Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Главврач Анатолий Юданов: «Кащеев бессмертных на Земле не существует»

В прямом эфире на радио «Городская волна» (101,4 FM) побывал главный врач областной клинической больницы, главный хирург новосибирской области Анатолий Юданов. Он рассказал о том, как правильно отсеивать школьников при выборе профессии врача, чего сейчас особенно сильно не хватает в новосибирской медицине, обрастают ли «чешуей» врачи, вспомнил свои студенческие годы и рассказал, зачем советуются друг с другом даже опытные хирурги.

Регина Крутоус
Регина Крутоус
08:15, 27 Июня 2019

Досье: Анатолий Юданов родился в 1961 году в Казахстане, в Усть-Каменогорске. После школы поступил в Новосибирский медицинский институт. В трудовой книжке всего одна запись — Новосибирская областная клиническая больница, в которой он работает с момента получения диплома хирурга в 1985 году. За это время провёл около 10 000 операций и воспитал не один десяток молодых специалистов. В 2007 году стал победителем конкурса «Врач года» в номинации «Хирургия». С этого же года является главным хирургом региона, а звание «Заслуженный врач Российской Федерации» получил в 2010 году. В январе 2011 года был назначен заместителем главврача по медицинской части. Главным врачом Новосибирской областной клинической больницы назначен в 2014 году.

Регина Крутоус: Анатолий Васильевич, здравствуйте, я очень рада вас видеть!

Анатолий Юданов: Здравствуйте!

Фото00013.jpg
Регина Крутоус и Анатолий Юданов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Регина Крутоус: Анатолий Васильевич, в этом году исполнилось ровно пять лет, как вас назначили главным врачом областной больницы. Какие ключевые задачи для себя вы поставили тогда? Что получилось реализовать, а что — нет?

Анатолий Юданов: Я думаю, это тема целой лекции. Но главное, к чему мы пришли пять лет назад с обновлённой командой — были проблемы, сложные времена для областной клинической больницы, чехарда в руководстве... И по большому счёту, из-за этого мы потеряли большое количество суперпрофессионалов. Они ушли в частные центры, переехали.

Задачи, которые мы ставили — восстановление того коллектива, славного, замечательного, со своими традициями. Самое главное, что удалось сделать — несколько десятков наших самых знаковых докторов за эти пять лет вновь работают в нашем коллективе.

Второе — за то время были утеряны определённые традиции — преемственности, взаимодействия с нашим медицинским вузом. Первоочередные задачи, которые мы для себя поставили — сегодня они уже решены.

Сегодня областная больница — это практически единый коллектив с НГМУ. Мы на сегодня крупнейшая база медицинского университета: 19 кафедр расположены на базе крупнейшей больницы за Уралом.

Это были главные задачи. Всё остальное: материально-технические вещи, организационные — они до сегодняшнего дня появляются в ежедневном рабочем порядке.

Регина Крутоус: В чём вы сегодня видите главные задачи главного врача? Что ещё нужно изменить?

Анатолий Юданов: Изменить взаимодействие с центральными районными городскими больницами. За минувшие годы произошли очень большие изменения в центральных районных больницах. В районы областей пришли новые люди, новые руководители. И та замечательная идеология, которая всегда была — я всё время говорю примерно одно и то же — центральные районные и городские больницы по большому счёту являются отделениями областной клинической больницы, в хорошем смысле.

Процесс лечения в Новосибирской области должен начинаться в ФАПах, участковых больницах, а завершаться на самом-самом высоком уровне. А при необходимости — сразу в областной клинической больнице. Поэтому она должна быть главной клинической центральной больницей Новосибирской области, а сегодня и сибирского региона в целом.

Фото00002.jpg
Регина Крутоус. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Регина Крутоус: В новостях была информация о том, что в Новосибирской области планируется развивать санитарную авиацию. Расскажите об этом.

Анатолий Юданов: Так получилось, что я почти 8 лет руководил службой санитарной авиации в своё время, с 2001 года. Изменился подход. В тяжёлые времена для страны это стало очень дорого. Начало 2000-х. Поэтому на большинстве территорий, учитывая неплохие развитые автодороги, близость расстояния — эта тема была как-то незаслуженно забыта. В том числе и у нас.

