Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Вечерний разговор: «8 млрд нужно для решения проблем обманутых дольщиков»

Сколько долгостроев удалось завершить за последние годы? И сколько ещё осталось? Что делается для решения проблемы обманутых дольщиков? Как не стать обманутым дольщиком, и как защитить свои права, если это всё же случилось? Можно ли запретить горожанам огораживать свои дворы? Об этом и многом другом рассказал заместитель начальника департамента строительства и архитектуры мэрии Новосибирска Роман Теленчинов в ток-шоу «Вечерний разговор с Артёмом Роговским» 6 декабря.

Артём Роговский
Артём Роговский
17:52, 10 Декабря 2018

Артём Роговский: «Вечерний разговор с Артёмом Роговским» в прямом эфире радио «Городская волна» на частоте 101,4 FM. Всем добрый вечер! Сегодня мы обсуждаем долгострои, те стройки, которые удалось завершить и которые пока не удалось завершить, а также отвечаем на вопросы радиослушателей. Сегодня [6 декабря] у меня в гостях — заместитель начальника департамента строительства и архитектуры мэрии Новосибирска — Роман Теленчинов. Роман Александрович, добрый вечер!

Роман Теленчинов: Добрый вечер!

Артём Роговский: Друзья, нам можно позвонить по номеру 30–40–600 — телефон прямого эфира, задать свой вопрос по тому или иному строящемуся или, на данный момент, не строящемуся объекту. Телефон нашего WhatsApp — 8–913–787–60–05, также номер актуален и для Viber и для Telegram, но как-то больше пишут в WhatsApp. Видеотрансляция у нас идёт на канале «Новосибирские новости» в YouTube. Через интернет нас также можно послушать на сайте «Новосибирские новости» — nsknews.info. Кстати, заходите и читайте, очень интересный сайт, наши «Новосибирские новости».

Для начала, Роман Александрович, поговорим вот о чём. 2018 год идёт к своему завершению. Что удалось сделать по части завершения так называемых долгостроев, проблемных объектов. В Новосибирске по-прежнему они есть. Вопрос решается, но как это было в этом году?

IMG_5947_tn.JPG
Роман Теленчинов и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Роман Теленчинов: Начну с общего. Напомню, что у нас за последние годы 73 проблемных объекта уже введены городом в эксплуатацию. Показатель очень хороший, большой. В начале года мы начинали с 32 проблемных объектов. К сожалению, прибавилось к нам ещё 17 домов в список проблемных. Теперь уже список состоит из 49 объектов.

В начале этого года мы ставили себе план ввести в эксплуатацию шесть объектов. Бьёмся сейчас за каждый дом, работаем и с ЖСК, и со строительными организациями. Думаю, что к концу года эти показатели, которые мы ставили перед собой, будут выполнены.

С остальными объектами вопрос, конечно, уже более детальный. По каждому объекту работа ведётся с министерством строительства. Основные вопросы, которые мы сейчас закрываем очень хорошо — это масштабные инвестиционные проекты, которые мы активно развиваем в этом году. Если смотреть предыдущее время, сколько мы выделили субсидий по 108-му областному закону, денежная составляющая была около 1,5 млрд рублей, то только за этот год мы масштабных инвестиционных проектов провели примерно на 1 млрд 300 млн рублей.

Это на самом деле очень большая сумма. Это, конечно, не значит, что все дольщики, которые у нас есть сейчас, получат либо денежную составляющую на достройку дома, либо квадратные метры. Но это значит, что работа ведётся и ведётся хорошими темпами. То есть 49 объектов, по каждому разработаны дорожные карты, есть механизм, как их надо достраивать. Основной, конечно, вопрос — это денежные ресурсы.

Артём Роговский: Самые главные вопросы? Денежный и земельный?

Роман Теленчинов: Денежный и земельный, потому что напрямую финансировать из бюджета завершение строительства проблемных домов у нас запрещено по закону. Соответственно, мы нашли механизм — это финансирование через земельный ресурс, через масштабные инвестиционные проекты.

Механизм очень сложный, очень долгий, потому что от момента, как к нам обращается инициатор масштабного инвестиционного проекта, так называемый застройщик или инвестор с заявлением о том, что он готов профинансировать какую-то стройку, до момента, как мы заключаем договор, начинается финансирование, проходит зачастую от полугода до года. Работа ведётся, она сложная, но, тем не менее, она есть.

Артём Роговский: А всё-таки, что чаще происходит, когда какой-нибудь застройщик приходит и говорит «я хочу достроить этот объект». Или чаще департамент строительства и архитектуры мэрии Новосибирска приходит к застройщику и говорит: «дострой это — получишь это»?

Роман Теленчинов: У нас с 2015 года введён мораторий на реализацию земельных участков под жилищное строительство. За исключением случаев, когда мы не можем земельные участки отыгрывать в масштабных инвестиционных проектах. То есть это земельные участки, на которых нельзя построить 10 000 кв. м, либо больше, и земельные участки, которые застройщики оценивают в сумму менее 30 млн рублей.

