Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Светлана Артёмова: «Ни одна семья не застрахована от рождения аутиста»

Светлана Артёмова расскажет о том, как работает инклюзивное образование в России и почему надо воспитывать общество принимать отличных от себя людей.

Регина Крутоус
Регина Крутоус
20:15, 03 Мая 2018

Здравствуйте, с вами Регина Крутоус и вечерний разговор о жизни замечательных новосибирцев. Каждый вторник к нам в студию приходят люди, которые своими делами и достижениями внесли наиболее заметный вклад в развитие нашего города и сделали его лучше, известнее и добрее. И сегодня у нас в гостях исполнительный директор Ассоциации помощи людям с расстройствами аутистического спектра и другими нарушениями психологического развития «Спектр» Светлана Артёмова.

Досье: Светлана Артёмова родилась в Новосибирске в 1977 году. В 2000 году окончила Новосибирский государственный университет экономики и управления, осталась в аспирантуре, получила учёную степень кандидата экономических наук. Долгое время преподавала в родном вузе. Сейчас обучает студентов Сибирского университета геосистем и технологий. С октября 2017 года возглавила ассоциацию «Спектр», которая занимается помощью людям с аутизмом. Замужем, двое детей.

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, здравствуйте, я очень рада вас видеть!

Светлана Артёмова: Здравствуйте!

IMG_0721.JPG
Светлана Артёмова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, 2 апреля отмечали Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. Предлагаю и нам сейчас этим заняться. Почему этой проблеме было решено посвятить отдельную дату?

Светлана Артёмова: Я полагаю потому, что аутизм сегодня является, наверное, глобальным вызовом человечеству, если можно так сказать. По данным ВОЗ, 1% людей в мире страдает аутизмом. И аутизм не имеет каких-то национальных, расовых особенностей, он не связан с какой-то большей распространённостью в одном регионе, и с меньшей — в другом. Нет, он равномерно распространяется по всему миру. Это серьёзная проблема, которой озабочены люди во всем мире, которой озабочены международные организации. И в связи с этим, я думаю, и возникла такая идея. 

На сегодняшний день никто не застрахован, ни одна семья не застрахована от рождения ребёнка, у которого могут быть диагностированы расстройства аутистического спектра.

Регина Крутоус: Я много статей читала перед нашим разговором, и в них можно встретить разные формулировки. А как вы считаете, аутизм — это особенность развития или болезнь?

Светлана Артёмова: Я, как мама ребёнка с аутизмом, как человек, давно живущий с этим диагнозом в семье, считаю, что это особенность развития. Могу точно сказать, что дети с аутизмом — такие же дети, но они немного другие, они по-другому развиваются, и к ним нужен особый подход. Вот и всё. Но официальная медицина считает по-другому — это официальный диагноз, это заболевание, расстройства аутистического спектра внесены в международный классификатор болезней под определённым шифром. С одной стороны, да, все официальные структуры, государственные органы, чтобы они могли вести статистику, учёт таких людей, для того, чтобы они могли понимать, какую помощь им оказывать. Для этого необходим диагноз, для этого необходима классификация болезней. Родителю — я как родитель это говорю — не важен диагноз, важно понимать специфику этих расстройств, важно понимать, какую помощь и поддержку оказать ребёнку. Но я для себя считаю, что РАС — это особенность развития.

IMG_0734.JPG
Регина Крутоус. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Что тогда объединяет этих, казалось бы, совершенно разных людей, и позволяет говорить об аутичности?

Светлана Артёмова: Вы правы, люди с аутизмом — абсолютно различны. Есть распространённая точка зрения о том, что нет двух одинаковых аутистов. Кто-то более функционален и даже может решать в уме сложнейшие уравнения, а кто-то абсолютно нефункционален и даже не владеет речью. У многих снижен интеллект, многие, наоборот, творчески одарены. Абсолютно разные. Поэтому и название — спектр. На мой взгляд, общее, что объединяет всех аутистов — это самая важная проблема — сложности в коммуникациях. Коммуникативная функция существенным образом нарушена, и нарушена у всех. Им очень сложно установить коммуникацию с миром. Очень часто родители думают: «Вот, ребёнок сейчас не говорит, но как научится говорить, и тогда все будет хорошо». Ничего подобного. Речь аутиста — это ещё не коммуникация. Он может быть говорящим, но при этом он не сможет взаимодействовать с окружающими, им сложно идти на контакт, сложно наладить диалог. Они все в себе. 