Сегодня усилиями федерального правительства выделены громадные, беспрецедентно большие средства для возобновления этой темы. Просто так с любыми заболеваниями, с любыми болячками человека привозить лечить на вертолёте не надо, это неправильно.

Сегодня изменился подход по некоторым заболеваниям, по некоторым формам. Прежде всего, по острому коронарному синдрому — это инфаркт миокарда, инсульт и помощь беременным женщинам и детям. В этой ситуации иногда минуты и часы имеют практически решающее значение.

Поэтому выделены федеральные средства чтобы восстановить взлётно-посадочные площадки, для того чтобы создать систему взаимодействия с центральными районными больницами. Мы раньше об этом и не мечтали. 

Предполагается восстановление вертолётной площадки на территории областной клинической больницы. И пациентов с теми проблемами и бедами, которые я озвучил, мы, согласовываясь со скорой помощью, будем напрямую транспортировать в областную клиническую больницу и в другие лечебные учреждения города и области.

Конечно, номером один здесь будет областная клиническая больница, так как на её территории будет находиться взлётная площадка. Я думаю, 90% этих пациентов осядут и будут лечиться у нас, в крупнейшей больнице региона.

Фото00005.jpg
Анатолий Юданов. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Это на сегодняшний день необходимо. Мы практически на финишной прямой. На сегодняшний день уже получили задания, примерно определились с местом, где это будет сделано — на площади областной больницы. Мы готовим наших специалистов, так как к этому требуется определённая подготовка, в том числе и докторов. Потому что в своё время, когда я руководил отделением санавиации, мы вылетали 2-3 раза в месяц. На сегодняшний день масштабы предполагаются совсем другие. В частности, у нас есть задание до конца года, с выделением финансовых средств, что более 150 пациентов до Нового года предположительно эвакуируем к нам сюда.

Регина Крутоус: А как это сейчас происходит, когда надо срочно доставить человека в больницу?

Анатолий Юданов: Очень чётко отработана у службы санавиации организационная система, которая включает в себя круглосуточную диспетчерскую службу областной клинической больницы. Очень хорошие машины — реанимобиль — быстроходная, очень мощная. Квалифицированный штат медицинских работников, реаниматологов, подготовленных медсестёр, которые занимаются этой темой вплоть до эвакуации пациентов без сознания, которые самостоятельно даже дышать не могут, на искусственной вентиляции лёгких и т. д.

Почему мы шли этим путём, я сказал: потому что авиатранспорт был безумно дорог. Идеология на территории Новосибирской области была несколько иной, очень неплохие были созданы 32 центральных районных больницы. То, что было потеряно на других территориях — в Новосибирске это осталось.

В принципе, сегодня центральные районные больницы — это неплохие площадки и медицинские организации, а многие даже очень продвинутые, покрупнее наших городских больниц.

Поэтому первый этап пациента откуда-то из глубинки, из деревни — госпитализация именно в центральные районные больницы, там, где есть хорошее отделение реанимации, хорошие подготовленные специалисты. И не надо пациента тотчас хватать и куда-то везти, транспортировать — это не с поля боя и не с дороги. Вот это — принципиальное отличие.

На сегодня созданы региональные сосудистые центры, есть понимание первого «золотого» часа, когда за первый час мы человеку можем оказать помощь так, что он становится не инвалидом, а здоровым человеком. Для максимально быстрой эвакуации пациента и вкладываются огромные серьёзные средства.

Регина Крутоус: Анатолий Васильевич, вы ведь ещё много времени уделяете и образовательной деятельности, помогаете молодежи приобщаться к медицине. Расскажите подробнее о медицинских классах.

Анатолий Юданов: Ну, во-первых, я преподаватель медицинского университета, и в том числе я сотрудник кафедры госпитальной хирургии нашего университета, читаю лекции студентам, веду практические занятия по хирургии.

Что касается медицинских классов — история совсем-совсем далекая: когда-то меня 16-тилетним мальчишкой, в восточном Казахстане, в Усть-Каменогорске, привлёк клуб «Юный медик». Там знаменитый главный хирург Восточно-Казахстанской области Борис Эрихович Рейш. Он, видимо, насмотрелся проблем, увидел докторов удачных и не очень, и решил как-то ребятам помочь. Тем более что там, на базе в Усть-Каменогорске, медицинского университета не было. И сегодня нет.

