Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: воздушный парад, флаг над Оперным и чёрная кошка

10 мая на радио «Городская волна» прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал сотрудник Музея Новосибирска, краевед Константин Голодяев. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
20:15, 15 Мая 2019

Взгляд назад. Исторический календарь

6 мая 1913 года в Ново-Николаевске открылся отдел «Петербургского общества изучения Сибири и улучшения её быта».

7 мая 1924 года бюро Ново-Николаевского губкома РКП(б) решило выпускать специальные карточки — «Кирпичи на дом памяти Ленина», один миллион экземпляров по 10 копеек за штуку. Так Дом Ленина построили на народные деньги и торжественно открыли 21 января 1925 года.

7 мая 2005 года на улице Восход — напротив ГПНТБ — открыли новый памятник, посвящённый трудовому подвигу ленинградцев, эвакуированных в Новосибирск в годы Великой Отечественной войны.

8 мая 1924 года в Новониколаевске начала работу Первая Сибирская краевая конференция РКП(б). Общесибирским руководящим партийным органом конференция избрала Сибирский краевой комитет РКП(б), он заменил в этом качестве Сиббюро РКП(б). А 10 мая участники конференции, и в их числе председатель ЦИК СССР, «всесоюзный староста» Михаил Калинин, присутствовали на митинге в честь закладки здания городской электростанции, позже получившей имя Калинина. Ныне это ТЭЦ-1.

9 мая 1989 года состоялся первый концерт новосибирского ансамбля песни и пляски «Чалдоны».

В ночь с 9-го на 10 мая 1929 года во время срочного рейса навигации из Барнаула в Томск двухпалубный пароход американского типа «Совнарком», прозванный «Сибирским Титаником», ударился о четвёртую опору железнодорожного моста и за пять минут затонул в 200-х метрах от правого берега реки Обь. На борту находилось до 400 пассажиров.

3018.jpg
Фото: Музей Новосибирска

10 мая 1939 года Новосибирский завод металлоконструкций выдал первую продукцию — каркас и бак водонапорной башни у площади Маркса.

12 мая 1979 года на месте нынешней станции метро «Октябрьская» была забита первая свая. Этот день считается началом строительства Новосибирского метрополитена.

Однажды в Новосибирске. Цирк, опера, балет

А 10 мая 1927 года в Новосибирске открылся первый большой стационарный цирк. И об этом расскажем более подробно.

Цирковые балаганы в посёлке Ново-Николаевском появились ещё в конце XIX века. А в начале века XX-го уже в городе Ново-Николаевске стали строить каркасно-засыпные цирки — шатровые, круглые здания из дерева. Все они принадлежали частным хозяевам. В разные годы — с 1904-го до конца 1920-х — в городе работали цирки Коромыслова, Изако, Стрепетова, Злобина и другие.

Постройку деревянного стационарного цирка на 2 тысячи мест Сибирская детская комиссия начала 17 апреля 1927 года. Новое здание на Андреевской площади — ныне это площадь Кондратюка, пересечение улиц Фрунзе и Советской — сдали в аренду на шесть месяцев труппе под руководством Янишевского. 10 мая цирк «Паллас» — таково было его первое название — открылся.

Выступали гимнасты Андрошур, жонглёр Базиль, джигиты Туганова, клоун Вилли и акробат Морозов, который продемонстрировал ошеломляющие полёты без сетки. 

Позже на новосибирской арене выступали клоуны-сатирики Том и Серж, известные велосипедисты Каминские, эквилибристы Иконимак, клоуны Пат и Паташон (Светлов и Воспетов).

5 июня сотрудники «Палласа», которые долго не получали зарплату, объявили забастовку. Директора отдали под суд, заботу о цирке взяла на себя Сибирская детская трудовая комиссия.

С 28 июля 1927 года дирекция цирка, который теперь он назывался «1-й Сибирский Госцирк» начала составлять разнообразные качественные цирковые программы. Появились номера эксцентриков, фокусников, велофигуристов, дрессировщиков. Программа представлений менялась гораздо чаще, чем в современном цирке, много номеров шло в исполнении иностранных артистов.

Кроме того, устраивались представления совместно с артистами других жанров. Так, в сентябре 1930 года состоялась совместная программа цирка, Сибгостеатра, эстрады и военного духового оркестра. А в следующем году в программе задействовали балетную студию «Нео-спорт». В 1935-1936 годах в цирке показывали кино и проводили вечера оперетты.