Если площадь земельного участка небольшая и там можно построить 8000 квадратных метров жилья, соответственно, этот участок мы не можем отыграть в конкурсе. Эти конкурсы проходят у нас регулярно, но участвуют в них, к сожалению, немного застройщиков.

По каждому земельному участку мы встречаемся с застройщиками, ведём с ними диалог о том, что готов масштабный инвестиционный проект, можем предложить им поучаствовать в конкурсе. Приходится договариваться с застройщиками. Фактически стоимость земельного участка выше рыночной. В основном все застройщики, которые у нас участвуют в масштабных инвестиционных проектах, — это крупные застройщики города. Они понимающе к этому относятся и идут навстречу, чтобы не только получить земельный участок, но и поучаствовать в социальных вопросах — это решение проблемы обманутых дольщиков.

Артём Роговский: Роман Александрович, вы сказали, шесть объектов в этом году готовятся к сдаче из числа проблемных объектов. Может, пробежимся по ним — какие?

Роман Теленчинов: Это «Ленинградская — Инская», где мы уже провели конкурс, не масштабный инвестиционный проект. Мы пошли по другой программе — развития застроенных территорий. Застройщик «Союз — Инвест», клеймо у него стоит «барнаульский застройщик», но фактически регистрация у него сейчас в Новосибирской области. Соответственно, налоги платит здесь. Можно сказать, что уже новосибирский застройщик. Там дольщики получили денежную компенсацию, и проблема была решена.

Кроме этого, по Связистов, 13/2 тот же самый застройщик, сейчас уже на этапе завершения подписание договора аренды земельного участка в рамках масштабного инвестиционного проекта, после подписания которого застройщик обещал произвести финансирование в этом году. Соответственно, тоже будет решён вопрос уже в ближайшее время.

IMG_5975_tn.JPG
Роман Теленчинов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: То есть он будет достраивать Связистов, 13/2?

Роман Теленчинов: Он перечислит в ЖСК деньги, ЖСК на эти деньги планируют выкупить у него же квартиры. Цена квартир, конечно, намного выше. Но он им будет снижать стоимость с учётом доплаты по 7000 рублей с квадратного метра. То есть для людей выгодно приобрести квартиру уже в строящемся на сегодняшний день объекте. Тем более квартиры для ЖСК уже подготовлены. Кто-то выбирает с отделкой под ключ, кто-то выбирает побольше квартиру, потому что на момент, когда они покупали жильё, им нужна была однокомнатная, студия, либо ещё что-то.

Семья уже разрослась, им нужны двух-, трёхкомнатные квартиры, на это тоже застройщик идёт. Те квадратные метры, которые у них были, он засчитывает в части оплаты, а если чуть больше, или другая квартира, то превышение уже идёт по коммерческой стоимости. У нас по такой же схеме прошло по улице Бориса Богаткова, 165 с этим же застройщиком.

Я думаю, что в конце года мы уже будем отдавать ключи жителям. То есть не только этим дольщикам, но и тем, кто купил там отдельно квартиру.

Артём Роговский: А 13/1 — соседний дом?

Роман Теленчинов: По нему ситуация намного сложнее, дефицит очень большой.

Артём Роговский: Да, там дефицит был больше. Много украдено было Зурковым!

Роман Теленчинов: Да, 357 млн рублей там дефицит средств. Это с учётом того, что жители дополнительно должны были собрать по 7000 рублей с квадратного метра. Мы сейчас приняли решение, что будем проводить несколько масштабных инвестиционных проектов, по частям будем выкупать у людей доли, по 10-20-30-40 человек, может быть. И когда хотя бы поправим экономику объекта, тогда уже можно будет говорить о нормальном масштабном проекте, и можно будет достроить дом.

Артём Роговский: Да, извините, что сбил вас с тех объектов, которые готовятся к сдаче.

Роман Теленчинов: Ельцовская, 6 — ещё один объект в этом году. Вертковская, 5/3 — наконец-то введён объект до конца в эксплуатацию, ждали долго. Рассчитываем в это году ввести ещё один — Родниковую, 24/2, там небольшой объект, но тем не менее.

Артём Роговский: Это у нас?

Роман Теленчинов: Это у нас был застройщик НСТ. До НСТ там был «Союз — Полимер строй» насколько я помню. И рассчитываем ввести Беловежскую, 16 — строительный адрес. Это у нас застройщик СМУ—3, насколько я помню. Там ситуация, конечно, сложная. Сейчас работаем. «Физика» готова, но у нас самое основное — не только «физика», но и благоустройство, потому что проблемный дом. После ввода в эксплуатацию с недоделками уже начинаются проблемы у города. 

