Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: кто мешает скорой помощи спасать людей

Городская волна
Городская волна
09:07, 23 Января 2017

О чём нужно задуматься, прежде чем нырять в прорубь? Как справиться с автохамами, которые затрудняют проезд скорой помощи? Чем опасны пьяницы для врачей, и как сейчас помогают нетрезвым людям? Почему иногда лучше вызвать не скорую помощь, а врачей из поликлиники? Куда жаловаться на недостатки в работе скорой? Эти и многие другие вопросы обсудили в программе «Вечерний разговор» на радио «Городская волна» (101,4 FM) ведущий Артём Роговский и его гость — врач станции скорой медицинской помощи (СМП) Новосибирска Ирина Большакова 19 января.

Видеозапись программы можно увидеть по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=5eiSK_DBHNI

Артем Роговский: «Вечерний разговор с Артемом Роговским» в прямом эфире на радио «Городская волна». Здравствуйте! Сегодня, 19 января, многие отправились к купелям, чтобы проверить силу своего духа. А мы поговорим об этом и не только. В основном сегодняшний наш разговор будет посвящен медицинской теме. И я рад представить сегодняшнего гостя. Это главный врач станции скорой медицинской помощи (СМП) Новосибирска Ирина Большакова. Ирина Анатольевна, добрый вечер!

Ирина Большакова: Здравствуйте!

8C5A6830.jpg
Слева направо: главный врач станции скорой медицинской помощи (СМП) Новосибирска Ирина Большакова и ведущий программы Артем Роговский. Фото Ростислава Нетисова

Артем Роговский: Как раз я хотел задать вопрос в связи тем, что православные отмечают Крещение Господне и купаются в прорубях. Как относятся к этой русской забаве врачи? А пока вы отвечаете на этот вопрос, я еще раз напомню номер прямого эфира — 30-40-600. Может быть, кто-то из наших радиослушателей уже искупался? Теперь вы можете позвонить и рассказать о своих ощущениях и зачем вы это делаете.

Расскажите нам, Ирина Анатольевна, как врачи относятся к этой набирающей популярность русской забаве?

Ирина Большакова: Для начала я хотела бы сказать, что скорая медицинская помощь (СМП) является самым востребованным видом медицинской помощи. Мы, наверное, ближе всех находимся к каждому новосибирцу. Нас вызывают в год 440 человек из тысячи. Получается, что почти каждый второй новосибирец прибегает к услугам СМП хотя бы раз в год.читайте также1.jpgОкунаемся и машем: новосибирцы празднуют Крещение-2017Кроме того, что мы востребованы при оказании медицинской помощи нашим пациентам, наша помощь нужна на общественных мероприятиях. В том числе и на таких значимых для нашего населения, как то мероприятие, которое проходит сегодня, — Крещение. Это организованное погружение или купание новосибирцев в различных местах.

Мы сегодня дежурим на семи полыньях. Служба СМП начала дежурство с полуночи, потому что мы наблюдали активность горожан. И хотя было изначально заявлено, что мы должны были начать дежурить в 8:00, но активность новосибирцев была такая, что нам пришлось стоять на некоторых местах уже в полночь для того, чтобы обеспечить безопасность наших жителей. И если вдруг возникнут какие-то проблемы со здоровьем людей — то вовремя отреагировать.

Артем Роговский: Как раз хотел спросить — а какие могут проблемы возникнуть со здоровьем во время таких купаний? Человеку, наверное, может с сердцем стать плохо?

Ирина Большакова: Вы знаете, мы дежурим уже много лет на крещенских купаниях. И мы наблюдаем различные состояния, которые связаны с ухудшением здоровья. И связаны они, наверное, с неосторожностью людей при выполнении этого ритуала. Чаще всего это переохлаждения и обморожения. Переохлаждения возникают не тогда, когда люди купаются в купели.

Артем Роговский: В очереди долго стоят?

8C5A6872.jpg
Ведущий программы Артем Роговский. Фото Ростислава Нетисова

Ирина Большакова: Люди выходят на воздух, да, но в очереди они не успевают остывать. И в купели они тоже не успевают остывать, так как температура воды выше температуры воздуха. Но когда люди выходят мокрые из купели и им кажется, что им очень жарко — это первая реакция на охлаждение. Им нужно одеваться, сразу надеть обувь и сухую одежду, выпить чай. Но в это время люди теряют бдительность. Бывали случаи переохлаждения и обморожения.

Следующая по частоте патология, которая встречается, — это повышение артериального давления. Резкое повышение, именно в связи с тем, что организм испытывает стресс при погружении в холодную воду. И люди, склонные к артериальной гипертензии, часто обращаются к нам по поводу высокого давления. В этом году был стресс у женщины, которая наблюдала за тем, как купается её сын. То есть, сама она была в числе наблюдавших. И нам пришлось оказывать ей помощь в связи с гипертоническим кризом, который у неё возник.читайте также2.jpgМедики рассказали о рисках крещенских купанийЧто ещё может быть? К сожалению, бывают тяжелые осложнения. Такие, как нарушения сердечного ритма, потому что при погружении в холодную воду изменяется и тонус сосудов, и может возникнуть аритмия у тех людей, которые страдали этим недугом и раньше.

Бывают случаи внезапной смерти при погружении в купель, например, когда люди никогда не занимались закаливанием, если накануне принимали алкоголь.