Госцирк Управления театральными и зрелищными предприятиями завершил свою работу летним сезоном 1936 года. С 1937-го в Новосибирске стал работать «Госцирк Шапито». Он располагался на проспекте Сталина, 2, ныне это Красный проспект.

Dq_ghnmX0AAYWVr.jpg
Фото: twitter.com/nsccircussib

Большой проблемой новосибирского цирка было качество помещения. Ещё летом 1930 года на заседаниях Горсовета решали вопрос о необходимости строительства в городе большого каменного циркового здания. Но такое здание появилось у новосибирцев только в 1971 году.

Было — не было. Со слезами на глазах

Гость в студии — студии сотрудник Музея Новосибирска, краевед Константин Голодяев.

Евгений Ларин: 9 мая вся наша огромная страна отметила День Победы — пожалуй, наш главный праздник, хотя некоторые народы бывшего СССР теперь отказываются его признавать; но я не об этом. Сегодня мы будем говорить о том, как встретили весть о победе в Новосибирске в мае 1945 года.

В документальном календаре о жизни Новосибирска в годы Великой Отечественной войны, который составили в городском архиве, опубликованы фрагменты воспоминаний заслуженного врача РФ, бывшего начальника отделения окружного военно-клинического госпиталя Минобороны Владилена Георгиевича Липина. Он родился в 1931 году в Новосибирске. Вот что пишет:

«На 6 мая 1945 года выпал церковный праздник — Пасха. <...> На службе верующие молились „О даровании Победы нашим воинам“. Всем особенно запомнилась эта молитва, так как произносили её особенно торжественно, как предсказание».

И далее.

«Утром 9 мая прошёл тёплый, освежающий дождь, он смыл всю пыль — вокруг всё засверкало, зазеленело, небо было безоблачным, а солнце необычайно ярким и лучистым».

А когда, в котором часу, новосибирцы услышали весть о победе? Ведь Акт о безоговорочной капитуляции Германии подписан 9 мая в 0:43 по московскому времени.

Константин Голодяев: Да, у нас уже было 9 мая, в Германии было ещё 8 мая. Это не важно, мы всё равно ждали эту победу. Недаром ветеран вспоминает, что даже в церкви её ждали. Мы ждали победу каждую минуту. В 1941 году мы узнали о войне только через восемь часов после её начала. Армия и партия знали, а жители не знали. В 1945-м через час с небольшим уже по радио сказали. В шесть утра по новосибирскому времени по радио было объявление, что скоро будет важное сообщение. Ушки на макушке!

NET_8382.jpg
Константин Голодяев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

В 6:10 Левитан своим проникновенным голосом рассказал о подписанном акте о безоговорочной капитуляции Германии. Но это было ещё не сообщение о победе — оно было только вечером, а в Новосибирске — уже ночью 10 мая, это было сообщение только об акте о капитуляции. И тут, конечно, началось непередаваемое. Люди, которые услышали сообщение по радио, бежали к соседям, стучали им в двери, выбегали на улицу, сообщали всем прохожим, все радовались. Праздник начался сразу, он был подготовлен до такой точки кипения, что сразу началось кипение.

Евгений Ларин: Наверное, трудно себе сейчас представить то эмоциональное душевное состояние горожан, но давайте попробуем реконструировать ход событий, обстановку в Новосибирске утром 9 мая.

Константин Голодяев: Шесть часов — это уже начало рабочего дня, и многие уже ушли на работу. У нас многие предприятия находятся за железной дорогой, за Станционной. 

И вот люди поднимаются на переходной мост, а впереди проходная, и они видят, что там идёт какое-то движение, кипение, народ толпится, и люди уже сразу понимают, в чём дело, и бегут туда во всю прыть. Они знают, что впереди их ждёт победа.

Начинают формироваться колонны, с проходных выносят знамёна, людей на автомобилях везут в центр города.

Евгений Ларин: Уже было понятно, что будет митинг?

Константин Голодяев: Конечно. Он был стихийным в том отношении, что он очень быстро собрался, но такое предположение было. Люди устремляются на площадь. На следующий день газета «Советская Сибирь» писала: «Тысячи людей, повинуясь велению сердца, стремились в центр города на площадь». Конечно, была подготовка и организация, но и веление сердца тоже было, его отнять. Думаю, даже если бы митинга не было, всё равно бы люди пришли в центр на большую площадь праздновать.