Как дальше эксплуатировать, если ввели объект, уже фактически всё должно соответствовать нормам. Если, например, благоустройство в зимний период времени на обычных домах можно принимать под гарантию, то на проблемных домах под гарантию нужно принимать с опасением. Поэтому в данной ситуации мы как раз принимаем решение. Это будет либо в этом году, либо мы перенесём уже на более тёплый период, чтобы сделать благоустройство за счёт получения субсидий из городского и областного бюджетов.

Звонок: Добрый вечер, хотелось бы узнать ваше мнение по поводу перспективы достройки, дальнейшей судьбы двух многоэтажных домов в Новомарусино. Сдача домов планировалась в 2016 году. Два дома, один из них на уровне свай.

Роман Теленчинов: Застройщик «Доступное жильё». К сожалению, в эту ситуацию попал и муниципалитет, мы тоже приобрели там квартиры по договорам долевого участия и фактически, как ни смешно, но тоже являемся обманутыми дольщиками.

Артём Роговский: Мэрия Новосибирска имеется в виду?

Роман Теленчинов: Да, мэрия Новосибирска. Вопрос решали очень долго, там есть много вопросов помимо того, как достроить. Там есть ещё замечания Госстройнадзора по качеству работ. В настоящий момент застройщик «ДЖН» отчитался в минстрое и показал копию документов о том, что у него выделен кредит. Мы оригиналов документов не видели и, к сожалению, подтвердить это не можем.

Если эта ситуация подтверждается, то фактически пойдут финансовые потоки. Объект высокой степени готовности, в который будут внесены изменения. Во-первых, в проектной документации изменены определённые вещи по фасадам и замечаниям Госстройнадзора, по усилению внутренних конструкций сварные швы необходимо сделать, ну и так, по мелочи. И по 600/13 дому, надеюсь, что при наличии финансирования, работы пойдут, как запланировано, то есть по технологии производства.

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Юрий. Хотел бы узнать по Связистов 10, долгострой, дом кирпичный. Застройщик «Авантаж».

Роман Теленчинов: Там сейчас идёт процедура банкротства. У нас механизм достройки домов всегда один. То есть мы можем подключиться в решение проблемы обманутых дольщиков в основном только при банкротстве застройщика. Застройщик банкротится, создаётся ЖСК, дальше делается оценка необходимых работ, смета составляется, мы её проверяем в УКСе города Новосибирска, чтобы финансы совпадали с потребностями. После этого мы принимаем решение, каким образом будем достраивать дом.

Либо требуется масштабный инвестиционный проект — это первое, либо достаточно своих собственных ресурсов. Может быть, там есть свободные площади и так далее, и тогда мы можем рассматривать варианты достройки домов при помощи строительных организаций, которые могут взять эти объекты на достройку. У нас такие примеры есть с крупными застройщиками города, когда они берут на достройку дома. Это и группа компаний «Стрижи», и «Союз — Инвест», «Вира-Строй», а также компания «Энергомонтаж».

Плюс есть вариант, когда достаточно выделить субсидии на благоустройство, лифты, подключение объектов к инженерным сетям из городского и областного бюджетов. Вариантов много, но они все могут работать после оценки банкротства, передачи объектов ЖСК и составления смет, полноценных и нормальных, из которых будет понятно, сколько это будет стоить при завершении и проверке нашим подразделением. По-другому мы не работаем.

IMG_5985_tn.JPG
Роман Теленчинов и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Спасибо за звонок, спасибо за подробный ответ, Роман Александрович. Сегодня обсуждаем проблемные стройки Новосибирска с Романом Теленчиновым, заместителем начальника департамента строительства и архитектуры мэрии Новосибирска. Нам можно позвонить по номеру 30–40–600, написать на 8–913–787–60–05. Звоните, пишите. Добрый вечер, как вас зовут?

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Ева. Я хотела бы узнать по объекту ВАСХНИЛ «Солнечная поляна», 12-й дом.

Артём Роговский: Замечательно, что вы дозвонились нам, но в очередной раз хочу напомнить — радиослушатели путают иногда — что ВАСХНИЛ не является частью Новосибирска. По крайней мере, пока не является.

Роман Теленчинов: Я думаю, что в данном случае необходимо обратиться в министерство строительства Новосибирской области. Все подобные вопросы, которые касаются дольщиков, реестров включения и так далее, рассматривают в министерстве строительства Новосибирской области, ул. Коммунистическая, 40. Они спокойно проведут консультацию по объектам, которые находятся в области, за пределами Новосибирска.

Артём Роговский: Я сейчас дам вам телефон министерства строительства Новосибирской области, чтобы вы могли завтра позвонить по нему. Но вообще, конечно, жители ВАСХНИЛА, Оби, Новосибирского сельского района и Барышево часто звонят в нашу передачу, и обращаются к Анатолию Локтю, мэру Новосибирска. Это ещё раз доказывает, что пора присоединять все соседние территории и делать один большой и единый Новосибирск, чтобы мы скорее стали двухмиллионником.

Звонок: Когда закончится наше строительство? Мы обманутые дольщики по адресу Немировича — Данченко, 16/2. Уже восемь лет мы ждём и не можем никак дождаться, стройка стоит. До каких пор будет стоять эта стройка? Когда мы получим свои квартиры?