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, можно ли сказать, что люди с аутизмом иначе воспринимают мир, поскольку адаптируются к окружающей среде иначе?

Светлана Артёмова: Безусловно. Они смотрят на мир по-другому из-за коммуникативного барьера. Они сложно воспринимают информацию из внешнего мира, и им очень сложно адаптироваться в этом мире. И им постоянно нужно помогать, нужна поддержка, прежде всего, со стороны родных, членов семьи.

Регина Крутоус: Если люди с аутизмом просто другие, почему от аутизма пытаются лечить? Или иногда это необходимо?

Светлана Артёмова: В этом, конечно, лучше разбираются медицинские специалисты. Но, насколько мне известно, нет таблетки от аутизма. Официальная медицина ставит таких деток на учёт, она за ними наблюдает, учитывает их особенности для того, чтобы в определённый момент предложить какие-нибудь медицинские препараты, которые могут поддержать их состояние, может, снизить остроту проявления каких-то проблем: поведенческих или с нервной системой. Многие детки бывают очень возбуждёнными, могут плохо спать. То есть, это медикаментозное лечение имеет сопровождающий симптоматический характер, оно не является основным, на мой взгляд. 

Главное в помощи детям с аутизмом — это психолого-педагогическое сопровождение, которое должно осуществляться на протяжении всей жизни. И в раннем возрасте, и в школе, и во взрослой жизни, поэтому нужна комплексная поддержка.

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, вы возглавляете ассоциацию «Спектр». Расскажите о том, чем занимается организация?

Светлана Артёмова: Мы создали нашу ассоциацию в октябре 2017 года. Это ассоциация родителей детей с аутизмом, и наша главная цель — способствовать созданию таких условий, в которых наши дети смогут гармонично развиваться, и станут гармоничными личностями, станут полноценными членами общества и смогут существовать в этом обществе, не причиняя вреда ни себе, ни обществу. Чтобы они могли взаимодействовать эффективно. Для этого мы и создали ассоциацию. Наша главная задача — создать государственную систему, она должна функционировать, развиваться и поддерживаться государством — это обязательно, иначе невозможно. Никаких средств частных фондов или ещё каких-то благотворительных организаций не хватит, чтобы помочь всем детям и людям с аутизмом, потому что, как я говорила, количество таких людей растёт и в мире, и в России. 

IMG_0729.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Мы определились, у нас есть четыре направления деятельности — это диагностика и коррекция, образование, социальная инклюзия и взрослая жизнь. И в рамках каждого направления мы пытаемся помочь. Эти направления продиктованы определёнными целевыми группами: диагностика и коррекция — это для детей раннего возраста; образование — это для детей школьного возраста и возраста профессионального образования. Социальная инклюзия — подростковые детки, которым нужно найти себя в социуме; и взрослая жизнь — это люди 18+, которые должны быть эффективно абилитированы и социализированы в обществе, и должны найти себя в этой жизни. Поэтому в рамках этих четырех направлений у нас запланирован ряд проектов. Мы уже предпринимаем ряд активных шагов в этом направлении. 

Регина Крутоус: Сколько семей охватывает ассоциация?

Светлана Артёмова: В настоящее время к нам присоединились больше 60 семей, и это количество постоянно растёт. Все понимают, что нам нужно объединяться.

Если посмотреть мировую практику, всё хорошее, что создано для аутистов, создано при участии родительских ассоциаций, которые активизировали эти процессы. Ни одно государство не в состоянии в одиночку с этим справиться. Родительские ассоциации должны принимать в этом активное участие — без нас ничего не получится.

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, государству ведь это тоже нужно, это же экономически обосновано — именно сейчас этих деток к жизни приспособить.

Светлана Артёмова: Безусловно, потому что человеку с аутизмом требуется сопровождение в течение всей жизни. И если государство не стремится в раннем возрасте каким-то образом приспособить к жизни такого человека, то впоследствии государству придётся таких людей содержать, строить какие-то специализированные дома-интернаты, тратиться на специализированный персонал и так далее. Но если правильно подойти к ранней помощи, помощи на стадии детского, школьного, подросткового возраста, то можно приспособить этого человека: он будет работать, будет самостоятельно себя обслуживать, и этот человек не будет обузой для государства, и не будет ни у кого сидеть на шее. Поэтому, безусловно, государству выгоднее заниматься ранней помощью, чем потом содержать всю жизнь. 

