Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Алексей Камерзанов: «Автоматчик-“рэпер” спросил: “И шо мы тут беспределим?”»

Известный путешественник и документалист Алексей Камерзанов побывал в гостях «Вечернего разговора о жизни замечательных новосибирцев». В эфире радио «Городская волна» (101,4 FM) он рассказал о том, почему путешествовать по миру лучше на автомобиле, что может стать главным врагом путешественников, как можно самим совершить кругосветную экспедицию и какие трудности могут при этом возникнуть, а также поведал о том, как ему удалось попасть в «Книгу рекордов Гиннесса».

Регина Крутоус
Регина Крутоус
08:16, 27 Августа 2018

Здравствуйте! С вами Регина Крутоус и «Вечерний разговор о жизни замечательных новосибирцев». Каждый вторник к нам в студию приходят люди, которые своими делами и достижениями внесли наиболее заметный вклад в развитие нашего города и сделали его лучше, известнее и добрее. И сегодня у нас в гостях — известный автопутешественник, основатель клуба «Мир Наш», новосибирский бизнесмен Алексей Камерзанов.

Досье: Алексей Камерзанов родился в 1977 году в Новосибирске. В 1999 году окончил Новосибирский государственный университет экономики и управления, а в 2001 в США получил степень MBA. Автор фильмов «Дорогами БАМа», «Азиатское кольцо», «Новосибирск-Магадан» и многих других. Автопутешествиями занимается с 2009 года. В 2012 году команда Алексея Камерзанова впервые выехала на машинах за границу и проехала всю среднюю Азию. С 2015 года проходит кругосветная экспедиция, которую организовал Алексей. Сейчас окончен четвёртый этап. Автопутешественники продолжат путь в сентябре. Холост.

Регина Крутоус: Алексей, в группе клуба «Мир наш» Вконтакте вы пишете, цитата: «Мы хотим попасть на автомобилях с российскими номерами туда, где их ещё никто не видел». Почему именно автопутешествия? В чем изюминка и преимущества такого формата странствий?

Алексей Камерзанов: Путешествовать можно по-разному. Можно на самолёте, можно пешком, можно на конях — на чём угодно. Но путешествие на машине — это такая золотая середина. С одной стороны, у вас есть скорость. Мы иногда преодолеваем по 800-1000 километров в день на машине. Это вполне реально, если позволяют дороги. С другой стороны, у тебя есть этот самый контакт со страной, с землёй, с людьми. Где-нибудь едешь, захотел — остановился, захотел — заночевал. На самолёте так не получится, это два параллельных мира. Самолёт закрывает двери в одном месте, например, в Москве или в Новосибирске, открывает где-нибудь на Мальдивах. Ты знаешь, что эти два мира на одной Земле, но это совершенно не соединённые вещи. 

А вот когда ты начинаешь своё движение с площади в Новосибирске, проезжаешь Академгородок, проезжаешь Алтай, он заканчивается, начинаются монгольские степи, выезжаешь в Китай, там начинаются пустыни, потом вздымаются горы Куньлунь, Гималаи, ты пересекаешь их, попадаешь в тропики. Ты начинаешь ощущать, чувствовать «3D-модель Земли»: как это работает, что это такое. И сделать это другим путём, кроме как пешим или на велосипеде, очень сложно. Потому что ты будешь знать Землю только в теории. 

Я бы, например, никогда не запомнил бы, что такое Аксайчин, «белокаменная пустыня Чин», если бы мы когда-то не застряли в Китае на высоте 5080 метров, где мы были два дня, и два человека чуть не умерли от горной болезни. Это было очень тяжело. Но я запомнил, что это означает: «белокаменная пустыня Чин». Это означает, что там ничего нет. Там практически ничего не растёт, там толком нет ни одного поселения. Мы из-за бюрократических проблем задержались. Это место на всю жизнь запомнил. И вот так ты изучаешь географию. 

20180724_103151(0)_новый размер.jpg
Алексей Камерзанов. Фото: nsknews.info

Есть, конечно, люди, которые на велосипедах огибают мир, но это занимает десятки лет. Мы встретили велосипедиста-француза. Он был в пути уже 18 лет. И он сказал: «Я ещё лет 10 попутешествую». Да у нас просто нет столько времени! Для этого нужно время. Для этого нужна храбрость. Для этого нужна физическая форма. Я смотрю на них, и мне иногда их очень жалко, когда на высоте 4-5 тысяч метров они крутят педали. И у них самый-самый минимум вещей: палаточка, минимальный набор еды. Они там в дождь пытаются укрыться. Это всё очень непросто.

Возвращаясь к вашему вопросу, золотая середина — это машина. С одной стороны, быстро и комфортно. С другой стороны, мы почти ничего не пропускаем.

Регина Крутоус: Сколько стран вы уже удивили российскими номерами? 

Алексей Камерзанов: Около 21 страны. И поставили для себя маленький рекордик: в Мьянме, она же Бирма, мы были первыми путешественниками на машине с русскими номерами. Просто так удачно получилось, что страна до 2014 вообще не позволяла заезжать иностранным машинам. Потом страну открыли, и мы были одни из первых, кто туда попал с российскими номерами.

Понятное дело, в Индии на нас по-особому смотрели. И особенно русские люди! Заехали в какой-то городок — не помню название — какой-то человек смотрит на меня. У него глаза округляются, он подходит, и первое слово: «Как?!». А я говорю: «Вот так вот! Сначала из России, потом в Монголию, потом в Китай, потом Лаос, потом Таиланд, потом Мьянма».

В Бирме мы были первыми. В остальных странах бывали путешественники. У нас ещё есть несколько задумок, где мы можем быть первыми, но пока я не буду об этом говорить.