Встречается стрессовая ситуация на фоне каких-то факторов риска, которые существуют у людей, таких как: ожирение переедание, алкоголь, гиподинамия. При погружении в прорубь сердце у них не срабатывает, даёт сбой, иногда — вплоть до фатальной аритмии, которая проявляется остановкой сердечной деятельности. К сожалению, такие случаи тоже бывают.

Артем Роговский: В Новосибирской области, насколько я помню, был смертельный случай.

Ирина Большакова: Да, был, к сожалению. У молодого мужчины.

Артем Роговский: Так что, друзья, будьте осторожны при погружении в купель. Я по-прежнему обращаюсь к тем, кто сегодня искупался в проруби и желает рассказать нам о своих ощущениях.

Ирина Анатольевна, новый год у нас только стартовал, а скорая помощь уже успела столкнуться с проблемой хамства водителей как по всей стране, так и в нашем городе. Один из водителей заблокировал на час карету скорой, которая приехала на оказание медицинской помощи, и отлучился по своим делам. Как часто в Новосибирске вы сталкиваетесь с такими проявлениями?

8C5A6849.jpg
Главный врач станции СМП Новосибирска Ирина Большакова. Фото Ростислава Нетисова

Ирина Большакова: Вы знаете, ситуация набрала какую-то критическую массу, поэтому этот последний случай для Новосибирска стал таким резонансным. Он совпал со случаями, которые произошли в других регионах. Почему набрал некую критическую массу? Потому что эта ситуация формировалась очень давно и сформировалась она потому, что наши дворы совершенно не приспособлены для такого количества машин и для такого проявления благосостояния, которое мы сегодня наблюдаем.читайте такжеСотни новосибирских водителей поддержали День без автомобиляИ машины, припаркованные во дворах, мешают проезду СМП. Иногда бывают ситуации, когда машину можно было бы поставить более аккуратно, с расчетом на то, что пройдёт не просто легковой автомобиль, а именно автомобиль СМП.

Артем Роговский: То есть человек даже не допускает, что ему самому может понадобиться помощь экстренной службы: скорой, пожарной и так далее?

Ирина Большакова: Да, и когда он паркуется, он рассчитывает на то, что легковой автомобиль здесь пройдет. А СМП застревает в этой точке. И конечно, эти досадные проблемы мешают скорой помощи вовремя приехать к пациентам. И приходится врачам буквально бегом бегать по вызовам.

Выносить пациентов на носилках достаточно далеко и неудобно, и для пациентов это тоже может быть опасным. Пациенты же на носилки укладываются не одетые для зимнего времени года. Они просто накрыты одеялом и не подозревают, что транспортировка может проходить так длительно: не сразу в автомобиль, а ещё их пронесут по родному двору, от шестого подъезда к первому.читайте также3.jpgБрошенки Новосибирска: чьи машины скрываются под сугробамиПоэтому ситуация так сильно накалилась, что один из водителей пожаловался на эту ситуацию. И, когда мы стали выяснять, как часто это бывает, выяснилось, что такие ситуации бывают очень часто, к сожалению. И к сожалению, это чаще всего бывает во дворах, когда невозможно разъехаться, невозможно проехать.

Есть риск даже при проезде по узким дорогам, что машину скорой помощи стащит в колею, и она повредит стоящие на обочине автомобили. В таком случае приходится обращаться к помощи ГИБДД. Скорая останавливается, приходится вызывать водителя пострадавшего автомобиля. Пока разбираемся с ГИБДД, — всё это катастрофическая потеря времени.

Артем Роговский: То есть, возникают какие-то аварии?

Ирина Большакова: Да, иногда бывают даже аварии. Но главное — это потеря времени. Для нас время — это совершенно невосполнимый ресурс. Сейчас у нас требование 20-минутного доезда, очень жесткое в экстренных ситуациях. Мы дорожим каждой минутой и для нас очень болезненно, когда мы не можем проехать.

8C5A6878.jpg
Ирина Большакова и Артем Роговский. Фото Ростислава Нетисова

Артем Роговский: Последняя инициатива, которая обсуждается сейчас по всей стране. По-моему, её предложил один из членов Общественной палаты России, не Минздрав. Но предложение направлено Минздраву. Предлагают разрешить таранить машины, мешающие проезду скорой. Как относятся к такой инициативе в сфере медиков?

Ирина Большакова: Я думаю, это можно комментировать только в виде шутки. Потому что, если разрешить водителям скорой помощи таранить припаркованные автомобили, то при той катастрофической неприязни к владельцам личных автомобилей, которые неправильно паркуются во дворах, они могут начать таранить их просто из чувства «пролетарской ненависти», потому что уже нагорело и наболело.читайте также4.jpgКак вытащить машину из сугроба: 10 полезных лайфхаковНа самом деле, я думаю, что это предложение звучит немного по-другому. Что если по вине водителя СМП происходит какое-то небольшое ДТП, какое-то повреждение автомобиля, припаркованного неправильно, то страховая компания будет оплачивать этот случай, и водитель скорой помощи виноватым считаться не будет.

Никто не говорит о намеренном таране. Речь идёт о тех случаях, которые, естественно, никто не хочет допустить, но которые иногда могут случиться.

Артем Роговский: Уважаемые радиослушатели, как вы считаете — может, эта идея немного безумная — стоит ли разрешить таранить автомобили, мешающие проезду СМП?

И ещё один вопрос к слушателям радио «Городская волна»: пропускаете ли вы кареты скорой помощи на дороге. Потому что недавно мне пришлось даже сделать замечание своей маме. Уж кому-кому... Ведь она сама работала в скорой помощи в своё время, и то не заметила, будучи за рулем автомобиля, карету СМП. Поэтому такой вопрос я хотел бы адресовать всем новосибирцам.