Регина Крутоус: А есть статистика по Новосибирску? Сколько семей с детьми с аутизмом?

Светлана Артёмова: На 1 июля 2017 года зарегистрирован 701 ребёнок. Но эта цифра неточная, потому что мы очень отстаем от мировой статистики, к сожалению, мы не относимся к числу стран, где выявление и учёт таких детей ведётся достаточно эффективно. Вообще передовые в этом отношении такие страны, как США, Южная Корея, Великобритания. Там развиты и методики раннего выявления аутизма, и статистика такая: 1 случай на 68 человек. У нас раз в 40 меньше, но это говорит о том, что наша система выявления работает неэффективно. У нас есть ещё такие детки, у которых, по сути, есть аутизм, но диагноза не стоит. Более того, у нас в Новосибирской области складывается такая парадоксальная ситуация: у нас 701 ребёнок с аутизмом, а взрослых зарегистрировано то ли один, то ли два. Понимаете, у нас медицина поделена на взрослую и детскую. И, если в детской медицине мы идём в ногу с мировой наукой, и детский психоневрологический диспансер выявляет и пытается помочь таким деткам с аутизмом и так далее, то когда ребёнку исполняется 18 лет, он приходит во взрослый психоневрологический диспансер, и там почему-то психиатры не видят клинической картины аутизма. То есть, до 18 лет была-была-была клиническая картина, а вы представляете, сколько комиссий прошел ребёнок до 18 лет, сколько раз его освидетельствовали, переосвидетельствовали, и все видели клиническую картину аутизма, а в 18 лет психиатры для взрослых говорят: «Нет, мы не видим никакую клиническую картину, никакого аутизма тут нет, ничего нет...» и ставят какой-то другой диагноз. К сожалению, у нас складывается такая ситуация.

IMG_0757.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

От имени ассоциации мы не так давно писали письмо в Минздрав по этому поводу, но нам ответили, что так и должно быть, что врачи не видят признаков аутизма. 

Регина Крутоус: А какие диагнозы, как правило, ставят?

Светлана Артёмова: Очень разные диагнозы. Расстройство личности, очень любят ставить шизофрению, какие-то шизоподобные расстройства, но не аутизм. Поэтому здесь нужно работать и менять ситуацию. И мы приложим все усилия, чтобы меры социальной поддержки были адекватны, и соответствовали тем запросам, тем требованиям, которые необходимы.

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, общество ведь тоже надо воспитывать. Хотя бы учить принимать отличных от себя людей. И речь ведь не только о людях с аутизмом.

Светлана Артёмова: Безусловно. Наше общество необходимо менять. Нужно, чтобы общество понимало, что нужно быть добрее, нужно быть терпимее, нужно не торопиться ставить какие-то штампы и навешивать ярлыки, когда вы видите в поликлинике, в общественном транспорте, в магазине, ребёнка, который ведёт себя как-то неадекватно, и маму, которая не может с ним справиться. Первая реакция, как правило, у нашего общества — мама плохо воспитывает, ребёнок невоспитанный. Не торопитесь осуждать! Вполне возможно, у этого ребёнка какие-то проблемы, вполне возможно, что у этого ребёнка расстройства аутистического спектра, и мама просто не всегда в состоянии на него воздействовать — вот и всё.

Поэтому нужно быть добрее, нужно быть терпимее, и этому нужно учиться. И я думаю, что со временем наше общество к этому придёт, у нас просто нет другого пути, потому что количество детей с аутизмом растёт. Они же никуда не денутся, они будут жить в этом обществе.

И в любом случае, нам все равно нужно будет как-то друг с другом сосуществовать — норме и «ненорме». Нужно находить какие-то точки взаимодействия.

И наша ситуация будет привлекать к этому внимание. Недавно мы подали заявку на грант, проект «Знакомство с аутизмом». Мы хотим распространить в поликлиниках города плакаты, на которых были бы описаны особенности детей с аутизмом. Чтобы родители читали, обращали внимание, чтобы понимали, что есть такая особенность у людей. Необходимо быть более терпимыми к проявлениям особенностей детей с аутизмом.

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, сегодня ваш путь связан, в том числе, и с помощью людям с аутизмом. Почему кандидат экономических наук решила этим заниматься? 

