Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Весёлая бабушка Элла Давлетшина: «Иногда нужно включать пофигизм»

Новосибирск известен не только как научный центр, и главные достопримечательности не ограничиваются Академгородком, Новосибирским театром оперы и балета и зоопарком. Город на Оби славен и своими традициями документального кино, а также международным кинофестивалем «Встречи в Сибири». В гостях на радио «Городская волна» легенда новосибирской кинодокументалистики Элла Давлетшина.

Регина Крутоус
Регина Крутоус
17:22, 12 Декабря 2017

Досье: Элла Хамзинична Давлетшина родилась в 1947 году в Москве. Окончила филологический факультет Ленинградского университета, после — сценарный факультет ВГИКа. Дипломант и участник многих кинофестивалей, в том числе международных. За «Ноктюрн» в 1995 году удостоена диплома фестиваля в Вероне (Италия). Лента «Есть ли жизнь на Земле?» получила главный приз «За лучший документальный фильм» на фестивале в Венгрии в 1996 году и специальный приз жюри международного фестиваля «Дакино» в Румынии. С картиной «Ретро» стала в 2001 году участницей финального мирового смотра лучших документальных фильмов в Кейптауне, годом позже получила главный приз на международном фестивале в Дьоре (Венгрия). Сейчас Элла Давлетшина генеральный директор Международного фестиваля документальных фильмов «Встречи в Сибири», руководитель отдела «Новосибирского Дома документального кино». 

Регина Крутоус: Элла Хамзинична, здравствуйте. Я очень рада вас видеть!

Элла Давлетшина: Здравствуйте! Я очень рада быть у вас в гостях.

Регина Крутоус: В Новосибирске прошёл уже 20-й международный фестиваль документальных фильмов «Встречи в Сибири». Чем юбилейный фестиваль отличался от предыдущих? И расскажите о фестивальной программе?

NET_1937.JPG
Элла Давлетшина. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Элла Давлетшина: Юбилейный фестиваль отличался, прежде всего, тем, что он был юбилейным. Особая атмосфера у нас была, особое отношение к этому фестивалю, потому что у нас собралась команда, с которой мы начинали когда-то работать. И команда эта собралась, чтобы посмотреть на то, что было, и показать, что же это за явление такое.

20 лет кинофестивалю, причём делает его общественная организация. На самом деле это довольно круто. Естественно, программа у нас была юбилейная. Первой была программа, которая посвящалась лучшим фильмам. Много было, конечно, хороших, все мы не смогли показать, но некоторые показали. Среди них были такие фильмы, как «Молоды сердцем», американский фильм. Английские режиссёры сделали кино о том, как люди пожилого возраста поют рок и джаз. Кроме этого были и другие фильмы. Например, голландский проект «Жители Эрмитажа». 

Регина Крутоус: А по какому принципу ведётся отбор фильмов для фестивальной программы?

Элла Давлетшина: У каждого фестиваля есть свой принцип. Но у нас есть то, что мы заложили с самого первого момента, и мы это обдумывали вдвоём с Людмилой Ивашиной. Мы решили, что это будут встречи, такие тёплые встречи, и так название, в общем-то, родилось. Каждый фильм должен быть похож на своего режиссёра, так и фестиваль, если его возглавляют люди определённого склада, то видимо и фестиваль похож на них. Я люблю, когда встречаются друзья, когда не сидят и не ждут, кого назовут самым лучшим. Все лучшие! Они делают документальное кино, они все лучшие. Второе — мы говорим о судьбе человека, о той священной его обязанности быть счастливым, независимо от обстоятельств жизни, национальности, времени. У человека есть одна обязанность — ярко прожить свою жизнь и уметь быть счастливым. Мы любим такие фильмы показывать, об этих людях.

Мы стараемся не показывать фильмы, где есть ненормативная лексика, жестокость, насилие, призывы к жестоким вещам. Наш фестиваль такой, чтобы человек пришёл с друзьями и почувствовал себя хорошо, и у него расширился внутренний мир, потому что, когда он смотрит фильм, он проживает то, что происходит на экране.

Главное на фестивале и люди, и кино. Потому что гостей, которые приезжают, мы тоже выбираем. Это пять-шесть человек, которых мы хотим показать в Новосибирске, хотим им показать Новосибирск. Это не значит, что мы избегаем каких-то жёстких тем. Нет, они не жёсткие, они драматичные. Любая жизнь — это драма, в ней всегда что-то происходит. В любом возрасте. И как эту драму разрешает человек, который мне нравится, — это самое интересное.

Регина Крутоус: С чего начинались «Встречи в Сибири»? Ведь 20 лет назад были тяжёлые времена.