Регина Крутоус: Вы сейчас перечислили некоторые страны, куда и с комфортом-то бесплатно не поедешь. Не страшно составлять маршрут в место, где не всё спокойно?

Алексей Камерзанов: Помните фильм «Приключения Шурика»? Когда Вицин, Моргунов и Никулин встали на дороге. Вицин был посередине — мчалась машина, а он пытался куда-то убежать. Мне кажется, я также себя чувствовал, когда составлял маршрут по Пакистану, потому что страна очень неспокойная. Я сидел над картой и думал: как бы и заехать, и как бы не заезжать? Я понимал: по суше эту страну не представляется возможным объехать, потому что или надо заезжать в Китай снова, а это страшно, сложно и дорого. Или просто машину грузить в контейнер и отвозить в Пакистан. Ни то, ни другое нам не нравилось. Пришлось взять себя в руки. 

Я нашёл отчёты людей, кто был в Пакистане. С ними связался. И тут я понял: есть стереотип, а есть то, как выглядит реальное путешествие. Мы туда отправились, и это было невероятно интересно! Чем более закрытая страна, чем более она кажется неприступной, тем более она аутентична внутри. Пакистан оставил одно из самых ярких впечатлений во всём: и люди, и природа. Я бы раньше подумал: «В Пакистан? Да вы что! Да никогда!»

Эту страну раздирает конфликт с Индией. Начиная с 1947-го или 1949-го года они пережили три полноценных войны. Часть территории официальными властями не контролируется вообще, потому что там когда-то талибы умудрились организовать государство под названием Северный Вазиристан. Там есть земли, которые контролируют местные племена, Вазири в частности. Всё время, пока мы там следовали, нас сопровождали военные. Ехал впереди джип с военными. Он ехал до следующего поста и передавал нас другим. По законам Пакистана иностранцев на машинах обязаны сопровождать военные.

Но самое большое удивление было, когда мы направлялись в Иран. Там был такой кусок пустынной территории — это провинция Белуджистан, там другие непокорные племена — белуджи. И там было где-то 500 километров по пустыне. Правила были очень жёсткие: едем только в светлое время суток, остановки вне населённых пунктов запрещены.

И, когда было пять часов, мы проезжали какой-то населённый пункт. Тогда нас сразу же завезли во двор какой-то гостиницы и сказали: «Всё, пять часов. Мы будем ночевать с вами на этаже». И вот они с нами ночевали. Нас никуда не отпускали, пока мы не достигли границы с Ираном.

20180724_102734_новый размер.jpg
Регина Крутоус и Алексей Камерзанов. Фото: nsknews.info

Регина Крутоус: По какой стране вам было удобнее и легче всего путешествовать?

Алексей Камерзанов: Мне очень нравится Юго-Восточная Азия. Я расскажу маленькую историю. В 2013 году мы отправились в путешествие, которое предшествовало нашей кругосветке, проекту «Мир наш», которое я назвал «На край Евразии». Нам надо было доехать до самой крайней точки Евразийского континента. Это мыс Пиай в Малайзии с видом на Сингапур. Туда можно было доехать более-менее прямым путём, но мы выбрали очень сложный путь, он захватывал 10 стран. Мы сначала выехали из России и заехали на космодром Байконур, где за несколько часов до нашего приезда упала ракета. Потом мы проехали Узбекистан. Потом въехали в Таджикистан, проехали по Памирскому тракту, по границе с Афганистаном.

Дальше мы вошли в Киргизию, где я немного ошибся в географии, что добавило 700 километров пути — такое бывает.

После Киргизии мы зашли в Китай — там мы провели почти месяц. Там-то и случились сложности, связанные с высотой. Мы поднимались по территории Синьцзян-Уйгурского автономного округа в Тибет. Когда мы поднялись в Тибет, там начались сложности с документами, мы застряли. Но всё-таки прорвались в столицу Тибета, Лхасу. И, когда казалось, что всё хорошо, и нам надо через тропическую провинцию Юньнань спуститься дальше в Лаос, выяснилось, что сошёл селевой поток и смыл мост. Нам это добавило 2000 километров пути. Пришлось ехать совершенно жуткими дорогами, но мы это сделали. Мы едва-едва успели выскочить из Китая за 30 дней. Заехали в Лаос. 

Потом мы заехали во Вьетнам. И в Камбодже, когда казалось, что всё позади, всё вроде бы здорово, и Камбоджа такая приветливая, и визы дают на границе, и таможенник, который взял документы на машины — он учился в России, говорит по-русски — вот сейчас он отдаст, и мы поедем, но что-то пошло не так... Он вызвал своего начальника. Начальник сказал, что у нас нет разрешения на въезд. А разрешение на въезд во Вьетнам истекло в этот день. В итоге на пять дней наши машины арестовали. Они стояли прямо на таможне. 

Нам пришлось ехать в Пномпень, писать всякие бумажки, получать разрешение, вызволять машины. После этого мы уже попали в Таиланд и Малайзию. И вот именно этот отрезок в Юго-Восточной Азии, несмотря на все трудности, показался мне классным, комфортным, интересным. Да, в Таиланде много туристов, но и много есть районов, куда туристы особо не добираются. С точки зрения комфорта, Юго-Восточная Азия и сама Азия мне очень нравится.

Регина Крутоус: Расскажите про какой-нибудь самый незабываемый случай, который произошёл с вами в путешествии.

Алексей Камерзанов: Так уж получается, что очень много незабываемых случаев происходит, и выделить, сказать, что вот этот точно-точно самый большой, я не могу. Давайте я расскажу несколько, но маленьких?

