Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Сергей Афанасьев: «Свои первые спектакли я поставил ещё в школе»

Уже на протяжении трёх десятков лет театр Афанасьева является излюбленным местом культурного досуга новосибирцев. Но немногие знают, что у основателя театра, его художественного руководителя Сергея Афанасьева в копилке два художественных фильма, более 60 спектаклей в России и за рубежом, множество наград и даже работа дворником. Об этом и не только говорим в «Вечернем разговоре о жизни замечательных новосибирцев». Здравствуйте, в студии Регина Крутоус и художественный руководитель Новосибирского городского драматического театра Сергей Афанасьев.

Регина Крутоус
Регина Крутоус
16:23, 07 Декабря 2017

Досье: Сергей Николаевич Афанасьев, 59 лет. Художественный руководитель Новосибирского городского драматического театра. Окончил Кемеровский государственный институт культуры и Московское театральное училище имени Щукина. С 1980 по 1982 годы служил в рядах Советской армии; после этого в течение трёх лет работал режиссёром народного театра Дома культуры имени Ефремова. С 1985 по 1987 год был художественным руководителем Дома культуры железнодорожников. В 1987 году он создал свой профессиональный театр-студию, и в него вошли выпускники Новосибирского театрального училища. Поставил более 60 спектаклей в Новосибирске, других городах России и Франции. В 2004 году назначен ректором Новосибирского государственного театрального института (НГТИ). С 2011 года — президент НГТИ. Имеет опыт работы в кино. Женат, трое детей.

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, здравствуйте, очень рада вас видеть!

Сергей Афанасьев: Здравствуйте, Регина, очень рад вас видеть!

Регина Крутоус: За время своего существования труппа театра Афанасьева успела поработать в нескольких зданиях. В прошлом году стали говорить о том, что театру передадут помещение на Горького. И вот в 2017 году началась реконструкция. Наверное, до сих пор не верится?

IMG_3948.JPG
Сергей Афанасьев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Сергей Афанасьев: Конечно, поверится, когда мы перережем ленточку или сыграем спектакль на новой сцене, но, как говорится: «Глаза боятся, а руки делают». Мы готовимся к серьёзному проектированию и реконструкции нового здания. Если говорить о сроках переезда, то мне кажется, что пока рано.

Потому что, когда будет готов проект, когда он будет принят и утверждён, разработан календарный план реконструкции, тогда мы можем планировать сроки. Но по самым оптимистичным прогнозам мне кажется, что это будет года через два.

Регина Крутоус: Вы даже название театра решили поменять? Почему?

Сергей Афанасьев: Нет, это какие-то шутки ходят, что мы хотели назваться Новосибирским художественным театром. Я думаю, что название театра останется прежним, может быть уйдёт персонифицированная принадлежность этого названия. Может, уйдёт моя фамилия из названия. 

Я думаю, театр будет городским драматическим. Дело ведь не в названии. Хотя, как говорят: «Как корабль назовёшь, так он и поплывет». Наш корабль уже 30 лет на плаву, и плывёт достаточно успешно, так что существующее название нам нравится. 

Регина Крутоус: Это ведь будет юбилейный, 30-й год для театра Афанасьева. А как всё начиналось?

Сергей Афанасьев: Начиналось всё очень просто: с большого желания открыть в Новосибирске театр, который по уровню был бы не ниже и не хуже столичных. Это была амбициозная задача, я этого даже не скрываю. Когда мы собрались с первой компанией актёров, мы серьёзно обсуждали именно этот посыл. Мы хотели, чтобы в Новосибирске появился театр, по художественным качествам не уступающий столичным. Так всё и началось.

Регина Крутоус: Театр Афанасьева сегодня — что это и кто?

Сергей Афанасьев: Театр Афанасьева — это молодая, очень работоспособная и талантливая труппа. Это выпускники Новосибирского государственного театрального института. Сегодня это востребованный и культурный объект в городе. Это афиша замечательных оптимистичных и позитивных спектаклей, которые помогают людям жить в нелегкое время. И это место, где встречается интеллигентная публика для того, чтобы насладиться театральным искусством.