Евгений Ларин: Речь идёт о площади Сталина, ныне Ленина?

Константин Голодяев: Нет, это площадь перед облисполкомом, тогда она была без названия. До конца 1930-х годов это была площадь Эйхе. Потом его репрессировали, и площадь лишили этого названия, нового не появилось, и только в 1957 году площадь обрела имя Якова Свердлова. К девяти часам утра на площадь со всего города прибыло, если верить газете «Советская Сибирь», 150 тысяч человек. На тот момент это четверть населения города.

Евгений Ларин: Как уместились?

Константин Голодяев: Всё было заполнено. Есть фотографии, на которых видно, что сидели даже на крышах всех близлежащих домов, особенно мальчишки; люди — и в окнах, и на балконах, и на деревьях. Люди были везде, где могли. В заметке в «Советской Сибири» от 10 мая — это первоисточник, хоть и журналистский, — сказано: «Люди, одетые в праздничные костюмы, нескончаемым потоком шли по трамвайной линии. По дороге то здесь, то там вспыхивала песня, размыкался круг, и люди пускались в пляс. Все говорили в этот день только о победе». Праздник начинался с проходной, в 6:10 утра. А в девять часов он получил своё логическое продолжение на центральной площади.

Евгений Ларин: Что ждало там собравшихся?

Константин Голодяев: Вообще, народ, конечно, не знал, зачем пришёл. Он пришёл самостийно. Но потом на трибуну балкончика над центральным входом облисполкома вышло партийное руководство, и первый секретарь Михаил Васильевич Кулагин произнёс речь, которая вошла в анналы истории Новосибирска. Он сказал сразу главное: «Долгожданное свершилось! Германия разбита!». И тут по площади понеслось «Ура! Ура! Ура!», которое несколько минут звучало, и Кулагин ничего не мог сказать.

Евгений Ларин: Не давали договорить?

Константин Голодяев: Плакали все, его и слушать бы не стали, говорить не было даже смысла.

Евгений Ларин: Помню, несколько лет назад на День Победы была реконструкция этого события, включили речь Кулагина.

Константин Голодяев: Да, там было много народу, некоторые были одеты в костюмы 1940-х годов, были танцы, через репродуктор звучали песни. Но реконструкции выхода Кулагина не было. Кулагин в годы войны руководил Новосибирской областью. Он только возглавил область, а на следующий день началась война, и всё это он потянул на себе, надорвался и потом умер. Можно сказать, что война его подкосила.

NET_8349.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Он был многословен в своих выступлениях?

Константин Голодяев: Он очень любил говорить. Говорил кратко, по делу, очень часто, умело и вдохновенно. Я много читал его речей для разных аудиторий, даже заключённых он приветствовал — об этом очень красочно вспоминает детский писатель Юрий Магалиф.

Кулагин пообещал заключённым, что если они в нужные сроки построят взлётную полосу аэродрома Чкаловский, то им выдадут водки. Он даже к заключённым обратился «товарищи»! Как его только не репрессировали?!

Магалиф говорит, что им и водки не надо было, после слов Кулагина все моментально начали дружно работать и всё сделали. В речи 9 мая он тоже говорит хорошие слова, мы тоже делали реконструкцию. 

Он сказал: «Нельзя словами выразить переживаемые чувства. Этот день войдёт в историю веков, многих поколений. Сибиряки с честью вынесли на своих плечах тяжесть Отечественной войны, достойно выдержали экзамен. Сибирь в дни войны стала и, если понадобится, будет и дальше могущественным арсеналом Красной армии». 

А ведь он же был не коренной сибиряк, он приехал к нам из Белоруссии в 1941 году. Но за годы войны он, во-первых, почувствовал себя сибиряком. А во-вторых, все его поступки были поступками исключительно нашего человека, своего, хозяина. И воспринимали его так же.

Два года назад мы снимали фильм «Город воинской доблести и славы», и там реконструировали речь Кулагина 9 мая 1945 года, продолжили её и вложили в неё заключительные слова: «Спасибо, дорогие земляки! Спасибо вам за труд, за то, что достойно выдержали эти невероятно тяжёлые годы и холодные бессонные ночи! Победа — это ваша заслуга, каждого из вас. Спасибо вам, мои родные новосибирцы! Вы совершили подвиг». Я думаю, что Кулагин точно вот эти слова бы и написал, если бы речь его была немножко длиннее. Может, она была длиннее, просто нам её газетные строчки не зафиксировали.

