Городская волна
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Без коронавируса

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: из чего состоит Бионорд и как он работает

Как идёт уборка городских дорог в сравнении с прошлым годом? Действительно ли реагент «Бионорд» разъедает обувь, автомобили и вредит домашним животным? Как новые способы борьбы с гололёдом помогут избавиться от весенней пыли? И хватает ли в целом дорожной техники для борьбы со снегом и наледью? Об этом и многом другом рассказал 5 декабря гость программы «Вечерний разговор» — начальник главного управления благоустройства и озеленения (ГУБО) Новосибирска Юрий Сердюк — на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Иван Конобеев
Иван Конобеев
16:15, 09 Декабря 2019

Иван Конобеев: В студии Иван Конобеев. Это программа «Вечерний разговор». А в гостях у нас сегодня [5 декабря] Юрий Сердюк, заместитель начальника департамента транспорта мэрии и начальник главного управления благоустройства и озеленения (ГУБО) города Новосибирска. Юрий Александрович, добрый вечер!

Юрий Сердюк: Добрый вечер!

Иван Конобеев: Началась зима, и очень многие новосибирцы обращают пристальное внимание на то, в каком состоянии находятся наши дороги, тротуары и все те места, по которым мы ходим. Понятно, что зоны, за которые отвечают разные департаменты и подразделения, тоже разные. Где-то это управляющие компании, где-то муниципальные учреждения. А ваша сфера, я так понимаю, это дороги и прилегающие тротуары.

Юрий Сердюк: Для простого понимания — это дороги, по которым ходит общественный транспорт.

Иван Конобеев: Первый вопрос — вы пешеход по большей части или автомобилист?

Юрий Сердюк: Наверное, все автомобилисты иногда бывают пешеходами, но не все пешеходы автомобилисты. Я хожу пешком и стараюсь делать это регулярно, и на машине тоже передвигаюсь.

Иван Конобеев: Есть такая присказка — когда идёт красивый пушистый снег, ему все радуются, кроме мэра и начальника дорожных служб. Потому что первый подсчитывает, сколько лимитов, выделенных на весь год, будет выбрано за сегодняшний день. А другой думает — как выводить технику, в какое время и т.д. Согласны с таким народным замечанием?

Юрий Сердюк: Да, совершенно верно.

IMG_2950_tn.JPG
Юрий Сердюк. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Хорошо. Пять дней зимы прошло. Я так понимаю, снежный фронт у вас открыт уже не пять дней, а больше. Календарная зима в Сибири не совсем совпадает с реальностью. Как сами оцениваете — справляетесь сейчас, или нет?

Юрий Сердюк: Зимний период у нас начинается 15 октября. Техника переведена на зимний режим работы. Есть снег или нет, но зимнюю технику мы обязаны подготовить к этой работе. Конечно, снег нас в этом году не тревожил.

Норма осадков для ноября в Новосибирске 37 мм [миллиметров осадков], выпало в ноябре 38 мм. Невыполнимых, труднорешаемых задач перед дорожниками ноябрь не поставил. Работали в обычном, не в авральном режиме. Это у меня уже пятая зима в должности. Бывало и хуже. Первая зима с ледяным дождём мне запомнилась на всю жизнь.

Иван Конобеев: Понятно, что новые технологии приходят в нашу жизнь не только в виде гаджетов, современных телевизоров и прочих электронных вещей. Они приходят и в городское хозяйство. И в этом году Новосибирск впервые будет убираться по новым технологиям. В прошлом году их попробовали. В этом году уже должна быть нормативная уборка по этим технологиям. Если раньше была песко-соляная смесь, то сегодня это у нас «Бионорд» и отсев дробления горных пород.

Давайте коротко поговорим о том, почему не стали больше использовать песко-соляную смесь? И используем ли мы её, кстати говоря. Были сообщения из районов — наши читатели и радиослушатели говорили о том, что они видят песок на наших дорогах.