Кстати, Ирина Анатольевна, на дорогах-то скорую пропускают?

Ирина Большакова: Вы знаете, даже можно привести в пример такую историю. Раньше не было таких машин скорой помощи, которые пришли в нам в Новосибирск по национальному проекту «Здоровье»: оснащенные маячками, звуковыми сигналами, с цветографической раскраской. До этого машины были различные, случайные — УАЗики, раскрашенные совершенно по-разному, иногда даже без мигалок и сирен. И были очень серьёзные проблемы, когда мы не могли проехать по дорогам и нас не пропускали.читайте также5.jpgВ Новосибирске ловили нарушителей, не пропускающих пожарныхКогда уже пришли машины, оснащенные по ГОСТу, мы стали наблюдать, что к нам стали относиться более вежливо и уважительно на дорогах. А если видели машину, раскрашенную в оранжевый цвет — а это реанимация — тогда пропускали, как правило, беспрепятственно.

В редких случаях сейчас попадаются люди, которые не пропускают машину скорой помощи. Случались ДТП на перекрестках, когда машина СМП проезжала с включенными звуковыми сигналами и маячками, везла тяжелых пациентов в стационар и сталкивалась с легковой машиной, которая не могла или не желала пропускать машину СМП.

Такие случаи были, но, как показывает опыт изучения этих ситуаций, то водители, которые не пропускали машину скорой помощи, они, скорее всего, даже делали это неосознанно. Они просто не видели, что два ряда остановились. Им казалось, что дорога пустая, и они пролетали на скорости, а затем встречали машину СМП, которая тоже видела, что два ряда остановились. И они ожидали, что третий ряд тоже остановится. А в третьем ряду в этот момент, например, водитель слушал музыку, ехал в наушниках. И он вдруг оказывается на пути кареты скорой помощи, возникает ДТП.

Артем Роговский: Спасибо, Ирина Анатольевна. Сегодня в гостях программы «Вечерний разговор с Артемом Роговским» — главный врач станции СМП Новосибирска Ирина Большакова. Мы говорим о том, что волнует врачей скорой помощи, с какими проблемами они сталкиваются. Мы уже обсудили случаи хамства во дворах города и на дорогах, а также инициативу для Минздрава.читайте также«Алкоголика не надо лечить, с ним надо разговаривать», считают новосибирские наркологиА насколько, Ирина Анатольевна, актуальна для нашего города проблема нападения на бригады врачей? Готовясь к программе я изучал новостные сводки, и уже с начала года есть не один, не два, и даже не три случая нападения на врачей по всей стране. Для нашего города эта проблема насколько актуальна?

Ирина Большакова: К сожалению, для нашего города эта проблема тоже актуальна, и обострилась она тогда, когда убрали медицинские вытрезвители. И теперь бригадам СМП приходится сталкиваться с людьми в состоянии алкогольного опьянения, которые не являются больными людьми, но которые считаются беспомощными. Этих людей приходилось транспортировать с общественных мест и с улиц в стационары.

Мы проанализировали эту ситуацию и пришли к выводу, что очень большое число нападений было зафиксировано, когда нетрезвые люди, лежащие где-то в сугробе, залазили в машину СМП. Там они отогревались, находили себя в незнакомой обстановке, начинали буянить, нападать на докторов, приставать к девушкам, бить аппаратуру. Справиться с этими людьми было очень сложно.

IMG_6236.JPG
Фото Михаила Перикова

Артем Роговский: Да и другие задачи есть у скорой помощи.

Ирина Большакова: Женщина, которая везёт пациента в стационар, не готова к тому, чтобы удерживать буяна и обороняться от него. Её цель — оказать этому человеку помощь, не оставить его в опасности, как беспомощного человека.

И наши цели и задачи не совпадают с целями и задачами пьяного человека. Получается конфликт, который чаще всего приходится решать при помощи полицейских.

Артем Роговский: Нужно что-то менять законодательно — а изменения, я считаю, назрели — чтобы этих нападений избегать. Чтобы люди не позволяли себе такое. На полицейских же не нападают в таком количестве.читайте также«новосибирские вытрезвители за год «посещало» более 60 тысяч человек»Ирина Большакова: Мы отвозим нетрезвых лиц в стационар для того, чтобы им там оказали медицинскую помощь. И если помощь им не нужна, то люди просто какое-то время находятся в приемном покое, отрезвляются и затем идут домой. Логично, что нужно вернуть какую-либо форму оказания помощи на догоспитальном этапе в виде вытрезвителя. Потому что эти люди не являются больными, им просто нужна забота.

Артем Роговский: Их единственная болезнь в данном случае — это, наверное, алкоголизм.

Ирина Большакова: Да, это алкоголизм, который в экстренном порядке не лечится. Этим людям нужна забота, осмотр, досмотр и помещение их в учреждение, где за ними могли бы просто понаблюдать, вытрезвить и отправить домой на следующий день.

Естественно, это не должно быть приемное отделение стационара, где могут находиться очень тяжелые пациенты, которым столкновения с нетрезвыми лицами не только противопоказаны, но и совершенно неуместны. Потому что пациенты в приемном отделении сталкиваются с пьяными людьми, которые буянят, требуют от врачей каких-то действий, в том числе налить себе очередную дозу. Могу процитировать: «у вас же здесь есть, налейте мне, пожалуйста!»

Артем Роговский: Ужас.

8C5A6902.jpg
Артем Роговский. Фото Ростислава Нетисова

Ирина Большакова: Кто наблюдал такие картины в приемном покое — они понимали, насколько неуместны там нетрезвые лица, если им не нужна медицинская помощь. Конечно же, нужны вытрезвители, которые взяли бы на себя эту функцию. А что касается полиции, — я думаю, было бы логичнее, если бы такими людьми занимались в полиции, так как эти люди нарушают общественный порядок, но ни в коей мере не являются больными.

Артем Роговский: То есть, чтобы не нападали на врачей, нужно возвращать вытрезвители. И, наверное, ужесточать закон, чтобы нападение на врача квалифицировалось так же как и нападение на полицейского.

Ирина Большакова: Мы осветили только одну сторону — нападение пьяных лиц на врачей. Но есть ещё и другая категория, например, родственники нетрезвых людей. Когда приезжает бригада СМП, они начинают выдвигать какие-то совершенно нереальные требования к докторам, объяснения они не слушают, и неуправляемое поведение даже не пациента, а родственника здесь является причиной конфликта.читайте такжеВечерний разговор: поликлиники, льготные лекарства и длинные очередиИногда на врачей нападают, выбрасывают сумки, портят и ломают оборудование и аппаратуру. В таких случаях, конечно же, без помощи полиции не обойтись. И в тех случаях, когда врачам наносятся какие-то травмы, мы обращаемся в полицию, пишем заявление, и ждем реакции с их стороны.

Здесь есть и другая сторона, о которой мы, может, и не говорим — это моральное состояние самого доктора СМП, которого ударили по лицу, на которого накричали. И надо понимать, что у нас работают женщины, молодые девушки. И бывают ситуации, когда эту молодую девушку хватают за руку, и у неё возникает растяжение связок, после которого она не может работать. Либо её отталкивают от пациента, либо у неё вырывают из рук шприцы, медикаменты, сумку.

И девушка после такого вызова уже не в состоянии работать, она находится в состоянии психологического стресса, её приходится очень долго успокаивать. На следующий день она, как правило, приходит с заявлением об увольнении, потому что работать в таких условиях очень тяжело. И это одна из причин, по которой в СМП не хватает кадров.

Артем Роговский: Я напоминаю, что сегодня мы с главврачом станции СМП Новосибирска Ириной Большаковой говорим о том, как сегодня живет скорая помощь.читайте также6.jpgСоциальная медсестра: «Раньше я и представить не могла, как это страшно бывает — стареть»Ирина Анатольевна, закрывая тему с вытрезвителями: вы с какой-то инициативой выходите к нашим законодателям, чтобы вернуть эти вытрезвители? Ведь раньше, если пьяницу забирали в вытрезвитель, то практика складывалась так, что он иной раз покидал это заведение с пустыми карманами, даже если у него были деньги.

Ирина Большакова: И заметьте, человек без алкоголя покидает вытрезвитель.

Артем Роговский: И желание попадать туда во второй раз уже мало у кого возникало, исключение — отпетые рецидивисты. Сегодня вы выходите с такими инициативами?

Ирина Большакова: Знаете, надо добавить, что кроме шуток — с пустыми карманами или нет — но в медицинском вытрезвителе всегда дежурил медицинский работник, фельдшер, и, если необходимо, было наблюдение за здоровьем человека, принявшего алкоголь. Это осуществлял медработник. Если необходима была госпитализация или вызов СМП, медработник это делал по медицинским показаниям.

Что касается инициатив, то, конечно, агрессивное поведение можно какое-то время терпеть, но это тоже переходит какие-то границы. Накапливается негатив со стороны работников СМП. И инициатива приравнять работников скорой помощи к полицейским звучит уже давно. Была попытка одобрить подобный законопроект. Неизвестно, будет он одобрен или не одобрен, но я думаю, что нужно найти поддержку.

8C5A6808.jpg
Ирина Большакова. Фото Ростислава Нетисова

Артем Роговский: Да, это был момент номер один. А как насчет возвращения такой структуры, как медвытрезвители, чтобы снять со скорой помощи вот это катание пьяных по городу?

Ирина Большакова: Здесь вопрос даже не в том, чтобы снять со скорой помощи такие обязанности. Здесь две стороны затронуты. Между пациентами и нетрезвыми людьми тоже возникают конфликты. Поэтому здесь не только СМП, здесь ещё и стационар, куда мы везем пациентов, заинтересован в том, чтобы к ним не везли пьяных людей, потому что они не являются больными.

Конечно, должен быть какой-то либо медицинский вытрезвитель, либо можно как-то по-другому назвать эту организацию, в которой могли бы эти люди проходить вытрезвление, чтобы они не попали под машину, не упали в канализационный колодец, не замерзли на улице. Конечно, они нуждаются в заботе, но в заботе также нуждаются и больные люди, которые ждут помощи в стационаре.читайте такжеКак правильно болеть: памятка для пациентаАртем Роговский: А мне ещё интересно, если сегодня скорая помощь, допустим, едет, и где-нибудь валяются пьяные — какие инструкции действуют на этот счет? Останавливаться и подбирать? Или только по чьему-либо обращению?

Ирина Большакова: В любом случае, если врачи видят человека, который лежит на земле, машина СМП останавливается, врачи осматривают его, и принимают решение — что с ним дальше делать. Как правило, если человек лежит и не может подняться, это говорит о том, что он в состоянии тяжелого алкогольного опьянения. Тогда мы его везем в стационар.

Но иногда бывает, что нетрезвые люди просто выбрали себе такое место для того, чтобы отдохнуть. Я вам скажу, что таких людей мы даже отвозим домой, чего мы, собственно, не должны делать. Но врачи понимают, что оставить их на улице нельзя, потому что пьяные люди пойдут на красный свет светофора, попадут под машину, упадут куда-нибудь в люк или канаву, и тогда нас уже вызовут на более серьёзную ситуацию.читайте также7.jpgОктябрь и декабрь 2016 года вошли в тройку снежных лидеров за всю историю наблюдений в НовосибирскеАртем Роговский: То есть даже в качестве средства доставки до дома используется машина СМП. В отдельных случаях, требующих проявления человеческого милосердия.

Ирина Анатольевна, этой зимой было сообщение, на мой взгляд, сильно растиражированное в СМИ, что машины скорой помощи застревают во дворах Новосибирска. Насколько это сейчас актуально? Мы уже сказали о том, что плохо припаркованные машины мешают карете СМП добраться до пациента. Насколько актуальна проблема нечищеных дворов?

Ирина Большакова: Наверное, зима этого года войдет в историю, потому что она была совершенно нетипичной для наших мест, началась очень рано.

Артем Роговский: Не устаю это повторять, что 7 октября уже лег снег. Всем тем, кто ругает дорожные службы Новосибирска за плохую уборку — осадки действительно были аномальные. Статистику я в прошлой программе уже приводил нашим «диванным» комментаторам.

Мне просто действительно жаль наших дорожных работяг. Я знаю, в каких условиях они работают — те, кто убирает снег. В отличие от тех, кто пишет про дорожников в соцсетях, тех, кто в офисах сидит и от безделья маются и критикуют. Ладно, тут я отвлекся. Ирина Анатольевна, насколько актуально это сегодня?читайте также8.jpgКто и где убирает снег в Новосибирске – разбираем зоны ответственностиИрина Большакова: Да, в этом году действительно аномальная зима, действительно выпало много снега, была теплая погода. Раньше вместе со снегом приходили морозы, и снежный покров становился для нас «вторым асфальтом». Машины проезжали даже там, где до этого не могли проехать, так как снегом были закрыты какие-то ямы.

В этом году ситуация складывалась совсем по-другому: рыхлый снег, большое его количество. Убрать сразу невозможно, потому что если всю ночь идет снег и СМП тоже работает всю ночь, понятно, что бульдозер перед каждой машину дорогу расчищать не будет.

Поэтому нам приходилось очень много буксовать в этом году, и буксовать буквально до последних дней, пока не установился какой-то плотный снежный покров после морозов. Буксовали как во дворах, так и в частном секторе. Ещё мы выезжаем в пригородные зоны, поэтому есть очень много мест, которые расчищены плохо. Есть места, которые вообще не чистятся. Ситуация на городских дорогах достаточно спокойная, там мы проезжаем хорошо. А во внутриквартальных проездах проблема остается.

8C5A6799.jpg
Ирина Большакова и Артем Роговский. Фото Ростислава Нетисова

Артем Роговский: А у нас есть дозвонившийся. Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Как вас зовут, и какой у вас будет вопрос?

Звонок: Добрый вечер! Меня зовут Сергей. Про вытрезвители — это очень хорошо, они очень многим людям спасли жизни. А вот насчет скорой помощи. Говорят, что домой довозят. У меня жена — медицинский работник. И однажды на остановке Доватора пожилому мужчине стало плохо, так жена остановила скорую помощь и 15 минут она уговаривала забрать этого дедушку. И тут ещё падает женщина под колеса автомобиля. Правда, автомобиль не переехал её, но она очень сильно ударилась головой. Так врачи скорой помощи сказали: «вы, пожалуйста, вызывайте следующую машину». Вот почему нельзя было забрать сразу обоих пострадавших? А вы говорите — возите домой. Только после угрозы судом они забрали обоих пациентов.

Артем Роговский: Спасибо большое, Сергей, за звонок. Какая-то уж очень мрачная картина была на улице Доватора в этот день. Наверное, та машина шла на другой вызов?

Ирина Большакова: Прежде всего надо сказать, что все звонки и все жалобы, которые приходят к нам от пациентов, от людей неравнодушных, которые увидели какие-то проблемы в работе СМП, они у нас разбираются своевременно как на врачебной комиссии, так и на этической комиссии.

Поэтому если вы увидели какой-то случай, где с вашей точки зрения скорая помощь сработала неправильно, то логично позвонить на простой номер телефона 103, который доступен абсолютно с любых телефонов — с мобильного, домашнего — и высказать свою претензию старшему дежурному врачу.читайте также9.jpgИстория скорой помощи в НовосибирскеОн дежурит в Новосибирске круглосуточно и собирает всю информацию. На следующий день каждый случай будет разобран. Но описанный Сергеем случай нетипичен для скорой. Когда я сказала, что мы иногда возим пьяных новосибирцев даже не в больницу, а домой — это совершенная правда.

Артем Роговский: Извините, я вас перебью. Я прошу это воспринимать не как обращение к жителям Новосибирска, что скорая помощь будет их возить домой. А просто как то, что было.

Ирина Большакова: Скорая помощь не должна, конечно, возить пациентов домой, потому что для нас это тоже предмет особого разбора. Потому что мы тратим на это время, а должны оказывать помощь реальным пациентам. Но то, что мы периодически довозим пациентов домой — это правда.

Артем Роговский: У нас есть очередной дозвонившийся на номер прямого эфира. Добрый вечер! Как вас зовут, и какой у вас будет вопрос Ирине Анатольевне?

Звонок: День добрый! Меня зовут Рожанков Юрий. Я хотел бы узнать статистику того, как отразились эксперименты со временем на здоровье людей, я имею в виду перевод стрелок.
Артем Роговский: Вы меня опередили, Юрий. Я как раз хотел задать этот вопрос, но в конце программы. А на вас, Юрий, как отразился этот эксперимент?
Звонок: На мне лично отрицательно. И я знаю пенсионеров, которые стали вызывать скорую гораздо чаще.

Артем Роговский: Ирина Анатольевна, я знаю, что вы были, по-моему, противницей перевода нас в другой часовой пояс, ещё на час дальше от Москвы. Как изменилась статистика, и изменилось ли ваше личное отношение?читайте такжеКак живется человеку, который перевел Новосибирск на четырехчасовую разницу с МосквойИрина Большакова: Наша статистика показывала, что в те периоды, когда людям приходилось раньше вставать, количество вызовов было больше. Конечно, эти цифры требуют какого-то научного подхода для изучения. Мы на станции СМП можем только констатировать этот факт. Научными изысканиями мы не занимаемся. Должны быть, конечно, специальные организации, которые будут делать выводы.

Но по своим близким, по себе и по детям, которым приходится вставать в более темное время суток, могу сказать, что это не самым лучшим образом влияет на настроение, работоспособность и здоровье. Поэтому я как была, так и остаюсь противницей перевода стрелок часов.

8C5A6855.jpg
Ирина Большакова. Фото Ростислава Нетисова

Артем Роговский: Добрый вечер! Как вас зовут, какой будет вопрос?

Звонок: Здравствуйте! Меня зовут Михаил. У меня будет два вопроса. Первый вопрос вытекает из названия скорой помощи. Есть какие-то пределы, лимиты? А второй: насколько правомерен отказ скорой помощи в госпитализации пациента, если у него нет полиса обязательного медицинского страхования, если он, например, иногородний? Есть такое ограничение или это инициатива бригады скорой помощи?

Артем Роговский: Да, наши радиослушатели молодцы. Задают вопросы, которые и у меня были припасены. Юрий задал вопрос про часовой пояс. Я как раз хотел переходить к этому вопросу, и спасибо Михаилу, что он подвел разговор к следующей теме. Какие-то сроки у нас есть по времени приезда бригады скорой помощи? Из названия свидетельствует, что помощь у нас скорая. Сколько минут?

Ирина Большакова: Существовавшая до 2014-го года нормативная база по СМП предполагала обтекаемый норматив — строительство станции СМП в 20-минутной доступности от самой дальней точки своего обслуживания. И неясно было, что 20-минутная доступность подразумевает: это доступность в часы пик, или доступность в ночное время, когда город свободен и можно доехать с одного конца Новосибирска до аэропорта «Толмачево» за те же 20 минут.читайте также10.jpgЛечение за счет государства: что такое квота и как ее получитьС 2014-го года нормативы стали более чёткие, более ясные. И прописано в порядке СМП, что на вызовы , которые скорая помощь обслуживает в экстренной форме, бригада должна прибыть в течение 20 минут. При этом неотложные вызовы, которые не имеют угрозы для жизни пациентов, обслуживаются после того, как обслужены вызовы в экстренной форме.

То есть использовалась медицинская сортировка, которая была принята и по умолчанию присутствовала на станции СМП. Более тяжелые пациенты обслуживались в первую очередь, такие как: пострадавшие в ДТП, роды, кровотечения, травмы, судороги у ребенка. Это были первоочередные вызовы, и на них бригады отправлялись в первую очередь.

Всё, что касается вызовов без угрозы для жизни — температура, неосложнённое высокое давление — это могло обслуживаться во вторую очередь. И сейчас появилась чёткая нормативная база, которая позволяет нам это делать правомерно.

Я уже сказала, что на вызовы с угрозой для жизни мы должны прибыть в течение 20 минут. Надо сказать, что мы прибываем до 20 минут в 95% случаев ДТП, при угрозе летальных исходов мы прибываем до 20 минут в 98% случаев. Это нарушение мозгового кровообращения, инфаркты миокарда.читайте также11.jpgСтраховщики назвали 10 медицинских услуг, за которые не надо платитьНедопонимания у нас возникают, когда пациенты трактуют высокую температуру как угрозу для жизни, и хотят, чтобы скорая прибыла через 5-15-20 минут. Но ещё раз повторю, что есть экстренные, а есть неотложные вызовы. Поэтому у нас наступило такое разделение. И мы до 20 минут выезжаем на вызовы, которые поступили в экстренной форме.

Что касается страхового полиса. СМП оказывается совершенно бесплатно всем обратившимся, независимо от того, есть у человека страховой полис, или нет. Если необходима госпитализация, и есть показания для госпитализации, то отсутствие страхового полиса не является причиной, по которой человека не повезут в стационар.

Даже сложно представить себе такую ситуацию: у человека инфаркт миокарда, и его не повезли в стационар, потому что у него нет страхового полиса. О таких случаях я ни разу не слышала в нашей практике. Потому что, несмотря на то, что у человека нет страхового полиса, иногородний он, или нет — мы проводим при инфаркте миокарда очень дорогостоящую терапию. И никто никогда не смотрит на наличие или отсутствие полиса.

Да, мы должны записывать страховой полис, чтобы отчитаться перед страховыми компаниями, чтобы они проверили по этим данным нашу работу, но это никоим образом не влияет на наше взаимоотношение с пациентом.

IMG_2864.JPG
Фото Марии Козловой

Артем Роговский: Кстати, а номер для звонка по мобильному в скорую помощь у нас 103?

Ирина Большакова: 103 со всех телефонов.

Артем Роговский: А по 03 уже не дозвониться?

Ирина Большакова: Можно вызвать 03, пока он ещё работает, можно вызвать 030. Некоторые сотовые операторы поддерживают этот номер.

Но для упрощения ситуации: номер 103 обеспечивает дозвон со всех телефонов, как с мобильных, так и со стационарных.

Артем Роговский: А номер 30-40-600 обеспечивает дозвон в прямой эфир программы «Вечерний разговор с Артемом Роговским». Добрый вечер! Как вас зовут, и какой у вас будет вопрос?

Звонок: Добрый вечер! Меня зовут Игорь. Чем отличается неотложная помощь от скорой помощи? У моего ребенка температура была за 40, мы вызвали скорую помощь. В итоге оператор скорой помощи передал звонок в местную больницу, посчитав это неотложной помощью. Это правомерно, или нет? Это первый вопрос. И ещё один маленький вопрос. Ранее скорая помощь зачастую использовалась в качестве такси. На Большевистской постоянно носятся скорые. Сейчас эти моменты у вас присутствуют, или нет?

Ирина Большакова: Давайте отвечу сначала на первый вопрос: высокая температура относится к неотложной помощи. То есть это не угрожающее жизни состояние. Потому что температура является защитной реакцией организма на внедрение вируса. И вирус в первые часы и первые дни болезни может погибнуть только при высокой температуре.

Поэтому наш организм повышает температуру, чтобы уничтожить вирусы и чтобы выработались антитела. Поэтому резкое либо моментальное снижение температуры не всегда полезно. Температура относится к экстренным поводам, когда она является осложненной, то есть возникают судороги, резкая головная боль, потеря сознания.читайте также12.jpgНагрузка на скорую помощь выросла в три раза из-за вспышки ОРВИ в НовосибирскеЧто касается температуры: почему бы не вызывать неотложную помощь из поликлиники, а не скорую помощь? В скорой помощи часть бригад укомплектована фельдшерами, они не занимаются лечением. Приезжает скорая, ставят гипотензивный укол и дальше фельдшер уезжает.

Если приезжает врач из поликлиники, то он не только ставит укол. Он ещё выписывает больничный лист, назначает лечение, может сразу направить на анализы. Вызов участковой службы является более полноценным, и услуга оказывается в большем объёме.

Артем Роговский: Вторая часть вопроса Игоря — о том, что скорая используется в качестве такси и катается по Большевистской.

Ирина Большакова: Вы знаете, скорая помощь сейчас работает с такой нагрузкой, что позволить себе работать в качестве такси при наличии диспетчера, который следит за тобой по спутниковой навигации с учетом времени, истраченного на вызов, фактически невозможно. Доктор у нас практически не выходит из машины, и получив вызов, обслуживает его. Говорит, что он свободен, если закончил вызов. Ему по рации дают следующий вызов. Доктора у нас выполняют по 17-20 вызовов за сутки. Поэтому времени для разъезда в качестве такси совершенно не остается.читайте такжеВрачи клиники Мешалкина избавляют новосибирцев от тромбоза по новой технологииЧто касается улицы Большевистской, то для нас это буквально «крестный путь». Потому что мы пациентов с инфарктом миокарда возим в НИИПК [клинику Мешалкина] для того, чтобы им провели высокотехнологические вмешательства на сосудах и помогли хирургическим путем.

Мы очень часто ездим по этой улице, по многу раз в день. Как правило, скорая едет с тяжелыми пациентами, и врач может находиться не в кабине рядом с водителем, а рядом с пациентом, потому что пациенту нужна и помощь, и контроль за его состоянием.

Сообщение: Почему в стационарах Новосибирска выплачивают премии на День медицинского работника и премии по окончании года, а сотрудникам скорой — нет. Спасибо за понимание!

Ирина Большакова: Давайте начнем с того, что средняя заработная плата сотрудников СМП несколько выше, чем сотрудников стационара. Средняя зарплата врачей — 47 тысяч, фельдшеров — 36 тысяч рублей в месяц.

Свой премиальный фонд мы предпочитаем выплачивать не однократно, а выплачиваем каждый месяц сотрудникам по результатам их работы за месяц. Я понимаю, о чём идет речь. Премии всем работникам в конце года, независимо от того, как они отработали — наверное, не самая лучшая практика. А выплачивать премии за каждый месяц, за то, как каждый сотрудник отработал, — мы считаем, что это правильнее. Премия должна выплачиваться за работу, а не за то, что работник просто числится в скорой помощи.

8C5A6847.jpg
Ирина Большакова. Фото Ростислава Нетисова

Сообщение: Здравствуйте! Хотелось бы сказать «спасибо» бригадам СМП. Дважды вызывала скорую помощь, когда болела. Мне очень понравилось, как врачи работали. Молодцы, что аккуратно довезли, оформили в больнице, и время ожидания составило не более 10 минут.

Ирина Большакова: Вы знаете, это меня не удивляет, потому что у нас в день приходит около 20-30 благодарностей от жителей Новосибирска. Мы ведём эту статистику. И крайне редко приходят жалобы.

Но, тем не менее, если в работе скорой помощи есть какие-то дефекты, то позвоните, пожалуйста, по номеру 103 и сразу же сообщите об этом. Поставьте в известность старшего дежурного врача для того, чтобы на утро мы уже разбирали эти случаи на наших планерках.