Евгений Ларин: 9 мая 1945 года в Новосибирске, насколько я понимаю, военного парада не было? Его бы не успели организовать, да и многие бойцы ещё вернулись с фронтов?

Константин Голодяев: Конечно, и техника была на фронтах. Что у нас было — так это самолёты. У нас же был авиазавод, несколько боевых эскадрилий стояло — в Толчмачёве, в Коченёве, в Бердске, Сталинградское лётное училище у нас было. И парад всё-таки был! Удивительно, почему ни областная газета «Советская Сибирь», ни газета военного округа «Красноармейская звезда» никак не отметили это событие.

Евгений Ларин: Парад воздушный?

Константин Голодяев: Да. Видимо, насколько привыкли к самолётам. Мы и сейчас часто слышим рёв двигателей над городом.

Евгений Ларин: Но это всё равно напрягает.

Константин Голодяев: Напрягает. Но тогда, видимо, настолько все привыкли— каждый день они летали — что даже не заметили, что вдоль Красного проспекта в строю тремя рядами пролетели 36 истребителей.

Несколько лет назад я встречался с полковником в отставке Яковом Фёдоровичем Осадчим, который мне рассказал, что он участвовал в этом параде, шёл в этом строю. Он тогда служим лейтенантом, работал лётчиком-инструктором в 20-м запасном авиаполку, который дислоцировался в Толмачёве. Он рассказал, что 9 мая, сразу после объявления Левитана, в части была объявлена боевая тревога.

Евгений Ларин: Почему боевая?

Константин Голодяев: Экстренная, чтобы моментально подняться в воздух. Командир полка принимает решение — сам ли он это придумал, согласовывал с кем-то или нет, это осталось тайной — пройти парадным строем над Красным проспектом. Вылетают три эскадрильи и собираются «на петле» в районе моста через Обь. Ведущий — американский самолёт «Бостон» — разворачивается, а остальные на Як-9 к нему примыкают и строем проходят над Красным проспектом на высоте всего 400 метров. Шум-то должен был быть приличный!

NET_8386.jpg
Евгений Ларин. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Осадчий рассказывал, что видел из самолёта, как вся площадь была заполнена людьми: они и слева, и справа по проспекту, и на бульваре. Но смотреть вниз было некогда, потому что главное было держать строй — низкая высота, большая скученность. А самолёты снизу видели, на них смотрели, он это запомнил.

Евгений Ларин: Но почему-то этот факт не сохранился.

Константин Голодяев: Только в его воспоминаниях. В газетах нет, в архивах нет. Ну не придумал же он, в конце концов, это!

Евгений Ларин: В Новосибирске много лет существует традиция водружать над куполом Оперного театра копию Знамени Победы, которое водрузили 1 мая 1945 года на здании Рейхстага в Берлине. Знамя Победы — это штурмовой флаг 150-ой ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. Вот так! 9 мая 1941 года оно тоже появилось над Оперным?

Константин Голодяев: Я слышал эту легенду, но документов никаких не осталось. Это рассказывала дочь той самой женщины, тогда 27-летней девушки, которая работала в Оперном театре помощником администратора.

Где она взяла это знамя или красный флаг? Конечно, это не была копия Знамени Победы, но красных флагов было много. Может, это был красный флаг, который готовились вывесить на фронтоне театра перед открытием. Она самостоятельно забралась на купол Оперного — просто по лесенке на каблучках, возможно, на ветрище. Как она закрепила там это знамя, неизвестно, но легенда такая есть. Даже если этого не было, пусть у нас в истории города будет такая красивая легенда. Её звали Елена Васильева.

Надо посмотреть в отделе кадров Оперного театра, была ли в 1945 году такая сотрудница, чтобы хотя бы косвенно подтвердить такой факт. Люди от радости совершали самые сумасшедшие поступки.

Евгений Ларин: Оперный театр хотели же открыть именно 9 мая?

Константин Голодяев: Оперный театр окутан разными легендами, но есть фактическая правда, что театр уже был открыт. Он был построен ещё к 1941 году. 25 января 1941 года на большой сцене прошло первое публичное представление. Это был не «Иван Сусанин», это была лирическая опера Чайковского «Иоланта». Но в зале сидели строители театра, как это принято, первый спектакль — для строителей.