Из опасных случаев — это, конечно, горы. Однажды мы пересекали один из перевалов в Киргизии. Это был май. Машина не была подготовлена к снегу, и на самом верху перевала я понял, что мы начинаем соскальзывать. Это было очень тревожно. Я сказал ребятам: «Выходите». Они сказали: «Нет, мы тебя не оставим!» Я говорю: «Да вы не понимаете, с вами машина тяжелее». Но всё закончилось хорошо: мы что-то подложили, как-то стабилизировали.

Другой раз мы были в Грузии. Был обвал на дороге: мы смотрим — лежат камни. Знаете, ощущение сильного напряжения, когда ты подходишь и понимаешь, что сейчас может что-то произойти. А один из камней ростом с меня. Помню: я на него залез, а глаза были всё время на склоне, потому что это могло повториться. Мы только отошли, и произошёл второй обвал. Прикатились камни ещё больше. Всё это с таким грохотом было! Я думаю: «Да! Хорошо, что мы успели убежать оттуда».

Из смешного — мы прибыли в Иорданию, куда наши машины были направлены в контейнере из Эмиратов, потому что Саудовская Аравия не дала нам проезда, несмотря на то, что мы полтора года просили у них разрешения. Всё, машины прибыли и нам надо их выручать. Соответственно, мы находим таможенную компанию. Иордания — это арабская страна, и, соответственно, я полтора года учил арабский язык. Мы приходим в контору, я сажусь с директором, начинаю с ним разговаривать. Там все курят. Смотрит на меня арабское лицо через сизый дым, а я там распаляюсь, распаляюсь, после чего он говорит: «Ну и шо, вы сами-то откуда?» Тут сразу же арабский язык улетучился из головы, я говорю: «Как?». Он говорит: «Да-таки всё просто: мама ж моя из Одессы, а папа иорданец, таки вот Родина для меня теперь и там, и здесь». Это был маленький культурный шок, но было очень весело. Мы с компанией сработались. Конечно, всё прошло непросто: мы потратили, как минимум, неделю на то, чтобы высвободить машины.

Такой же случай повторился на въезде в Израиль, когда мы получили машины. Мы долго не знали, заедем ли мы в Израиль, ведь не нашли ни одного свидетельства, чтобы кто-нибудь когда-нибудь с русскими номерами заезжал туда, в силу его уникальной географической расположенности. Он «поджат» с одной стороны Ливаном, а с другой стороны Сирией, здесь — Иорданией, здесь — Египтом. Не сильно дружественные страны, чтобы открывать границы. Мы не знали, пустят нас или нет. Мы звонили туда-сюда. В конце концов, нам надоело. Мы год потратили на это, и, когда мы всё изучили, я понял, что мы ничего не можем добиться. Я позвонил в посольство, говорю: «Пустите?» Мне говорят: «Заезжайте». 

И вот, когда мы выехали из Иордании, я вижу: флаг со звездой Давида, стоит человек с автоматом на въезде, одет непонятно как, как какой-то рэпер, в одёжке удобной и шапке. Мы подъезжаем, я открываю рот, чтобы начать говорить с ним по-английски, а он говорит: «И шо мы тут беспределим?» Поэтому мы поняли, что русский язык — штука полезная, востребованная. Это из весёлого.

Регина Крутоус: Алексей, расскажите про клуб «Мир Наш». С какой целью вы его создали?

Алексей Камерзанов: Давайте я начну с начала. Как вообще родилась история с путешествиями? Как это обычно бывает, от малого. Мы начинали вообще просто ездить на Алтай. Вот честное слово. И, когда лет в 20 первый раз я приехал на Телецкое озеро, я подумал: «Вот это да! Вот это край Земли! Вот сейчас я зайду за озеро и увижу край — как там на трёх китах стоит Земля». Такое видение мира у меня было безумно ограниченное. Видимо, не хватало мне чего-то. И мы начали ездить на Алтай. Каждый раз подальше. Достигли границы с Монголией. Потом поехали в соседние регионы: в Шорию, Хакасию. Тыву захватили. Объехали Байкал, доехали до Магадана.

Наверное, прорывным можно считать 2012-й год, когда мы решили выехать в Азию. Я так был впечатлён рассказом моего товарища, который съездил в Киргизию, в Тянь-Шань! Я смотрел на эти картинки гор и думал: «Вот это да, я туда хочу». Я смотрел и почему-то понимал, какие ощущения буду испытывать: как меня будет палить солнце, как будет дуть ветер, какая будет вода. И мы отправились.

Конечно, мы сделали ошибку, что мы поехали туда в мае, потому что горы — это горы: наверху ещё ничего не растаяло. Это та самая история, когда чуть не соскользнула машина. Но этого хватило, чтобы зарядиться вот этой силой гор. И уже в июле мы организовали новое путешествие. Оно было большое. Мы отправились по всем пяти бывшим республикам СССР: это был Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан и даже закрытая Туркмения. Нам повезло туда попасть. Не спрашивайте, как, но мы туда попали. И так каждый год наша история эволюционировала. Появлялись новые люди, появлялись новые машины, становилось всё интересней, маршруты были всё сложнее.

В 2013-м году мы добрались до Малайзии. И тогда я понял, что возвращать машины, оказывается, очень сложно, потому что мы отправили наши машины из Куала-Лумпура, столицы Малайзии, до Владивостока. Они дошли меньше чем за три недели. Ещё три месяца мы их выковыривали с таможни. Это было безумно сложно. Наша таможня не могла понять: «Как машина с русскими номерами могла прийти к нам в контейнере?!» Привыкли, что из Японии приходят машины. 