Он нас собрал 1 сентября, 30 молодых людей — мы дежурили, готовили какие-то лекции, ходили на операции, ходили в морг. Так вот, из 30 человек, которые «пылали» и хотели стать врачами, к маю осталось трое. Все трое до сегодняшнего дня являются достаточно успешными докторами Российской Федерации. Поэтому здесь у меня всегда была мечта — долг своему первому учителю медицины как-то отдать по-хорошему.

И за эти годы, я насмотрелся на не очень счастливых молодых докторов, которые вдруг на первом, на втором, на третьем курсе понимали, что они не туда пришли. Когда ребята заканчивают шестой курс, седьмой и не понимают куда дальше идти, поверьте — это трагедия. Это уже не когда тебе 17 лет, а когда 23-24, и ты понимаешь, что это не твоё.

Мое решение было принято, и четыре года назад, на базе 170-й школы, мы, совместно с медицинским университетом и администрацией района, создали первый класс. На сегодня мы уже имеем два первых выпуска. Статистика очень интересная. Два года — 10-11 классы учатся, и два выпуска уже есть — это 1 и 2 курс в медицинском университете. Мы также набираем 30 человек. И два года подряд из 30 человек не хотят идти в медицинский институт после окончания этих двух лет 15 человек, 50%. Здорово? Здорово! 30 человек мы спасли от главной роковой ошибки в выборе профессии... Они эту ошибку миновали.

Там всё очень просто — подготовлена хорошая база: биология, химия, иностранный язык, но главное не это.

Главное то, что они в течение двух лет работают, практически живут в областной клинической больнице, на каникулах, на дежурствах. Бывают с нами в операционных, в перевязочных, помогают медицинским сестрам, где-то докторам.

И вот она статистика: 50% говорят в конце 11 класса «Анатолий Васильевич, спасибо огромное! За школу, за жизнь, за учёбу. Что на самом деле мы не сделали этой ошибки».

Известна же ситуация, когда родители вдруг решили, что их дитя обязательно должно быть медиком, обязательно врачом. А отношения-то с родителями разные. И для кого-то это абсолютный авторитет. Кто-то примет самостоятельное решение, а кто-то по этому пути пойдет. А потом папу и маму будет всю жизнь «благодарить». Вот эта самая главная идея была.

Это хлопотно. Это нагрузка, которая не свойственна ни мне, ни областной клинической больнице, но те результаты, которые на сегодняшний день есть, требуют продолжения этой работы. И теперь уже морально, потому что мы по-другому уже не можем.

Фото00017.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Проблема, которая возникает дальше — это увеличение конкурса в этот класс. Некоторые ребятишки приезжают даже из других регионов. Тем более что с прошлого года мы приняли решение с ректором о том, что наши дети будут иметь определённые преференции при поступлении, дополнительные баллы. То есть мы даём в конце года сертификат под моей подписью, что они успешно прошли обучение в медицинском классе и имеют определённые преимущества. Не только какие-то эфемерные, но и конкретные — в виде дополнительных баллов при поступлении.

Регина Крутоус: Вы остаётесь практикующим хирургом. Операции каждый день бывают?

Анатолий Юданов: Это называется «не сыпьте соль на рану». К сожалению. К сожалению, каждый день не бывает. И когда-то 1, когда-то 2, когда-то 3 раза в неделю. Это главное в моей жизни. Это то, что я умею делать, и то, что люблю. И на сегодняшний день нет организационно-технической возможности каждый день, как смеются мои коллеги, прятаться от основной работы в операционной. Почему? Потому что областная клиническая больница — это крупнейшее медицинское предприятие, одно из крупнейших медицинских предприятий Российской Федерации. 3000 сотрудников. В год выписывается почти 50 000 пациентов. Это махина. Это такой медицинский завод.

Есть огромное количество ежедневных вопросов, проблем, которые требуют решения, порой достаточно оперативно, а иногда и неотложно. Поэтому, к великому сожалению — да, сегодня я являюсь главным хирургом Новосибирской области и Сибирского Федерального округа.

