Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Разговор о спорте: «Пилот без разгоняющих далеко не уедет»

В гостях у ведущих «Вечернего разговора о спорте» побывал бобслеист, разгоняющий сборной России Михаил Мордасов. В эфире радио «Городская волна» (101,4 FM) он рассказал о самых опасных трассах мира, чего стоило попасть в главную команду страны и почему он не променял Сибирь на столицу.

Михаил Якимов, Александр Потянихин
Михаил Якимов, Александр Потянихин
09:45, 09 Ноября 2018

Михаил Якимов: Стоит дать некоторую вводную информацию. Михаил завоевал три золотых медали на первенстве и Кубке России, которые прошли на прошлой-позапрошлой неделях в Сочи. Это Красная Поляна, первые старты сезона для российских бобслеистов. Новосибирск на кубке страны представляли, кроме Михаила, Денис Коротков и Василий Романько. На кубке наш гость Михаил Мордасов завоевал два «золота» в четырёхместном и двухместном экипаже с пилотом Алексеем Стульневым. На первенстве для спортсменов до 26 лет Михаил с командой выступил также победно. Четырёхместный экипаж во главе с пилотом Дмитрием Поповым финишировал по сумме двух заездов за 1 минуту 50 секунд 84 сотых секунды. Поздравляем с этим результатом. И расскажите, как прошли соревнования? Всё ли взяли по наградам, что могли?

Михаил Мордасов: Да, забрали своё, как говорится. К соревнованиям долго готовились. Они важные. Это первый старт в сезоне и всё-таки является неким отбором в сезон. Если судить по спортивному принципу. Прошли в напряжённой борьбе. Были все абсолютно ребята, и из юниорской сборной, с основного состава. Все претендовали на высокие места. Сложилось так, как сложилось. Наши новосибирские парни — Вася и Денис — тоже выступили достаточно неплохо. В призы заехали, молодцы.

IMG_7912.JPG
Михаил Мордасов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Потянихин: Как оцениваете конкуренцию на этом старте? Растёт ли она с каждым годом?

Михаил Мордасов: Да, с каждым годом, на самом деле, всё больше экипажей. Особенно в юниорских возрастах появляются новые пилоты. Кто-то переходит из разгоняющих. В этом году достаточно успешно пара ребят, с которыми я выступал ещё на первенстве мира, на Кубке Европы, были в амплуа разгоняющих — сейчас уже пилоты, и достаточно неплохо себя проявили. Были близко и на Кубке России, навязывали борьбу. И были в призах на первенстве России. Поэтому экипажей поприбавилось — все ребята стараются, работают.

Михаил Якимов: Почему вы не выступаете с новосибирскими ребятами в одной команде? Как вообще определяется состав?

Михаил Мордасов: Я выступаю не только за Новосибирскую область, также за Красноярский край. У ребят параллельно зачёт с Москвой. В каком регионе находится пилот, к нему прикрепляется экипаж. 

Я сейчас перешёл выступать за Сибирь окончательно. Из личных соображений: мне больше нравится работать с нашими людьми, я всё-таки сибиряк. Я здесь родился, всегда здесь жил. 

Парни все, в основном, пилоты Паша Стульнев и Дима Попов, красноярские ребята, близкие по духу. Если я не ошибаюсь, с Андреем Князьковым выступали. Он — московский пилот, сопряжён с Москвой.

Михаил Якимов: Как вообще попасть в бобслей? Тем более из Новосибирска? Ведь у нас нет ни трасс, ни специальной инфрастурктуры.