Элла Давлетшина: Новосибирск знаменит документальным кино. Это одно из сильных направлений города, которым он знаменит и в России, и за рубежом. А в то время был полный рассвет у Валерия Соломина, у Юрия Шиллера и других наших режиссёров Западно-Сибирской киностудии. Было ощущение того, что мы не потонем, не сдадимся. Окрылись границы, я поставила свой фильм. Наконец-то, я получила право послать фильм за рубеж. Не Москва пошлёт, а я сама взяла и послала фильм, причём в Венгрию. Послала фильм, который сделала в кризисное время, в 1995 году «Есть ли жизнь на Земле?».

Идея фильма родилась от разговоров с Валерием Соломиным. Мы как раз с ним хохотали на тему, есть ли жизнь на Марсе. А у меня фильм о том, есть ли жизнь на Земле. Он мне сказал: «Так ты его так и назови». А на самом деле, это фильм о том, как люди в то время без зарплат иногда мечтали. Я сняла Леонида Сикорука на своей даче, знаменитого своего режиссёра, у него там обсерватория была; был человек, который работал в симфоническом оркестре, он на даче играл, и многое другое. Портреты этих замечательных людей, которые не сдаются, которые живут счастливо. 

Вообще, жизнь на планете даётся один раз. Есть ли она эта жизнь? Если есть, значит, ты счастлив. Там снят один эпизод, как автор наших фонтанов рассказывает, как он из реки построит фонтан. И он его построил. С этим фильмом я приехала в Венгрию и получила первый приз. Там было удивление. Знаете, что показывали в 1995 году? Я думаю, что и сейчас там то же самое. Показывали стрельбу, наркотики, коррупцию. То есть, всё, жизни нет. А наш фестиваль — это место, где мы должны друг другу показывать, что это не политизированное место, а пространство для общения.

IMG_2892.JPG
Фото: Михаил Периков, nsknews.info 

Регина Крутоус: Существует мнение, что проблема документального кино — это трудность выхода на рынок кинопроката.

Элла Давлетшина: Если говорить об общем потоке, то это, конечно, да. Большие документальные фильмы, есть и документальные фильмы-блокбастеры, предназначенные для большого экрана, сделанного иногда даже с Dolby, иногда даже с 3D. У них есть прокатчики. Не знаю, окупают ли они себя, потому что, как правило, документальные фильмы не совсем окупают себя. Но если говорить о фильмах не такого уровня зрелищности, такого масштаба, то чаще всего это некоммерческое кино, некоммерческий показ, и, конечно, тут я с вами согласна, тут проблема есть. Проблема, которую мы решаем на фестивале, отчасти на нашей работе нашего дома документального кино. Он специально для этого и создан.

Мы сейчас создали фильмотеку, электронный каталог фильмов. Вы придите, закажите у нас в музее. Посмотрите все фильмы Шиллера, все фильмы Соломина, все фильмы Травкина, все фильмы мои. Они все в фильмотеке, кроме этого, все фильмы, которые разрешили взять из фильмотеки, такие, как «Встречи в Сибири» и просто документальные фильмы, которые нам будут переданы. Мы будем брать качественные фильмы, не всё подряд. Это будет отбор нашей фильмотеки.

Где можно посмотреть документальный фильм? На Романова, 26, музей документального кино. Кроме этого, на Советской, 6, в областной библиотеке, где есть визуальный центр, куда мы передаём фильмотеку Новосибирска. Там есть зал одного зрителя. Придёте в библиотеку, зайдите туда. 40 минут прекрасно можно там посидеть и посмотреть эти фильмы. Там и мой фильм об Арнольде Михайловиче Каце можно посмотреть.

Регина Крутоус: Как вы думаете, есть ли будущее у документального кино, и какое оно?

Элла Давлетшина: Если есть будущее у человечества, у человека, значит, есть будущее у документального кино. Потому что оно в природе. Это природа человека. Природа человека — наблюдать и анализировать, запоминать визуальные образы, складывать. Каждый имеет свою жизненную ленту новостей, главное уметь её очищать. Очищать — это важно психологически для человека и важно для документального кино. Выбрать только то, что очень важно.

У Михаила Веллера, с которым я в своё время училась, есть очень хорошее выражение: «Литература — это самое главное в твоей жизни и жизни страны, выраженное в словах». А мне это хочется перефразировать относительно документального кино и кинохроники. Кинохроника и документальное кино — это самое главное в твоей жизни и в жизни твоей страны, выраженное визуально. Поэтому, если есть жизнь — есть и документальное кино.