Юрий Сердюк: Дорожными эксплуатационными учреждениями (ДЭУ), подведомственными департаменту транспорта, песок на дорогах не используется. И запасов именно речного песка на нашей пескобазе нет. У нас заготовлено порядка 80 000 тонн отсева дробления горных пород, он перемешан с солью в пропорции: 90% отсев и 10% соль.

Но это не песок, который носит ветром, это мелкие камушки, в диаметре 2-3 мм, которые имеют большие абразивные свойства, нежели обычный песок. На обуви они не перемещаются в квартиры, они находятся на дороге, либо на тротуаре. Тротуар, посыпанный такой крошкой, может несколько дней оставаться не скользким, если не идёт снег.

Иван Конобеев: Почему отказались от песко-соляной смеси?

Юрий Сердюк: Очень много нареканий было от жителей. Наш город пытались называть Пылеградом. Апрель приносил нам кучу нареканий из-за того, что на дорогах пыль. Мы заказали в прошлом году исследование. Его проводил СГУПС и Институт почвоведения СО РАН.

По результатам исследования нам стало понятно, что в апрельской пыли — а замеры проводили целый год — почти 90% это остатки песка от песко-соляной смеси. Безусловно, летом мы всё это убираем с дорог. Частично этот песок уходил и со снегом. Дальше работали вакуумно-подметальные машины. Мы вывозили за летний период порядка 90 000 тонн мусора и грязи с дорог. Фактически объём равный тому, что мы высыпали зимой. И эта взвесь была в воздухе, песок измалывался колёсами и превращался в пыль.

Решили использовать немного другие технологии, чтобы уменьшить количество пыли в весеннем воздухе в Новосибирске. И, изучив опыт Екатеринбурга и других городов со сходными климатическими условиями, как у нас в Новосибирске, мы пришли к выбору реагента и такого противогололёднего материала, как отсев горных пород.

Иван Конобеев: Эксперимент был в прошлом году, я так понимаю, только в центральной части города. Увидели разницу?

Юрий Сердюк: Да, весной прилотковая часть Красного проспекта была чистая, выметать оттуда ничего не пришлось. Поэтому в этом году мы удвоили объём закупаемого реагента. Звучит страшно, но на самом деле это природный материал. В данном случае мы закупили «Бионорд» производства уральского завода противогололёдных материалов. Это добываемые из-под земли рассолы, которые они приводят в рабочее состояние. Это твёрдый материал в гранулах. В каждой грануле присутствует два вида соли: калий хлор и натрий хлор. А также азотная добавка для снижения воздействия на зелёные насаждения, и антикоррозийные добавки для снижения воздействия двух солей на металл автомобилей.

Иван Конобеев: Недавно почитал публикацию в интернете с фотографиями, как с одной из машин ДЭУ проехали журналисты и рассказали о том, как это работает, о свойствах этого материала. В конце был опрос: доверяете/не доверяете, как вам нравится этот «Бионорд» и открытые комментарии. И в комментариях написано, что: ноги разъедает, щиплет, у кого-то глаза слезятся, домашние животные прекращают размножаться и прочее. Есть какие-то документы, которые могут ответить на вопрос опасно/неопасно и т.д.?

IMG_2941_tn.JPG
Юрий Сердюк и Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Юрий Сердюк: Документы, которые нам предоставляют вместе с доставкой этого противогололёдного материала — это сертификат экологического соответствия. Безусловно, там ничего плохого мы не найдём. Конечно, всё это узнаётся уже во время применения. Но жалоб от жителей на испорченную обувь, повреждённые автомобили или животных пока не поступало за практически год использования «Бионорда» в центральной части города.

Не замечаю на своей обуви разводов, хотя иногда хожу пешком. Живу на «Золотой ниве», работаю на Фрунзе — 3 км по Кошурникова и Фрунзе. Улицу Фрунзе в этом году мы полностью содержим «Бионордом». Но на тротуарах, конечно, его нет, только на проезжей части. На своей обуви никаких изменений я не заметил.