Михаил Мордасов: Главное — желание, я думаю, потому что у нас в принципе на региональном уровне бобслей развит очень слабо. Кое в каких городах есть разгонные эстакады, чтобы тренировать стартовый разгон. Полноценная трасса у нас лишь одна, которая осталась после олимпийских игр в Сочи. Трасса «Санки». Там проходят все основные мероприятия тренировочные, как сборной России, так и региональные спортсмены туда приезжают на сбор. Всё-таки у меня амплуа «Разгоняющий», у меня в ледовой подготовке такой надобности нет, как у пилотов. Достаточно на сборах разгонной эстакады. Такая у нас имеется в Подмосковье, в Дмитрове. А здесь, дома, я занимаюсь отдельно тяжёлой атлетикой, отдельно — лёгкой атлетикой, специальными подводящими упражнениями. Всё же главная моя задача — бежать, толкать, разгонять, срывать, садиться в боб, не мешать пилоту на трассе, чтобы он хорошо выполнял свою работу. Только в экстренных случаях от меня требуется помощь какая-то.

Александр Потянихин: Миша спросил, как попасть в бобслей из Новосибирска. А как в принципе попасть в этот спорт? Спорт-то зрелищный, многие смотрят по телевизору и думают: хочу стать бобслеистом. Захотел стать баскетболистом — пришёл к физруку, тебе найдут секцию. А с бобслеем как?

IMG_7902.JPG
Александр Потянихин и Михаил Мордасов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Михаил Мордасов: У нас так работает система в российской федерации бобслея. Ежегодно в середине мая проводится тестирование в Москве, туда приезжают спортсмены. Там набирают более или менее перспективных ребят, которые или показали себя в силовом виде, либо, наоборот, они с лёгкой атлетики. Большой поток людей оттуда идёт. Набирают определённых людей и начинают с ними работать, обучать специфике, смотреть на той же эстакаде как они себя ведут, смотреть, как растёт физическая форма. Потому что немаловажный аспект — масса разгоняющего, на неё нужно обращать внимание.

Последнее время тренеры смотрят, чтобы человек весил достаточно или хотя бы быстро набирал массу и сохранял при этом свои спринтерские способности и физические качества. 

В мае проходит отбор всероссийский, туда приезжают люди со всей страны. Кого отбирают — те продолжают работу со сборной или уходят на региональное обеспечение. В спортивные школы, также есть отделения. Кто не отобрался, уезжает в регионы к себе и продолжает работать самостоятельно.

Михаил Якимов: У тех, кто отобрался, уже гарантированная дорога в сборную России или ещё нет?

Михаил Мордасов: Нет, есть шанс показать, проявить себя. Если ты хорошо показываешь себя в тренировочных мероприятиях, то, конечно, тебя будут продвигать. У меня, допустим, получилось так, что я попал не на тесты в мае, а на срезовое контрольное самой основной сборной, уже в августе. Выступил на командном чемпионате России по лёгкой атлетике в конце июля-августе. Выступил крайне неудачно. Отбирался тогда на юниорский легкоатлетический Чемпионат мира. Понял, что надо что-то уже менять.

Знал, что есть сопряжённый с моим вид спорта — бобслей, куда приходят легкоатлеты, так как определённая подготовка, скоростная база имеется. Пришёл — и достаточно хорошо выступил на тестах. Спринт, я помню, тогда выиграл. Там была волокуша — это бег с отягощением. Её тоже выиграл. В штанге — к ней я вообще не прикасался. На тот момент мне было 18 лет. Я штангу обходил. Средне себя показал, но так как пробежал быстро, тренеры заметили меня. Сказали, оставайся, а я — мол, у меня с собой одни штаны и одна кофта. А они: такой шанс один раз в жизни даётся. Я такой: всё, я понял, остаюсь. Игру провёл — и дальше по нарастающей.

IMG_7976.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Потянихин: А как прошёл этот переход от атлетики к бобслею? Какие трудности уже потом были?

Михаил Мордасов: Специфика бега по льду, наверное — потому что там в первую очередь нужно не только бежать, но и толкать снаряд, продвигать его. Как это делать, уловить было очень тяжело. Я это год ловил, наверное, чтобы уже более или менее показывать какой-то результат. Там нужно не бояться, доверять тренерам, обращать много внимания на техническую составляющую. 

Были примеры, когда приходили люди, физически крепкие и быстрые, но молотили впустую, как говорится, и результат показывали средний. А кто на свои физические данные накладывает ещё, грубо говоря, умственную работу, и доверяет тренерам, работает всё время, думает — у того результат будет непременно.

Михаил Якимов: Судя по вашему внешнему виду, легкоатлетом не назвать: крепкий, здоровый парень. Атлеты же чаще более субтильного телосложения. Это вызвано ростом в весе? Сколько вообще должен весить профессиональный разгоняющий в бобслее?

Михаил Мордасов: Ну жёстких рамок нет, конечно. В лёгкой атлетике мой «боевой» вес был 86-88 кг. Я был достаточно крупным спортсменом, мне тяжело было. А так как я ещё бегал 400 м с барьерами, вообще. Сейчас сто килограммов. Но я считаю, вот это золотая середина.

Михаил Якимов: При этом, уверяю, это всё в основном мышцы!

Александр Потянихин: Ну, бобслей — не индивидуальный вид спорта, командный. Возможно ли без скатанности, сыгранности выйти с пилотом на площадку, и как вы общаетесь вне льда?

Михаил Мордасов: На международной арене это точно командный вид спорта. На международной арене, когда ты выходишь — и так с кондачка встать к любому пилоту? Ну, если ты опытный спортсмен и побегал лет пять, то всё проще — но внутри команды вы делаете общий результат. Точно должна быть сплочённость. Вы точно должны знать друг друга, потому что много нюансов и в разгоне, и в посадке и при прохождении трассы. Да и элементарно: так как ты сидишь в бобе, твой товарищ должен знать любую мелочь — где будут твои ноги, где будут твои руки, как тебя будет жать. Под давлением на трассах прижимает очень сильно. Это всё играет роль.

Михаил Якимов: Вы говорили, в экстренных ситуациях тоже помогаете рулевому. Как это происходит? Он даёт сигналы какие-то?

Михаил Мордасов: Есть такое понятие, как кант. Если чувствуешь, что где-то пилот совершил ошибку, он не может дать никаких сигналов, ты не услышишь его никогда. Вы в шлемах, на трассе посторонние шумы достаточно громкие. В общем, есть череда моментов, когда разгоняющий чувствует, что что-то пошло не так.

Если чувствуешь, что поздний вход в вираж или наоборот — вас на выходе затягивает, ты можешь переложиться в одну или в другую сторону в бобе. Сработать, помочь. Но обычно это малоэффективно. Вся основная работа всё же зависит от пилота.

Но байки ходят, рассказы товарищей по оружию — старших и младших. Что кантовали, и это спасало. Есть трассы, где приходится помогать. Есть выходы с виражей, где, как бы пилот там ни работал, тяжело выйти. Разные бывают погодные условия. Туман, перепады с жары в мороз. Тогда «катун» на трассе, когда несёт очень быстро и трасса скоростная. На официальных тренировочных заездах, например, ты едешь 140 км/ч, а на соревнованиях «катун», и у тебя уже 150 км/ч. Понятно, что пилоту адаптироваться тяжело.

Вопрос от слушателей: Можно ли покатать на бобе, допустим, друзей?

Михаил Мордасов: Конечно, возьмите пару комплектов хоккейной защиты и немножечко храбрости. А так — услуга имеется. Катают, конечно, на трассах. Но ты там подписываешь кучу документов.

Александр Потянихин: Все кадеты лётного училища мечтают стать пилотами. А разгоняющие мечтают стать пилотами? Есть в будущем цель вырасти до пилота?

Михаил Мордасов: Тут дело не в росте. У кого-то есть такая цель. Кто-то находит себя как разгоняющий. Кто-то не находит себя как разгоняющий. Кто-то пробует, не показывает нужный результат и идёт в пилоты. Кто-то просто хочет быть пилотом, видит себя там, грезит этим, думает, что получится. Тут много аспектов.