Регина Крутоус: В чём секрет благоприятного климата в рабочем коллективе?

Сергей Афанасьев: Это так же, как и в домашней семье. Секрет в уважительном отношении друг к другу, в понимании друг друга и в ясности целей и задач. Когда мы чётко знаем, куда мы идём, мы как-то все подчинены этой единой цели — не капризничаем, не принципиальничаем в мелочах. Стараемся помочь, поддержать друг друга. Конечно же, большую роль играет профессия. Наша профессия очень гуманная по своей природе, и это влияет на взаимоотношения в коллективе.

Когда-то давно, когда театр только создавался, я объявил, что новшество нашего театра не только в художественной позиции, а в нравственно-эстетической позиции. Поэтому все конфликты изначально были исключены. В случае конфликтной ситуации уходят обе стороны. Я не буду разбираться, кто виноват. Сам факт возникновения конфликтов недопустим в театре.

Каждый должен нести ответственность, чтобы сохранять нормальный бесконфликтный рабочий климат в коллективе. Этот факт очень многое определил, и до сих пор эта традиция поддерживается. Я не могу сказать, что кто-то ушёл по этой причине. Видимо, сама угроза разрыва отношений с коллективом собирала людей. Люди старались свои внутренние амбиции подчинять общему делу.

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, художественное направление театра находится в ваших руках. Расскажите, как формируется репертуар? Как вы выбираете материал для новых постановок, чтобы это стало стопроцентным попаданием в зрительское сердце?

IMG_6697.JPG
Сергей Афанасьев (справа) и Анна Терешкова. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Сергей Афанасьев: Понимаете, всегда же руководствуешься талантом, если это не будет нескромно. Талант — понятие интуитивное, талант — не математика. Поэтому разложить на составные части условия формирования репертуара достаточно сложно. Мне кажется, что репертуар формируется интуитивно, а ты идёшь, нащупывая какую-то почву под ногами для того, чтобы выстроить этот путь. Но есть главная задача: во-первых, не утратить успех и, во- вторых, сделать этот мир чуточку лучше. Хотя бы для каждого отдельного человека в каждом отдельном случае.

Регина Крутоус: А чем порадуете новосибирцев в новом сезоне?

Сергей Афанасьев: В новом сезоне у нас очень серьёзные задачи, потому что у нас 30-летний юбилей. Все силы сейчас направлены на то, чтобы достойно отпраздновать эту дату. К юбилею мы выпускаем большой спектакль, в котором занята вся труппа. Я надеюсь, что это будет спектакль по сценарию «Романса влюблённых», написанный Григорьевым.

Взрослые зрители помнят замечательный фильм Андрея Кончаловского «Романс влюблённых», который вышел в конце 70-х годов. Мы решили отметить свой юбилей именно этой постановкой, потому что мне кажется, что эта тема позитивна по отношению людей друг к другу. Тема любви, тема выживания в условиях измены и предательства очень важна, и тот путь, который театр прошёл, всегда соответствовал такой тематике. Мы всегда учили людей быть сильными, быть добрыми, несмотря ни на какие обстоятельства. Надеюсь, что эта постановка только подкрепит нашу позицию. 

К Новому году мы выпускаем сказку. Её выпускает режиссёр, моя ученица Дарья Супрунова по пьесе Драгунской «Все мальчишки — дураки». Это будет такая новогодняя постановка. В этом сезоне к нам приедет Александр Баргман, который хорошо известен новосибирским зрителям. В частности, в нашем театре он поставил несколько довольно успешных спектаклей — «Карл и Анна» и «Наш городок». Мы с ним давно дружим и сотрудничаем. Поэтому надеюсь, что этот сезон будет таким же успешным, как и другие.

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, любовь к театру — это наследственное? Чем занимались ваши родители?

Сергей Афанасьев: Вы знаете, моя семья была очень далека от творческой деятельности. Мама моя занималась воспитанием детей, нас было пятеро сыновей. Я был младшим. Это огромная работа, огромный труд, особенно когда это послевоенное время. Мама моя была депортирована из Поволжья. Она немка по национальности. Задача у неё была вырастить и поднять детей, и как-то сохранить бодрость духа, несмотря на ту катастрофу, которая произошла с ней, с её семьёй и со всем народом. Отец мой тоже никак не связан с творчеством, хотя был очень творческим человеком в быту и в жизни. Он всегда был в центре любых компаний, заводилой. Организовывал какие-то праздники, вечеринки.

Я даже помню с детства всевозможные выступления ряженых. Была такая традиция: раз в неделю у кого-то из друзей собирались и пели песни. А вообще он был трактористом, механизатором. Он был одним из первых трактористов Новосибирской области. О нём даже есть информация в Краеведческом музее. Он всю свою жизнь отдал сельскому хозяйству, труженик, как и все в то время. Поэтому никаких корней творческих у меня нет.

Это появилось в школе, когда я учился в старших классах. К нам приехали учителя по распределению из Московского государственного университета. Тогда были такие традиции — иногда посылали по распределению отрабатывать три года. Среди них была Елена Ивановна, учительница литературы, которая увлекалась театром. Свои первые два спектакля я поставил, ещё учась в школе. У нас был школьный театр, и потом как-то пошло. У меня не было особого выбора, я даже не сомневался, что должен заниматься именно этим видом творчества в профессии, в жизни. Поэтому, можно сказать, что я творческий человек в первом поколении.

IMG_3988.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Как отреагировали ваши родители, когда узнали, что сын свяжет свою жизнь с искусством?

Сергей Афанасьев: Я думаю, что они удивились, просто не подали виду. Они уважительно относились к моему выбору. Когда я им сказал, что поеду поступать в театральный институт, то они согласились с этим почти молча. Не было особого энтузиазма в их поддержке, но и заметного сопротивления тоже не было.

Просто дали мне 120 рублей, посадили на поезд, и я покатил. Правда, я быстро вернулся, потому что не поступил. Пришлось уехать в Кемерово, там был институт культуры. Я поступил туда, сходил в армию, а потом поехал в Москву и закончил Щукинское училище.

Регина Крутоус: А вы помните, как вы заработали свои первые деньги? На что их потратили?

Сергей Афанасьев: Конечно. В деревне, где я жил, построили кирпичный завод. Там была какая-то особая глина, из которой делали кирпич. И мы на каникулах все там подрабатывали. Это был невыносимо тяжёлый труд. Кирпич был очень тяжёлый. По нескольку кирпичей надо было раскладывать с конвейера, который идёт непрерывно в течение восьми часов, потом загружать их в печь и выгружать из печи. Это была единственная возможность заработать деньги. Зарабатывали по тем временам очень хорошие деньги. За первый месяц я получил 120 рублей. Зарплата моего отца, механизатора со стажем, составляла столько же. Я принёс эти деньги и отдал маме.

Я помню, что стал обладателем новых ботинок, и какое-то пальто мне купили к зиме. Я не говорю, что у меня этого не было. Просто это была особая гордость. Моим родителям было очень приятно. У нас это была общая культура среди пацанов, мы все гордились тем, что мы эти деньги приносим домой. Никто их не прятал, не тратил на конфеты, пряники, на велики. Конечно, кому-то, например моему приятелю, купили мотоцикл. Он тоже очень гордился этим.

Что касается первых денег в профессии, то они пришли очень нескоро. Я помню, когда театр начинал работать, мы собирались утром возле магазина одежды. У нас были гитары, балалайки, дудочки. Мы пели песни, продавали билеты прямо тут же прохожим и заманивали их в театр. Это был зал Дома актёра. Нашей задачей было продать 120 билетов, чтобы вечером сыграть спектакль на полный зал. И мы с этим справлялись. Тогда мы получали свои первые деньги. После спектакля делили доход от проданных билетов. Это длилось недолго, потому что потом мы стали театром-студией на хозрасчёте и уже начали официально продавать билеты. Но первые живые деньги, которые были получены за нашу работу, за наш спектакль, который мы сделали сами в театре, очень запомнились мне.

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, вы ведь и в Москве учились. Никогда не было желание покорить столицу и остаться там? Почему?

Сергей Афанасьев: Мысли были разные, и даже были предложения. Многие из моих сокурсников остались в Москве, стали заниматься кино и театром. Москва манит. Заманчивый город, который был удивительным уже тогда, а сейчас тем более. Но идея создания в Новосибирске своего собственного театра покрывала всё. Я даже не размышлял, внутренней борьбы по поводу того, что нужно остаться или уехать, не было.

Я был достаточно взрослым человеком, серьёзно относился к своей задаче. Мне казалось, что не всё же нам кормиться приезжими артистами. У нас должна быть какая-то своя культурная платформа. Хотя в городе уже тогда работало много достаточно сильных и серьёзных театров, мне хотелось сделать что-то своё, непохожее, уходящее корнями в традицию. 

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, у вас есть опыт работы в кино. Расскажите о нём?

Сергей Афанасьев: Кино — это мечта, фабрика грёз. Кино появилось в моей жизни из необходимости. Кто из режиссёров не мечтает снимать кино? Конечно же, нам всем казалось, что сейчас мы придём на экран, сделаем революцию в кинематографе. Театр уже работал, но ещё не был государственным. Мы зарабатывали себе на хлеб своим трудом. Это было достаточно нелегко. Это было в конце 80-х — начале 90-х годов. Меценатской системы никакой не было, государственной поддержки не было. Поэтому, что продадим, то и получаем. Ситуация с продажей билетов была всё труднее. Был период, когда люди вообще не ходили в театр, и залы во всех театрах были пустые.

8C5A1790.JPG
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

У нас был очень маленький зал. Мы работали в Доме культуры Октябрьской революции, там было всего 28 кресел. У нас зал всегда был полным, но это не окупало наших затрат на постановки. И мне пришла в голову идея снять кино. Мы взяли крупный кредит в банке. По тем временам этих денег с лихвой хватало на то, чтобы снять картину в условиях экспедиции с привлечением съёмочной группы из Москвы. У нас была группа со студии Горького, картинку монтировали на Рижской киностудии, плёнку обрабатывали на Мосфильме. В общем, как делали тогда полстраны. Кстати, когда мы монтировали картину в Риге, это была последняя картина, которая была создана на Рижской киностудии, после этого она закрылась.

Ситуация с кинематографом тоже была очень тяжёлая, но нам повезло. Мы закончили фильм, он вышел, мы поехали на Кинотавр в 1992 году. Это было только начало этого фестиваля. Там нашу картину купило российское телевидение. Мы уже хотели запускаться на новое кино, но сами знаете, что такое 1991 год. Это была революция, и Павловская реформа, дефолт, и инфляция съели всё, все наши надежды. Самое главное, что в 1993 году российское телевидение в том виде, в котором оно было, прекратило своё существование. Мы, конечно, не смогли запуститься на новую картину, но деньги в банк мы вернули. 

Тогда грянула Павловская реформа, и три миллиона, которые мы брали после реформы, стали карманными деньгами состоятельного человека. Мы заняли эти деньги у своих товарищей и отдали их в банк, а картина продолжала свою жизнь на российском телевидении и в прокате. Что касается второй картины, которую мы сняли в 2008 году, то эта история немножко другая. Мы сняли эту картину без денег вообще. Нам нужно было показать, что в Новосибирске кино снимать можно. Причём можно снимать достаточно профессиональное кино, с хорошими артистами, операторами и с хорошей съёмочной группой. И деньги нужны небольшие для того, чтобы убедить власть имущих людей, что в Новосибирске кинематограф необходим.

Много желающих заниматься кино тогда было. Мы сняли этот фильм абсолютно без копейки денег, на энтузиазме артистов и съёмочной группы, но он никуда не вышел, потому что у нас не было денег даже заплатить за право использования музыки. Музыка была современная, и авторские права владельцев этой музыки не дали нам возможности выпустить картину на экран. После этого я понял, что пора определяться. Кино ушло далеко вперёд, встало на ноги и окрепло. Киностудия Мосфильм, Москва и Питер рванули в кинематографе, и догонять их было уже бессмысленно.

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, вы являетесь президентом Новосибирского театрального института, преподаёте студентам актёрское мастерство и режиссуру. Как вы считаете, можно ли научить актёрской профессии?

Сергей Афанасьев: Так принято считать, что иди в театральный институт — там тебя научат. Мне кажется, что эта установка изначально неверная. Если ты хочешь научиться театральной профессии, иди и научись, там предоставят эту возможность. Мы предлагаем нашим студентам программу, но научится он или нет? Человек ведь может быть даже отличником, может окончить институт с красным дипломом, а в профессии не состояться, так что как прорастёт это зерно, которое мы даём в театральном институте, никто не знает.

Мы стараемся сделать всё: даём условия, пытаемся поддерживать талантливые проявления, мотивировать людей на развитие. Но всё зависит от характера, целеустремленности, одарённости, волевых качеств студента. Наша профессия очень коварна. Иногда можно понадеяться, что если ты прошёл творческий конкурс и поступил, то всё, можно расслабиться, и институт тебя всему научит. Это не так. Это только начало трудностей на этом нелёгком пути.

Регина Крутоус: Чему вас учат студенты?

Сергей Афанасьев: Это меня очень дисциплинирует, заставляет всегда поддерживать живой неконсервативный профессиональный уровень, потому что разговаривать со студентами нужно на их языке. Я говорю не о русском языке, а о творческом профессиональном. Театральная культура очень изменилась по сравнению с теми временами, когда учился я, поэтому нужно всегда находиться в каком-то тонусе, быть в курсе театральной жизни. Потом они учат меня следить за тем, чтобы не совершать глупых непорядочных поступков по отношению к ним. Они заставляют меня держать себя в форме учителя, а учитель — это личный пример.

В первую очередь я всегда думаю о том, чтобы те спектакли, которые я выпускаю в театре, никогда не были поводом для сомнений в моей профессиональности. Студенты ходят ко мне на спектакли, в этом смысле они тоже учатся. Поэтому те спектакли, которые выходят в театре, должны быть неким учебным пособием. Это тоже очень дисциплинирует и заставляет меня постоянно развиваться. К тому же есть выражение: «Если хочешь чему-то научиться — иди преподавать». Постоянное погружение в школьную программу освежает мозги. 

Станиславский говорил, что надо каждые четыре года переучиваться в этой профессии. Жизнь идет вперёд. Нужно владеть свежими знаниями, актуальной профессиональной культурой, чтобы студентам с тобой было интересно. Поэтому для меня это тоже школа, причём напряжённая.

Регина Крутоус: Существует мнение, что для того, чтобы достичь успеха, нужно не жалеть себя. До какой степени вы не жалеете себя? До какой степени не жалеете актёров?

Сергей Афанасьев: Успех — это один из главных критериев в нашей работе. Я считаю, что в театре должен жить успех. Если в театре нет успеха, надо срочно провериться и диагностировать это. Есть театры, которые работают годами, успеха не добиваются и обвиняют в этом публику, критиков, но только не себя. Если нет успеха, остановись, осмотрись, задумайся, может, ты идёшь неверной дорогой или тебе вообще нечего делать в этой профессии.

Нашему театру всегда сопутствовал успех, да и мне тоже. У меня нет по отношению к себе какого-то самоистязания. Эта работа всегда приносила мне радость и удовольствие, и такое же отношение должно быть у тех, с кем я работаю. Это всегда праздник. Мои администраторы, которые сидят на кассе, слышат, как проходят репетиции, и после премьеры они говорят: «Надо же... два месяца хохотали, хохотали, и вышел серьёзный драматический спектакль».

Конечно же, эта профессия должна приносить удовольствие. Ей надо заниматься, когда ты делаешь это с желанием, когда для тебя это не труд, когда это не требует крови, самопожертвования. Хотя в нашей среде много людей, которые работают через конфликт, самокопание. У меня немного другой метод, может в этом тоже кроется секрет нашего успеха.

Регина Крутоус: Расположите в порядке убывания важности: деньги, карьера, признание, успех.