Артём Роговский: Ещё один неэффективный менеджер Рашид Шевцов, автор, по-моему, пяти долгостроев в Новосибирске. Страна должна знать своих героев.

Роман Теленчинов: К сожалению, больше пяти. Только на этой территории три дома, плюс Авиастроителей, плюс Учительская, 9, насколько я помню. То есть домов, наверное, 6 или 7.

Артём Роговский: Богаткова, 201/3, три дома на Немировича, Авиастроителей. В общем, шесть домов. Рашид Шевцов — запомните это имя.

Роман Теленчинов: Сейчас это «Трест-43». Мы встречались с председателем ЖСК. Основной вопрос, который мы задаём — это сбор дополнительных средств, который обязателен для всех проблемных территорий, то есть по 7000 рублей с квадратного метра необходимо для участия мэрии Новосибирска с субсидиями, участия самого объекта в масштабном инвестиционном проекте.

Территория под масштабный инвестиционный проект для него определена, есть подрядчик, который там выполнял работы, представил смету по затратам. Мы сейчас анализируем эти затраты, но информации по сбору дополнительных средств с дольщиков по этому объекту нет. Дефицит средств в настоящий момент, чтобы завершить работы, составляет порядка 40 млн рублей, это не так уж и много. Тем более, что мы готовы поучаствовать в субсидировании лифтов, благоустройстве этой территории, и фактически там есть ещё и третий дом, который можно считать в прибыль застройщику, который будет завершать строительство. Потому что там немного реализации по квартирам, если посмотреть в общем.

Самое основное, что нужно для того, чтобы полностью завершить всё это — банкротство ООО «Трест 43». После этого имущество передаётся в ЖСК.

Артём Роговский: Там, получается, «Строй Трест 43», достраивал за Шевцовым. После этого он тоже приказал долго жить? 

Роман Теленчинов: Ну — как приказал? Он достраивал. Механизмы мы определили, что сбор дополнительных средств должен быть. И фактически он достраивал на свои, но он достраивал.

Первый дом он достроил, за первый достроенный дом он ничего не получил, во второй дом он вложил часть своих денег. И мы говорим о том, что человек не может за свои деньги полностью достраивать объект, не участвуя ни в чём другом. То есть у него нет квартир, ему никто ничего ещё не отписал.

Поэтому необходимо проводить масштабный инвестиционный проект. И территория уже есть, и участники есть. Там конкурсная процедура, не факт, что они выиграют, но для нас выгодно даже, если цена земли подорожает. Для города за счёт одного масштабного проекта выгодно профинансировать не одну проблемную стройку, а несколько, к примеру. Это же нормально. Поэтому работаем над этим вопросом, но без банкротства никаких процедур дальше не сможем провести.

Артём Роговский: Но здесь нельзя, наверное, не затронуть судьбу тех проблемных объектов господина Шевцова, о которых мы уже говорили. Учительскую 9 в этом году, по всей видимости, не успеваем сдать.

Роман Теленчинов: Во-первых, надо констатировать, что проблема проведения конкурса решена, сейчас идёт финансирование. Финансирование идёт поэтапно. Ежемесячно застройщик, который выиграл конкурс в масштабном инвестиционном проекте, финансирует достройку.

Я напомню, что у нас с 1 июля внеслись изменения в закон. Сейчас есть определённые трудности с привлечением денежных средств и направлением их на другие стройки. Из-за этих изменений у застройщика появились вопросы финансирования не сразу всей суммы, а частями до определённого периода времени.

Но я считаю, что если мы с вами конкурс провели, деньги начинают идти и не получилось в этом году — в следующем году этот объект с благоустройством будет достроен до середины года. Я думаю, что этот вопрос уже решённый. Только фактически нет завершения работ, то есть документов о том, что он введён в эксплуатацию. Но работы там ведутся, там хороший подрядчик, известный в городе — «Союз военных строителей». Он завершит работы.

Сообщение: Прошу узнать, контролирует ли мэрия Новосибирска ситуацию по долгострою «Нарымский квартал». Срок сдачи по договору — 2015 год. Уже на пороге 2019 год, дом так и не сдан. По предварительной оценке, в доме более 1600 квартир. На объекте очень низкий темп строительства.

Роман Теленчинов: Да, мы последний раз собирались в министерстве строительства с застройщиком, с представителем застройщика. В данной ситуации застройщики Коновалов и Коновалова, известная семья застройщиков. Объект большой, основная проблема для ввода следующих секций, которые там есть — это парковка перед входом на объект. Условия поставлены, ближайшие две блок-секции можно ввести в эксплуатацию при условии перекрытия парковки. Этим вопросом они сейчас занимаются. Я думаю, что эти этапы будут введены в этом году.

Артём Роговский: Перекрытие парковки дома?