IMG_7933.JPG
Михаил Мордасов и Михаил Якимов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Я раньше хотел стать пилотом, наверное, и сейчас бы хотел. Просто нет возможности. Но как разгоняющий, в принципе, я себя тоже нашёл. Есть расхожее мнение, что пилот — это капитан экипажа. Спрашивают — а кто у вас главный? Пилота только и видно. Но я вам скажу так: это командная работа. Пилот без разгоняющих, без своего экипажа тоже далеко не уедет. Так же, как и ребята без своего пилота.

Каждый находит себя в определённой нише и он там полезен. Если добросовестно относиться к каждой работе, ты всегда будешь востребован, будь ты пилот, разгоняющий.

Александр Потянихин: А до какой максимальной скорости разгонялись на трассе?

Михаил Мордасов: Боб, в котором я ехал, разгонялся на 156 км/ч. Это официальные тренировочные заезды были на кубках мира или Европы. В Швейцарии мы ехали — была отличная погода, хотя там не самая скоростная трасса. Трасса Вистлер — более скоростная. Это в Канаде, рядом с Ванкувером.

Михаил Якимов: Скорость высока, насколько безопасно в бобе?

Михаил Мордасов: В бобе небезопасно. И травмы были, как у любых профессионалов. Всё зависит от того, где ты упадёшь, как, на какой скорости, на какой трассе. Есть достаточно плачевные истории. Даже сейчас, когда все трассы пытаются обезопасить, делая контруклоны, гасить скорость. Всё равно такие трассы, как Альтенберг, Винтерберг в Германии, Вистлер в Канаде очень травмоопасны. 

Допустим, в прошлом сезоне мы выступали в Винтерберге — и упал швейцарский экипаж, задний разгоняющий сломал ключицу. Его буквально высосало из боба. Вот такие последствия могут быть. А можно упасть и ничего не почувствовать, мягко лечь в начале трассы, и только потрёт. Падение падению рознь.

Александр Потянихин: Спортсмены нередко суеверные люди. Как вы готовитесь к старту? Может, с определённой ноги на лёд заходите, зашнуровываетесь по-особому?

Михаил Мордасов: Нужно верить в себя, а не в предрассудки, посторонние мелочи. Как бы что ни шло, в первую очередь, внутри себя стоять ровно, с правильным настроем. Тогда внешние факторы тебя не потревожат.

Михаил Якимов: Михаил, вы катаетесь как в бобе, где один пилот и один разгоняющий, так и где пилот и три разгоняющих. Какой бобслей предпочитаете?

Михаил Мордасов: Все говорят, зрелищней четвёрка, конечно. Там больше народа участвует. Во время стартового разгона более зрелищные моменты бывают. Например, экипаж не усаживается и спортсмены отправляются в путь вдвоём, втроём или вообще по одному. Но лично мне больше нравится двойка. Не знаю почему. То ли там больше работаешь, то ли там больше от меня зависит, виден результат разгоняющего.

IMG_7983.JPG
Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Хотя нравится и четвёрка. Я отрабатываю и там, и там, где скажут, с какой стороны. Но для зрителя интереснее четырёхместные экипажи. Им и управлять сложнее, и курьёзных моментов больше. А зритель ведь приходит посмотреть, особенно за рубежом, не на то, как ты хорошо проехал, а как тебе больно.

Блиц-опрос

Любимый спортсмен — Усэйн Болт.

Любимая песня — Баста, «Колёса крутятся».

Дмитрий Попов или Алексей Стульнев — оба.

Супергерои Флэш или Электроник — Флэш.

Самое лучшее место на земле — острова Андаманского залива.

Любимый фильм — «Области тьмы» Нила Бёргера и фильмы Гая Ричи.

Полную запись интервью смотрите в этом видео:

Видео: nsknews.info

Что происходит

Показать ещё
Яндекс.Метрика