Официальное открытие театра для всех было запланировано на 1 августа 1941 года. Но его не случилось, началась война, в театр привезли экспонаты 20 крупнейших музеев нашей страны. На тот момент, до 1944 года, здесь было крупнейшее хранилище планеты. В 1944 году музеи уехали на освобождённую территорию. Руководству театра удалось собрать новую профессиональную труппу, хотя до этого труппа уже была. В новой труппе было более тысячи человек. Открытие, согласно документам обкома партии, было назначено на 29 апреля 1945 года. Потом его перенесли на 9 мая. Оно бы всё равно состоялось, но решили дать людям отдыхать свободно.

Евгений Ларин: Но репетиция 9 мая всё же состоялась?

Константин Голодяев: 9 мая уже стояли декорации, всё было готово к премьере, но её просто перенесли. 12 мая театр достойно представил городу оперу Михаила Ивановича Глинки «Иван Сусанин». Огромный зал, в котором было на тот момент 2200 мест. На премьеру можно было попасть только по пригласительным, билеты не продавались ни на 12-е, ни на 13 мая.

Народ на площади собрался и стоял, потому что не мог попасть в зал. Вроде даже были выведены репродукторы на площадь, чтобы народ слышал, что происходит в зале, но доказательств этому нет, это только по рассказам. Но известно (это было написано в «Советской Сибири»), что финальную песню оперы «Славься!» пели все.

Зал встал, пели артисты, пел зал, может быть, пели те люди, которые стояли на улице, и потом аплодисменты не умолкали много минут.

Евгений Ларин: Кстати, среди тех, кто получил пригласительный на 12 мая, был и Липин, который тогда был ещё мальчишкой. Он пишет: «Впечатление от огромного, великолепного, ослепительного здания просто оглушило и лишило речи. С высоты третьего яруса одним взглядом трудно было охватить всё: занавес, ложи, сотни людей, фигуры богов (не всех и узнали)». Он описывает, что они торопились побывать везде, всё посмотреть. Он вспоминает, как его поразил буфет, это в 1945-м году! «Буфет привлёк запахами фруктов, шоколада и духов, там я впервые увидел ананас».

Константин Голодяев: Здание Оперного театра — божественное, оно уникальное, его ни в коем случае нельзя менять. Я слышал, что там сейчас планируется очередная реконструкция, и под угрозой даже лестницы. Там перекрёстные лестницы на ярусы ведут, как кресты — навстречу друг другу.

У Липина впечатление от буфета, а у меня детское впечатление от этих лестниц — как мы по ним прыгали, перепрыгивали через перила, чтобы с одного конца перепрыгнуть на другой. Это была такая игра! Эти лестницы просто великолепны, это достижение! Туда можно только из-за лестниц приходить, чтобы детям на них поиграть.

69.jpg
Фото: музей НГУАДИ

Евгений Ларин: Когда закончилось стихийное гуляние, в городе были, наверное, организованы, что называется, культурно-массовые мероприятия?

Константин Голодяев: Да. Во-первых, 9 мая 1945 года постановлением совнаркома был объявлен выходным днём, именно этот день — потому что потом на 20 лет он снова стал рабочим днём. В 1966 году его снова сделали выходным.

Евгений Ларин: То есть впервые за долгие четыре года 9 мая 1945 года рабочий мог не пойти на завод?!

Константин Голодяев: Совершенно верно. Непрерывные предприятия, конечно, работали, но большинство предприятий не работало. Весь город, казалось, вышел на улицы. Кругом играли духовые оркестры, на улицах играли гармошки, под них люди танцевали, встречались военные, раненые, — их подбрасывали в воздух. Радость была всеобщая.

В кино шли бесплатные сеансы. В клубах проходили стихийные концерты. При клубах и в военное время собиралась художественная самодеятельность, быстренько были организованы выступления. В этом году, в апреле, праздновали 75-летие нашего замечательного академического коллектива — Сибирского народного хора. Коллектив образовался в апреле 1944 года. А его первое выступление состоялось 9 мая 1945 года. По некоторым воспоминаниям артистов, оно прошло на сцене Оперного театра, но на самом деле это не подтвердилось. Впервые они выступили на сцене Дома Красной армии, который мы сейчас знаем, как Дом офицеров. Там, действительно, и выступил коллектив под управлением Николая Королькова.

