Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Новосибирцы собирают 280 тысяч на ресурсный класс для детей с аутизмом

Для нового ресурсного класса почти всё готово, будущие первоклассники с расстройством аутистического спектра ждут 1 сентября не меньше своих «обычных» сверстников. Чтобы у них появилась возможность учиться в общеобразовательной школе, родительское сообщество уже сделало много, но пока для запуска нового класса не хватает средств на оплату двух очень важных специалистов. Родители организовали сбор на платформе Planeta. «Новосибирские новости» подсчитали и поняли, почему помогать детям учиться — выгодно.

Ольга Маховская
Ольга Маховская
08:15, 02 Июля 2019

Родители детей с аутизмом — одни из самых деликатных людей, которых я встречала. У них есть способность оставаться внимательными к чувствам других, заботится о комфорте совсем незнакомых людей, в самых невыносимых для себя ситуациях. Например, они могут забрать своего ребёнка из детского сада не только потому, что там не знают, как с ним обращаться, но и потому, что не хотят мешать окружающим. Говорят, это может быть стрессом для педагогов, директора, родителей, других детей. 

Они могут молча переживать, не устраивая скандалов, когда выслушивают от других родители упрёки в невоспитанности и просьбы уйти играть в другом месте. Говорят, понимают, что эти люди не злые, просто не знают, что такое аутизм, и как он может проявляться. Это особый талант — с пониманием относиться к непониманию. Даже ресурсные классы — это способ сделать хорошо и удобно не только себе и своим детям, но и другим. Заботясь о своих детях, особенные родители так же тщательно продумывают, комфортно ли будет окружающим. Анна Сорокина — одна из таких мам.

Вдох 

«На конференции в Москве. Учусь» — подписано фото. Редкий кадр в семейном архиве Анны Сорокиной, на котором она одна. Таких практически не найти. «Мы на спектакле», «Мы на занятиях» — вот этих много. На них — Анна с сыном Вовой. Вова воспринимает мир иначе, чем другие дети. У него свой способ учиться жить. И учиться учиться.

Фото 1.jpg
«На конференции в Москве. Учусь». Фото: Личный архив Анны Сорокиной

«Три года назад Вове было восемь лет, все эти восемь лет я постоянно была при нём. У нас не было няни. В нашей ситуации не было возможности оставить его в садике. Я могла, но это был бы большой стресс и для Вовы, и для педагогов, которые не умеют с ним общаться и обращаться. И главное — это бесполезная трата времени, которое можно потратить на обучение ребёнка, если знать специальные методики.

Я пыталась его социализировать, как могла. Для этого я ходила тьютором в детский сад. Час находилась с ним, на час оставляла его одного с группой и педагогом, чтобы просто выйти на улицу, подышать. Мне кажется, обычным родителям тяжело представить, что ребёнок постоянно с тобой, 24 часа в сутки», — рассказывает Анна.

Фото 2.jpg
«Мы с Вовой в театре». Фото: личный архив Анны Сорокиной

Любой родитель может рассказать о том, как много собственных ресурсов ежедневно тратит на ребёнка. Особенно в начале пути. И о том, как эти ресурсы могут закончиться. Только у родителей детей с аутизмом всё это возведено в степень, без возможности хоть на время успокоиться мыслью: «Подрастёт — будет легче».

Анна объясняет: «Здоровый ребёнок просит, чтобы с ним поиграли, порисовали, и, если мама или папа сами предложат ему: „Пойдём из пластилина лепить!“ — любой малыш бежит и радуется, что взрослый с ним будет вместе что-то делать. В ситуации с моим сыном это выглядит так:

— Пойдём играть!

— Нет.

— Пойдём рисовать!

— Нет, не хочу.

Нет, нет, нет, нет... на всё — „нет“. Для него не в радость никакая подобная детская игровая деятельность. Но и чем себя занять — он не знает. Просто будет „ничегонеделать“. Пока ему не покажешь игру 100 раз, не научишь — он будет отказываться. Но когда распробует, станет просить поиграть. Не со всеми играми так. Никогда не знаешь, сколько сил придётся потратить и будет ли эффект. Но когда он есть — воспринимаю как чудо!

Но все эти месяц, два, полгода учёбы ты постоянно себя за волосы тащишь, чтобы позаниматься с ребёнком, заставляешь себя что-то постоянно выдумывать. В конце концов, кто из родителей так уж обожает играть в детские игры? Постоянно что-то рисовать, собирать и клеить. Будем честными: немногие. Я не люблю, мне это тяжело. Мне надо взращивать в себе этот позитив — „Эгей! Побежали играть!“ — вытаскивать с усилием, преодолевая негатив ребёнка. Потому что он изначально не подпускает к себе. Преодолеть барьер силой неправильно и невозможно, нужно знать подход».

Специалисты по прикладному анализу поведения — научно обоснованному подходу к аутизму — стали появляться в Новосибирске не так давно. Первопроходцами становились сами родители.

Фото 3.jpg
Фото: личный архив Анны Сорокиной

«Вы не представляете, что такое, когда до семи лет нет ни одного специалиста, кроме тебя самого! Ты не можешь подмениться никем, постоянно только ты, ты, ты. Ты не можешь никому передать часть опеки, часть занятий, часть забот. Это тяжело. Когда я оставляла Вову на час под присмотром бабушки или воспитателя, я понимала, что это моё время для выдоха, но это не время ребёнка, когда он будет развиваться. И весь этот час меня мучила совесть», — поделилась она.

Ресурсы

В восемь лет Вова пошёл в обычную школу. В школе не было визуального расписания, не было подсказок, не было чёткого плана, не было индивидуального подхода — не было ничего, что действительно нужно ребёнку с аутизмом, вспоминает Анна.

«Ему было очень и очень тяжело. Через месяц мне пришлось перевести его на домашнее обучение. И мы снова 24 часа в сутки вместе. Я понимала, что меня не должно быть так много в жизни ребёнка. У каждого из нас должна быть своя жизнь. Иначе ты задыхаешься, и ребёнок тоже задыхается, потому что эта связка, которая постоянна на протяжении 8-10 лет жизни — это ненормально. У ребёнка должны быть другие примеры, другие учителя, другой круг общения, должны быть одноклассники, другие взрослые, с которыми он должен найти общий язык, а они — с ним. Ему полезно видеть, как общаются другие люди, а не только его родители», — объяснила Анна.

В 2017 году на базе общеобразовательной школы родительская организация открыла первый ресурсный класс. Вова стал одним из первых его учеников.

Фото 4.jpg
«Вова на уроке в ресурсном классе». Фото: личный архив Анны Сорокиной

«Я помню, когда привела его, мне сказали: „Всё. Идите по своим делам. С 8:30 до 12:00 ребёнок — в школе“. Ты уходишь, при этом точно знаешь, что за Вовой не просто присмотрят, а у него всё это время будут интенсивные занятия — классные, интересные, специально для него разработанные. Ты знаешь, что нет такого ребёнка, у которого была бы такая же программа, что и у моего сына, с учётом его желаний, возможностей, способностей. Ты понимаешь, что там с ним люди занимаются даже лучше, чем ты. Ты свободен, спокоен, а ему там сейчас классно. Вот это — ощущение, наверное, даже счастья», — вспоминает Анна Сорокина.

Первые два ресурсных класса запустили в Новосибирске два года назад. Пионеры — гимназия «Горностай» и школа «Перспектива». Через год к ним присоединились еще две школы — №82 и одна из школ Бердска. На сегодняшний день очередь на обучение около 100 человек, она расписана до 2022 года. В этом году организация «Диада+1» открывает ещё один ресурсный класс на базе школы «Перспектива».

фото 5.jpg
Иллюстрация: Ольга Маховская

Модель «Ресурсный класс» в 2017 году была рекомендована к применению Министерством образования и науки РФ, но на государственном уровне она пока не реализуется. Родители стараются изменить ситуацию и поставить модель на государственные рельсы, ищут работающую систему. Но пока ресурсные классы создают своими силами и нуждаются в финансовой поддержке со стороны частных лиц и организаций.

Для запуска нового класса нужно 280 тысяч рублей. Этих средств хватит на четыре месяца оплаты труда куратора и супервизора (для одного класса), а также ламинатор, магнитно-маркерную доску, компьютер, и многофункциональное устройство (принтер, сканер, ксерокс). Пока собрана четверть от необходимой суммы (64 701 рубль). До конца сбора остался месяц. Тут действительно рады вкладу любого размера.

Ученики нового ресурсного класса готовятся к началу занятий в школе. Видео: АНО «Диада +1»

По большому счёту, какую бы сумму ни решили внести благотворители, они мысленно могут умножить её в несколько раз. Потому что это помощь не только детям с расстройством аутистического спектра.

Это помощь школьным учителям, педагогам, всему школьному коллективу в целом — это раз.

Они не оставлены один на один с новыми и непонятными для них учениками. Куратор и супервизор — специалисты, которые поддерживают педагогов, они помогают адаптировать образовательные программы, учебные материалы, оказывают методическую поддержку, в результате помогают достичь хороших результатов с каждым ребенком, независимо от состояния его здоровья. Куратор и супервизор наблюдают за процессом и способны увидеть то, что не видно учителям, находясь «внутри» урока. Эти специалисты помогают педагогам раз за разом справляться с возникающими трудностями, которые они, в силу отсутствия некоторых специфичных знаний, не могут преодолеть самостоятельно.

Два — это помощь детям из общеобразовательных классов. Потому что куратор и супервизор, кроме прочего, занимаются подготовкой тьюторов. А тьютор — это гарантия того, что во время обычного школьного урока всё будет идти по плану. Например, ученикам и педагогу не придётся делать паузу на уроке или прерывать урок совсем, потому что у особого ученика случилась сенсорная перегрузка, и он сообщит об этом доступным ему способом — например, станет плакать или кричать. Тьютор позаботится о том, чтобы вовремя заметить, что ребенок устал, он подскажет ему, как сообщить об этом, не мешая другим, и вовремя выйдет с ним в комнату сенсорной разгрузки. Учебный процесс не нарушится.

Для школьников куратор и супервизор — помощники, которые подскажут, как общаться с теми, кто не похож на тебя. Специалисты ресурсного класса вообще миротворцы. Они способны наладить общение и понимание между разными родителями, между педагогами и родителями, педагогами и детьми.

фото 6.jpg
Иллюстрация: Учебное пособие «Ресурсный класс» благотворительного фонда «Выход»

И конечно, без них учиться в школе не смогут дети с особенностями развития. Именно супервизор и куратор отвечают за составление индивидуального плана обучения, с учетом всего спектра особенностей каждого школьника с аутизмом.

Вообще любой вклад в «ресурсный класс» — это вклад в свободу, в том числе и от собственных предрассудков.

Выдох

Анна Сорокина вспоминает: «Первую неделю Вовы в ресурсном классе я не ходила, я как будто плавала. Моё сознание не могло понять, как может быть, что у меня есть время для вещей, которые есть у каждого человека в жизни: работы, учёбы, для чего угодно. Я долго была сконцентрирована только на ребёнке. У меня нет больше чувства вины, есть чувство личного пространства. За два года я научилась чувствовать себя, как обычная мама, как обычный человек. А мой сын стал учеником обычной школы. У него уроки, перемены, школьные праздники — точно такое же детство, что у других ребят. Те же игры, правила поведения, тот же жизненный опыт. Это значит, что у него и его одноклассников есть общее, есть одно время, прожитое рядом, вместе. И это, возможно, поможет им быть ближе во взрослой жизни. Одни и те же воспоминания объединяют людей.

Теперь я живу, как обычный человек, разговариваю об обычных вещах, а не только про аутизм, и о том, что ещё нужно сделать, чему ещё нужно научиться. Появились силы, энергия, которой совсем не было. Я пошла учиться, и, может быть, стану опять специалистом в своей профессии».

Фото 7.jpg
Вова на уроке с тьютором ресурсного класса. Фото: личный архив Анны Сорокиной

Многие мамы особых детей, говорит Анна, верят, что когда-нибудь собирать деньги на ресурсные классы всем миром не придётся. Рано или поздно это встанет на государственные рельсы и будет восприниматься привычно: «У людей с аутизмом — такая-то поддержка, у людей с ДЦП — такая-то, у людей незрячих —такая-то, и так далее. И общество будет воспринимать это просто и естественно, как сейчас наши одноклассники, которые уже осознают, что все люди разные и считают, что это норма».

Время, когда все смогут почувствовать себя обычными Людьми, способными думать, о тех, кто рядом, можно начать приближать прямо сейчас. Сделать взнос в пользу нового ресурсного класса, и помочь тем, кто думает о вас зачастую больше, чем вы о них, можно по ссылке.

Подробности можно узнать по телефонам центра «Диада+1»: 8-913-959-80-55, 8-913-892-91-06.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook — будьте в курсе актуальных новостей Новосибирска.

Что происходит

Показать ещё