Роман Теленчинов: Она получается во дворе. Для того, чтобы можно было подъехать пожарной машине или жителям безопасно выйти, не упасть, необходимо перекрыть парковку и сделать какое-то зимнее бетонирование, чтобы можно было это всё вводить в эксплуатацию.

Если этого не будет сделано — никто вводить объект без обеспечения безопасности не будет, потому что здесь отвечают и госту надзора и отвечают УАСИ за выдачу соответствующих документов. Поэтому под контролем в министерстве строительства по этому поводу собираемся раз в месяц, обсуждаем эти вопросы. Этот объект у нас находится в так называемой зоне риска.

Артём Роговский: В зоне риска. То есть, не признан проблемным, но проблемы регулярно есть. Вообще самая главная проблема Нарымского квартала — что этот дом может быть живым олицетворением человеческой алчности, жадности и прочих подобных вещей. 1600 квартир в одном доме. С какого перепоя и кто это выдавал? Я знаю, кто это выдавал, это понятное дело. Наши предшественники, эти так называемые «крепкие хозяйственники». Но — один дом и 1600 квартир! Надеюсь, у нас сейчас нет таких безумных объектов?

IMG_6031_tn.JPG
Роман Теленчинов и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Роман Теленчинов: Понимаете, понятие безумности у каждого индивидуально. То есть кому-то нравятся замкнутые пространства, кому-то нравится жить в любых условиях, главное — чтобы недалеко от метро. Вы поймите одну вещь — если квартиры покупаются, значит, спрос на такие квартиры есть. Я сторонник того, чтобы у нас спрос рождал предложение, а не наоборот.

Вот когда квартиры такие не покупаются, и у человека нет реализации, и он встаёт, то тогда, как говорится, неэффективный менеджер не оценил правильно движение. Насколько мне известно, там все квартиры проданы в этом доме.

Артём Роговский: Но с эффективностью менеджеров тоже есть проблемы?

Роман Теленчинов: Здесь вопрос уже к руководству — почему. И этот вопрос должен разбираться по каждой стройке, где идут задержки в строительстве, министерством строительства. У них есть соответствующие проверки выездные, они проверяют и делают анализ. Либо есть какие-то случаи, либо нет. Мне по случаю, что там были направлены деньги не туда, ничего неизвестно.

Звонок: Здравствуйте, хотелось бы задать следующий вопрос. В Новосибирске строится много высотных домов — красивых, хороших, это плюс городу. Но интересует такой вопрос. Домовые территории, которые создаются вокруг этих домов, забирают очень большие территории и очень много строят заборов. Вы понимаете, это некрасиво со всех сторон. Рядом стоят дома, построенные гораздо позже, в советские времена. Но мы ведь тоже люди, нам надо пройти на остановку, где по прямой всего десять минут. А мы идем по 20-30 минут, обходя дворовые территории.

Взять центр города, например, у метро «Октябрьская». Там очень много новых домов. Вы посмотрите, какие огромные территории ограждены этими оградами. Скажите, от кого отгораживаются эти люди? Это что — миллионеры? А мы для них — второй сорт людей, что ли? Почему мы должны за счёт них страдать. Там живёт по-старому много стариков, многих детей водят в детские сады. Там много народу, почему они должны обходить эти заборы? Это что красиво, архитектурно? Хотелось бы знать.

Артём Роговский: Спасибо большое вам за звонок. Действительно, Роман Александрович, такая проблема существует?

Роман Теленчинов: Понимаете, здесь двоякая ситуация. У нас по закону, собственник земельного участка вправе поставить ограждение, не объясняя никому причин, почему это нужно сделать. А люди, которые купили квартиры в том или ином доме, являются собственниками, в том числе и земельного участка, Они ограждают землю для безопасности своих детей, которые бегают и играют, это первое. Второе: для сохранности своей территории, потому что у нас есть случаи, когда воруют с территории какие-то малые формы, разграбляют машины, попадают посторонние лица и так далее — очень много ситуаций.

Я понимаю, что у нас в этом плане пошло разделение на постройку, принятую ещё в Советском Союзе, когда фактически придомовой территории практически не было ни у одного дома, не было парковочного пространства и так далее. Сейчас уровень жизни у людей растет, потребности у людей растут.

Соответственно каждый человек хочет, чтобы возле дома была возможность у ребёнка покататься на горочке, поиграть в футбол и так далее. И ведь содержание этой придомовой территории лежит на плечах этих граждан, которые являются собственниками дома. Поэтому высотный дом, невысотный дом... норматив установлен — сколько должна быть придомовая территория, и сколько должно быть площадок — они его выполнили, и, соответственно, оградиться от других — это их право.

Самое основное, мы должны понимать — при этом не должна закрываться улично-дорожная сеть. Если там есть улично-дорожная сеть в красных линиях, там есть возможность прохода. И планировки всегда и везде создавались кварталами. В Советском Союзе удалённые микрорайоны — это, конечно, не квартальная застройка. В основном квартал есть, но он не в виде квадрата условно, он разной формы. А старая центральная часть — это обычно квартальная застройка. И если нельзя по диагонали пройти, то всегда можно обойти.