IMG_0760.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Светлана Артёмова: Потому что у кандидата экономических наук ребёнок с аутизмом. Мы все к этому пришли, потому что у нас такие дети. И потому что мы понимаем, что если не мы, то нам никто не поможет. И самое главное — мы должны быть этой движущей силой изменений, нужно измениться самим, нужно толкать это колесо, пытаться менять государственную систему, пытаться налаживать взаимодействие силой изменений. У нас запланирован круглый стол. С представителями министерства образования мы будем обсуждать особенности ситуации, складывающейся в образовании, и то, что нужно сделать, чтобы создать соответствующие образовательные условия для детей с РАС. Потому что это необходимо.

Регина Крутоус: Что было сложнее всего лично для вас, когда ребёнку поставили диагноз «аутизм»? 

Светлана Артёмова: Ситуация парадоксальная. Если рассматривать мой опыт, я не могу сказать, что для меня это был шок и страшная беда-печаль. Первой моей реакцией было, вы не поверите — облегчение. Потому что до этого был достаточно длительный период хождения по специалистам, нас всё время отправляли сначала к логопеду, он отправлял нас к психологу, психолог говорил мне: «Какая вы плохая мать, вы не умеете воспитывать ребёнка». До сих пор помню эту фразу: «Работать нужно не с ребёнком, работать нужно с вами». Психолог отправлял снова к логопеду. Мы перебрали много мест, много врачей. В конечном итоге, когда сыну было уже три года и восемь месяцев, нам попался квалифицированный логопед, спасибо ей огромное. Она поинтересовалась, не ставили ли нам диагноз «аутизм», и сказала, что видит в моем ребёнке аутичные черты. Это был платный специалист, а мы ходили по платным, так как никто нам не мог поставить диагноз. 

Она с нас не взяла денег и сказала, чтобы мы больше не ходили ни по каким специалистам, а шли в психиатрию для дальнейшего обследования ребёнка и установления диагноза. И я вздохнула с облегчением: хоть какая-то определённость появилась. А потом, когда я приехала домой, залезла в интернет, начала читать, все симптомы, которые описывались — это всё было про моего ребёнка.

А потом, конечно, меня сильно «накрыло», было очень тяжело. Это понимание, принятие такого ребёнка... Я даже обращалась к посторонней помощи, к психологу.

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, а на какой результат могут рассчитывать родители, если начать заниматься с аутичными детишками с раннего возраста, правильно и регулярно?

Светлана Артёмова: Самый правильный подход — не надо рассчитывать на быстрый результат, его не будет. Второе — заниматься и постоянно поддерживать ребёнка нужно всю его сознательную жизнь. На что рассчитывать? Конечно, мамы надеются. У них очень сильная надежда на то, что их ребёнок будет таким как все. Но он не станет таким как все. И поэтому, по возможности, можно рассчитывать на то, что ребёнок с аутизмом в зрелом возрасте будет социально адаптирован, у него будет какое-то место работы, он будет сам себя обслуживать, как-то сможет организовать свою самостоятельную жизнь. Я бы этот результат охарактеризовала вот такими обтекаемыми терминами. У всех сложится по-разному, потому что дети все разные. Но понятно, что родители рассчитывают на такой результат, они надеются на это. А идти к этому нужно через маленькие-маленькие шажочки. Я бы посоветовала родителям забыть о глобальных результатах, а радоваться тому, что есть, и радоваться каждому маленькому успеху, который настигает наших деток. По крайней мере, я со своим сыном поступала так. Я пыталась с ним работать, радовалась и радуюсь мелочам, которые не понятны родителям обычных детей. 

IMG_0766.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, в последнее время много говорят об инклюзивности образования. Работает ли это на практике? Школы готовы к таким деткам? 

Светлана Артёмова: У нас принимаются правильные законы. Но как-то не продумывается механизм их реализации. У нас инклюзия, соответствующие пункты внесены в закон об образовании, есть федеральный государственный образовательный стандарт для детей с ОВЗ. У нас есть такой замечательный документ, который называется «Концепция инклюзивного образования в Новосибирской области», в котором всё правильно написано, но почему-то дальше провозглашения дело не идёт. Мы со своей стороны, ассоциация «Спектр» прикладывает все усилия, чтобы это было не так. Мы обязательно за круглым столом обсудим все проблемы, которые складываются в этой сфере, мы обязательно подумаем вместе, у нас есть ряд конкретных предложений, подумаем, как их реализовать, чтобы образование стало инклюзивным. У нас нет другого пути, кроме инклюзии просто потому что... А где должны учиться дети с аутизмом? Они же где-то должны учиться. А их становится всё больше и больше с каждым годом. А куда им идти? Они все придут в школу. И хочешь или не хочешь, а школе придётся перестраиваться, и образование, безусловно, со временем станет инклюзивным.