Прятаться (шучу) от работы в операционной каждый день я не имею возможности, но ещё раз говорю — это моё самое любимое дело. Это то, что я умею делать и очень люблю. Сегодня это пациенты — близкие, родственники, друзья, коллеги, которым я просто не могу отказать. Бывает, что коллега приходит и говорит: «Анатолий Васильевич, я хочу, чтобы вы меня сами прооперировали».

Либо 5, 10, 20, 30 лет назад я оперировал кого-то, а они приходят и просят за своих детей и родственников, близких. Морально в этом никак невозможно отказать. Поэтому выкраиваем время и иногда разочек, иногда 2 или 3 раза в неделю схожу в операционную.

Единственное — мои коллеги, сегодняшние помощники — я говорю про хирургов — пытаются выделить мне максимально удобное время, когда я это могу сделать, а не когда это можно делать по очереди.

Регина Крутоус: Тяжело совмещать административную деятельность и хирургическую? Откуда черпаете энергию?

Анатолий Юданов: Я всегда удивлялся моим коллегам, которые могли позволить себе прийти на работу к 9-10 часам и после двух-трёх уйти. Это, видимо, очень талантливые люди, у меня так не получается. Мои коллеги знают, что в 7 утра я уже на работе, и чаще всего в 7-8 вечера я ещё на работе. Не знаю, может быть, на самом деле это какое-то определённое неумение организовать своё рабочее время. Где-то, может быть, я лукавлю здесь. Но представьте себе — я руководитель такой вот «махины». Даже обойти её частями — и то весь день. Это мой родной дом, где я родился и вырос, я всегда так говорю. Пришёл туда на третьем курсе медицинского университета, и уже в этом году официально будет 33 года, как я работаю в областной клинической больнице.

Фото00012.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Запись в трудовой книжечке одна — областная клиническая больница. Прошел все ступеньки от врача-интерна и до сегодняшнего дня: главного хирурга Сибири, главного врача областной больницы. Где, я думаю, просто в коллективе, в желании что-то делать.

А когда есть желание — объективно ты в это колесо, в этот водоворот включён — откуда силы берутся? Традиционно всю жизнь занимался спортом. Всегда. Причём занимался спортом профессионально. Начиная с Казахстана, играл за сборную республики в баскетбол, я кандидат в мастера спорта по баскетболу. Продолжал заниматься баскетболом все годы, буквально до последних 2-3 лет, к сожалению.

Решили отметить юбилей родного университета — 80 лет. И со всей страны собрали всех своих друзей. И поиграли. Да так хорошо, что я получил очень серьёзную травму, вынужден был перенести несколько операций в своей родной больнице.

И, к великому сожалению, на сегодняшний день всё, что осталось — это знаменитые старые кроссовки и баскетбольный мяч у меня в кабинете на окне. Кто приходит — все их видят. А так — это постоянные прогулки, бассейн, свой дом, баня, любимая собака, которая не позволяет расслабиться, потому что ей не объяснить, что ты устал, поэтому каждый день 5-6 километров это минимум, а в выходные дни это в 2-3 раза побольше. Наверное, это всё.

В субботу и воскресенье тоже забегаю в больницу. Понятное дело, не говорю, что там с утра до вечера живу. В выходные — нет. Потому что есть нормальная дежурная смена: бригады, заместители, руководители, которые эту тему курируют. Самое главное — это просто желание.

Чтобы дело шло так, как положено в областной клинической больнице. На очень солидном, серьёзном уровне.

Порой даже, когда ты уставший, какой угодно — всё равно. На сегодняшний день — это стиль и образ жизни. В половине шестого где-то просыпаюсь всегда, в 7 с хвостиком я всегда уже на работе. Всегда. По-другому не бывает. И день начинается всегда с одного и того же: с моего обхода в реанимационных отделениях, с осмотра самых тяжёлых пациентов, которые находятся на лечении в областной больнице.

Регина Крутоус: Анатолий Васильевич, в 2007 году вы стали победителем конкурса профессионального мастерства «Врач года» по специальности «Хирургия». В 2010 году вам присвоили звание «Заслуженный врач Российской Федерации», в 2012 году стали лауреатом Государственной премии Новосибирской области. В том же году вы получили диплом профессора Юнеско. А сколько в вашей копилке наград, благодарностей и грамот — даже перечислять не буду. Вы считаете себя успешным человеком? Или успех — не главное для врача?