Автоответчик: Здравствуйте! Мы — работники Стрелочного завода и Электровозоремонтного завода — через вас выражаем благодарность руководству Первомайского района за своевременную и качественную уборку тротуаров летом и зимой по улице Аксёнова от железнодорожного переезда «Стрелочного завода» до станции «Сибирская». Отдельная просьба к руководству Первомайского района: разобраться и решить, кто должен убирать тротуар от снега, который идёт от станции «Сибирская» вдоль железнодорожной линии и забора до переходного моста, ведущего на улице Механическую. Будем надеяться на скорейшее решение вопроса. Спасибо. Работник Новосибирского стрелочного завода Александр Наумович.

Иван Конобеев: Я так понимаю, это вопрос не лично к вам, а к руководству Первомайского района?

Юрий Сердюк: В Первомайском районе все дороги, кроме частного сектора, сейчас содержатся нашим подведомственным учреждением ДЭУ №5. Мы обязательно посмотрим эту территорию, разберёмся с принадлежностью, и вместе с администрацией Первомайского района обязательно решим этот вопрос.

Иван Конобеев: Возвращаемся к «Бионорду» и песко-соляной смеси. Если мы в одну руку возьмём горсть песко-соляной смеси, а в другую руку горсть «Бионорда» — сколько соли и там, и там? Я так понимаю, особой разницы по солевому воздействию не должно быть?

Юрий Сердюк: Объём распределения противогололёдного материала в песко-соляной смеси был порядка 250-350 грамм на квадратный метр. «Бионорд» мы распределяем в количестве 30 грамм на квадратный метр.

Иван Конобеев: Т.е. сыпать теперь его нужно меньше?

Юрий Сердюк: Да, и техника должна быть современнее. Почему мы сейчас одномоментно не можем перейти на содержание всего города только «Бионордом»? Потому что для этого нужна новая техника, способная распределять противогололёдный материал «Бионорд» в таких маленьких дозах на дорогу. А у нас ещё остались ЗИЛы-песочники. Если ими сыпать «Бионорд», то это просто высыпать золото на дорогу. Поэтому сейчас не так много улиц мы можем содержать современным противогололёдным материалом. Поэтому, мне кажется, что общее количество соли, того активного элемента, который был в песко-соляной смеси, и сейчас в «Бионорде» примерно равное количество.

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Владимир. Я работаю в Горэлектротранспорте (ГЭТ). Почему остановки очищают 4 метра, а длина троллейбуса гораздо больше? Я не понимаю, каким мне местом подъехать к остановке, чтобы у меня зашли и вышли пассажиры? И второй вопрос по поводу «Бионорда» — лужи на проезжей части, электродвигатель троллейбуса находится в самом низу, на двигатель налипает мокрый снег, происходит токоутечка. Пассажир подходит к троллейбусу, берётся за ручку, а его бьёт током в 600 вольт.

Иван Конобеев: Какую жуткую картину нарисовали. Спасибо за вопрос.

Юрий Сердюк: Безусловно, очистка заездных карманов в размере 4-х метров — это нарушение. Заездной карман должен прочищаться на всю длину. Это недоработка дорожных служб. Я обязательно акцентирую внимание перед директорами завтра с утра на эти замечания. Они периодически возникают, мы о них знаем. Дело в том, что комплекс, который убирает дорогу, должен сопровождаться трактором МТЗ, который должен расчищать карманы, въезды во дворы и другие прилегающие территории. Не всегда люди, которые работают в ночную смену, уделяют этому вопросу должное внимание.

Признаю, есть такие недочёты в нашей работе.

Что касается луж на дороге, действительно, в прошлом году Красный проспект был мокрым. Мы ищем такую дозировку, при который бы снег плавился, но не было бы луж. Мы в октябре были в Екатеринбурге на конгрессе «Дорога-2019». На одной из площадок директора ДЭУ практически со всей России обменивались опытом. И директор из Нижнего Новгорода, девушка, сказала, что они достигли настроек техники таким образом, что распределяют противогололёдный материал в Нижнем Новгороде 15 грамм на 1 кв. м. В их климатических условиях, может быть, этого хватает.

Но с начала этого сезона мы систематически с теми руководителями ДЭУ, которые в этом году работают с «Бионордом» — а это ДЭУ-1, которое обслуживает пять районов города, и ДЭУ Советского района — постоянно обмениваемся опытом, приходим к общему знаменателю, как правильно отработать ту технологию, которая позволила бы нам в зимнее время содержать наши улицы без воды на дорогах. Замечание принято, завтра я созвонюсь с руководством ГЭТ, и если есть такие нарекания к нашей работе — мы постараемся их устранить.

IMG_3064_tn.JPG
Юрий Сердюк. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Иван Конобеев: Я так понимаю, если мы говорим про 30 грамм или 15 — это же ещё зависит от температуры на улице в данный момент. Т.е. нужно подбирать такие дозировки, которые необходимы именно сейчас. Это вызывает определённые сложности.

Юрий Сердюк: Последние две установки, которые мы закупили — для распределения двухфазного противогололёдного материала. Если заглянуть в кабину, то перед водителем стоит практически дисплей-компьютер, такой же, как телефон. Он отзывается на прикосновение пальца, этим компьютером водитель устанавливает параметры распределения противогололёдного материала. Само рабочее место водителя — это уже не только баранка и педали. Это уже гаджеты, которыми он пользуется в своей работе, это современная высокотехнологичная техника.

Иван Конобеев: А что такое двухкомпонентный материал? Кроме гранул есть ещё что-то?

Юрий Сердюк: Да, есть. Происходит смешивание жидкой фазы противогололёдного материала и твёрдой фазы. Смешивается она на лотке распределения и распределяет по проезжей части гранулы, смоченные рассолом. Это позволяет исключить сдувание твёрдой фазы противогололёдного материала ветром, либо потоком воздуха движущихся автомобилей. Чтобы он точно находился там, где ему нужно быть — в этой 9-метровой полосе. Расход противогололёдного материала уменьшается в разы. Одной машиной можно обработать гораздо больше участков дорог, гораздо быстрее он начинает работать, что позволяет быстрее смести с дороги снежные массы, которые остаются после отработавшего противогололёдного материала.

Иван Конобеев: А сколько сегодня есть таких машин с гаджетами?

Юрий Сердюк: Для работы с двухфазным материалом мы закупили две надстройки. Наши соседи в Кемерове фактически сделали эти надстройки под наш заказ, они раньше не выпускали такую технику. А сейчас у нас взаимополезная работа — они делают по нашему заказу технику, которая может работать с новыми противогололёдными материалами.

Иван Конобеев: А одна машина сколько может взять на себя, если это выражать в дорогах? Сколько Красных проспектов она может обработать, условно говоря? 

Юрий Сердюк: Там получается 2 тонны жидкого и 7 тонн твёрдого противогололёдного материала.

Иван Конобеев: Приблизительно, если в улицах мерить.

Юрий Сердюк: Одна машина у нас проехала полностью улицы Гоголя, Челюскинцев, Вокзальную магистраль, выехала на площадь Ленина, Октябрьскую магистраль, на Восходе развернулась, вернулась в обратную сторону и полностью ещё не израсходовала материал.

Иван Конобеев: Т.е. «обоймы» хватает на достаточно большое количество улиц.

Юрий Сердюк: Да.

Иван Конобеев: А какое количество дорог будет обрабатываться в этом году «Бионордом» и крошкой, и по какому принципу идёт выбор? Какая логика?

Юрий Сердюк: «Бионордом» мы начинали обрабатывать центр, первым был Красный проспект, его мы начали в прошлом году. В этом году в Центральном районе практически все дороги, кроме малых районного значения, обрабатываем «Бионордом».

В Железнодорожном это улицы Димитрова, Нарымская, дальше Плановая и Жуковского, уходя в Заельцовский район. Красный проспект весь до конца в Заельцовском районе. В Дзержинском это проспект Дзержинского до Волочаевской, в Октябрьском районе это Кирова, Октябрьская магистраль до Богаткова и Большевистская. Всё остальное пока обрабатываем отсевом дробления горных пород, перемешанным с солью в пропорциях 10% соли, 90% отсев.

Почему мы не можем перейти сразу на «Бионорд» — я уже объяснил ранее. Нет в нашем вооружении техники, которая может распределять в мелких объёмах этот дорогой противогололёдный материал. Парк будем постепенно менять, закупать новые надстройки. Раньше это были КАМАЗы с обычным песочником, которые разбрасывали песок. Мы утилизировали старые надстройки и купили в Кемерове две новые машины.

Иван Конобеев: Существует ли какой-то норматив по уборке улиц от снега?

Юрий Сердюк: Все параметры прописаны в регламенте содержания автомобильных дорог, в ГОСТах, их можно посмотреть. С началом снегопада начинается работа по удалению снега с улиц, обрабатывается сначала противогололёдными материалами, он откатывается, вступая в контакт с автомобильными шинами. Через 2-3 часа мы сметаем остатки снежных масс с дороги. Если снегопад продолжается, мы продолжаем эту работу в таком цикле: обработка-сметание. Снегопады могут идти и сутки, и двое, и трое, поэтому работа продолжается в постоянном режиме. После окончания снегопадов мы вывозим снег, который накопился на обочинах.

Иван Конобеев: А «Бионорд» полностью растворяется?

Юрий Сердюк: Да, он полностью растворяется, уходит в ливневую канализацию вместе с растопленным снегом. А остатки снежной массы мы потом вывозим.

Иван Конобеев: А крошку?

Юрий Сердюк: А крошку потом придётся сметать летом с применением вакуумной подметальной техники. Но пыли от этой крошки не будет.

Иван Конобеев: По крошке был такой вопрос из Советского района. Снег скапливался на обочине дороги, где должен был быть газон, и когда это всё растаяло, то там лежала куча этой крошки. Какие-то выводы по этому поводу сделали?

Юрий Сердюк: Безусловно. Во-первых, мы в Советском районе приняли решение об уменьшении использования крошки, меньше её сыпем. Весной мы всю крошку там убрали.

Иван Конобеев: Как будет происходить в этом году?

Юрий Сердюк: В этом году постараемся убрать вместе со снегом.

Иван Конобеев: Больше всего автомобилистов раздражают пробки. У вас есть какой-то график, который учитывает пробки, часы пик, когда нельзя выводить машины? Или неважно, снег идёт — надо убрать?

Юрий Сердюк: Наша работа не совсем механическая, как у роботов. Безусловно, мы стараемся в часы пик не выводить технику на дороги. Если наша техника в это время находится на дороге — это связано только с погодными условиями. Мы во время снегопада должны обработать дорогу противогололёдным материалом, чтобы потом её убрать. Если этого не делать, на дорогах будут снежные накаты, гололедица, будут столкновения транспорта, этого мы не должны допустить. Главная цель нашей работы — это безопасность людей на дороге, поэтому дорога должна быть не скользкой.

Иван Конобеев: Очень много автомобилей в городе, парковочного пространства не так много, как хотелось бы, особенно в центре. Запаркованы все обочины, в некоторых местах практически круглосуточно. Машина уехала — на её место встала другая. Как вы их убираете? Или вы этого не можете делать, когда там стоят машины?

Юрий Сердюк: Стараемся установить временные знаки, известить людей об уборке и вплоть до перемещения этих машин вместе с сотрудниками ГИБДД после того, как действие этих временных знаков началось.

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Александр. У меня больше пожелание по опыту прошлого и этого года. В этом году снега меньше, но по центру города очень хорошо заметно, что не просто сметают, но и убирают. По крайней мере, на Гоголя и Семьи Шамшиных дорогу вычистили до поребрика. Я был приятно удивлён, потому что в прошлом году до февраля сметалось к поребрику, и улицы становились в два раза уже. И второе пожелание — обратить внимание именно на вывоз снега, уборка на четвёрку, хорошая, а вывоз, особенно в прошлом году, был отвратительным.

Юрий Сердюк: Совершенно согласен с нашим радиослушателем. В прошлом году в ноябре нас просто завалило снегом. Поэтому и Гоголя, и Семьи Шамшиных мы просто подметали. Снегопад не останавливался, нам не хватало времени вывозить. Кроме того, были сложности с наймом дополнительных самосвалов. Эту ситуацию мы выправили ближе к Новому году и в январе активно приступили к вывозу снега. Справедливое нарекание.

В этом году все ДЭУ заранее заключили договоры, нам предоставили дополнительные лимиты на заключение договоров на привлечение самосвальной техники. Этот год с прошлым и по погоде, и по нашей вооружённости и деньгами, и техникой значительно разнится.

Иван Конобеев: Если говорить о парковках на улицах города, и что можно с этим сделать, то я так понял, на улице Каменской есть знаки: по чётным и нечётным дням парковка запрещена.

Юрий Сердюк: Есть много улиц, которые оборудованы такими знаками. Это делается для того, чтобы дорожные службы в один день могли убрать одну сторону улицы, в другой — другую. Мне кажется, мы уже несколько лет применяем такие технические средства регулирования дорожного движения для облегчения работы дорожных служб.

Надо более точно подходить к времени работы. Например, в Санкт-Петербурге у Сенного рынка чётко указано, что стоянка запрещена во вторник с 5 до 7 утра. Тогда люди точно понимают, что здесь несколько часов, и можно будет опять парковаться. Но нужно выдержать это время, чтобы дорожники могли убрать. И мы постараемся применять те принципы, которые мы увидели у наших коллег в других городах. Точно будем рассчитывать наш график работы, чтобы не просто каждый чётный день ты не можешь здесь парковаться, а именно тогда, когда мы туда приходим и убираем.

IMG_3008_tn.JPG
Юрий Сердюк. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Лариса. Почему в Новосибирске разметки полос где-то плохо видно, а где-то их вообще нет?

Юрий Сердюк: Как всегда дело в деньгах. Те материалы, которыми мы размечаем дороги, разнятся. По программе «Безопасные и качественные автомобильные дороги» нам дороги размечают пластиком, он по гарантии стоит год и там, где он слетает раньше, мы предъявляем гарантийные требования подрядчику, он нам восстанавливает разметку пластиком на следующий год. Сами мы наносим разметку краской, она стоит 3 месяца, потом стирается. Поэтому при увеличении нашего бюджета, мы будем переходить к износостойким материалам. Мы знаем о наших недостатках и вместе с бюджетом нашего города будем стараться их устранять.

Иван Конобеев: Возвращаясь к самому первому вопросу про то, пешеход вы или водитель и про дороги мы много говорим, про тротуары ещё не сказали. Ситуация по тротуарам в этом году будет лучше, хуже или такой же, как была? Я много хожу пешком и замечаю очень много недостатков по тротуарам. Почему это происходит?

Юрий Сердюк: Тротуары убирать сложнее, чем дороги. Тротуары не всегда одной и той же ширины, не всегда есть возможность техникой их убрать, не всегда есть возможность проехать между тех ларьков и припаркованных автомобилей на тротуаре в том числе. Но в этом году мы купили 10 единиц небольшой техники, которая способна убирать в узких местах. Все 4 колеса у них поворачиваются. В каждый район мы распределили по такой машине. Надеюсь, что постепенно содержание тротуаров у нас будет улучшаться.

Иван Конобеев: А на такую технику есть какие-то нормативы? Она всё может делать?