Сергей Афанасьев: Успех, признание, деньги, карьера. Часто молодые люди ставят сначала деньги, а потом всё остальное. Нет, иногда надо чем-то жертвовать. Здесь иногда надо что-то недополучать, чтобы добиться чего-то большего. А потом уже всё будет.

IMG_0509.JPG
Фото: Михаил Периков, nsknews.info 

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, расскажите о вашем главном достижении в профессиональном плане? Чем вы гордитесь?

Сергей Афанасьев: Когда-то был период, когда я гордился спектаклями. В 90-х годах достаточно было включить какой-нибудь утюг или чайник, и оттуда доносилась информация о нашем театре. Это было невероятное ощущение успеха, такой популярности люди добиваются нечасто. И короной этой популярности были наши спектакли. Одни названия чего стоят: «Гамлет», «Плоды просвещения», «Чайка», «Дядя Ваня». Мы поставили всего Чехова, а потом я понял, что это быстро уходит.

У спектаклей жизнь короткая, но за редким исключением. Например, «Шутки в глухомани». Может быть, мы не так много ставок делали на эту пьесу, но уже 22 года она идёт в нашем театре.

В основном названия уходят. Уходят, потому что меняются актёры, устаревает материал. Я подумал, что нашей задачей должно быть что-то другое. Неслучайно в моей жизни появился театральный институт, который я создавал с лёгкой руки Виктора Толоконского, и реорганизовывал театральное училище. Получал лицензию, что было невозможно. Считалось, что театральному искусству можно научиться только в Москве или в Питере. 

Мне пришлось сделать невозможное, чтобы получить лицензию не только на актёрское образование, но и на режиссуру. А это вообще была катастрофа. Какие режиссёры? Кто будет учить? Когда появились выпускники, я понял, что смысл нашей жизни в учениках. И то, что рядом со мной работают мои ученики, представляет для меня особый смысл моей жизни. Конечно, никуда не ушли спектакли. Я люблю свою профессию, как и любил раньше. Но я понимаю, что ступенькой выше в этом карьерном развитии стоят мои ученики. Я очень горжусь своими учениками. Они свободные, очень интересные, образованные люди. Мне очень приятно с ними общаться, поэтому я считаю это главным своим достижением.

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, есть ли у вас личная группа поддержки? Кто в неё входит?

Сергей Афанасьев: Это мои ученики. Люди, с которыми я работаю в театре, художники, мои ученики-режиссёры. Мы с ними сочиняем программу нашей деятельности, дальнейшей работы, вместе организовываем какие-то мероприятия. Есть люди, которые меня поддерживают в институте. Это тоже очень приятно. Я думаю, что немало сделал для этого вуза. Сегодня, когда я работаю только педагогом, не считая моих президентских полномочий, это очень важно. Поэтому мне кажется, что моя группа поддержки — это те люди, которые поддерживают мою нравственно-эстетическую художественную платформу и в школе, и в театре.

Регина Крутоус: Расскажите о вашей семье?

Сергей Афанасьев: Моя семья — это три дочери, моя жена и внуки. Последние годы внуки заняли огромную часть моей семьи. Это замечательные люди. Я очень горжусь своими дочерьми и своими внуками, они мне доставляют огромную радость в жизни. Я всегда с удовольствием с ними общаюсь, хоть и не всегда находится на это время. Когда мы собираемся вместе, ни одно культурное мероприятие не может заменить нам семейных праздников и торжеств или просто, когда мы собираемся все вместе. Поэтому я рад, что в моей жизни, несмотря на все трудности, сохранилось такое понятие, как дом и семья.

Регина Крутоус: А кто ваш самый надёжный советчик?

Сергей Афанасьев: Самый надежный советчик — это моя жена. Я никогда не игнорировал её советов, она очень мудрый человек, очень тонкий. Она никогда не навязывает своего мнения, но иногда может нужную вещь вовремя сказать и очень сильно повлиять на мою позицию. Особенно, когда возникают трудные ситуации, а у меня такие были.

IMG_3993.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info 

Регина Крутоус: Что для вас значит дружба? Можете ли сказать, что у вас есть настоящие друзья?