Анатолий Юданов: Я считаю себя человеком, которому по жизни повезло, он выбрал самую лучшую в мире специальность, большую часть жизни посвятил этой специальности. Что такое успешный, неуспешный — наверное, здесь должно окружение это оценивать — твои пациенты и коллеги. Если бы у меня спросили: «А если бы всё заново, как бы ты поступил?» — 100% поступил бы в медицинский университет. Никогда, ни на секунду не разочаровывался в этом, и 100% пошел бы на лечебный факультет, чтобы стать хирургом. Вот это однозначно.

Профессор Юнеско — это участие во многих международных мероприятиях, в том числе в качестве эксперта по каким-то программам. Программы, конечно же, хирургические и педагогические. Эта международная организация принимает для себя решение, выделяя во всех странах мира определённое количество людей, которые включаются в список профессоров Юнеско.

Фото00017.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Всё очень просто: ты много лет отработал, выступил на определённых конференциях международного уровня, подготовил там определённое количество документов, рекомендаций, стандартов и т. д. Поэтому это международная организация с центром в Париже.

Регина Крутоус: Анатолий Васильевич, вы рассказали, что послужило толчком в выборе профессии. А почему выбор послешкольного обучения пал именно на Новосибирский медицинский институт? Вы ведь из Усть-Каменогорска.

Анатолий Юданов: Было несколько вариантов. Когда окончил в Алма-Ате спортивный интернат и вышел из спортивного мастерства — были предложения продолжить активно заниматься спортом и были предложения из разных медицинских вузов Казахстана (Караганды, Алматы) туда поступить. Это было в 17 лет, мы с другом решили: нет, мы поедем ни много ни мало — из Усть-Каменогорска в Тарту, в Эстонию. Отдали туда документы, нам сказали: проблем нет никаких, но в Тарту просто не было близких родственников, даже понимания такого не было — что там и как.

Я там был один раз, мы играли в баскетбол на Всесоюзном чемпионате, мне там понравилось: замки, красиво, город маленький. Но потом, не знаю, как-то здравый смысл пересилил и всё-таки решили иначе. Почему-то в Казахстане не хотелось оставаться, а тогда Новосибирск был в конце 1970-х годов на слуху. Академгородок, развитие, молодёжь, посчитали вузы — 18. Думаем, давай сюда. Всё — с другом приехали, даже не понимая, насколько всё это тяжело и рискованно — поступить с первого раза. Но поступили и вот, уже вся жизнь здесь.

Почему — даже сказать не могу. Приехали, поступили, получили место в общежитии, 8 лет прожили в общежитии, здесь создали семьи. На сегодня здесь уже всё.

Почему так ретроспективно думаю? Не знаю. Наверное, романтика Новосибирска, Академгородка, учёного мира соблазнила нас тогда, семнадцатилетних мальчишек.

Регина Крутоус: Родители вас всегда поддерживали? Как они отнеслись к тому, что сын станет врачом?

Анатолий Юданов: Никто никогда в семье не был врачом. А учитывая, что последние два, даже три года, жил абсолютно автономно в спортивном интернате в Алматы, решение абсолютно самостоятельное. И как-то так по жизни случилось, что последние три года в школе, затем 8 лет здесь — итого почти 10 лет — это такое время абсолютно самостоятельной жизни.

Когда приехал сюда, 17-летним мальчишкой, поселился в общежитии — у меня вопросов и проблем не было никаких, потому что я до этого три года жил в таких же спартанских условиях. Я вспоминаю, сравниваю себя со своим другом, у которого было много проблем и психоэмоциональных, и каких угодно, который с папой и мамой жил. А я жил в интернате. Поэтому родители здесь сказали: «Если ты так считаешь нужным — нет проблем, давай».

Фото00021.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Это не выбор родителей, абсолютно мой выбор. Когда у меня сын много лет назад поступал в вуз, можно было бы подумать и каким-то образом посоветовать. Но сын — моя копия, поэтому я понял, что этого делать категорически нельзя. Он был у меня несколько раз на дежурстве. Всё понравилось, но сказал, что бледной копией величественного идеала своего отца не будет никогда, и поступил в юридические ВУЗы, в два одномоментно: в Томске и филиал МГИМО. Я считаю, что это правильно.

Если мужчина принимает решение, тогда он сам отвечает за все свои решения самостоятельно, и родители здесь точно ни при чём.