Евгений Ларин: И люди с удовольствием отправляли и принимали телеграммы.

Константин Голодяев: Открытки! Совершенно верно. Почта завалена была почтовыми карточками, как они тогда назывались. Они были без картинки и стоили недорого, если побогаче — с картинкой. Люди рассылали всем эти почтовые карточки просто со словами поздравлений с Победой.

Евгений Ларин: Ну и вскоре новосибирцы начали встречать родных и близких, которые стали возвращаться с войны?

Константин Голодяев: Да, но это было не так красиво и восторженно. Было печально, когда люди приходили на вокзал — и не дожидались своих родных. А вообще, первые эшелоны проходили мимо, уходили дальше, на восток. Они шли на японскую войну. Вторая мировая война тогда ещё не закончилась.

Только 26 июля первый эшелон прибыл с разгрузкой в Новосибирске. Это были воины с Ленинградского фронта. Было, что ленинградцы, которые были у нас в блокаду, тут же, на перроне, находили своих родных, которые уходили воевать из Ленинграда, а семью эвакуировали в Новосибирск. Это светлая сторона.

Но на самом деле, часть демобилизованных воинов вливались в трудовые коллективы, работали — система трудоустройства была налажена. Но не всем хотелось идти в эту систему, не всем хотелось работать. И часть демобилизованных усилили в городе криминогенную обстановку. Много бывших военнослужащих влились в бандитскую среду. Не знаю, в чём они себя в жизни не нашли, но так было.

В воспоминаниях работников милиции есть такие строки: «В Новосибирске орудовали оснащённые трофейным оружием банды и группы, многие действовали под маркой „Чёрная кошка“. Грабители действовали нагло, безбоязненно ломали окна, двери, врывались в дома, загоняли хозяев в подполье, забирали вещи и уносили». 

Здесь есть и реальные демобилизованные, и есть те, кто под них помазывался.

Мы же помним фильм «Место встречи изменить нельзя»: там капитан, который своим орденом бравировал, он же никакой не капитан, а проходимец, вор и грабитель. У нас также наверняка такое было. В фильме же тоже были настоящие ветераны, которые участвовали в этой шайке. У кого-то жизнь не сложилась, кто-то себя не нашёл. Но основная масса была светлая, трудоустроенная, которая стала дальше жить и работать.

Евгений Ларин: Я встречал легенду, что знак чёрной кошки, который в фильме окурком рисовали, взят из новосибирской реальной жизни.

Константин Голодяев: Я думаю, что он взят из многих городов.

Евгений Ларин: Сеть?

Константин Голодяев: Нет, ни в коем случае не сеть, это не была какая-то группировка. Я думаю, что это было что-то из «зоны» вынесенное и разошедшееся само по себе по городам, как образ.

NET_8438.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: На кадрах кинохроники, где запечатлена сцена встречи фронтовиков на вокзале, среди встречающих — в основном, женщины, подростки и дети? Каким подошёл Новосибирск к окончанию войны, какие потери понёс?

Константин Голодяев: Это вопрос даже чисто морально сложный, потому что война оказывает развивающее действие на тыловые города и страны. Посмотрите, как поднялись Соединённые Штаты, которые не знали войны, но продавали всем вооружение. И наш город тоже поднялся. Как бы кощунственно это ни звучало, война оказала положительное влияние на развитие нашего города.

Демографически наш город увеличился на треть. В 1941 году население города было 450 тысяч, в 1945 году — 605 тысяч. За четыре года прибавилось 155 тысяч человек. Вот вам, пожалуйста! Конечно, это эвакуированные. Но, тем не менее, большинство из них остались в нашем городе. И через 20 с небольшим лет город стал миллионником, ещё почти в два раза увеличился.

Кардинально изменили нашу экономику те предприятия, которые к нам перевезли из европейской части. В Новосибирскую область эвакуировали 150 предприятий. Но только область была большая, в неё входила современная Кемеровская и Томская области. Вузы перевезли.

Ещё до войны наши замечательные архитекторы разрабатывали множество проектов. Коммунальный мост, который построили в 1955 году, на самом деле — проект 1930-х годов. Не было бы войны — он был бы построен раньше.

Мы не получили автозавод, который тоже должен был быть построен до войны. Мы не получили огромный стадион, который должен был быть больше «Спартака». Не получили набережную, которую только в 1960-е годы начали делать, сейчас её реконструируют, а также стационарный цирк, большие оздоровительно-парковые зоны. Всё это мы получили бы гораздо раньше.