Тем более, что ограждение территории у нас есть не только у жилых домов. Детские сады и школы мы тоже ограждаем, условно там тоже нельзя проходить. Эта проблема хоть и затрагивает права людей, но, тем не менее, подобная ситуация имеет право на жизнь. И каждый должен к ней так относиться: он либо хочет жить в таком доме с ограждением, либо нет. Раз есть потребность в жизни в таком доме — значит, такие дома и создаются, тем более, что закон этого не запрещает.

Артём Роговский: Да, действительно, проблема такая есть, и жалобы поступают. Недавно мне позвонили с улицы Железнодорожной с таким проблемным вопросом. Конечно, есть, Роман Александрович, на мой взгляд, практически клинические случаи, как в случае с мостом на Овражной. Как говорили местные жители: «Мы не дадим ходить здесь жителям ЖК „Астра“! Вот не дадим и всё, это наша территория! Наплевать, что вы там городом хотите строить, не дадим и всё».

Роман Теленчинов: Иногда есть судебное решение о том, что надо обеспечить проход. Где-то переклинивает людей, есть какая-то обида, либо ещё что-то. Когда ты хочешь создать для себя благо, и чтобы другие рядом с тобой этим благом не пользовались и не смотрели на него условно.

С этим мостом ситуация, когда человек не хочет, чтобы через его территорию не просто не проходили, а просто рядом никто не проходил, потому что там поток будет неизвестно каких людей. Да, есть такая проблема. Я думаю, что город, администрации районов должны подключаться для решения этих проблем.

Мы должны устанавливать сервитуты. В том числе ограничивать нужно пользователей, мы же в разных бываем ситуациях. Есть территории, правообладатель которых делает самозахват. Надо каждую ситуацию рассматривать по отдельности, проверять — на той территории ограждение стоит, или нет. Правильно ли поставлено ограждение — тоже можно проверять. Есть кадастровые планы, на сайтах Росреестра можно их посмотреть, можно обратиться с запросом. Всё ли правильно там стоит по документам, посмотреть свою территорию, как она огорожена — правильно или нет. Заказать топосъёмку соседнего участка. В конкретных случаях нужно разбирать именно по ситуации.

У нас был случай, когда жительница была против строительства школы, потому что дети у неё выросли, а ей по диагонали удобней ходить, но нельзя до такого доходить маразма. Нужно думать не только о себе и своих детях. Есть же ещё люди, проживающие рядом, которым необходимо создавать благо, удобства. Поэтому под вопросом такие обращения.

Звонок: Здравствуйте, меня зовут Марина. Я интересуюсь домом по Вилюйской, 5. Мы являемся обманутыми дольщиками застройщика «ПТК-30». И мне бы хотелось услышать, будет ли этот дом достроен и когда. Мы уже на протяжении двух лет снимаем квартиру, у нас нет другого жилья. Квартиру купили по ипотеке.

Роман Теленчинов: Спасибо за вопрос. У нас там сложная ситуация с «ПТК-30». Во-первых, сейчас идёт процедура банкротства этого застройщика. У нас несколько территорий: это «Авангард-строй», по Вилюйской — «ПТК-30», по Дуси Ковальчук и в Ленинском районе — Волховская. Ситуации по всем площадкам разные, где-то уже банкротство идёт, где-то ещё не начиналось. Там разные стадии.

По этой площадке банкротство идёт, там две проблемы. Первая проблема — это те люди, которые официально купили квартиры, по договорам долевого участия взяли ипотеку. У них при банкротстве будет передача, созданному ЖСК. И они фактически каким-то образом защищены в кавычках. Потому что всё равно необходимо будет понимать проблему — сколько необходимо средств, подсчитывать смету. И это мы сможем понять только в следующем году, приступить к решению этого вопроса. Есть вторая проблема — к сожалению, часть людей, которые купили квартиры, они купили их не по закону 214-ФЗ с оформлением договоров в Росреестре, а по предварительным договорам.

Артём Роговский: Это что значит?

Роман Теленчинов: Это значит, что у них предварительный договор, в котором сказано, что они отдают деньги, но фактически не получают ничего, а только получают обязательство застройщика в будущем передать эту квартиру каким-то образом. Но, к сожалению, у застройщика что-то пошло не так, квартиры оказались в залоге у банка, и, соответственно, люди, которые за квартиру передали деньги, не имеют никаких прав на эту квартиру. Большинство людей уже сделали ремонты в этих квартирах, они даже живут в этих квартирах.

Артём Роговский: На пединституте, Вилюйская?

Роман Теленчинов: Да. Фактически мы столкнулись с проблемой, которую сейчас решаем с банком «Открытие» и с банком «Траст», совместно с министерством строительства. Пытаемся каким-то образом узаконить права этих людей на эти квартиры. Потому что, фактически, люди стали обманутыми, могут остаться вообще без всего.