И это было очень тяжело: машину пять раз досматривали, какие-то бесконечные акты составляли, что-то искали. Мы заплатили кучу денег за простой, с трудом их оттуда вырвали. Суммарно потратили больше четырёх месяцев. Мы вернулись в сентябре, а машины получили только в январе. И с этого момента я подумал: «Может как-то по-другому организовывать? Может быть, доезжать до точки, там оставлять машину, а с той точки продолжать путешествие?» Я подумал, что так можно всю Землю объехать. Так родилась идея кругосветки.

И когда мы думали над названием — мы хотели, чтобы оно, с одной стороны, было необычным, и в то же время отражало суть вопроса — мы очень сильно впечатлились песней «The World Is Ours» — «Мир наш». Она была написана, кажется, к чемпионату мира по футболу 2014 года. Она нам очень понравилась. С этих пор мы нарекли нашу экспедицию «Мир наш». Отсюда уже образовался такой клуб по интересам. Сейчас у нас продолжает расширяться круг участников. Мы стараемся быть как можно более социально активными: писать об этом во всех соцсетях, делать фильмы, делиться всем тем интересным, что мы видим, что чувствуем в путешествиях.

Регина Крутоус: То есть, я правильно понимаю, что ваши машины сейчас как раз в какой-то крайней точке находятся?

Алексей Камерзанов: Абсолютно верно. Сейчас мы закончили 4-й этап. Давайте я пробегусь коротко. Первый этап был от России до Таиланда. Машины простояли 2 месяца в Бангкоке. Второй этап: Таиланд, Бирма, Индия, Пакистан, Иран, Азербайджан, Россия. 15 000 километров, 60 дней. Далее был 3-й этап: это Россия, Грузия, Турция, Азербайджан, Иран, Арабские Эмираты, Оман, снова Арабские Эмираты. Потом мы долго и мучительно переправляли машины, минуя Саудовскую Аравию, которая не дала нам разрешение до Иордании. Дальше была Иордания, Израиль, Египет, Судан, Эфиопия. 

На данный момент машины стоят в культурном центре имени Александра Сергеевича Пушкина в центре Аддис-Абеба в Эфиопии. Вот оттуда мы планируем уже осенью в сентябре отправиться дальше. Перед нами лежит вся Африка. В ближайшей части путешествия мы планируем посетить Эфиопию уже более детально, Кению, Уганду, Руанду, Бурунди, Танзанию. Мы хотим оставить машины на берегу океана в Дар-эс-Саламе, танзанийском городе. А уже, наверное, в январе следующего года будет Танзания, Замбия, Зимбабве. Может быть, Мозамбик, Ботсвана и ЮАР. Там маленькие государства: одно внутри, другое частично внутри ЮАР — это Лесото и Свазиленд. Надеюсь, что в январе мы достигнем самую южную точку африканского континента. Ну, а потом попытаемся поехать по той стороне Африки обратно в Европу.

Регина Крутоус: А кто-нибудь то же самое делал?

Алексей Камерзанов: Делают люди. Особенно в последний год. Именно по тому побережью проехало несколько человек. До этого вообще была пустота и тишина. По нашим следам через Бирму ехали через три месяца ребята. Скажем так, части маршрута, который мы проезжаем, кто-то когда-то из россиян делал. Но в таком виде, как мы сделали, ещё никто не повторял. В чём-то, надеюсь, мы будем первыми. Как я говорил, есть несколько задумок.

Регина Крутоус: Сколько машин?

Алексей Камерзанов: Сейчас три машины, но в Кении к нам планирует присоединиться ещё один наш товарищ с четвёртой машиной. Если всё пойдёт по плану, у нас будет четыре машины на следующем этапе.

20180724_102729_новый размер.jpg
Алексей Камерзанов. Фото: nsknews.info

Регина Крутоус: Будете подавать заявку в «Книгу Гиннесса»?

Алексей Камерзанов: Наверное, нет. Чтобы подать заявку, надо сделать какой-нибудь прорыв. Сделать что-нибудь самое быстрое. Сделать самое больше навряд ли получится, потому что я знаю, что есть люди, которые на машинах объехали все страны мира. Этот вопрос уже закрыт. А делать что-то быстрое не хочется, по той причине, что я не люблю такие виды мероприятий, когда «а давайте сделаем пробег Москва — Владивосток за столько дней». И ты с утра до вечера просто за рулём трясёшься, ты ничего не видишь, кроме дороги. Поэтому, я думаю, нет. Это всё-таки мероприятие не для установления рекордов, а для получения знаний и удовольствия, открытия мира для себя и окружающих.

Регина Крутоус: Алексей, тем не менее, вы — рекордсмен «Книги рекордов Гиннесса». За что вас в неё внесли?

Алексей Камерзанов: Не совсем я. Моя идея такая: лет семь назад мы сняли ролик в Шерегеше, когда катались на лыжах. Потом был жаркий день в апреле, это, по-моему, было 16-е апреля. Мы начали снимать, потому что +25 здесь, а под ногами у тебя снег. Ты катаешься, загораешь. Настроение того дня очень хотелось уловить.

Приехали мои друзья. У друзей была дочка, молоденькая красивая девушка, ей было 16 лет, она была с подружкой. Она говорит: «Лёша, ты нас не поснимаешь? Мы хотим в купальниках скатиться».

Я взял камеру, поснимал, после чего приехал домой, положил эти видео на музыку Шакиры, которую там же услышал, выложил — получился очень позитивный ролик. Он стал вирусным, его показали по всем большим каналам, он больше 10 млн просмотров набрал. Даже английский таблоид The Sun написал: «Посмотрите, сибирячки в −40 катаются в купальниках!» Получилось очень интересно. Я даже не ожидал, что так будет.

Я потом сидел и думал, как эту идею продвинуть дальше? Я подумал: массовый спуск в купальниках с горы — вот что нужно! Я полистал «Книгу рекордов Гиннесса». Были похожие вещи: карнавал и прочее — но такой необычной идеи там не было. Я подал заявку — это было в феврале — после чего меня свели с организаторами «GRELKA FEST». Я с ними встретился, свою идею озвучил, они сказали: «Давай!» 

Мы долго готовились. Так получилось, что первый спуск был настолько массовый, что у нас не хватило номерков, чтобы просчитать всех. Мы не ожидали, что придёт больше 500 человек. Мы честно в «Книгу Гиннесса» написали, что не хватило номерков, 500 раздали, и получилось очень яркое зрелище. Самое главное, что нам засчитали этот рекорд. Мне приятно, что моя идея обрела такую реализацию. Эти же организаторы повторили такой рекорд более массово уже в Сочи. Поэтому текущий рекорд принадлежит Сочи.

Регина Крутоус: Самое главное — как накопить средства на кругосветное путешествие?

Алексей Камерзанов: Как у меня говорит товарищ: это вопрос риторический. Я просто расскажу, как у нас организованы расходы. Понятно, что есть владельцы машин, которые несут самые большие расходы. Но мы в любом случае стараемся выравнивать все эти платежи, потому что есть платежи за машины, есть таможенные какие-то вещи. Ну, если перевести на простой язык, мы просто делим эти расходы между участниками. Есть несколько партнеров нашего мероприятия, которые тоже нам помогают. Плюс мы начали экспериментировать: начали брать одного-двух туристов на борт, чтобы и им интересно было, и нам хоть покрыть какие-то расходы.

Регина Крутоус: То есть путешествия приносят доход?

Алексей Камерзанов: Я бы сказал так: они приносят некий доход, который позволяет в какой-то степени компенсировать расходы. То есть это не является коммерческим или прибыльным предприятием — хотя бы что-то, а иначе совсем было бы тяжело, поэтому нет универсального ответа «вот сделайте вот это, и у вас будут деньги».

По большому счету, я сразу скажу, что я очень часто вижу такие комментарии: «Вот, мне бы столько денег, да я бы...» Уверен, что 99% вот этих вот людей, если бы им дали какое-то существенное количество денег, они бы точно не на путешествие их потратили, вот честное слово. С другой стороны, я вижу людей, которые путешествуют с какими-то минимальными бюджетами.

Меня радует, что эти люди было вдохновлены, в том числе, и нашими путешествиями. Значит, что всё-таки есть какая-то полезная социальная миссия, которую мы несём. Таких примеров очень много.

Мы встретили в Грузии машину. Я смотрю — жилой дом. И видно, что сделан он как-то самостоятельно. И пара такая: «Ой, здравствуйте! Вот мы смотрели ваши фильмы и решили построить дом на колёсах». Девушка на шестом месяце беременности. И они в этом доме путешествуют. Или тот самый ролик, про который я рассказывал, с Шерегеша. 

Много было случаев, когда встречали и узнавали меня из ролика. Меня больше всего удивила в прошлом году семья — пожилые мужчина и женщина: «Алексей, здравствуйте! Вы сделали ролик. Мы посмотрели и встали на лыжи. А вот наши дети — они тоже встали на лыжи. А это наши внуки, которые тоже сейчас...». Я смотрю — стоит огромная семья на лыжах, на сноубордах. И все они приехали благодаря тому, что посмотрели наш ролик. Они рады, что они открыли для себя какой-то новый вид увлечения. И я-то как рад, не представляете!

И таких примеров много: «Вот, мы купили машину, посмотрели — всё! Мы теперь дома не сидим, мы теперь путешествуем». Поэтому я рад, что то, что мы делаем, имеет какой-то позитив для социума. Но мы эту идею двигаем вперёд, и люди наконец-то понимают, что надо двигаться вперед. Ведь помимо того, что мы просто путешествуем, я же ещё снимаю фильмы и показываю их по нескольким федеральным каналам. Это огромная работа с точки зрения трудозатрат. И я вот сейчас уже думаю, что давно пора брать отдельного оператора, потому что сейчас мы все делаем самостоятельно. Ну я бы сказал так: в основном делаю всё я: снимаю, монтирую. Месяцы уходят. И благодаря этим фильмам получается продвижение: люди видят нас по телевизору, люди видят в интернете, читают о нас.

Регина Крутоус: Вот вы сказали, что снимаете документальные фильмы, а вы где-то учились?

Алексей Камерзанов: Самоучка. Полностью самоучка. Я никогда нигде не учился. 12 лет назад я брал курсы фотографии, несколько уроков. Это всё, что я делал. Все остальное должно быть на уровне понимания, инстинктов. То есть я везде подсматриваю, подслушиваю, учусь, так сказать, на своих же ошибках. Стараюсь так, чтобы это было интересно смотреть. Самое главное — не останавливаться.

20180724_102939_новый размер.jpg
Регина Крутоус и Алексей Камерзанов. Фото: nsknews.info

Регина Крутоус: Алексей, вот какой минимум вещей нужно иметь, чтобы отправится в автопутешествие?

Алексей Камерзанов: Да совершенно небольшой: личные вещи, палатка, посуда, минимальный набор еды — и с этим набором уже можно ехать по России на неделю путешествий.

Регина Крутоус: Есть ли у вас любимые программы, девайсы, которые очень помогают в автопутешествии?

Алексей Камерзанов: Ну это вы прямо по адресу, что называется. Я весь обвешан девайсами!