Но главное не в этом, главное — люди. Из Новосибирской области в Красную армию было призвано 635 тысяч человек, из них 180 тысяч человек не вернулись назад. Вот они — основные потери в годы войны. А это рабочая сила, это будущие поколения, которые не родились. Самое важное в таких праздниках, как 9 мая — думать о людях, о ветеранах, которые остались. Ветеранам надо помочь, которые ещё живы. Они уходят один за другим. Вот Бакуров ушёл.

И у нас, конечно, есть много замечательных памятников, посвящённых Великой Отечественной войне, людям, которые и погибли в той войне, и пришли с неё. Самый большой их них — Монумент Славы в Ленинском районе. Там на пилонах высотой 10 метров нанесены почти 33 тысячи фамилий погибших новосибирцев, и список этот пополняется.

В 1967 году, когда его открывали, это было скандальное открытие. Министерство культуры было категорически против. Тогда День Победы объявили выходным днём, начался праздник, праздничные мероприятия, а тут — 33 тысячи погибших! Вот они — фамилии, люди приходят, закрашивают фамилии своих родных. А потом, когда комиссия из Москвы приехала, уже на готовый памятник посмотрела, ей понравилось — и в других городах тоже начали такие памятники открывать. Но повторю: главное не памятники — люди.

На днях еду в троллейбусе, зашла мамочка девочкой, села у окошка, посадили дочку на колени, а на соседнее место сел дедуля. Девочка как давай верещать, дескать, хочет, чтобы дедуля ушёл. А дед железный попался, он не стал с ними скандалить, он просто взял и пересел. 

Но мамочку эту надо, наверное, розгами наказать за то, что она позволяет своему ребёнку так себя вести.

Евгений Ларин: Мы уже говорили о приобретениях Новосибирска в годы войны. Это список, наверное, можно расширить?

Константин Голодяев: Если перевести на цифры, то в годы войны в Новосибирской области было выпущено более 125 миллионов снарядов. Это почти треть всех снарядов, которые были выпущены вообще во всей стране. 15 с половиной тысяч самолётов «Як» было выпущено на заводе Чкалова, это половина всех истребителей «Як», выпущенных в нашей стране. 170 тысяч радиоаппаратов, безмерное количество зенитных дальномеров выпустил завод Ленина. Наш завод «Электросигнал» выпустил рации для всех военных самолётов, которые детали во время войны, и для половины танков. Мы сухопутный город, но наш судоремонтный завод в Затоне починил четыре бронекатера, которые успели повоевать ещё и с японцами. Один из них сейчас стоит в виде памятника на постаменте в Хабаровске.

NET_8406.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: И подводную лодку «Новосибирский комсомолец», которая стоит сейчас в музее в Химках, по-моему.

Константин Голодяев: А сколько денег сдали на военные займы, на подводные лодки, на эскадрильи? А сельское хозяйство, которое в 1943 году просто завалилось на бок, Москве пришлось вмешиваться, чтобы мы здесь с голоду не померли.

Новосибирцы 160 тысяч тонн мяса сдали в годы войны государству, более полутора миллионов тонн зерна. Женщины на коровах пахали. Это непостижимо! ⁠

А сколько у нас героев Советского Союза! 353 жителя области удостоены этого звания. Покрышкин — трижды герой. Шесть человек награждены Орденами Славы трёх степеней. Более 100 тысяч человек, которые работали в тылу, получили медали за доблестный труд в году войны.

Город приобрёл такие стальные мышцы, такой каркас оборонно-промышленного узла, что в 1943 году он был даже закрыт — отнесён к числу режимных территорий и закрыт для иностранцев. Только в 1966 году сюда разрешили приезжать иностранным туристам. Объём валового производства за годы войны поднялся более чем в пять раз. Умопомрачительные достижения! И совсем не зря, очень запоздало — в 2015 год наконец-то принято решение, что наш город за выдающиеся заслуги получил международное почётные звание «Город трудовой гордости и славы». Мы не можем называться городом-героем, у нас не было военных действий, но, я думаю, что городом-героем тыла мы точно должны быть!

Показываем главное здесь и сейчас — подписывайтесь на Новосибирские новости в Instagram.

Что происходит

Показать ещё
Яндекс.Метрика