Для того чтобы им сейчас узаконить какие-то права, им необходимо при банкротстве обратиться в суд и признать своё право на что-то. У них хотя бы предварительные договоры есть. У нас есть случаи, когда человек покупал бетоносмеситель по Тульской. Как его привязать к этой Тульской, когда договор цессии не на квартиру? Поэтому механизм один.

Главное — мы должны понимать, что в любом случае сегодняшний закон говорит о том, что всё должно быть по договорам долевого участия. Тем более, что у нас сейчас при изменении закона при покупке, с 1 июля 2018 года, человек покупает квартиру и несёт деньги не застройщику, а в банк. Банк кладёт деньги себе на счёт, на эскроу-счета, и в случае не завершения строительства возвращает деньги дольщику. Это большой плюс.

Кроме того, я напомню, что у нас с 2016 года был такой механизм, и пока он существует. Это страхование ответственности застройщиков. У нас по ряду объектов, в том числе по доступному жилью — «Новомарусино», «НСК Девелопмент» — было выполнено страхование. Соответственно, если пошло банкротство застройщика, либо просрочка, то случился страховой случай.

Я думаю, в данной ситуации граждане не должны забывать — если была страховка, то вы должны потребовать от страховой компании возврат своих средств. У нас, почему-то считают, что это ненормальный механизм, «мы должны с властью побороться». Нет, мы также рассматриваем варианты по определённым случаям. Забрать свои деньги в результате страхования. С 2016 года любая квартира, которая покупалась, страховалась. Поэтому придётся нанять юриста. Будет борьба со страховой компанией, потому что я думаю, что в некоторых случаях отказывают в выдаче средств. Это в любом случае судебные процессы, но уже будет проще, потому что есть защита.

IMG_6077_tn.JPG
Роман Теленчинов и Артём Роговский. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Артём Роговский: Закрывая тему ПТК, самые сложные по тем схемам, которые вы говорили — это дома на Дуси Ковальчук, которые приобретались по тем самым декларациям о намерениях, которые заключало «ПТК-30» — семейство Коноваловых: Владимир и Антон. Надо, чтобы люди знали своих героев.

Роман Теленчинов: У нас по Дуси Ковальчук три дома планировало строить ПТК. Из них на два дома было получено разрешение на строительство. Люди, которые купили квартиры, зарегистрировали договоры долевого участия, там более или менее всё в порядке. А вот по третьему дому продано порядка 6000 кв. м. без разрешения на строительство — это предварительные договоры. Мы должны понимать — у нас человек идёт, покупает продукты более ответственно, чем покупает квартиру. Но там же сумма в разы больше.

И люди, которые покупают по ипотеке, более защищены по сравнению с теми, у кого есть наличные деньги и они вкладывают в квартиру без этих процедур. Это были риски людей, но они рискнули, и тут что-то пошло не так у застройщика. Как сейчас быть? Только через суд доказывать свои права, доказывать что они дольщики, вставать в реестр минстроя для того, чтобы можно было по нашим существующим программам получить где-то, не в этом месте, квартиру, есть такой механизм.

Мы сейчас в реестре постепенно оформляем людям квартиры, предоставляем им право воспользоваться данной ситуацией и решаем их вопросы. У нас 95 человек уже находятся на этапе рассмотрения договора долевого участия с разными застройщиками города, это большой объём. 95 человек — это, грубо говоря, дом на 95 квартир. Я думаю, мы решим этот вопрос. Для решения проблем всех обманутых дольщиков нам необходима сумма в размере 8 млрд рублей.

Сообщение: «Когда будет ремонт в 57 школе»?

Артём Роговский: Это не совсем по адресу вопрос, но я вам скажу, что он находится на контроле. Её закрыли не просто так, а по причине сильного аварийного состояния. Мы будем предпринимать всё — я вам как представитель мэрии это говорю — для того, чтобы эта школа повторила счастливую судьбу школы №82 на Гоголя, которая раньше была просто развалюхой, а потом её закрыли на капитальный ремонт. За три года она преобразилась в огромный образовательный комплекс, стала украшением всего Дзержинского района. Поэтому по школе №57 — когда здесь в студии будет представитель департамента образования, тогда и обсудим это.

Что с домом на проспекте Дзержинского, 32?

Роман Теленчинов: Он в перечень проблемных объектов пока не входит. В зоне риска, это у нас «Стройплюс» застройщик. Там были вопросы поначалу с подключением объекта. Физическая готовность его — 97%, как нам говорит инспекция государственного надзора. Осталось решить вопрос по благоустройству придомовой территории, по парковкам. Основное там — нехватка парковочного пространства.

Единственный вопрос — как это можно решить. У застройщика нет денег. Можно менять проектное решение, брать согласие всех дольщиков на то, что этой парковки не будет и проходить через публичные слушания, получать отклонения от предельных параметров — это первый вариант. Либо строить её. Мы приняли решение о том, что её не строить не можем.