Наиболее эффективная модель, которая используется во всем мире для детей с РАС — это ресурсный класс. Это такая образовательная модель, которая позволяет инклюзию сделать мягкой, которая позволяет мягко, постепенно ввести особого ребёнка в этот огромный школьный мир. Более того, такая модель основана на использовании метода прикладного анализа поведения, который является наиболее подходящей для таких деток, и это доказано наукой и практикой. 

Поэтому одно из направлений деятельности ассоциации — это как раз помощь и поддержка в организации и открытии таких ресурсных классов. У нас в Новосибирске действуют два таких класса: в гимназии «Горностай» и в школе «Перспектива», и я надеюсь, что в будущем тоже будут открываться ресурсные классы. 

Мы проводим семинары для родителей, на которых вводим родителей в курс дела насчёт того, какая ситуация складывается сегодня в системе образования, какие есть варианты обучения и так далее.

Регина Крутоус: А ваш сын в какой школе учится?

Светлана Артёмова: Мой сын учится в обычной общеобразовательной школе по месту жительства. У нас инклюзия.

Регина Крутоус: Вы, получается, с сыном, наверное, в школу ходили?

Светлана Артёмова: Когда мы поступили в первый класс, обстоятельства сложились таким образом, поскольку у нас в школах нет соответствующих специалистов, и мне пришлось ходить с ребёнком в школу, сидеть на уроках, помогать ему в процессе обучения, поддерживать его, и постепенно приучать его к социуму, к школьной обстановке, прививать ему навыки школьного поведения. Весь первый класс я училась вместе с ним.

IMG_0725.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Сейчас он сам ходит в школу?

Светлана Артёмова: Сейчас он в третьем классе. Сейчас мы дошли до такого уровня развития, что мы только утром провожаем его в школу, а домой он идёт сам. И находится в школе один, без сопровождения.

Регина Крутоус: Друзья у него появились?

Светлана Артёмова: Вы знаете, очень сложно у нас друзьями. Я понимаю детей, у которых нет особенностей. Им, конечно, очень сложно, с нашими детками сложно дружить, и сложно их любить. Это мы их принимаем такими, какие они есть. Понятно, что общество, несмотря на то, что мы пытаемся с ним взаимодействовать, не всегда любит и не всегда дружит. Тем не менее, у моего сына есть друг в классе, который с ним общается. Он про него рассказывает время от времени. 

Поскольку я ходила весь первый класс в школу, поскольку я разговаривала с детьми в классе и постаралась привить им какое-то понимание и уважение к его особенностям. Нужно сказать, что нам очень повезло с учительницей. У нас учительница молодая, но по ней видно, что она очень любит детей, и она сразу же отнеслась к Андрею так: «Да, он такой, у него такие особенности, но он наш, и мы его любим таким, какой он есть». Она это демонстрирует детям, и дети, глядя на неё, относятся к нему также.

И потом, когда мы говорим об инклюзивном образовании, мы должны понимать, что инклюзия — это в первую очередь, равенство возможностей. Она означает, что все равны, все имеют равный доступ к образованию — вот и всё. Она не означает, что все всех должны любить, дружить — это из области романтики. Для меня достаточно, что к нему будут относиться с пониманием и дружелюбно. 

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, вы ведь не только занимаетесь деятельностью Ассоциации «Спектр». Я знаю, что вы ещё учите студентов.

Светлана Артёмова: Да, я преподаватель университета, я учу студентов — это моя профессия. 

Регина Крутоус: А что вам дают студенты, чему учат? 

Светлана Артёмова: Главное, чему меня учат студенты — никогда нельзя останавливаться, нужно постоянно меняться и постоянно узнавать что-то новое. И это главный урок, который я вынесла из своей профессии — нужно постоянно быть какой-то другой, нужно постоянно привносить что-то в свою дисциплину, и тогда ты станешь интересной, и тогда процесс обучения пойдёт успешно. Этому я научилась именно от студентов.

IMG_0732.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Получается, вас жизнь готовила...