Регина Крутоус: Элла Хамзинична, вы участник и дипломант многих кинофестивалей, не только российских, но и зарубежных. Вы как раз об одном из них уже вспомнили. У вас много наград, а чем вы гордитесь больше всего? 

Элла Давлетшина: Всё-таки, наверное, у меня первая награда за фильм «Есть ли жизнь на земле?», которую я получила в Венгрии в 1996 году. Мне кажется, это самая дорогая для меня награда. Во-первых, этот фильм нёс какие-то ощущения совсем другой России, совсем другой жизни. Во-вторых, это действительно была первая такая поездка — за рубеж не первая, но на фестиваль первая. Я люблю этот фестиваль, он сразу смешивает в себе встречи, и там есть и музыка, и музыкальные фильмы. И мы там были вместе, потом и с Владимиром Эйсером, и показывали свои фильмы. Я была членом жюри, познакомилась с Йосом Стейлингом, мы стали друзьями. Это знаменитый голландский режиссёр, который, кстати говоря, был в жюри, когда мне за второй фильм «Ретро» вручили приз. 

«Ретро» мне тоже очень дорог, потому что это фильм о людях, которые танцуют старые танцы в Первомайском сквере, это уникальное новосибирское явление. На рубеже веков в 2000 году я сняла этот фильм, такую красивую историю — чёрно-белую на 35 мм пленки. Это тоже произвело впечатление. 

NET_1957.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info 

Регина Крутоус: А какими были ваши первые шаги в кино, и почему именно документалистика? 

Элла Давлетшина: Очень хороший вопрос, потому что на самом деле, учась в Ленинграде на филологическом факультете, я большую часть времени проводила в театральном институте. И, кстати говоря, в этот момент мы вместе учились ещё с одним хорошим другом Владимиром Алениковым, все его знают сейчас по фильму «Каникулы Петрова и Васечкина». Кстати, и он тоже к нам приезжал. 

Театр меня привлекал очень, но это ощущение, что я хочу наблюдать, видимо, взяло верх, а потом всё по-простому. Я вышла замуж за Сергея Лаврентьева, кинооператора, он в это время заканчивал ВГИК, и мы вместе поехали на корреспондентский пункт, в Вологду, где там у нас родился сын Максим. Это была великолепная школа документального кино, Ленинградская студия документальных фильмов, великая. И корреспондентские пункты были как раз киножурнальными пунктами, там была полностью вся аппаратура. Вологда — северный край, где жил в это время Виктор Астафьев, с которым мы подружились.  

И, кстати говоря, я первая как сценарист, как один из создателей фильма сделала фильм о Викторе Петровиче Астафьеве на Ленинградской студии документальных фильмов. Это был мой диплом во ВГИКе. А тогда же запустить фильм было трудно, никакого видео, это надо было утвердить. Мы предугадали момент, когда Виктор будет переезжать из Вологды в Красноярск, на свою родину. И мы это застали и сняли фильм. 

Регина Крутоус: Элла Хамзинична, в разных источниках разные данные о вашей биографии. Где правда?

Элла Давлетшина: Я родилась в Москве, до пяти лет жила там, потом родители меня перевезли в Уфу. С Уфой меня до сих пор связывают тесные связи. Как только я отпраздную свой день рождения, я сяду в поезд и поеду в Уфу. Поеду в туристический тур, на конях по Башкирии. Хочу встретить юбилей на коне.

Я сделала фильм о своих родственниках, о своём деде. Это была неожиданная история, связанная с тем, что в 1938 году были репрессированы мои деды. Я много не знала. Вдруг звонок: «Здравствуйте, я ваша тетя, — буквально. — Приезжайте на юбилей вашего деда, одного из основателей башкирской филологии». Я сказала, что это, наверное, не ко мне. А оказалось, что я не всё знала. Мой дед Габбас Давлетшин написал первый учебник башкирского языка для дошкольников и вообще был филологом, учился в Ленинграде.

И потом я поняла, откуда у меня такая страсть к языкам и поездкам — это же гены. У меня мама — башкирка и блестящий учитель русского языка и литературы. У нас все были двуязычные, троязычные. У меня пристрастие читать английскую литературу на английском языке. Я не очень хорошо говорю по-английски, но читаю хорошо. И я вообще люблю читать литературу в подлиннике. И всем хочу сказать: главное — читайте, хоть на каком языке, потому что слово — это то, с чем человек живёт значительно духовнее, ярче и интереснее.

IMG_9852.JPG
Фото: Михаил Периков, nsknews.info 

Регина Крутоус: Элла Хамзинична, как вы оказались в Новосибирске?