Артём Роговский: Это будет наземная парковка, или нет?

Роман Теленчинов: Я не скажу. Ни той, ни другой сейчас нет. Насколько я помню, была подземная парковка.

Артём Роговский: Там дома напротив друг друга. Один уже введён — 34/1, но там и застройщик другой.

Роман Теленчинов: Да, другой застройщик. Надеемся, что будет введён. К сожалению, не в этом году. В следующем году до лета вопрос решится.

Артём Роговский: Роман Александрович, напоследок, для закрепления пройденного материала. Человек собрался улучшать жилищные условия и его заинтересовал вариант строившегося жилья. Что нужно делать, как нести свои деньги, чтобы потом не стать обманутым дольщиком? Слушайте все внимательно!

Роман Теленчинов: Если человек выбрал квартиру и его всё устроило, тогда он должен ознакомиться — есть ли разрешение на строительство этого объекта, когда оно было получено. Если оно было получено до 1 июля 2018 года, тогда он заключает договор долевого участия с застройщиком. Там должно быть либо страхование, либо оплата его квартиры в фонд страхования. Деньги он должен передать только после того, как получит на руки договор долевого участия. После этого он передаёт деньги за квартиру — это первый вариант.

Второй вариант: если человек покупает квартиру, разрешение на строительство объекта, которое было выдано с 1 июля 2018 года. Тогда он выбирает квартиру, выбирает планировку, знакомится с декларацией и дальше идёт к застройщику, который должен отвести его в соответствующий банк, где у него находятся эскроу-счета, счёт застройщика. Дальше он идет в банк, оформляет документы, кладёт на счёт в банк эти средства и ждёт завершения работы по этому объекту.

И в первом и во втором случае есть нормативный срок, прописанный у него в договорной части, в котором сказано, когда должен достроиться дом, когда должен передаться ему этот объект. Ход строительства у порядочных крупных застройщиков обычно показывается на сайте. Есть динамика, фотографии, снимается видео.

Обычно своих покупателей застройщики включают в вотсап, информируют по определённым вещам. Потому что есть случаи, когда высокая степень готовности объекта выбирается собственником. У кого отделка есть под ключ, либо нет отделки. Либо окна пластиковые или ещё какие, балконы остекляют пластиком или алюминием. Решают уже с каждым конкретно с каждым: что, где и как. Это всё индивидуально у каждого застройщика.

Я думаю, если объект получил разрешение на строительство после 1 июля 2018 года и вы заключили договор долевого участия как положено по закону, здесь уже каким-то образом не получить квартиру или вернуть свои деньги не удастся. Здесь уже покупатель будет застрахован от всех возможных невзгод у любых застройщиков.

Бывает, когда и крупный застройщик у нас банкротится, поэтому никто от этого не застрахован, что в тот или иной момент у руля не появится наёмный директор, который выведет средства и уйдет куда-то. Вот этот закон сейчас застраховал дольщиков. К сожалению, он не учёл определённые интересы застройщиков, есть проблема с этим.

Сейчас есть много обращений в Министерство строительство РФ по этому поводу, решаются эти вопросы. Каждый вопрос рассматривается, даётся ответ. Застройщики сейчас перестроились к этому новому механизму, и уже работают. У них уже есть соответствующие счета в банках. Ряд застройщиков уже работают по новым законам. Я думаю, что этот механизм сейчас приживётся в Новосибирске, во всей России. Все по нему будут работать, другого выхода уже нет.

Артём Роговский: В ватсапе интересуются — какова ситуация по дому по Волховской?

Роман Теленчинов: По Волховской ситуация такая же, как по Вилюйской. Процедура банкротства там. В банкротстве участвует Сбербанк. По одному объекту, «Авангардстрою», мы со Сбербанком всё обговорили, ушли в банкротство. Скорее всего сейчас проведём анализ полностью всех документов и счетов.

По Зорге площадку мы выведем дом в управляемое банкротство, и там другой застройщик завершит эту площадку. По Волховской проблема немного другая. Сейчас при банкротстве нам нужно будет поднять экономику, потому что в настоящий момент нет точной информации — сколько продано квартир, а сколько не продано, сколько предварительных договоров. У нас там выявились факты продажи квартиры в залог у банков. Мы сейчас разбираемся, и следствие тоже разбирается по этому вопросу. Как только будет полная информация, понятна картина бедствия, мы приступим к решению вопроса. Но это уже следующий год.

Артём Роговский: Спасибо, Роман Александрович, за ответы на вопросы радиослушателей. Друзья, это была программа «Вечерний разговор с Артёмом Роговским». Сегодня [6 декабря] обсуждали проблемные строительные объекты. Напоминаю, что наша программа выходит в эфир каждый четверг на 101,4 FM в 18:00 сразу после новостей. Есть группа ВКонтакте: vk.com/vrazgovor. Подписывайтесь на мой «Инстаграм». До встречи в этой студии через неделю, с вами был Артём Роговский!

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё
Яндекс.Метрика