У меня куча разных камер. Я постоянно что-то снимаю, копирую. Причём камеры всякие: лично у меня только штуки четыре видеокамер, более-менее больших, плюс маленькие камеры для экшн-съёмок. Плюс квадрокоптер. Плюс дополнительное оборудование. Когда все это загружается, получается огромное количество рюкзаков, чемоданов. Я бы не сказал, что без этого нельзя жить — мне нравится техника, мне нравится изучать, трогать, пробовать, смотреть разные варианты съёмок. Поэтому я в этом смысле фанат техники.

И вот этот весь большой набор видеооборудования, с которым я бесконечно экспериментирую, у меня есть в машине. Машина тоже обвешана: GPS-навигатор, телефон; тут же сидит человек с ноутбуком или айпэдом, он продолжает консультировать меня по маршруту или читает содержимое статей; тут же пишется трек; тут же прокладывается новый маршрут — вот так у нас, технологично всё. Для этого в машине я сделал даже четыре розетки на 220 вольт. Заряжаемся прямо на ходу.

Регина Крутоус: А в составе вашей команды есть женщины?

Алексей Камерзанов: Да, в тех или иных, что называется, количествах. У нас есть постоянные участницы, кто с 1 этапа путешествует. Есть кто-то, кто выбыл по тем или иным причинам, у кого-то родился ребенок. Ну в любом случае это не та история, что «эй, там путешествия только для мужчин, и нечего здесь женщинам делать». Ничего подобного! Совершенно нормально. У нас нет на эту тему никаких предубеждений. Понятно, что иногда... 

Вот была у нас история: в Пакистане с нами была одна девушка — Юлия. И ей, конечно, было тяжело, потому что, когда мы заезжали в эти земли племён, понятно, ей пришлось надеть хиджаб, и пришлось надеть платок, и ей приходилось прямо рядом с нами быть, потому что женщина на улице там — это блудница такая: ходит тут, понимаешь, без мужа, без брата, одна. Там такие жесткие правила, и ей в этом смысле было очень нелегко. Ей пришлось провести месяц в хиджабе и снять его только в Азербайджане.

Регина Крутоус: Вы как-то подбираете людей по характеру? Ведь всё расписано должно быть. Никаких истерик.

Алексей Камерзанов: Вы совершенно правы. Смотрите, я установил несколько правил, которым мы следуем. Первое, когда появляется новый человек: «Хочу к вам в команду». Я узнаю, чем занимается этот человек, какой у него опыт путешествий, где он был. Это важно, чтобы понять: это просто домосед, который сказал: «Вау! Теперь я буду крутым путешественником», или это человек, который с опытом. Я предпочитаю брать людей, которые все-таки где-то путешествовали. И, естественно, я ему говорю: «Никаких конфликтов, вообще никаких конфликтов в команде быть не должно, потому что ничто так не разрушает команду, как конфликт». Я и предупреждаю, что если хоть один случай конфликта будет, то просто посадим человека на самолет. 

Даже случалось так, что мы высаживали людей прямо на дороге, когда ехали с Алтая. Ну что делать, если не понимают этого? А конфликтов быть не должно. Иногда мне самому нелегко, но я понимаю, что я, как руководитель экспедиции, должен быть самым взвешенным.

В прошлый раз было непросто сбалансировать один момент, когда мы 10 дней просидели в Египте, ожидая машины. Мы получили две из трех машин и готовы были уже ехать, а одна машина еще осталась. И оставались двое человек, которым надо было получить эту машину. И мне было очень непросто сбалансировать их состояние, потому что они устали. В итоге путем долгих переговоров мы нашли компромисс. Мы поехали первые. И это правильно, потому что мы вдруг узнали, что нужны ещё кое-какие документы, оказывается, ещё есть другая дорога. И это уравновесило, но было очень непросто с людьми разговаривать, когда уже на грани. 10 дней здесь, и ещё неделя ожиданий в Иордании. То есть мы потеряли почти 20 дней просто в ожидании.

Ничто так не разлагает команду, как сидение на одном месте и ожидание. Поэтому еще раз повторюсь: никаких конфликтов, истерик, возмущений. Если у кого-то что-то есть, можете подойти ко мне сказать. Не нравится — уезжай, улетай. Всё эмоциональное мы уже обсудим за пределами этой экспедиции — это очень важный момент.

20180724_103140_новый размер.jpg
Алексей Камерзанов. Фото: nsknews.info

Регина Крутоус: Существует ли рецепт отличного путешествия, чего в путешествии точно делать не надо? И от чего бы вам хотелось предостеречь путешественников-новичков?

Алексей Камерзанов: Ну, прежде всего, я бы предостерег от такой банальной вещи, которую очень не люблю, которой страдают многие путешественники, да и не только — это распитие алкогольных напитков. Оно никогда не приводит ни к чему хорошему, и очень часто бывает, что кучу всяких неприятных ситуаций может породить алкоголь. Поэтому это, наверное, первое универсальное решение, которое я бы предложил. Все остальное уже нарабатывается с опытом. Что за маршрут, под силу ли этот маршрут, что за команда? Потому что достаточно неправильно подобрать людей, и всё может развалиться. 

Я вот упоминал людей, которые ехали по нашему следу через Бирму. Они доехали до Индии, а дальше они капитально разругались и разделились на несколько частей: кто-то вывез машину уже контейнером, а кто-то продолжил путешествие. Поэтому очень важный момент — чтобы команда была подобрана, чтобы команда была, что называется, сбита. И каждого нового члена команда должна принять. Был, конечно, очень смешной случай. Я до сих пор про него вспоминаю. 