Юрий Сердюк: Машина оборудована щётками, может быть оборудована и отвалом впереди. Самое главное — в ней есть ёмкость для противогололёдного материала на очень большой участок тротуара.

То навесное оборудование, которое навешивалось на МТЗ и МКС — оно маленькое. Быстро заканчивалась смесь, его часто приходилось заправлять противогололёдным материалом, это было неэффективно. УАЗ может обработать большой участок тротуара противогололёдным материалом. Сейчас у нас их почти 15 на город.

Иван Конобеев: А вообще по закупке техники и по существующей технике, многое сегодня говорилось и о старой технике, которая не подходит, чтобы разбрасывать современный материал, есть техника советского поколения, есть новые машины. Как вы считаете, сегодня насколько город обеспечен техникой, чтобы эффективно убирать город?

IMG_3056_tn.JPG
Юрий Сердюк и Иван Конобеев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Юрий Сердюк: Мы укомплектованы техникой на 48% от норматива.

Иван Конобеев: Исходя из этого, можно делать прогнозы по уборке. Т.е. половина техники сегодня есть, которая необходима городу.

Когда проводите уборку, во время острых периодов, вы смотрите на отзывы новосибирцев? Каким образом вы узнаёте, где есть проблемные места, кроме того, что у вас есть какой-то собственный мониторинг. Как он выглядит — тоже интересно. Оценка вашей деятельности новосибирцами как-то учитывается?

Юрий Сердюк: Через наше управление в месяц проходит около 25 000 бумажных документов, причём половина из них — это не просто переписка, а обращения граждан. На личном приёме по пятницам обращаются люди, обращаются через систему «Мой Новосибирск» и через другие доступные электронные приёмные. Мы знаем, в каком районе больше жалоб, в каком меньше. Мониторим эту ситуацию, с директорами разбираем это на еженедельных совещаниях. Кроме того, что мы видим сами и знаем, где у нас недочёты, но также и граждане нам сообщают.

Иван Конобеев: А как это выглядит? Собственная система мониторинга? Как вы узнаёте, что существуют проблемы?

Юрий Сердюк: Объезды. Есть у нас в управлении отдел, который называется отдел муниципального контроля сохранности автомобильных дорог. Все районы распределены по специалистам, они осуществляют объезды, контролируют выполнение муниципальными казёнными учреждениями муниципального задания. 

И ежемесячно составляются матрицы, в которых указывается, какие недостатки были при содержании, выводится определённый процент штрафных санкций, которые применяются к муниципальным казённым учреждениям. На зарплату это тоже влияет, в том числе и директора. 

Иван Конобеев: Юрий Александрович, в окончание разговора — вы знаете, какая эта будет зима, изучали?

Юрий Сердюк: Прогнозам мы верим не дальше, чем на три дня. Заглядывать в будущее, наверное, это даже не по-христиански. Что будет, то будет. Мы будем стараться в любом случае, даже в самые ненастные дни работать для того, чтобы город ехал, жил и работал.

Иван Конобеев: На этой оптимистической ноте — спасибо, что пришли к нам. Всего доброго!

Юрий Сердюк: Спасибо и вам. До свидания!

Иван Конобеев: До свидания!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Если вы пропустили: ёжик Коржик, бёрпи на дому и новости без коронавируса

Губернатор Травников разрешил строителям возобновить работу

Льготные займы и отсрочку по налогам пообещали новосибирскому бизнесу

Парад мойдодыров: как чистят Новосибирск во время карантина

Вагончик тронется: какие трамваи возят пассажиров в Новосибирске

Звягинцев, Noize MC, Парфёнов и Ургант зовут на акцию «Рубль в день»

Как пережить нерабочие дни: мэрия запустила опрос для новосибирцев

Вирусолог: «Мы вступаем в пиковую фазу коронавируса»

Новосибирские школы переходят на дистанционку

Пассажиров из Москвы и Петербурга в Новосибирске отправят на карантин

В Новосибирске входы в метро и ТРЦ начали мыть с хлоркой

Показать ещё