение осталось оригинальным.

Здесь, помните, были клёны, которые разрушали ограждение. Их уже нет, всё убрали.

— В самом парке тоже придётся удалить какие-то деревья?

— Аварийные деревья — да. Выходил агроном две недели назад, осматривал их. Где-то будут срезаны только аварийные ветки. Мы изначально говорили, что зелёные насаждения будут сохранены по максимуму. Ничего лишнего удалять не будут.

— А добавлять что-то будете?

— Я думаю, что добавлять уже нечего. Здесь встанут игровые элементы, мы их и так стараемся аккуратно поставить между деревьями. Я думаю, что нам ещё какие-то насаждения уже некуда будет садить. 

— Мы подошли к собачьей площадке. Владельцы собак уже как будто чувствуют, что здесь можно будет гулять вполне законно. Здесь начали готовить основу?

— Да, здесь будет площадка. Её планируют поставить уже в этом году. Более того — на собачьей площадке также планируется сохранить деревья. Их просто оградят сеткой, чтобы собаки их не кусали, не драли. И чтобы эти деревья продолжали расти. Их оградят на 1,5-2 метра вокруг ствола. Но они все останутся на площадке.

— Ещё как-то она будет обустроена? Игровые элементы для собак, например?

— Точно будет ограждение. Участки для маленьких и больших собак. Но про игровые элементы пока рано говорить. Удобство для детей и родителей — в приоритете.

— Собачники сами могут собраться и что-то сделать?

— Да. Если их что-то не устраивает, они могут сами всё организовать. Всё равно у них будет своё место, куда они смогут что-нибудь добавить.

— Пока мы с вами здесь гуляли — местами на скамейках сидели не совсем трезвые люди. Когда здесь всё приведут в порядок, не получится ли так, что сюда придут различные компании, будут выпивать?

— Сегодня мы уже об этом думаем. Единственное, что пришло в голову — нужно менять статус сквера. Сегодня по плану финансирования уборки территории — два раза в год. Но если здесь будут дети, будут игровые площадки — наверное, нужно уже другое финансирование.

— Пока это сквер, его убирают только весной и осенью?

— Да. Нужно менять периодичность уборки, менять название. Например, не сквер, а парк. Соответственно, будет патрулирование. Мы понимаем, что наших социально неблагоприятных граждан отсюда «попросят».

— Статус, возможно, сменится. А приписка «имени Гагарина» останется?

— Обязательно.

IMG_3784(1).jpg
Вячеслав Горчаков и Светлана Миронова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

— Скоро похолодает. Возможно, к тому времени, как выйдет наше интервью, уже будет холодно. Всё ли успеваете доделать в этом году до конца — то, что планировали?

— Бетонные работы доделали, штукатурку тоже. Где-то нужно делать штакетницу, где-то подправить металл. Всё это можно делать зимой, никаких проблем нет. Площадку можно делать, даже если будет холодно.

— Когда уже можно будет говорить о внешнем виде площадки, фонарей — всех этих деталей? 

— Наверное, об этом можно будет говорить на следующий год летом — когда всё будет устанавливаться. Придётся детский и спортивный инвентарь подбирать уже под это место.

— Светлана, я хотел ещё про саму модель спросить. Застройщик где-то поблизости возводит жилой комплекс. И чтобы компенсировать какие-то неудобства — вносит свои деньги на благоустройство сквера. Насколько такая модель жизнеспособна в Новосибирске? Может быть, и в других районах тоже можно будет так сделать?

— Я считаю, что такая модель жизнеспособна, и не только в Новосибирске, но и в других регионах. И в других районах нашего города. Если застройщик выиграл тендер — он всё равно зайдёт на участок, будет возводить свои здания. Поэтому это правильно — он компенсирует возможные неудобства, и у людей появляются новые места, парки отдыха. Если бы у нас все застройщики делали бы также, то отношение у людей к этому было бы другое.

— Не всегда же застройщик сам говорит: «А давайте я вам парк сделаю?»

— Зависит от активности жителей конкретного микрорайона, депутатов, администрации. Если убрать все составляющие — ничего бы не было. Это самое главное — чтобы люди не были равнодушными к своему микрорайону, чтобы они хотели там что-то сделать.

Полную запись интервью смотрите в этом видео:

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё