Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «Большинство новостей — смерти, гибели и трагедии»

Как стала возможной трагедия в Керчи, где студент устроил взрыв и стрельбу в учебном заведении? Какие выводы нужно сделать из этого случая, чтобы не допустить его повторения в дальнейшем? Почему в современном обществе нет той культуры и воспитания, которая была в советском обществе? Об этом и многом другом рассказал известный новосибирский адвокат Геннадий Шишебаров в ток-шоу «Вечерний разговор с Артёмом Роговским» 25 октября.

Артём Роговский
Артём Роговский
08:15, 30 Октября 2018

Артём Роговский: «Вечерний разговор с Артёмом Роговским» в прямом эфире радио «Городская волна». Сегодня [25 октября] состоялось эпохальное событие в истории, наверное, не только площади Маркса и левобережья, но и всего Новосибирска. У здания гостиницы «Турист» собрались журналисты, руководители города и застройщик гостиницы.

Итак, гостиница «Турист» спустя 50 лет после начала строительства теперь наконец-то начала достраиваться. И к 2021-му году инвестор обещает ввести в эксплуатацию гостиницу, которая долгие годы своим видом не украшала ни левобережье, ни Новосибирск. Ещё один плюс в копилку мэра Анатолия Локтя, при котором будет решена ещё одна проблема.

Мы же сегодня в прямом эфире радио «Городская волна» поговорим немного о другом. 17 октября 2018 года студент Керченского политехнического колледжа Владислав Росляков, имея при себе взрывное устройство и помповое ружьё, беспрепятственно проник на территорию своего колледжа, подорвал бомбу и затем пошёл расстреливать беззащитных людей. 21 человек погиб. По уточнённым данным, более 50 ранены.

Эта потрясла весь мир. Почему она стала возможной? Какие выводы нам всем следует из этого сделать? Об этом и многом другом мы будем говорить в программе «Вечерний разговор с Артёмом Роговским». Я рад приветствовать своего гостя, известного новосибирского адвоката Геннадия Шишебарова. Геннадий Александрович, добрый вечер!

Геннадий Шишебаров: Добрый вечер!

NET_3190_tn.JPG
Геннадий Шишебаров. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Артём Роговский: Геннадий Александрович, расстрел Владиславом Росляковым людей в Керченском политехническом колледже — что это было, на ваш взгляд?

Геннадий Шишебаров: В первую очередь, это огромная трагедия для родителей, родственников погибших, для всех нас. Почему это произошло? Я хотел бы сразу избегать крайних точек зрения на эту проблему, потому что говорить о том, что это стало возможным только потому, что это Россия — как это стало модно в последнее время — нельзя. До недавнего времени с такого рода проявлениями мы не сталкивались, это нехарактерно для нас.

Артём Роговский: Для США характерно, а для нас — нет.

Геннадий Шишебаров: В странах, которые считаются достаточно благополучными, те же США, можно сказать, что это в каком-то плане привычное явление. Например, Брейвик, который совершил массовое убийство в Норвегии.

Артём Роговский: По-моему, 69 человек там погибло.

Геннадий Шишебаров: То есть это достаточно благополучные страны, но, тем не менее, такое происходит. Надо говорить о том, что всё-таки есть люди, которые склонны к совершению преступлений и совершают их. А есть люди, которые ни при каких условиях подобное действие не совершат.

Артём Роговский: Первый вопрос, которым все задаются — безопасность в образовательных учреждениях. Как Росляков туда проник?

Геннадий Шишебаров: Мы всё время пытаемся найти простые рецепты. Наша проблема в том, что мы хотим найти универсальную пилюлю, которую принял — и все проблемы решены, все здоровы.

Мы всё время пытаемся решать проблемы за счёт охраны, за счёт запретов; сейчас проводятся очередные проверки.

Но, на мой взгляд, в первую очередь нужно обращаться к той среде, в которой мы живём. Это касается не только состояний учебного заведения, но и того, кто там находится, какие взаимоотношения есть внутри и за пределами этой школы, какие в целом взаимоотношения в стране и в обществе.

Среда, в которой мы сейчас живём, изменилась не лучшую сторону. Почему — это другой вопрос. Если мы хотим, чтобы безопасность была не за счёт одних только полицейских, то, конечно, первый вопрос, который стоит сегодня — это вопрос культуры.

В 1990-ых годах мы отказались от советской культуры, в обществе сложились другие отношения, появилась частная собственность, появились новые огромные социальные группы, и отношения между ними не регулировались. Мы начали выстраивать новую правовую систему, отказались от прежних традиций, обычаев, культуры.

В каком-то плане даже не просто отказались. Та культура, традиции, обычаи, которые складывались в советское время, уже не могли выступать в качестве регуляторов в новых отношениях, где появились бедные и богатые, предприниматели и наёмные работники и т.д.

Поэтому, на мой взгляд, достаточно остро стоит вопрос, который нам надо начинать решать. Или, по крайней мере, начинать говорить об этом. Это вопрос — что есть справедливость в сегодняшнем обществе?

Этот мальчик, который пришёл убивать, пришёл в футболке, на которой было слово «ненависть». Совершенно очевидно, что остро стоит вопрос справедливости, особенно для молодёжи. Я дожил до 60 лет, и я не смогу сегодня сказать, что в сегодняшнем обществе есть справедливость. 

Нам в 1990-м году предложили новую модель регулирования социальных отношений и предложили все вопросы решать за счёт права. Нам сказали, что каждый живёт в своём интересе, каждый действует в своей воле, и при помощи права мы это регулируем. Когда говорят, что у нас правовое государство — это не то, что мы живём по закону, а то, что мы регулируем наши отношения при помощи закона.

А других регуляторов у нас не сложилось. Просто потому, что с 1990 года прошло мало времени, ни традиций, ни обычаев. У нас не сложилось новой культуры. Почему? Потому что мы не определились с ценностями. Я уже неоднократно говорил о том, что мы сегодня живём в обществе с неопределёнными ценностями. А если нет ценностей, то не может формироваться и культура. Обычное понимание культуры — это литература, музеи, театры. На самом деле, главное в культуре — это стандарт поведения, это образец поведения. Культура — это делай, как я.

В моём детстве образцами для подражания были пионеры-герои, милиционер дядя Стёпа, выдающиеся спортсмены. Я жил в Набережных Челнах, туда приезжали выдающиеся хоккеисты, Харламов приезжал. Мы пацанами бегали, весь город собирался, чтобы посмотреть на них. Это были наши герои и кумиры. А теперь задайте вопрос — кто сегодня кумир?

В одном из эфиров звонил радиослушатель и говорил, что много денег тратится на культуру, и я спросил его — а кто сегодня образец для подражания? Он ответил, что нет таких. Парадокс в том, что у нас сегодня много деятелей культуры, а носителей культуры практически нет. Носители культуры — Лихачёв, Капица — ушли, а кто сегодня стал новым носителем культуры?

NET_3202_tn.JPG
Геннадий Шишебаров и Артём Роговский. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Артём Роговский: Да, интересный вопрос. И если взять портрет убийцы, вернуться всё-таки к нашей основной теме. Известно, что Владислав Росляков увлекался, конечно же, компьютерными играми. Не книгами, не фильмами, не музыкой и ничем иным.

Геннадий Шишебаров: А вы задайте вопрос — кто сегодня стандарт поведения для молодых людей, кто образец для подражания? В 1990-х годах сериал «Бригада» был образцом для подражания.

Артём Роговский: К сожалению. А ещё «Брат-2».

Геннадий Шишебаров: А кто есть сегодня? Если бы мы с девяностых начали формировать культуру, определились с ценностями, с понятиями, с тем, что есть справедливость в обществе, где есть предприниматели и наёмные работники, где есть бедные и богатые... Мы уходим от этой проблемы. 

Понимая, что общество что-то должно связывать, нам время от времени подбрасывают национальные идеи. Это часто звучит из Кремля. Последний раз национальной идеей стал патриотизм. Но после того, как везде начали говорить о том, что все эти кремлёвские патриоты учат своих детей за рубежом, идея патриотизма сошла на нет. Сейчас уже затихли речи про этот патриотизм.

Мы должны понять, что не существует никаких простых решений этих сложнейших проблем, в том числе, безопасности. Безопасность — это, безусловно, одна из ценностей, так же, как и мир.

Артём Роговский: С безопасностью в этом учебном заведении в Керчи были большие проблемы, если он смог с запасного входа зайти.

Геннадий Шишебаров: Ещё раз говорю — мы безопасность всегда понимаем только, как наличие определённого количества охранников и полицейских.

В советское время я работал прокурором, я знаю эту систему. Не было полицейских ни с дубинками, ни с оружием. Мы ходили в школы, и нигде таких подобных явлений не возникало. Речь идёт о том, что мы должны перестроить мозг. Безопасность — это среда обитания. Прежде всего, среда, в которой вот такие «Росляковы» не появляются.

А чтобы они не появлялись, надо понимать, почему парень дошёл до такой жизни. Почему он пришёл с этой ненавистью, откуда она появилась у него в этом обществе? Что способствовало? Вот если мы перестроим мозги и пойдём в этом направлении, тогда мы будем жить в более безопасном обществе. Если мы добавим больше полицейских — безопаснее не станет.

Вы можете поставить 100 или 1000 полицейских. Но если перед нами человек, абсолютно не имеющий ценностей, у которого нет образа дяди Стёпы, он будет курить, творить, что угодно, толкать наркотики и т.д. Безопасности не будет.

Когда случилась кемеровская трагедия, знаете, что мне понравилось? Отношение кемеровчан. В «ютубе» я натолкнулся на ролик, где они собирались обсуждать произведения. Они отменили эту встречу и назначили другую на тему «О роли культуры в нашей безопасности».

Мы начинаем потихоньку подходить к этим вопросам. Всё-таки у нас начинает меняться мозг. Если выводить алгоритм безопасности, как одной из ценностей, то первое — мы должны прийти к пониманию того, что есть справедливость. С учётом этого мы должны определиться с ценностями. В Советском Союзе мы жили завтрашними ценностями — коммунизм, до Советского Союза ценностью был рай.

Сегодня, правда, президент опять направляет нас в рай, но это опять будущие ценности. Нам надо подойти к тому, что сегодня есть ценности. Мир, безопасность и т.д. Вот мы определились с этими ценностями. И для того, чтобы они были — мы должны двигаться в этом направлении.

NET_3313_tn.JPGГеннадий Шишебаров и Артём Роговский. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Артём Роговский: Возникает такой вопрос, как продажа оружия. Ведь Владислав Росляков где-то купил это ружьё. Я понимаю, что опять свожу всё к частности. Но хотелось бы и это обсудить.

Геннадий Шишебаров: Мы хотим серьёзно относиться к этой проблеме, не по журналистским штампам. Артём, вы уже трижды произносите: «расстрелял» и т.д.

Шесть лет назад мне довелось быть в Чехии и Германии, я попал туда накануне Рождества. И зашёл в магазин — там очереди, но атмосфера доброжелательная, люди улыбаются, никто никого не толкает, нет никакого раздражения.

Артём Роговский: Вы сейчас проводите параллель с «Лентой» и «Ашаном» в дни новогодних каникул?

Геннадий Шишебаров: Просто я стоял в очереди в атмосфере доброжелательности. Даже было как-то непривычно. Притом, что в то время ещё были последствия кризиса, в Чехии непросто жизнь протекала, люди много работали.

На следующий день в Рождество мы улетели, и я пошёл в наш магазин «Бахетле». Прямо скажем, магазин не для бедных. Захожу в магазин, у меня свежие впечатления из чешских магазинов. У нас предновогодняя суета, и при этом атмосфера и энергетика настолько отрицательные... Ни одного улыбающегося лица, раздражение на лицах, возле входа женщина кричит, ругается, у неё сумку в камере хранения не принимают. Настолько разительный был контраст, что я развернулся и ушёл. Думаю, потом зайду, я ещё не привык к нашей атмосфере.

Как наша жизнь строится в последнее время? Что является информационными поводами? Правда, я уже перестал, как и многие люди, смотреть наше телевидение...

Артём Роговский: Геннадий Александрович, потому что там Украина и Сирия...

Геннадий Шишебаров: Не только. Бегущая строка — там два человека погибло и т.д. Если взять новостную ленту, то большинство новостей — это смерти, гибели и трагедии. С самого утра людей так программируют. У нас с 1990-х не сложился нормальный механизм социального регулирования, правовая система, правоприменение. Право стало одноразовым, у нас оно меняется, как перчатки. Думу у нас уже называют «бешеным принтером».

У нас не сформировалась новая культура обычаев и традиций. И в этих условиях и объективно, и субъективно способ регулирования отношений — манипулирование. Когда регуляторы не работают — людьми начинают манипулировать. На первом этапе это необходимость, а по мере того, как это идёт дальше, кому-то это уже начинает нравиться. И сегодня мы имеем дело с тем, что называется манипулированием обществом. Я просто призываю вас произносить поменьше этих слов: убийства, расстрелы и т. д. Проблема достаточно серьёзная и, на мой взгляд, её надо обсуждать серьёзно.

Если мы сведём это обсуждение к тому, чтобы поставить ещё больше охранников, запретить продажу оружия, это нас не спасёт, это не решит проблему. Преступник всегда найдёт оружие. Нам надо начинать говорить о том, что надо определяться с тем, что есть справедливость, определяться с ценностями, и начинать формировать то поведение, которое должно быть образцом для подражания в обществе.

Мы можем сколько угодно говорить, но людей воспитывает, особенно молодое поколение, не слова, а поступки, поведение, примеры. Возьмите свою семью. Вы можете сколько угодно говорить своему ребёнку о том, что такое хорошо и что такое плохо, но если вы сами сделаете плохо, то вы получите результат воспитания.

Артём Роговский: Возвращаясь к случаю в Керчи и к тому, что было в семье Рослякова. Там как раз было то, о чём вы говорите. Отец пил, выгонял маму вместе с будущим убийцей из дома и, соответственно, пример, который получал в детстве керченский стрелок, негативный.

Геннадий Шишебаров: «Ненависть» —это слово засело у него в мозгу. Поэтому ещё раз говорю: у нас в конституции закреплено, что высшей ценностью является человек. Но, к сожалению, то, что сейчас происходит, не говорит о том, что человек — высшая ценность.

С начала 1990-ых мы живём только по интересам. В советское время мы жили, ориентируясь на определённые ценности, на будущее. Нам обещали коммунизм, потом нам обещали, что к 2000 году каждый будет жить в своей квартире. В советское время мы жили в ущерб своим интересам в ожидании будущих ценностей, которые когда-то наступят. С начала 90-ых нам сказали: «Давайте жить по-другому. Будем жить по интересам».

Как устанавливается баланс интересов в обществе? Представьте, нас 140 млн, и у каждого свой интерес. Как достичь баланса? В конституции заложили — реализация интересов, прав и свобод одного не должна нарушать права и свободы другого. Этот случай тоже сюда вписывается. Он же в своём интересе действовал, в своей воле, а ценности, которые должны быть, видимо, у него отсутствовали.

Получается, что мы при помощи права пытаемся достичь баланса. На самом деле, баланс интересов может быть достигнут только при одном определённом уровне культуры в обществе. Если этой культуры нет, то вы хоть убейтесь, но никогда этого баланса интересов не достигнете. И людей, которые будут чувствовать себя обиженными и униженными, людей, у которых будут формироваться чувство ненависти к обществу, будет всё больше.

NET_3212_tn.JPG
Артём Роговский. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Артём Роговский: Обращаюсь к вам, радиослушатели. Кто сегодня является для вас образцом для подражания? Можете даже конкретную фамилию назвать.

Геннадий Шишебаров: Было бы интересно, если бы радиослушатели попытались сказать, кто для их детей сегодня образец для подражания. И если сегодня у нас нет образцов для подражания, если детям не на кого ориентироваться, некому подражать, то надо нам признать, что культура, как таковая, сегодня в обществе отсутствует. И это самое страшное. Потому что мы — люди старшего поколения, мы были так воспитаны, мы доживём. Но новое поколение в каких условиях живёт? В этих условиях, когда говорят одно, думают другое, делают третье. У них особенно обострённое чувство несправедливости. И чтобы этот вопрос в их головах хотя бы начал укладываться, то первое, что надо сделать — определиться, а есть ли у них сегодня герои? В 1990-ых герои были в сериале «Бригада», мы говорили, ещё раньше была «Интердевочка».

Вроде, рассказывали правду о жизни, но на этом фоне героев не давали. И у нас с начала 1990-ых никаких героев нет. Нет сегодня у детей дяди Стёпы, доктора Айболита, пионеров-героев. А кто сегодня герои у нынешнего поколения молодёжи?

Артём Роговский: Мы сейчас спросим у радиослушателя. Добрый вечер! Как вас зовут? Кто ваш герой?

Звонок: Здравствуйте. Меня зовут Денис. Я давно слушаю ваши программы. Сегодня затронули тему о таких явлениях, как массовые расстрелы. В принципе, в Америке — понятно, у них такое происходит часто. Я считаю, что, с одной стороны, у них разрешено оружие, поэтому всё это легче.

А по поводу героев — я, хоть и не преклонного возраста, но я вырос на советских фильмах. Кумиры у меня больше советские киноактёры, спортсмены. Тот же Гайдай, те актёры, которые у него снимались — Никулин, Вицин, Моргунов. Их очень много. Вы посмотрите, как они играли. Советские фильмы из года в год, те же «Операция Ы», «С лёгким паром» пересматриваются, в том числе и нашими родителями, каждый год.

Сейчас можно кого-то выделить, но как таковых ярких героев для наших детей нет. Они сидят сегодня в планшетах, «ютубах», социальных сетях. А самое главное — власть ничего не делает. Всё их устраивает. Нынешняя власть, начиная с того времени, как закончилась эпоха Горбачёва, как стала у нас править одна партия, они занимаются только своим обогащением. И на культуру им наплевать. Я считаю, они решают какие-то другие проблемы, а культура отошла на десятый план.

Геннадий Шишебаров: Что вас затрагивает в советских фильмах?

Денис: Люди, которые там играли, играли не за деньги. Они играли для себя, для того, кто смотрит. И всё это происходило от души. Сейчас таких актёров нет. Кто-то выделяется. Допустим, возьмём того же Хабенского, Серебрякова. Их можно выделить из общей серой массы.

Геннадий Шишебаров: Денис, понятно, игра актёров — это всё хорошо. Но что цепляло? Согласитесь со мной, в этих фильмах нет зла, насилия, они несут добро.

Денис: Я согласен, все советские фильмы учили только добру. Те же организации, пионерские лагеря, «Артек» и т.д. Всё в то время разделяли на добро и зло. Когда мы начинали расти — начиная от детского сада и заканчивая институтом во взрослой жизни, нас учили добру. Да, были какие-то негативные моменты, но в большинстве своём мы росли на улице, не было такого массового зомбирования, как сейчас американскими фильмами, где процветают войны и драки. У нынешних детей герои из комиксов Марвела, а они пропагандируют силу разрушения. Ничего особо напрягающего мозг о том, что есть добро и зло, и оно не только чёрное и белое, что оно многогранное.

Геннадий Шишебаров: То есть, как раз герои виртуального мира.

Денис, ещё один вопрос к вам. Как вы считаете, что сегодня есть справедливость? Что, на ваш взгляд, было бы справедливым?

Денис: Чтобы власть не так плевала на народ. Всё же зависит от неё. Власть сейчас отворачивается, в том числе силовые структуры: Росгвардия, суды, автоинспекция и т.д. Вы посмотрите — богатого человека и более-менее со связями во всех этих резонансных авариях не трогают. В Москве там сбивали людей и уезжали за границу, сын депутата и т.д.

Артём Роговский: Да, таких примеров много. Спасибо, Денис, за звонок. Вынужден вас прервать, потому что есть и другие радиослушатели. Геннадий Александрович выступил здесь в роли дирижёра хорошей дискуссии. Поэтому я предложу вам после программы сделать собственное ток-шоу, потому что такого ведущего, как вы, я считаю, не хватает «Городской волне». Геннадий Александрович, вот так — советские примеры до сих пор перед глазами: советские фильмы, спортсмены.

NET_3221_tn.JPG
Геннадий Шишебаров. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Геннадий Шишебаров: Это то, о чём я как раз говорю. У нас деятелей культуры сейчас — пруд пруди. А вот кто сегодня носитель культуры? Спросите.

Артём Роговский: Геннадий Александрович, пожалуйста. Добрый вечер! Как вас зовут, и кто сегодня для вас носитель культуры?

Звонок: Я хочу сказать, что на сегодняшний день нет никакой справедливости. Справедливость должна быть в жизни людей.

Артём Роговский: Ну, например, вот смотрите, я сегодня видел, как гостиницу «Турист», которая 50 лет стояла без дела, начали достраивать. Это ли не справедливость?

Геннадий Шишебаров: А в чём, на ваш взгляд, она должна сегодня выражаться? Что для вас было бы справедливым в этом обществе? Всё, гудки пошли, понятно. Ну хотя бы сказали, что справедливости нет.

Артём, смотрите, Денис сказал, что у нас нет справедливых правоохранительных органов, судов и т.д. Мы всё время сейчас говорим, что нам нужны какие-то особые суды, независимые и т.д. И нам всё время предлагают: а давайте, мы ещё какой-то закон примем. Уже столько законов по судам напринимали... С начала 1990-ых всё время идёт эта судебная реформа, всё время принимаются законы, всё время расширяются полномочия судов, а мы так и не получили независимые, справедливые, объективные суды.

Какие качества мы сегодня ждём от судей? Профессионализм, объективность, справедливость, независимость. Хоть одно из этих качеств зависит от закона? Профессионализм — это образование, это культура. Независимость — по закону они уже давно независимы, но независимость — это, опять же, определённая культура. То есть человека вы хоть как посадите, а он будет независимым.

Объективность — это тоже культура. Поэтому, хотим мы того или не хотим, мы сейчас должны чётко понимать, что решать социальные проблемы только при помощи права — это полнейший тупик, и мы в этот тупик попадаем. Нам надо возвращаться как раз к понятию культуры. Надо, чтобы культурой были наполнены все социальные институты, в том числе власть, которая сегодня тоже не имеет культуры. Поэтому она такая, какая есть.

Звонок: Добрый вечер, меня зовут Марина. Мне 55 лет, и я, в принципе, могу сказать что-то об этой жизни. У меня самый любимый сериал — это «Сержант милиции». Очень старое кино 1970-ых годов. Настолько душевный фильм, никакой крови, как сейчас. Иногда показывают такие изощрённые пытки, что хоть тазик ставь под телевизор — настолько кровь льётся. Иногда просто зажмуриваешь глаза, чтобы не видеть этого. У меня до сих пор есть книга «Сержант милиции», я её перечитываю. И никому не даю. А если даю, то слежу, чтобы вернули. Недавно был этот фильм, приятно было смотреть. Потом, по поводу гостиницы. Это, конечно, очень хорошо, что она так долго стоит...

Артём Роговский: Нет, что стоит долго — это нехорошо. Но сегодня все увидели, что там пошли работы...

Марина: Мне было бы приятнее, если бы какой-то долгострой закрыли, где есть обманутые дольщики, чем восстановление этой гостиницы.

Артём Роговский: Обманутыми дольщиками мы тоже занимаемся.

Геннадий Шишебаров: Марина, можно вам всё-таки задать вопрос? Кто герой сегодняшнего времени для детей?

Марина: Для меня героями сейчас стали дети, наши маленькие подрастающие олимпийцы, дети, которые спасли ребёнка. У нас в городе много баннеров, на которых изображены дети, выигравшие олимпиады.

Артём Роговский: Недавно вернулись пловец и мини-футболист с победами. Даниил Марков — пловец — 6 медалей, и Данил Самусенко — серебряная медаль, в финале бразильцам забил. Герой? Герой!

Марина: Герой. Вот для меня почему-то сейчас вот эти дети, которые кого-то спасли, да даже щенка вытащили, больше герои, чем взрослые дяди и тёти.

Артём Роговский: Даниил Марков и Данил Самусенко. Я лично знаю Самусенко — это подрастающая звезда мини-футбола.

Геннадий Шишебаров: Я думаю, что абсолютно правильно сделано, что в Новосибирске появились билборды «Герои нашего двора». Этих мальчишек и девчонок, которые становятся узнаваемыми, действительно чего-то достигают. Но очевидно, что герои должны быть не только в сфере спорта. Они должны быть и в других сферах жизни. Сегодня я бы хотел увидеть пример для подражания среди российских судей.

Звонок: Меня зовут Андрей. Для меня супер-герой — это Иисус Христос. Потому что в нём воспитание, поколения, правда, истина и честность. Можно подумать, что это религиозно, но истина — в нёй всё. Люди-герои проходят, а Иисус Христос — это вечное. Потом вы спрашиваете про справедливость. Никогда на этой земле справедливости не будет. Будет только в царстве божьем.

Артём Роговский: Андрей, спасибо за мнение.

Геннадий Шишебаров: Я тоже думаю, что достичь идеальной справедливости невозможно. Очевидно, что справедливость — это определённый процесс. О справедливости можно говорить тогда, когда есть баланс интересов. Сегодня его нет. Наверное, это одно из определений справедливости в правовом государстве, в котором мы живём.

А что касается идеальной справедливости, то её достичь невозможно. Но это не говорит о том, что сегодня мы не должны решать проблемы справедливости. Они стоят очень остро. И особенно — в молодёжной среде. Всё это здорово, конечно. И я разделяю точку зрения радиослушателя. Есть большое количество людей, которые разделяют эти взгляды. Те ценности, которые исповедует религия — они, безусловно, являются ценностями. Но есть и другие люди, которые их не разделяют. Вернее, не ценности, а образ Христа, взять тех же атеистов. Мы должны искать ценности, которые объединяли бы всё общество.

NET_3274_tn.JPG
Артём Роговский. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Звонок: Добрый вечер. Меня зовут Антон. Общечеловеческие ценности, на самом деле, не менялись, если сравнивать советское время и досоветское. 

Геннадий Шишебаров: Как не менялись? Нас сегодня практически отправляют в рай. Ощущение такое, что скоро мы в рай попадём. В советское время ценностью был мир. У нас кругом были плакаты «Миру — мир!». А сегодня президент говорит о том, что мы попадём в рай, а они сдохнут. Наверное, уже с этой ценностью что-то не так.

Антон: А что, президент действительно так говорил? Не хочу защищать президента ни с какой стороны, просто я такого не слышал. На мой взгляд, вы встаёте немножко на скользкий путь.

Я точно так же, как вы, вырос при Советском Союзе. Лозунги «Миру — мир!», если брать их в отрыве от контекста, были хороши. Но насколько гнилая была почва под этими лозунгами. Вы встали на скользкий путь, на котором, на самом деле, стоит и нынешнее руководство страны, что немного странно. Вы сейчас всё ностальгируете по Советскому Союзу...

Геннадий Шишебаров: Нет, речь идёт не о ностальгии. Я немного о другом говорил. Речь о том, что мой постулат и моё убеждение, что мы живём сегодня в обществе с неопределёнными ценностями. У вас дети есть? Сколько им лет?

Антон: Да, конечно. 1,5 года и 7 лет.

Геннадий Шишебаров: В 1,5 года ещё рано о героях для подражания говорить. Но вот у семилетнего — кто сегодня герой? Кому бы он хотел подражать? И скажу точнее — вы бы хотели, чтобы он кому-то подражал?

Артём Роговский: Сборной России по футболу.

Антон: Из нынешних, соглашусь с вами — пожалуй, никто.

Геннадий Шишебаров: Вот об этом речь идёт.

Антон: Но вы ещё прошлись по виртуальным героям. Те же самые «Фиксики» и «Смешарики» — очень хорошие и глубокие, с правильным подтекстом мультфильмы. «Смешарики» пересматриваем всей семьёй, включая взрослых с большим удовольствием, потому что там поднимаются человеческие проблемы. Там аккуратно выведены все возрастные группы. И очень правильным, хорошим литературным языком объясняются очень многие правильные постулаты.

Геннадий Шишебаров: А достаточно ли мульт-героев?

Антон: Конечно нет. А из живущих ныне, причём недалеко от нас с вами, есть очень хороший человек — мэр Кольцово Николай Красников. Приезжаешь в Кольцов — и там видно, насколько с любовью относятся и люди, и руководство к своему городу. Опять-таки, может быть, я вижу не всё.

Геннадий Шишебаров: Здесь я с вами полностью соглашусь. Я с ним лично знаком. Пожалуй, это один из образцов для подражания. Вот если дальше пойти...

Артём Роговский: Если дальше пойти, Геннадий Александрович, то и в Новосибирске за последнее время сделано немало. Взять даже гостиницу «Турист».

Антон: Да эту гостиницу вообще нужно разрушить. Никто не знает, не развалится ли она.

Артём Роговский: Инвестор знает. Геннадий Александрович, надо уже закругляться. У нас нельзя взять вторую минуту, как в «Что? Где? Когда?»

Геннадий Шишебаров: Если подвести всё-таки итог — то хотелось бы, чтобы мы начали разворачиваться. Особенно когда речь идёт о трагедиях. Не бросаться вводить ещё запреты и охранников. А всё-таки чтобы мы начали думать системно, о том, как сегодня сформировать новые ценности, как их донести до подрастающего поколения, как нам сегодня сделать таким образом, чтобы у этого нового поколения был герой для подражания. Потому что воспитывают не словами, а поступками. И молодые люди, которые совершают такие жуткие вещи, они, может быть, не будут этого совершать, если у них будут другие образцы и примеры для подражания.

Артём Роговский: Геннадий Александрович, спасибо вам за беседу. Напоминаю, у меня в гостях был известный новосибирский адвокат Геннадий Шишебаров. Программа «Вечерний разговор с Артёмом Роговским» на сегодня завершилась. Встретимся через неделю на радио «Городская волна» (101,4 FM). Пока-пока.

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё
Яндекс.Метрика