Сообщение: Добрый вечер, Артем! Спросите у Ирины Анатольевны, когда же бригады укомплектуют в соответствии с нормативами? Почему не выдают машины, которые служба СМП получила в 2016 году?

Ирина Большакова: Отвечаю по порядку. Мы очень стремимся укомплектовать бригады СМП. Мы ждем сотрудников, которые пришли бы к нам на работу в качестве фельдшеров, врачей и врачей-педиатров СМП. Эти специалисты для нас наиболее востребованы. Мы хорошо укомплектованы реанимационными специалистами.читайте также13.jpg18 новосибирских врачей вошли в топ-500 лучших терапевтов РоссииЧто касается остальных бригад — мы примем с распростертыми объятьями всех, кто к нам придёт, кто имеет сертификат СМП, особенно в педиатрии. И каждый год после выпуска медицинского колледжа мы принимаем по 30-40 фельдшеров. Но работа у нас тяжелая, порой возникают конфликты, о которых мы говорили в начале программы. Они заставляют людей менять работу на какую-то более спокойную.

Теперь о машинах СМП — почему их не выдают. Мы получили много транспорта в прошлом году. Часть из них ушла в районы области, часть осталась в городе. Эти машины должны пройти соответствующие процедуры для того, чтобы транспорт был оформлен, чтобы машина получила номера и страховку. И часть машин в течение нескольких последних дней уже поступила на работу в несколько подстанций. Так что процесс этот идёт, и я думаю, что в течение месяца он будет завершен.

Сообщение: Почему у медиков снимают часы работы?

Ирина Большакова: Я думаю, что этому медику лучше всего обратиться лично к главному врачу. У нас прием для сотрудников в любое время, когда работает администрация. И объяснить свою ситуацию, чтобы мы смогли рассмотреть эту проблему предметно.

Артем Роговский: Ирина Анатольевна, какие планы у скорой помощи на 2017 год? С каким настроением входите в год и какие задачи перед собой ставите?

Ирина Большакова: Мы хорошо оснащены оборудованием, хорошо укомплектованы медикаментами, мы получаем новый транспорт, поэтому полны оптимизма. И думаю, что 2017-й год у нас будет отработан не хуже, чем 2016-й, а где-то даже и лучше, потому что для нас сейчас планка более высокая, чем была в 2016-м году. Это касается 20-минутного доезда на экстренные вызовы. Поэтому мы будем стараться изо всех сил выполнить то, что от нас требуется.читайте такжеСистему «112» запускают в регионе спасателиВ 2017-м году нам предстоит ещё одна суперзадача — это взаимодействие с телефоном 112, который, как вы знаете, будет у нас в Новосибирской области работать.

И мы должны проработать информационное взаимодействие с этим телефоном. Чтобы все, кому требуется медицинская помощь, не только поговорили с диспетчером, но и были диспетчером 112 в автоматическом режиме переведены на сотрудника станции СМП на телефон 103. Чтобы мы медицинскую информацию приняли, как это и полагается по нашему медицинскому законодательству.

Поэтому напрямую звонить на станцию СМП можно по телефону 103. Если вы не дозвонились, то будет ещё телефон 112. Он станет телефоном экстренных служб и будет работать в полном режиме уже с марта.

IMG_9345.JPG
Фото Марии Козловой

Артем Роговский: Спасибо, Ирина Анатольевна! У нас завершается сегодняшняя программа. Я вас благодарю за то, что пришли и очень продуктивно пообщались с нами. Удачи вам! Я всегда с большим уважением относился и отношусь к врачам, так как и сам из семьи, где мама врач. Всего вам самого доброго, и спасибо за беседу!

Ирина Большакова: Спасибо вам большое!

Артем Роговский: Это была программа «Вечерний разговор с Артемом Роговским». Мы выходим в прямой эфир радио «Городская волна» каждый четверг после 18-часового выпуска новостей. Читайте текстовые версии на сайте «Новосибирские новости» — nsknews.info.читайте такжеГрипп начал наступление на Новосибирск: вспоминаем методы защитыВидеозапись сегодняшнего эфира появится на канале «Новосибирские новости» на сайте youtube.com.

Заходите и вступайте в группу «Вечерний разговор с Артемом Роговским» в социальной сети «ВКонтакте». Там же вы можете оставить свой комментарий о прошедшей программе и задать свои вопросы к следующим программам, а также инициировать темы, с которыми мне выходить в эфир на радио «Городская волна».

С вами был Артем Роговский. До встречи через неделю. Всего самого хорошего!

Программа «Вечерний разговор» выходит в прямой эфир на радио «Городская волна» (101,4 FM) каждый четверг, сразу после выпуска вечерних новостей в 18-00.



Что происходит

Мэр Локоть обозначил сроки решения проблем жителей Первомайки

Мэр Локоть проверил строительство школы, детсада и яслей на Плющихинском

Стальные здания готовы строить новосибирцы на Дальнем Востоке

Новосибирские пожарные помогают тушить огонь в Красноярске

Пьяный авторемонтник угнал автомобиль клиента, чтобы доехать до дома

Улицу Геодезическую сузят до 12 августа для ремонта теплотрассы

Как будут отмечать День ВДВ — 2019 в Новосибирске

Горячие линии по разным вопросам будут работать до конца 2019 года

Снеговик возглавит марш хоккейных болельщиков в Новосибирске

Хоккей в «Космосе»: история преображения новосибирского кинотеатра

Бродячая собака провалилась в подвал заброшенного дома в Новосибирске

Показать ещё
Яндекс.Метрика