Сергей Афанасьев: Да, у меня есть настоящие друзья. Но, к сожалению, то понятие дружбы, которое было в советское время, сейчас не работает. Мне кажется, что в режиссуре друзей иметь очень сложно. Режиссёр — это одинокий волк, одинокий странник. Но, тем не менее, я умудряюсь иметь хороших друзей, очень близких, но на расстоянии. Они в Москве, и они — режиссёры.

Есть у меня ещё один друг, мой одноклассник, которому мотоцикл подарили. Мы с ним на какое-то время расстались. Он сделал военную карьеру, а я ушёл в творческую среду. Но мы никогда не теряли с ним контакты. Мы с ним терялись в разных точках земного шара, а недавно мы увиделись. У нас уже несколько лет есть идея: если мы детство провели с ним вместе, то и второе детство, которое называется старость, мы тоже должны провести вместе. Не знаю, что из этого выйдет. 

Это люди, с которыми хочется общаться, и им, я так понимаю, тоже со мной хочется общаться, потому что дружба — это понятие взаимное.

Регина Крутоус: Сергей Николаевич, что вам необходимо для полноценного отдыха?

Сергей Афанасьев: Мне нужен покой. До недавнего времени моим главным отдыхом было два занятия — репетиции и вождение автомобиля. Я отдыхаю за рулём. Совсем недавно у меня появилась дача. Это стало таким прекрасным местом, где я могу уединиться, остаться с семьёй. Там природа, воздух. Ещё она категория — результаты твоего труда. Я считаю, что любоваться результатом своего труда — это эстетическая категория. В сентябре я ездил в Сочи, в санаторий «Актёр». Там море, я почему-то отдых часто связываю с морем.

Почему так, не знаю, я не морской человек. Может потому что Чаны, там тоже берегов не видно, и мы называли это морем. Иногда я выезжаю к своему приятелю. Он ушёл от мира, построил себе заимку на берегу Чанов, занимается рыбалкой, охотой. Иногда выезжаем к нему на несколько дней и отдыхаем. Съездить туда, где прошло твоё детство — это тоже отдых. 

Блиц-опрос

— Ваш девиз? 

— Делай, что должен, и пусть всё будет, как будет. 

— Что вы считаете своим долгом? 

— Служить традиции отечественного театра.

— Кто повлиял на вас больше всего?

 — Мои учителя и в школе, и в профессии.

— Что такое мудрость?

 — Не попадать в неприятные ситуации. 

— Как нужно смотреть в будущее?

— В будущее нужно смотреть трезво и с желанием сделать всё, чтобы это будущее было лучше.

— Когда появляются силы двигаться дальше?

— Когда есть успех.

— Чего бы вы никогда не сделали в жизни?

— Не предал.

— На что вам не хватает смелости?

— Сказать людям в лицо об их публичных недостатках: о лени, о бездарности, об агрессивности, о невыносимом характере.

— Какие мечты детства вы воплотили в жизнь?

— Я стал хорошим человеком.

— Какой вы видите свою жизнь через десять лет?

— Я надеюсь, наполненной, и надеюсь, в профессии.

— Три главных качества, которыми, на ваш взгляд, должен обладать герой нашего времени?

— Трудолюбие, терпение, уважение к окружающим.

Что происходит

«Лада» перевернулась на Октябрьском мосту в Новосибирске

Ещё четыре старые двухэтажки расселят до 2028 года в Новосибирске

Код города: партнёрство бизнеса и власти, рыбаки на льду, лыжная горка

Афиша Новосибирска: куда сходить в понедельник, 9 декабря

Студентка из Новосибирска выиграла конкурс красоты в Малайзии

Баннер из Новосибирска на марше в Мадриде несли студенты из разных стран

На благотворительную ярмарку «Добрый вжух» зовут новосибирцев 15 декабря

Новосибирск глазами иностранцев — гонки на санях, учёные и ураган на пляже

Микрокопию советского червонца делает миниатюрист из Академгородка

Двое молодых новосибирцев выпали из окон и погибли

Волейбольный «Локомотив» обыграл уфимский «Урал»

Показать ещё