Как-то мне написал один человек со словами: «Алексей, мы хотим с вами проконсультироваться. Мы тут в кругосветку собрались». Мы встретились в кафе. Это были четыре совершенно непохожих человека: три парня, одна девушка. Я смотрю и думаю, а что их объединяет? «Вы знаете, вот мы узнали, что National Geographic организует экспедицию вокруг света. И вот мы хотим тоже. Мы все придумали: мы едем так-то, у нас будут такие-то машины». Я сидел, слушал и говорю: «Ребят, а вы уже где-то были?» Они говорят: «Нет, мы еще никуда не ездили».

Самый простой совет: выберите маршрут. Вот я сейчас могу вам предложить и сказать вам ближайшие наши регионы. Чтобы вы все вместе проехали месяц, например. Вы сразу же поймете: кто есть кто, кто как себя поведет, с кем стоит ехать, с кем нельзя ходить в разведку. Потому что может выясниться, что часть людей может отказаться, мол «я думал тут всё, как в фильмах, а тут, оказывается, вот что надо. А тут надо по 10 часов ехать, по 3 часа спать, работать руками, разгребать камни и что-то ещё».

Пока команда не будет целостным коллективом, ничего не будет получаться. Это к вашему вопросу о том, от чего надо предостерегать — от неправильно подобранной команды. Это очень серьезный момент.

Регина Крутоус: Алексей, а как получилось так, что специалист, насколько я понимаю, потенциальный банкир со степенью MBA стал путешествовать?

Алексей Камерзанов: Прежде всего это какие-то наши внутренние ощущения. Я вам скажу, что это ощущения с детства. Я всегда сидел на даче, на берегу, смотрел и думал: «Что же там за лесом?» Сейчас-то знаю, что если поехать по этой дороге долго и прямо, то можно в Малайзию приехать — я уже проверил. И это внутреннее ощущение, которое искало какой-то выход, какую-то реализацию и нашло. Поэтому то, что у меня образование «банковское дело» — это вообще не имеет никакого отношения, и никак мне это не помогает, но и не мешает, поэтому я считаю, что так случается. 

Огромное количество людей работает не по той специальности, по которой когда-то училось, за исключением узкоспециализированных профессий по типу врачей, инженеров. Есть общее образование, банковское дело — это не самое главное. Я получил MBA в Соединенных Штатах, и это, безусловно, помогает понять, как работает бизнес, нормально изучить язык, чтобы можно было спокойно на нем разговаривать. И это было очень полезно и здорово, и это очень даже помогает в путешествиях.

20180724_103220_новый размер.jpg
Регина Крутоус и Алексей Камерзанов. Фото: nsknews.info

Регина Крутоус: Алексей, все мы родом из детства. Ваши родители поддерживали вас во всех начинаниях?

Алексей Камерзанов: Практически во всех, даже когда услышали фразу: «Мам, я тут до Малайзии съезжу». «Да? А как ты собираешься это делать? Ну ты ж наверняка все продумал? Да? Ну поезжай».

Ну поддерживают и гордятся, что я делаю такие необычные вещи. Поэтому, я думаю, без этой поддержки было бы очень сложно.

Регина Крутоус: Алексей, в 2014 году один известный сайт называл вас завидным холостяком. За эти годы в вашей жизни что-то изменилось?

Алексей Камерзанов: Ну да, было такое. Единственное, что я могу сказать, что я пока не женился. Ну как-то так получается до сих пор. Видимо, я всё люблю делать неспешно, всё продумывать, поэтому пока так.

Регина Крутоус: Наверное, в процессе автопутешествия сложно кого-то встретить?

Алексей Камерзанов: Ну для этих целей, наверняка, сложно, особенно когда ты путешествуешь по Африке.

Регина Крутоус: А сколько вы времени дома находитесь?

Алексей Камерзанов: Я большую часть времени нахожусь дома: каждый этап длится от 30 до 60 дней. У нас максимум два этапа за год получается.

Регина Крутоус: А, ну, то есть есть возможность?

Алексей Камерзанов: Возможность, и даже время есть.

Регина Крутоус: И даже время есть. Ну хорошо, расскажите о вашей семье, кто в нее входит?

Алексей Камерзанов: Ну понятно, у меня есть мама, папа. У меня есть сестра, которая живет в Дубае, и так получилось, знаете, такая хорошая история, очень романтическая. Она встретила своего будущего мужа-американца, когда училась в Лондоне. Он туда приехал вообще по делам и работал, кстати говоря, на российскую компанию. Потом так получилось, что они переехали в Дубай, у него там была работа. И сейчас они живут в Дубае. У них трое прекрасных детишек. Они к нам в гости приезжают. 

И моя, мне кажется, основная задача — сделать так, чтобы дети больше говорили по-русски. Потому что получается иногда, что мама подходит ко мне и говорит, что «я их не понимаю, что они хотят?» А мне приходится переводить, объяснять, ну, к сожалению, получается, что они получают русский язык только от моей сестры, от мамы, а все остальные — папа, школа, окружающие — это всё английский, и он передавливает русский язык, хотя, мне кажется, идеально было бы, если бы все-таки дети говорили на двух языках.

Я думаю, что у них все получится. Просто надо к этому прикладывать усилия. И вот стараюсь с ними по возможности говорить по-русски, хотя я прекрасно понимаю, что они говорят, что они спрашивают. Иногда сознательно переключаюсь на русский язык, чтобы они знали, что вот это надо так сказать, а это — так. Потому что им проще скатиться в английский, между собой они только по-английски говорят. Вот такая необычная задача.

Регина Крутоус: А в вашей семье какие есть традиции?