Светлана Артёмова: Получается так. Наверное, весь предыдущий жизненный путь был для того, чтобы я смогла этим заниматься. У меня как-то так всё сложилось. У меня в очень удачное время дочка родилась, мне Бог дал её именно тогда, когда мне нужна была передышка. Когда мне нужно было остановиться. И благодаря тому, что я родила ребёнка, я была в декретном отпуске, у меня была возможность ходить с ребёнком на уроки. Благодаря дочке у нас был так построен режим. Первый класс — это был кошмар и ужас, жуткое напряжение. Я всю неделю ходила с Андреем в школу, с понедельника по пятницу. В пятницу бабушка с дедушкой забирали Андрея к себе, а меня с маленькой оставляли, чтобы я смогла пообщаться с маленьким ребёнком. И я помню, собирала её, шли гулять с коляской в Бугринскую Рощу, которая недалеко от дома находится. И я ходила, ходила по парку, и всё думала-думала: «Ну как же нам быть-то?! Это хорошо, что сейчас школа, дальше будет еще сложнее. Как же нам решать эти проблемы? Нужны какие-то механизмы, способы». 

И вот во время таких прогулок и родилась идея создания такой родительской организации. Что нужно как-то родителей в организацию собрать, нужно быть активнее, нужно свою позицию активно продвигать, нужно закрутить это колесо изменений, иначе ничего не получится. Как-то так складывалось, тогда когда нужно. И весь мой жизненный путь к этому меня и привел, что мне нужно заниматься этим.

Регина Крутоус: Светлана Анатольевна, то, что вы делаете, и как мама, и как руководитель ассоциации «Спектр» — это огромный моральный труд, это постоянная отдача себя. А как вы восстанавливаетесь?

Светлана Артёмова: Как любой другой человек, я восстанавливаюсь дома, я восстанавливаюсь в семье, когда общаюсь со своими детьми, близкими, когда мы вместе собираемся, дома сидим, обсуждаем какие-то проблемы за чашкой чая, когда у нас какие-то праздники, дни рождения. У нас появилась традиция с мамами особых детей, мы организовываем и проводим «мамские вечеринки», когда мы собираемся и едем на природу, или в сауну, или в караоке, или ещё куда-то. И отдыхаем дружной, весёлой компанией. Это заряжает энергией и позитивом на долгие месяцы — это то, что даёт нам силы. Когда ты пообщаешься с такими же мамами, ты понимаешь, что ты не один, у других такие же проблемы, происходит такой взаимообмен положительной энергетикой. Вообще психологи, конечно, советуют, что есть работа — что ты делаешь на работе, есть семья — что ты делаешь для семьи, а есть ты — что ты делаешь лично, конкретно для себя. И вот эти мероприятия, дела-делишки конкретно для себя — они обязательно должны быть.

БЛИЦ-опрос

— Ваш девиз?

— Не сдаваться!

— Какую книгу перечитываете снова и снова?

— Произведения Виктории Токаревой.

— Каким людям вы не доверяете?

— Тем, которые очень много говорят.

— Когда вы ощущаете душевную пустоту?

— Когда приходится отступать под давлением обстоятельств, отказываться от намеченных планов, от намеченной цели.

— Ваше самое большое достижение?

— Оно впереди.

— Что нужно воспитывать в себе?

— Терпение и доброту.

— Когда появляются силы двигаться дальше?

— Когда я вижу успехи своих детей.

— Сложно ли вам просить о помощи?

— Очень сложно, вообще не умею просить.

— 3 главных качества, которыми, на ваш взгляд, должен обладать герой нашего времени?

— Отзывчивость, самоотверженность и доброта.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook — будьте в курсе актуальных новостей Новосибирска.

Что происходит

Секретное письмо с именем автора Тотального диктанта отправили в Москву

Чёрно-красный киберпанк показала в Москве дизайнер одежды из Новосибирска

Двоих новосибирцев госпитализировали в «инфекционку» прямо из кафе

Новосибирец отметил рождение дочери, посадив 215 деревьев

Из горящей больницы эвакуировали 160 человек в Новосибирске

Как в Новосибирске лечат пациентов с остеопорозом

10-летний юбилей отметил ТОС «Шевченковский» в Новосибирске

Мэр Локоть выразил соболезнования близким погибших в Красноярском крае

Улицу Тихвинскую закроют для ремонта теплотрассы

Японские чайные домики появились в центре Новосибирска

Затейные и фантастические автопортреты показали на выставке в Новосибирске

Показать ещё