Элла Давлетшина: Очень просто. Здесь Западно-Сибирская студия кинохроники. А мы вынуждены были работать там, где есть киностудии. В Сибири жизнь была вольнее. В Вологде нам как раз отказали в том, чтобы мы создали спецвыпуск журнала о Батюшкове. И мы поняли, что нужно что-то искать. И тут появилась идея и возможность отправиться в Сибирь. Не представляли, что это так далеко. Думали, что на два года, а в итоге получилось, что у меня здесь второе рождение произошло.

Новосибирск мне нравится, он по мне. Тут есть всё, что есть в большом городе, в том числе, Петербурге и Москве — моя любимая филармония, симфонический оркестр, хорошие театры, хорошие друзья-профессионалы по документальному жанру и метро. 

Регина Крутоус: А в Москву не думали вернуться?

Элла Давлетшина: Был соблазн вернуться в Москву, и приглашали. Я даже поехала туда за третьим образованием. Окончила высшие курсы сценаристов и кинорежиссёров в разделе режиссёра цифрового монтажа. Было ощущение, что я как будто на китайском заговорила, потому что сложно было перейти от одного к другому. Со мной учились молодые, 20-летние, они сначала издевались надо мной, а потом зауважали и даже показывали на меня: «Вот она же сообразила, как это делать». Я очень благодарна этой своей молодой компании и вообще тому, что я это сделала.

Я думала об этом. Я даже в своём фильме задала вопрос Арнольду Михайловичу Кацу: «А что вы не уехали? Вас же приняли бы в любой столице мира». А он мне ответил: «Если я осуществляюсь здесь, если я с этим оркестром выступал на стольких площадках мира, и если я осуществляюсь здесь, то какая мне разница». И я так же: если я осуществляюсь здесь, то какая мне разница. Подумаешь, четыре часа до Москвы, ну и ладно.

Регина Крутоус: Документалист, как мне кажется, это хороший психолог. Как вы можете оценить новосибирцев, и чем наш народ отличается от жителей других регионов?

Элла Давлетшина: Хороший вопрос, новосибирцы действительно отличаются. Я пожила уже во многих местах. Вологда — это одно, Уфа — это другое. Новосибирск — это такой задорный, молодой выскочка, потому что в Екатеринбурге старые купеческие дома, в Омске тоже купеческие дома. А тут сразу раз, и оперный театр! И мне это очень нравится.

Что было поразительно: ведь никакой по-настоящему уникальной архитектуры, но какие уникальные люди. Какие уникальные люди здесь жили и живут. Видимо, собирались здесь из разных мест. А Академгородок меня просто шокировал, в хорошем смысле слова. Когда я шла на пляж, а за мной шли дамы в шляпах, говорили по-французски. В Новосибирске важны люди, и это большой комплимент. Он принимает всех, отсюда и уезжают, но это неважно. Важно, что Новосибирск принимает всех, и, пока это так, я очень люблю Новосибирск.

Регина Крутоус: В этом пространстве какое место вы больше всего любите?

Элла Давлетшина: Набережную. Это моё любимое место. Я по природе не могу, когда не вижу горизонта. И река должна быть, и набережная.

NET_8838.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info 

Регина Крутоус: А на обновлённой набережной уже побывали?

Элла Давлетшина: Я сейчас так рада, что она приобрела новый вид. Я там, наверное, первая протанцевала. Там даже фонтан, и я знаю, кто его сделал. Иногда я приходила, он был выключен, а мне его включали. Там же инженеры топтали ногами эту глину, выбирая место для моста. Это намоленное место.

Регина Крутоус: В любом творческом деле важен успех и признание. Насколько вам важен успех?

Элла Давлетшина: Сказать, что совсем не важен, только великие могут. Ты всё-таки должен быть здравомыслящим, чтобы понимать, что тебе удалось, а что нет.

Регина Крутоус: Творческий человек — человек сомневающийся, в успехе, в себе, да во всём, наверное. И поэтому так важна группа поддержки. У вас есть такая? Кто в неё входит?

Элла Давлетшина: Если бы не было такого коллектива на Западно-Сибирской киностудии, в которую я приехала, то я бы здесь не задержалась. Коллектив замечательный, мы до сих пор встречаемся, опять же на Романова,26, у меня в музее. И без этого нельзя, это очень помогает. Операторы, монтажёры. Без понимающего, хорошего оператора ты нуль, а у нас были очень хорошие профессионалы.

Регина Крутоус: Элла Хамзинична, расскажите о вашей семье.