Регина Крутоус: А почему именно хирургия?

Анатолий Юданов: Потому что это лучшая врачебная специальность, потому что это ответственность, потому что принимаешь самостоятельное решение, это первое и главное. И второе — ты очень быстро видишь, либо не видишь результата. Ни один я на сегодняшний день в кресле руководителя, но я никогда не позволю себе, и не позволял, и не позволю диктовать какое-то решение профессионалу-врачу. Никогда. Не имею право. Потому что врачевание, особенно хирургия — это принятие самостоятельного решения.

Фото00016.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Посоветоваться — да, можно. И за много лет санавиации коллеги именно так и звонили. Врач даже знает, что надо делать, понимаете, — но он ещё раз убедится — это не только для врача характерно... Представьте себя в такой ситуации: ты знаешь, как себя вести. Но если твой близкий тебе подскажет, что ты правильно думаешь и так и надо — это же здорово, правда? Всё: плечи расправил, крылья за спиной — и вперёд! Здесь то же самое. Указывать профессионалу-врачу, хирургу нельзя.

Я абсолютно уверен, что каждый хирург, который профессионал, на сегодня в своей профессии знает больше, чем я, потому что знать всего невозможно. Поэтому первое — это принятие самостоятельного решения, второе — результат. Ты его видишь тут же. Ты понимаешь — помог ты человеку, либо нет.

Регина Крутоус: Анатолий Васильевич, возвращаясь к вашей студенческой жизни — поделитесь самыми яркими впечатлениями?

Анатолий Юданов: Ну, во-первых, в студенческие годы я сделал свою первую самостоятельную операцию в Коченёво. Тогда это было возможно, сейчас — нет. Даже сейчас помню фамилию, имя, отчество пациента, которому я при помощи более старших коллег, сделал апендэктомию [удалил аппендикс — прим. ред.].

Правильно же говорят: какие-то беды и печали забываются с годами, остаются только яркие вещи. Самое главное — это проживание в общежитии. Я и сыну своему всегда говорю: «Ты несчастный человек, ты ни одного дня не прожил в общежитии, и что такое студенческие годы — ты понять не можешь до конца!» Это — когда утром встал, обучение в университете, лекции и практические занятия до 17:00-17:30. Ближе к 17:30 ты практически в состоянии голодного шока понимаешь, что ты готов съесть что угодно, а в 18:30 у тебя тренировка по баскетболу.

Приходишь после тренировки еле живой, и понимаешь, что завтра у тебя 2-3 каких-нибудь семинара. А в общежитии, где ты живешь, на первом этаже дискотека. А это же дискотека! Где-нибудь часикам к 2-3 ты понимаешь, что тебе надо бы ещё и подготовиться.

А учились очень хорошо. Сама студенческая жизнь — это самое яркое впечатление. На сегодняшний день всё, что есть, — это студенческая жизнь. Это друзья на всю жизнь, новых не появляется, за редким-редким исключением. Я и ребятишкам своим из медкласса говорю: «Ребята, вы, наверное, абсолютно уверены в том, что у вас сейчас самые лучшие времена? Поверьте, они будут самые лучшие, когда вы окончите школу, и вы будете относительно самостоятельны, вас уже не будут учить, вы будете учиться сами». А уж в медицинском университете точно не учат. Хочешь — учись, не хочешь — свободен! С первой и второй сессии 10-15% в своё время уходило.

Фото00007.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

А ещё яркие воспоминания о стройотрядах. Мы первые три года спортивной баскетбольной командой выезжали в стройотряды. Я практический рафинированный каменщик. В Куйбышевском, Барабинском и Мошковском районах на сегодняшний день стоят объекты, которые мы в своё время строили. Я мотаюсь очень много по районам области, подъезжаю, скажем, в Мошково, и вижу, что эту автозаправку я сам выкладывал, своими руками.

Регина Крутоус: Вы были и секретарем комсомольской организации. Что вам дал этот опыт?

Анатолий Юданов: Был секретарём комсомольской организации и на лечебном факультете медицинского университета, тогда института. А потом застал последние годы, когда это было ещё и на работе. Был секретарём комсомольской организации хирургической службы областной больницы. Самое главное — это умение организовать людей, чётко определить цель — что надо сделать, и организовать людей — собой, своим примером, своим отношением. Наверное, это то, чего сегодня нет у молодёжи. Плохо это или хорошо — не знаю, жизнь покажет.

