Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Разговор о спорте: «Ниндзя и самураи красиво смотрятся на турниках»

В гостях у ведущих «Вечернего разговора о спорте» побывали представители движения «Стрит воркаут Новосибирск» Арис Костяков и Евгений Жданов. В эфире радио «Городская волна» (101,4 FM) они рассказали Михаилу Якимову и Александру Потянихину о том, чем отличается воркаутер от турникмена, как проходят соревнования, и где мечтает выступить каждый воркаутер.

Михаил Якимов, Александр Потянихин
Михаил Якимов, Александр Потянихин
08:15, 29 Июня 2018

Александр Потянихин: Добрый день! Расскажите для начала, что такое воркаут? Потому что не все могут знать об этом.

Евгений Жданов: Сейчас есть огромное количество уличных подвидов. Скорее даже - полусубкультур, видов спорта. Кто-то занимается паркуром, кто-то чем-то другим. Раньше воркаут позиционировался как что-то одно – подтягивания на турнике, отжимания. Сейчас разновидностей гораздо больше. Это деление на акробатику, динамику, деление на «силовуху» и деление на тех, кто просто ходит покачаться. Если вкратце, то это упражнения на перекладине, брусьях, шведской стенке и подобных снарядах с собственным весом.

Михаил Якимов: Воркаутер – это человек, который занимается воркаутом. Ещё есть турникмены. Это две большие разницы, я правильно понимаю? Или это просто такой сленг?

Арис Костяков: Турникмен - это не то, чтобы обидное слово. Раньше ребят называли турникменами за то, что они занимаются уличной гимнастикой. Крутят «солнышко», выполняют простые элементы из спортивной гимнастики. Просто крутятся в свое удовольствие.

Воркаутер - это более продвинутый уровень. Это тот, кто занимается базой, тренирует разные элементы. В частности силовые и динамические. Спектр его умений гораздо шире.

IMG_2960_новый размер.JPG
Слева направо: Арис Костяков и Евгений Жданов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Потянихин: Можно сказать, что воркаутер вырастает из турникмена?

Арис Костяков: Некоторые сразу становятся воркаутерами, у них переходного периода нет.

Евгений Жданов: Это всё очень субъективно. Нет какой-то градации турникмен-воркаутер. Вообще в воркаут-среде турникменами принято называть тех, кто занимается фигнёй. То есть ребята, которые ходят делать одно и то же постоянно, в свое удовольствие, и не прогрессируют. Покрутились - и домой пошли.

Александр Потянихин: На Дне города было множество площадок, в том числе и воркаут-площадка. А как давно этот вид спорта появился у нас в городе? Насколько это движение сейчас развито? Как много у него последователей?

Арис Костяков: Называть его видом спорта сейчас нельзя, потому что это лишь уличное движение. Видом спорта он может быть когда-нибудь и станет, но не хотелось бы, если честно. В нашем городе первые совместные тренировки начались в 2012-м году. Само движение существует с 2010, может даже с 2008 года. Хотя многие люди начали тренироваться задолго до того, как слово «воркаут» начало мелькать где-то на просторах интернета.

Михаил Якимов: Хоть это и не вид спорта, но соревнования проходят в Новосибирске. Как можно не называть это видом спорта, если есть физическая нагрузка, есть определённая техника. Почему вы не хотите называть своё направление видом спорта?

Евгений Жданов: Здесь присутствует огромный субъективизм, нет определённых критериев. Всё зависит от судейства. Кого посадили в судьи – тот и решает, понравилось ему или не понравилось. Людей стараемся набирать тех, кто хоть как-то понимает, что люди делают.

Арис Костяков: В Новосибирске есть коллектив, который обсуждает соревнования. Мы свою систему разработали, придерживаемся её. У нас проходят совещания, на которых мы утверждаем критерии оценки, как это всё будет проходить, регламент соревнований. Мы стараемся быть серьёзными. А в плане того, почему мы не хотим, чтобы это был вид спорта – всё дело в коммерции. Все это коммерциализируется и не всегда получается хорошо.

Александр Потянихин: Вы сказали, что сами выбираете судей. Кто это? Спортсмены, просто люди, которые могут вынести вердикт?

Арис Костяков: Здесь бывают и просто опытные ребята. Действительно опытные, у которых большой стаж тренировок. Кто разбирается в биомеханике, либо у кого есть соответствующее образование. Если всё это совмещено в человеке, то просто шикарно. 

Чаще всего это именитые спортсмены и атлеты, которые уже выигрывали соревнования. И не только в Новосибирске, но и в Сибири. Кто-то даже в Москву ездил. Они становятся судьями. Либо мы приглашаем кого-то из соседних регионов.