Алексей Камерзанов: Ну таких, чтобы прямо суперособенных нет, у нас классика ещё с советских времен: летом мы живём на даче, когда есть возможность. Поэтому, когда сестра приехала, представляете? После жизни в Дубае, после вот этих песков, моря, бесконечных торговых центров увидеть зеленую траву, лес, речку. Побегать под дождем, в футбол поиграть — для них это насколько новое, необычное, что они прямо жизнь новую чувствуют, которой у них до этого не было, потому что они живут все-таки в изолированных тепличных условиях. Традиция вот такая, и сколько ей уже — ну сколько я себя помню.

Регина Крутоус: Алексей, в чем секрет вашего успеха?

Алексей Камерзанов: А, мне кажется, в целеустремленности. Многие люди говорят: «Ну вот, тебе, наверное, языки идеально даются». Я говорю на четырех иностранных языках, а мне кажется, что вопрос не в каких-то уникальных данных. Я не считаю себя особо одаренным человеком. Я просто делаю это целенаправленно. Я понимаю, чтобы выучить язык, нужно потратить много времени и сил. Особенно сейчас изучаю арабский язык — это вот отдельная история. Очень непростая, но тем не менее очень интересная. Поэтому мне кажется, что если что-то делаешь, то делай это самозабвенно и до конца, и целеустремленно, потому что нельзя делать какое-то дело наполовину. Это касается и путешествий.

20180724_102641_новый размер.jpg
Алексей Камерзанов. Фото: nsknews.info

Регина Крутоус: Если бы можно было начать все заново в плане выбора профессии, вы оставили бы всё как есть или что-то переиграли?

Алексей Камерзанов: Да я не думаю. Не стал бы ничего переигрывать, по большому счёту. Не столь важно, какую профессию я бы выбирал — важно было, что я успел выучить, что я успел узнать, каким человеком в плане образования я стал. Вот многие люди считают так: вот отучился в школе, в институте — всё я знаю, мне больше не надо учиться. Образование — это вещь, которая продолжается всю жизнь. Я узнал гораздо больше после того, как я закончил институт, я вам честно скажу. Я с большим удовольствием читаю и техническую литературу, и любую другую, и вот вся эта картина мира, она дорисовывается мазками, красками. Чтобы, например, понять Америку 19 века, нужно прочитать книгу, и тогда ты проживаешь это, ты понимаешь, как люди мыслили, как люди жили, что их заботило.

И путешествия в этом смысле тоже классная вещь, потому что они позволяют твои разрозненные теоретические знания объединить в одно целое, чтобы понять, почему, например, люди воюют здесь, почему так одеваются здесь, а почему этих понесло жить на высоту 4500 метров.

И мы, когда путешествуем, мы постоянно читаем статьи из «Википедии», откуда-то еще, про каждую страну, и когда приезжаем в страну. У меня сохранено больше количество материалов, и прямо на месте это так хорошо оседает! Образование — хорошо, здесь ничего не скажешь, но продолжать образовывать себя — это задача одна из основных.

Регина Крутоус: А никогда не было мысли написать книгу?

Алексей Камерзанов: Была. И я думаю, что я это обязательно сделаю.

Для этого мне надо поехать еще в несколько десятков стран, чтобы я с уверенностью мог сказать: «Да, я проехал, и я с вами могу поделиться полной вот этой картиной». Потому что я считаю: пока я не проехал полностью — не до конца готов к написанию. Но мысль такая точно есть.

БЛИЦ-ОПРОС:

— Ваш девиз?

— Нам не надо как лучше. Нам надо как интереснее.

— Есть что-то, на что вам не хватает смелости?

— Ну только на Эверест забраться.

— Боитесь высоты?

— Нет, погибнуть от горной болезни.

— Что вас может вывести из себя?

— Неуравновешенные люди.

— Когда появляются силы двигаться дальше?

— Когда в голове есть четкая картина, куда я иду, и зачем мне это нужно.

— Какой вы видите свою жизнь через 10 лет?

— Ой... Интересной и насыщенной. Прямо уже такой более зрелой и продвинутой, ну с точки зрения опыта и путешествий. Ну и денег, наверное.

— А детей там видите?

— Обязательно.

— Опишите себя в двух словах.

— Энергичный, целеустремленный, а ещё позитивный.

— Какую книгу вы перечитываете снова и снова?

— Это «Одноэтажная Америка» Ильфа и Петрова.

— Вас узнают на улице?

— Такое бывает, причем не только в Новосибирске и не только в России, поэтому Грузия, средняя Азия, Азербайджан — медиа работают.

— 3 главных качества, которыми, на ваш взгляд, должен обладать герой нашего времени?

— Смелость, уравновешенность, и, наверное, позитив в душе — без него жить нельзя.

Главные новости вашего города — подписывайтесь на нашу группу Вконтакте.

Что происходит

Жар-Петуха показал малышам театр кукол в «противопожарной» сказке

Гранату нашли волонтёры акции «Чистые игры» возле пляжа «Наутилус»

Пожарные предупредили жителей частного сектора об опасности сухой травы

Нарымский и Тимирязевский скверы приведут в порядок

Время делиться: новосибирцам предлагают обменяться вещами

На злополучной стройке в Ленинском районе вновь придавило рабочего

Боевое крещение прошли в театре Афанасьева 16 актёров-новобранцев

Новосибирские хоккеисты подбираются к пятёрке лучших в турнирной таблице

«Кораблик» Натальи Водяновой отремонтировали в Новосибирске

1,5 тысячи свай забьют на берегу Оби для нового ЛДС

Самолёт американских разведчиков «засекли» над Новосибирском

Показать ещё