Регина Крутоус: Анатолий Васильевич, больница — психологически довольно некомфортное место. Тяжело видеть страдание. Это ведь стресс, верно? И от сопереживания никуда не уйти, и, наверное, не пропускать через себя невозможно. Что вы чувствовали, когда только стали работать в больнице? И что чувствуете сейчас? Врачи за годы работы обрастают бронёй?

Анатолий Юданов: Очень часто у меня об этом спрашивают. Наверное, скажу, как когда-то говорил нам самый первый учитель в медицине, человек, который привёл меня в профессию, Борис Эрихович Рейш. Я его фразу помню, и говорю об этом постоянно всем.

Он говорил: «Ребятки, если вы готовы каждый день видеть страдания человека, сопереживать и пытаться помогать — вот тогда идите в медицину. Без разницы куда, но идите».

Если ты не готов — не ходи. Потому что на самом деле это сложно. Обрастаешь ли ты чешуёй, шерстью, бронёй за годы — не знаю, как другие, а я — нет. Я так переживаю, если у меня что-то не получается, если потом что-то с пациентом не так идёт. В хирургии без осложнений не бывает. И любой врач идёт в операционную, думая только об одном — как человеку помочь. Никаких других мыслей у него нет.

А это не всегда получается, зависит от состояния процесса, зависит от заболевания, зависит от возраста и так далее. Кащеев Бессмертных на земном шаре не существует. И есть ряд болячек, когда помочь очень сложно. И когда не удаётся... Я считаю, что с годами я ещё больше переживаю. Думаешь о том, что у этого пациента жена, дети и близкие. И наиболее остро это чувствуешь, когда ты закончил операцию, выходишь — и пять человек родственников меня ждут, чтобы я им рассказал, что удалось — что не удалось. Это очень тяжело, психологически тяжело. Это, пожалуй, значительно тяжелее, чем то, что ты творишь в операционной. Поэтому не верю, что доктора как-то обрастали чем-то. Не понимаю, как такое может быть.

Регина Крутоус: То, что вы делаете каждый день — это не только физический, это ещё и огромный моральный труд. А какова компенсация?

Анатолий Юданов: Большего морального удовлетворения ты не испытываешь, когда человеку где-то на каких-то этапах пытались помочь, но не получилось. Ведь сегодня приходится оперировать случаи не самые простые. И когда удаётся что-то делать — ты видишь из окна кабинета, что подъезжает машина, и человек уходит домой, и его встречает толпа радостных родственников. Прежде всего это.

Фото00008.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Если о каких-то материальных компенсациях — тема не сегодняшнего дня. Конечно, мы же бываем за границей, в крупных федеральных центрах. Безусловно, уровень каких-то материальных компенсаций профессиональным докторам не соответствует действительности — это точно. Он должен быть другим.

Регина Крутоус: Вас называют врачом от Бога, талантищем, человеком, после общения с которым хочется жить. С таким образованием, опытом вы могли бы сделать карьеру в любом другом городе России, даже мира. Но вы предпочли остаться в Новосибирске. Почему вы сделали этот выбор, и не приходилось ли о нём жалеть?

Анатолий Юданов: Никогда. В силу ряда причин, особенно в последние годы, являясь федеральным хирургом, приходится очень часто быть в наших столичных городах. Меня хватает на день-два.

Я, видимо, всё-таки абсолютно домашний человек. На сегодняшний день, какой бы он у нас ни был, Новосибирск — это родной дом. Были предложения — я всегда однозначно говорил «Нет».

Не говоря уже о том, что всё, что сегодня есть — в Новосибирске: дом, семья, любимая работа, друзья. Были разные предложения. Но я всегда отказывался. Наверное, потому, что всё уже здесь. Кроме могил родителей. Могилы родителей в Казахстане, а всё остальное здесь.

Регина Крутоус: Какой Анатолий Юданов в частной жизни?