Михаил Якимов: Как проходят соревнования? Нужно показать какие-то элементы, сочетания элементов, переходы? Что это в большей степени?

Евгений Жданов: Есть определённый перечень популярных элементов, которые люди постоянно показывают. Это какие-то статические элементы, где то динамические. Акробатические перелёты, перепрыги. И ценится, конечно, когда всё это делается подряд, за одну связку. То есть человек, не слезая, начинает делать какие-то статические и динамические элементы, а потом красиво с прыжком заканчивает. Это у нас ценится.

IMG_2964_новый размер.JPG
Слева направо: Арис Костяков, Евгений Жданов и Михаил Якимов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Потянихин: Сколько раз воркаутер может подтягиваться?

Арис Костяков: В большинстве регионов есть определённые правила. Мы стараемся выполнять чисто по технике. Именно за счёт силы. Не используя качания, рывки ногами, корпусом, головой и другими частями тела. 

В чистом исполнении подтягиваться очень сложно. Нужно себя готовить, это для выносливости хороший удар, и для силы тоже. В чистом исполнении хороший, качественный воркаутер должен делать 25 подтягиваний. Это абсолютно прямое тело, в нижней точке локти выпрямлены, в верхней подбородок пересекает перекладину. 

Михаил Якимов: Часто слышал, что у воркаута есть большая социальная составляющая. В чём она заключается?

Арис Костяков: Мы проводим тренировки на улице. Обычно в летнее время, когда погода позволяет. Эти тренировки совершенно бесплатны. Любой может прийти. Мы делимся опытом, рассказываем, показываем. Конечно, всё зависит от человека, от того, чего он хочет добиться. На этих общих тренировках он может почерпнуть для себя знания.

Михаил Якимов: Без тренера, наверное, нельзя заниматься воркаутом? Возможно ли выучить элементы самому?

Евгений Жданов: Мы всё-таки живем в век интернета. На YouTube есть огромное количество обучающих видеороликов, где можно абсолютно с нуля научиться чему угодно. Но всегда нужен тот человек, который со стороны посмотрит, скажет, какие у тебя есть ошибки, где ты что-то не так делаешь, где добавить надо. Взгляд со стороны лишним не будет.

Александр Потянихин: В воркауте много элементов, которые выглядят очень эффектно. Привлекают ли вас выступать на шоу-программах?

Арис Костяков: У нас даже есть команда, которая этим занимается. Мы делаем интересные номера. Есть цирковые школы, которые готовят нечто подобное. Есть силовые и акробатические элементы. Устраиваем шоу на турниках.

Михаил Якимов: Что это за шоу, расскажите немного. Как выглядят эти элементы? Есть ли костюмы?

Евгений Жданов: В идеале должна быть тематика. Могут быть ниндзя, самураи, что угодно. Это обязательно парные элементы, когда два человека делают синхронно. Это очень красиво смотрится. Ну и сольники. Подбирается музыка, определённый перечень элементов, которые мы выполняем и стараемся это как-то обыграть. Похоже на цирковое представление, только с акробатическим уклоном.

Александр Потянихин: Как часто проходят эти шоу? Где можно посмотреть?

Арис Костяков: Частенько это бывает на общих тренировках. Когда ты собираешься с духом, идёшь на подход, подходишь к турничку и начинаешь делать свою регулярную связку. А для прохожих это шоу. Оно завораживает. Особенно если играет музыка. Все впечатлены. 

Иногда бывает - выходишь в центральный парк, начинаешь просто проводить свою стандартную тренировку, а люди в недоумении с разинутыми ртами смотрят. И какой-нибудь мальчишка обязательно скажет – «Мам, я тоже так хочу». 

Михаил Якимов: Многие тяжело справляются со страхом толпы. Тем более нет никакого ограждения между тобой и прохожими на улице. Можно подойти, похлопать, поспрашивать что-то. Легко этот страх преодолеваете?

Евгений Жданов: Нервы всегда шалят только перед самим перформансом. Нет такого, что ты только начинаешь и боишься сделать что-то не так. Если ты начал, то это уже раш, уже адреналин. Тебе уже всё равно, ты делаешь в удовольствие.

IMG_3026_новый размер.JPG
Слева направо: Александр Потянихин и Арис Костяков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Михаил Якимов: Можно ли где-то заранее узнать, где посмотреть на вас или ваши тренировки? Или, может быть, попробовать себя на турнике?

Арис Костяков: Да, конечно. У нас есть группа ВКонтакте, есть Instagram. Мы в соцсетях продвигаемся, как можем.

Александр Потянихин: Сколько сейчас последователей у вас в городе? Как быстро растёт их число?

Евгений Жданов: У нас город большой. Скооперироваться, собрать всю толпу вместе получается редко. И обычно люди просто занимаются. Их много, но они занимаются по своим районам. Мало кто приходит в определённое место, чтобы собрать толпу.

Арис Костяков: А так людей очень много. Сейчас везде ставятся площадки для воркаута, это очень популярная тема. Люди даже не знают, что занимаются воркаутом, просто выходят тренироваться и становятся последователями.

Михаил Якимов: А какой самый воркаут-район? Где самая популярная точка сбора?

Арис Костяков: У нас движение на левом берегу развито лучше, чем на правом. В Кировском районе власти поддерживают это направление.

Михаил Якимов: Сейчас площадки появляются в основном в парках, внутри жилмассивов. Нет площадок на проходных местах?

Арис Костяков: Ну а куда ещё больше, если есть рядом с домом и местом, где отдыхаешь? Некоторые ещё умудряются и в центре города поставить, рядом с офисными зданиями. Но это нечасто происходит. 

Есть такие площадки, но они очень маленькие, буквально 2х3 метра. Стоят где-то в закутке, и люди ходят туда тренироваться в перерывах на обед. Правда, из-за наших погодных условий, большинство ставят турники у себя в офисе.

Александр Потянихин: Скажите, как происходит отбор на соревнования? Нужно показать какой-то результат? Или соревнования открытые и любой может туда заявиться?

Евгений Жданов: Зависит от типа соревнований. У нас бывают местные соревнования, которые люди организуют чисто своими силами. А бывают и с неплохим бюджетом, какие-нибудь региональные соревнования. Если это местные, то туда кто угодно приходит. Там просто предварительная регистрация или регистрация на месте. А на соревнованиях более крупного уровня есть онлайн регистрация, онлайн-отбор. Люди скидывают заявки, видеоролики, где они показывают, что они могут сделать. Уже из числа тех, кто скинул, отбираются самые лучшие, чтобы было шоу.

Михаил Якимов: А зимой вы как тренируетесь? Наверное, холодно на турники бегать?

Арис Костяков: Зависит от того, что именно тренируется. Если базовые упражнения, хочется силы и выносливости, то зимой можно на улице тренироваться без проблем. Некоторые умудряются и в -40 заниматься. Их это никак не останавливает. Они хорошо разогреваются, знают, как это делается и даже обходятся без травм. А если хотят прогрессировать или им нужны интересные динамические элементы, акробатика – это всё, конечно, лучше отработать в зале.

Александр Потянихин: Есть ли у нас в Новосибирске те, кто уже зарабатывает на воркауте деньги? Я понимаю, что для воркаутера выход - это создать свой канал в социальных сетях, чтобы их смотрели. Есть у нас такие ребята?

Евгений Жданов: Если есть, то небольшого уровня. Есть канал Евгения Муромова, 10 000 подписчиков. Небольшой уровень, но он молодец.

Михаил Якимов: Про Евгения я тоже слышал. Он довольно известный для Новосибирска воркаутер. А кто остальные? Кто сейчас в Новосибирске самый крутой? И как наши котируются в России?

Евгений Жданов: Мы сейчас вспомнили Евгения Муромова, он, безусловно, очень сильный атлет. Евгений представляет Новосибирск на всех региональных и российских соревнованиях. Но есть атлет, который не раз его побеждал. И этот атлет – Арис Костяков.

IMG_3030_новый размер.JPG
Арис Костяков. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Арис Костяков: Если оценивать в общем, то наши ребята сдают позиции по всем фронтам. Не хватает определённых знаний, где-то не хватает силы воли, чтобы себя переломить и вырваться вперёд, начать изучать элементы, которых боятся. Это для них сложно даётся.

Евгений Жданов: На удивление много хороших спортсменов из некрупных городов вроде Барнаула или Новокузнецка. Также есть ребята из деревень, которые показывают очень высокий уровень. 

Есть очень популярный в России атлет – это Андрей Кобелев. Вроде бы из какой-то деревни в Красноярском крае. Он вообще рекордсмен мира в некоторых элементах: на удержание переднего виса и чего-то ещё.

Арис Костяков: Подтягивание на одной руке с гирей, 16 или 24 килограмм. Чаще всего он на руку цепляет гирю и одной рукой подтягивается вместе с ней.

Михаил Якимов: Вы всё сибирских называете. То есть Сибирь – центр развития воркаута в нашей стране?