Элла Давлетшина: У меня двое внуков. Один уже окончил институт, это Дмитрий Лаврентьев. А второй — Денис Лаврентьев, с которым мы успешно сотрудничаем по производству документальных фильмов для детей. Сын Максим, его жена Лариса. Поскольку приближается Новый год, это год собаки, то должна сказать, что у нас есть ещё собака Джерри.

Регина Крутоус: Элла Хамзинична, а какая вы бабушка?

Элла Давлетшина: Я весёлая бабушка, очень много смеюсь. Раньше внуки даже обижались, думали, что я над ними смеюсь. Младшему я сразу сказала, что если я смеюсь, это не значит, что я над тобой смеюсь. У меня такая реакция. Если даже что-то случается, я обязательно сначала посмеюсь, а потом уже буду размышлять, как из этой ситуации выходить. Я очень люблю играть с ними, они квест недавно мне задали в день Хэллоуина. Я почти успешно его прошла.

Я всем хочу сказать: играйте со своими детьми и внуками. Так делала, кстати, Астрид Линдгрен. В прошлом году у нас в гостях, на нашем фестивале были её внук и правнуки, потому что мы презентовали фильм Павла Головкина «Тёмное небо, белые облака», и там тема детства, тема любви автора к книгам Астрид Линдгрен. И когда мы спросили, какая бабушка Астрид Линдгрен, и они сказали, что она так любила с ними играть! 

Поэтому надо больше играть, не слишком всерьёз воспринимать жизнь, потому что когда ты её принимаешь слишком серьёзно, то тогда она, может, тебе и мстит. Потому что серьёзные вещи драматичны, бывают иногда разрушительны. Ты должен быть серьёзен как профессионал, серьёзен в своих родительских обязанностях, серьёзен по отношении к своему здоровью, людям, но, по сути, к жизни нужно относиться весело и легко, тогда в ответ она будет дарить тебе радость.

Регина Крутоус: Элла Хамзинична, как всё успевать и сохранять баланс между работой, семьёй и общественной жизнью?

Элла Давлетшина: Для начала нужно себе сказать, что всё равно не успеешь. Нужно просто на автопилоте понимать, что ты можешь успеть, а что — нет, что важно, а что неважно. Ещё один совет: на какой-то момент нужно включать пофигизм, потому что если ты разрушишь сам себя этими «я не успела, я не сделал то, я не сделал это», будет плохо. Нужно уметь себя отключать и говорить «я подумаю об этом через десять минут». Штирлицем надо быть. На 15 минут отключился, и вся эта война жизни заканчивается, а потом ты опять возвращаешься. Человек должен быть разведчиком в этом плане. У тебя есть цели в жизни, но у тебя есть ещё собственный организм. Он не выдерживает слишком многого, поэтому кое-что должно быть приоритетным, нельзя наплевать и на то, и на другое. Здесь должен быть выбор.

NET_1925.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info


Блиц-опрос:

— Ваш девиз? 

— Улыбайся. 

— Ваше самое большое достижение? 

— Дети, внуки. 

— Самый впечатляющий провал? 

— Я стараюсь не запоминать своих провалов, и это у меня получается. Они опускаются в памяти. И всем советую: проанализировал, записал, что нужно поправить, и дальше не помнить об этом. 

— Когда появляются силы двигаться дальше? 

— Когда включается голова, нужно просто думать.

— На что вам не хватает смелости? 

— Выйти на эстраду и спеть песни. 

— За что вы благодарны судьбе? 

— За то, что в трудные моменты давала какие-то подсказки выхода из положения. 

— Когда полезно мечтать? 

— Мечтать полезно всегда. Нужно, чтобы каждый день были моменты на мечты. И тогда эти мечты будут приходить чудесным образом. 

— Какое бы вы желание загадали золотой рыбке? 

— Приходи каждый день. 

— Какие мечты детства вы воплотили в жизнь?

— Не все. В самом раннем детстве я мечтала быть капитаном дальнего плавания. 

— К кому приходит успех? 

— Кто его хочет, добивается и идёт к нему. Только так. 

— О чём вы думаете, когда пересматриваете свои первые фильмы? 

— Ой, это я? Ой, как здорово! 

— Ради какой роли вы бы стали актрисой? 

— Если бы был моноспектакль в стиле театр. doc, и это был бы спектакль обо мне. 

— Кем бы стала Элла Давлетшина, если бы не стала режиссёром? 

— Я бы завела собственную школу, где играла бы и учила бы языку и многому другому. И кино, наверное, там же делали. 

— Три качества, которыми, на ваш взгляд, должен обладать герой нашего времени? 

— Не быть предателем, не быть хамом, не быть бесцельным человеком.

Что происходит

Показать ещё