Анатолий Юданов: Очень любящий друзей, домовитый, не любящий огромных и шумных компаний. Потому что в отдельные дни перед моими глазами проходит несколько десятков человек. И в конце рабочего дня, а особенно в конце рабочей недели хочется отдохнуть. Поэтому мой круг общения — это ближайшие друзья, друзей много не бывает. Это любимый дом, в котором живу, это любимый пёс, который самый умный на земле.

И ещё машина, на которой очень люблю кататься. Переживаю, что в последнее время за рулем не езжу.

Также это занятия физической культурой, спортом, насколько есть возможность. Без этого жить не можешь, потому что всю жизнь этим профессионально занимался. Как только ты это бросаешь — начинаешь болеть. Начинает всё болеть, ломает, крутит, ну и морально тоже, что ты ничего не делаешь. Поэтому, когда минута есть — конечно вот это всё.

Регина Крутоус: А как отдыхает главный врач больницы?

Анатолий Юданов: Он очень любит дом, который построил 15 лет назад по своему проекту. 15 лет назад, знаете, были тетради в клеточку? Я неплохо рисую, поэтому я нарисовал проект своего дома. В течение 3-4 лет его построили, и вот уже 15 лет я живу в своём доме в пригороде. Поэтому отдыхаем там. Он ни у кого практически не бывает в гостях, потому что дом — это место, которое я строил для своего сына, для себя и для своих друзей. Поэтому у друзей не возникает вопрос, где ещё быть. Вопрос только один — во сколько? Безумно люблю баню, здоровый образ жизни, прогулки, лес — всё это очень люблю.

Фото00019.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Регина Крутоус: Анатолий Васильевич, если бы появилась такая возможность — взять и всё переиграть, вы бы стали что-то менять в своей жизни? Может, хотели бы приобрести какие-то дополнительные навыки?

Анатолий Юданов: То, что на сегодняшний день есть — это уже хорошо. Но я бы, наверное, в большей степени всё-таки углубился в свою любимую специальность — врачебную хирургию. Может быть, в меньшей степени занимался бы какими-то организационными вопросами, проблемами. Наверное, только это. Но то, что на сегодняшний день ещё есть — я об этом не жалею. Ничего бы не хотел менять.

Блиц-опрос

— Что вы считаете своим долгом?

— Больных лечить и делать всё так, чтобы это было удобно делать моим коллегам.

— Кто повлиял на вас больше всего?

— Здесь, наверное, традиционно — учителя: в профессии, когда пришел интерном, когда пришел врачом-хирургом. Я думаю, это они.

— Как нужно смотреть в будущее?

— Наверное, все говорят «с оптимизмом». А я скажу по-другому: стоя двумя ногами на земле, с чёткими, определёнными, конкретными задачами и целями.

— Что нужно для праздника?

— Близкие друзья вокруг.

— Какому подарку вы всегда рады?

— Вы знаете, я с годами понял, что подарки значительнее приятней дарить, чем получать, это 100%. Я даже не готов сказать, чему бы я был очень рад. А дарить подарки очень приятно.

— Какую книгу вы можете перечитывать снова и снова?

— В кабинете на тумбочке рядом традиционно лежит что-то из томиков Ильфа и Петрова, и Булгаков. Всегда, даже когда еду в дорогу. Многие вещи готов цитировать наизусть.

— Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать герой нашего времени?

— Я далёк от каких-то эфемерных вещей. В наше время человек должен чётко понимать, что ему сегодня-завтра-послезавтра нужно. И делать всё, чтобы достичь этих целей. Мне кажется, это так.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook — будьте в курсе актуальных новостей Новосибирска.

Что происходит

Пассажирам задержанного рейса не хватило мест в гостиницах

Однажды в Новосибирске: врач-первопечатник, ЧК-тиф и пленный Гашек

Cибирячка объехала пробку на верблюде и стала звездой Instagram

Каким быть современному музею — обсудят в Новосибирске

Как заработать на хобби: «Азбука предпринимателя» стартует в Новосибирске

«Сибирь» проиграла «Трактору» в первом матче после выезда

Поделки из яблок, мха и кабачков объединили 400 детей на «Роднике добра»

100 лет «Красному факелу»: какие премьеры готовят в театре

Перекрёсток на Максима Горького сузили на четыре метра

«Розовая ленточка»: жительниц Ленинки зовут проверить здоровье

«Фонтанную отрасль» обсудят на «Городской волне»

Показать ещё