Евгений Жданов: Нет, конечно. Московские ребята тоже показывают очень высокий уровень. Получилось, что мы меньше с ними кооперируемся и общаемся, а сибирских всех знаем. Есть высокий уровень в Сибири: томские и омские ребята.

Александр Потянихин: Сибирские атлеты выступают на международной арене? Были прецеденты, когда выигрывали что-нибудь?

Арис Костяков: Да. Например, Валерий Кищенко из Омска даже занял второе место на чемпионате мира в 2014-м году. Но нужно обозначить, что чемпионат мира бывает разный. 

Можно заявить, что ты устраиваешь чемпионат мира, заявить туда всех наших атлетов, можно из Казахстана привести людей, и это уже будут международные игры.

Евгений Жданов: Аналогию с футболом проводить не стоит, где есть конкретный чемпионат мира.

Михаил Якимов: Есть ли соревнование, как например, у экстремалов «X-Games», на которые мечтают попасть все воркаутеры?

Евгений Жданов: «Battle of the Bars». Его проводят в Лос-Анджелесе. Это, наверное, один из самых престижных конкурсов, в плане того, что туда очень много денег вкладывается. Там невероятный уровень, туда все стремятся попасть. В Латвии проводят интересные соревнования. Там один из лидеров государства продвигает воркаут, за что ему огромный респект.

Михаил Якимов: Вы довольны тем, как в Новосибирске продвигается направление? Как появляются деньги на установку турников, появляются площадки? Каждый месяц вроде новая площадка возникает в городе.

Арис Костяков: Даже не каждый месяц, а ещё чаще. Сейчас самый сезон, лето, устанавливай - не хочу. С площадками у нас проблем сейчас нет. Есть проблема с мотивацией. Есть особенность у сибирских людей и они, возможно, экономят силы, зная, что зима будет холодная и суровая. И тренируются для себя. Есть прогресс – хорошо, нет прогресса – тоже хорошо, всё равно тренироваться пойду. Именно такое явление, большой скачок развития, редко можно встретить.

Александр Потянихин: Ощущаете спонсорскую поддержку? Кроме города, какие-то частные вливания помогают воркауту?

Арис Костяков: Да, конечно. В основном это компании, которые занимаются установкой воркаут-площадок. Для них это, можно сказать, приоритет.

Евгений Жданов: Плюс депутаты периодически помогают.

IMG_3038_новый размер.JPG
Евгений Жданов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Михаил Якимов: Какой для вас самый любимый и самый тяжелый элемент?

Евгений Жданов: Вопрос частый, его задают все. Но нет такого элемента. Есть огромное количество элементов и каждый из них по-своему либо хорош, либо сложен.

Арис Костяков: Есть связки, комбинации. Можно комбинировать разные элементы, в частности статические и динамические. Чем зрелищнее, чем эффектнее, чем сложнее связка – тем круче будет.

Евгений Жданов: Можно провести аналогию со спортивной гимнастикой. Они же не делают какой-то один элемент. Там определённая программа, связка, которую показывают атлеты. У нас то же самое в этом плане. Нужно показать красиво, чётко, долго, не слезая, уверенно. 

Александр Потянихин: Кроме турников как ещё развиваете выносливость? Вне площадок чем-то занимаетесь?

Евгений Жданов: Это может быть абсолютно что угодно. У всех есть своё хобби. Кто-то также в качалку ходит, в тренажерный зал. Я питаю огромную любовь к пауэрлифтингу и тяжелой атлетике. Сам практически не занимаюсь этим, пробовал когда-то, но испытываю огромное уважение. 

Показываем главное здесь и сейчас — подписывайтесь на Новосибирские новости в Instagram.

Что происходит

Мэр Локоть обозначил сроки решения проблем жителей Первомайки

Мэр Локоть проверил строительство школы, детсада и яслей на Плющихинском

Стальные здания готовы строить новосибирцы на Дальнем Востоке

Новосибирские пожарные помогают тушить огонь в Красноярске

Пьяный авторемонтник угнал автомобиль клиента, чтобы доехать до дома

Улицу Геодезическую сузят до 12 августа для ремонта теплотрассы

Как будут отмечать День ВДВ — 2019 в Новосибирске

Горячие линии по разным вопросам будут работать до конца 2019 года

Снеговик возглавит марш хоккейных болельщиков в Новосибирске

Хоккей в «Космосе»: история преображения новосибирского кинотеатра

Бродячая собака провалилась в подвал заброшенного дома в Новосибирске

Показать ещё
Яндекс.Метрика