Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Однажды в Новосибирске: хроникёр из цирка и космическая кинокамера

1 марта на радио «Городская волна» прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора» об истории Новосибирска«. В гостях в студии — кинорежиссёр, директор Новосибирского дома документального кино Элла Давлетшина. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Евгений Ларин
Евгений Ларин
17:38, 06 Марта 2019

Взгляд назад. Исторический календарь

25 февраля 1933 года открылась первая выставка изобразительного искусства Западно-Сибирского края.

28 февраля 1959 года открылся самый большой продовольственный магазин в Сибири и на Дальнем востоке — гастроном №2. Он расположился на первом этаже жилого дома НИИ-39 на Красном проспекте, 30. На площади в 1630 квадратных метров разместились пять торговых залов. Был там и кафетерий, который славился на весь город своим настоящим кофе. В 1960-е годы это было большой редкостью. В 1971 году дом на Красном, 30, а вслед за ним и гастроном получил народное, которое спустя годы стало и официальным, название — «Под строкой». На крыше дома появилось световое буквенное табло — 28 метров в длину и два в высоту. Это была бегущая строка, «электронная газета» с городскими новостями. Магазин просуществовал без году полвека.

26991920_146418642730078_6545356068677308193_n.jpg
Гастроном №2. Фото: facebook.com/neparadnyiNsk

29 февраля 1964 года Новосибирскому театру оперы и балета — первому среди периферийных театров страны — присвоили звание академического. В этот день была исполнена опера Михаила Глинки «Иван Сусанин», с которой и началась жизнь театра.

С 1 марта по 14 апреля 1922 года Ново-Николаевск находится на военном положении, которое ввели из-за разгула в городе бандитизма.

1 марта 1958 года вышел в свет первый номер газеты «Вечерний Новосибирск». Очереди к газетным киоскам начинали выстраиваться около пяти часов вечера, они надолго стали характерной деталью городского пейзажа.

2 марта 1917 года в Ново-Николаевск пришло известие о свершении в Петрограде революции. Монархия пала, а в нашем городе в течение двух последующих дней установилось двоевластие из Комитета общественного порядка и безопасности — как органа Временного правительства, и Совета рабочих и солдатских депутатов. Комитет возглавил эсер Николай Жернаков, двоюродный брат первого городского головы Владимира Жернакова. Во главе Совета депутатов встал лидер социал-демократов, меньшевик Владислав Герман-Каменский.

2-марта 1967 года открыл свои двери для покупателей ЦУМ, госкомиссия приняла его ещё в январе.

Однажды в Новосибирске. Транзитный пассажир

1 марта 1897 года в 9 часов 25 минут вечера по пути в Шушенское почтово-товарно-пассажирским поездом №4 на конечную станцию Западно-Сибирской железной дороги Кривощёково прибыл Владимир Ульянов, впоследствии известный как Ленин.

Поезда с запада до Кривощёкова на левом берегу тогда уже ходили. С правобережной станции Обь — это современный Новосибирск-Главный — на восток тоже было запущено движение. Не открыт пока был только мост, реку пассажиры форсировали самостоятельно: летом на лодках и паромах, зимой — на санях. Владимир Ильич также воспользовался гужевым транспортом.

На железнодорожной станции в Кривощёкове собирались извозчики. Там они забирали пассажиров поезда и перевозили их по застывшей реке на правый берег, как правило, на Сузунский воз — ныне это улица Восход. Оттуда седоки уже разъезжались в разных направлениях. За проезд до станции Обь Ульянов-Ленин заплатил примерно 40 копеек — такова была такса за час езды на извозчике.

Временное движение от станции Обь до Красноярска по Средне-Сибирской железной дороге открыли буквально накануне приезда Ленина. Так он стал одним из первых транзитных пассажиров, правда, вышло это ему весьма накладно — 10 рублей за билет и 5 рублей за багаж.

Чем именно занимался молодой Ильич в сибирском посёлке — доподлинно неизвестно. Но само пребывание у нас Ленина — это легенда. Она окутана слухами, вымыслами, догадками. По пересказу сотрудника музея Новосибирска, краеведа Константина Голодяева, в посёлке Владимир Ильич увидел нечто такое, что поразило его воображение и навсегда врезалось в память.

Константин Голодяев: Есть в воспоминаниях наших революционеров строки о том, что они вместе гуляли с Лениным по посёлку, в частности, по улице Межениновской, которая сейчас называется именем Челюскинцев, и на одной из сосен Ленин увидел табличку «улица Межениновская». Спрашивает: «Кто это?» Товарищ отвечает: «Начальник железной дороги». «Не знаю», — сказал Ленин и пошёл дальше. Также на этой улице он обратил внимание на наши резные оконные наличники и увидел на них, как пишут изображение перекрещённого серпа и молота, и так запали ему в душу эти наличники с таким изображением, что оно после стало основным элементом советской геральдики«.

Впрочем, считает краевед, всё это пустое. Как и досужие домыслы о том, что улицу Ленина назвали так именно потому, что по ней его и везли на санях по посёлку. Но того быть не могло, поскольку тогда улицы — их было две: Кузнецкая и Михайловская — были разделены глубоким Михайловским логом, на месте которого сейчас проспект Димитрова. По мнению Константина Голодяева, ленинский путь был другим. Его, скорее всего, везли напрямую, то есть через территорию нынешнего аквапарка, дальше по Оби и с выездом уже почти к самому вокзалу.

IMG_5775.JPG
Константин Голодяев. Фото: nsknews.info

Утром 2 марта 1897 года в 9 часов ноль-одну минуту Ленин отправился дальше — в Красноярск. В посёлке Ново-Николаевск Ильич пробыл 696 минут.

Было — не было. Ожившая фотография

Гость в студии — кинорежиссёр, директор Новосибирского дома документального кино Элла Давлетшина.

Евгений Ларин: В прошлом году киножурналу «Сибирь на экране» исполнилось 90 лет. Эта цифра отсылает нас в 1928 год, когда в Новосибирске начали снимать кинохронику. Но я полагаю, что производство фильмов в нашем городе началось несколько раньше. Действительно, когда в Ново-Николаевске стали снимать кино?

Элла Давлетшина: Это действительно так, кино начали снимать раньше. Новосибирск в этом смысле уникальный город, другого такого нет — потому что почти с самого его основания уже работали съёмочные группы, появились первые кинематографисты. Вообще, первым кинематографистом мы считаем Федота Махотина. 

Это уникальная личность, история которой очень интересна. Это именно тот человек, который в 1896 году побывал на нижегородской ярмарке и увидел новое чудо — кино, синематограф.

Евгений Ларин: 1896 год — это всего год спустя после того как Люмьеры показали свой первый фильм?

Элла Давлетшина: Абсолютно верно. Россия всегда идёт сразу за новинками. Другое дело, как они потом развиваются и на каком этапе отстают. Это заслуживает особого разговора, потому что так называемый голливудский монтаж в Голливуде называли русским монтажом, они учились у первых кинематографистов. А Федот Махотин купил проекционный аппарат и привёз его в Ново-Николаевск. Вообще, он состоял в труппе цирковых артистов, а кино начиналось как аттракционное зрелище.

Евгений Ларин: А ведь он уже был администратором к тому времени, он продумывал программы.

Элла Давлетшина: Конечно! Он просто начал своё предпринимательское дело, кинодело. Он продумывал программы, он открыл в Ново-Николаевске первый кинотеатр. Это был деревянный, с нашей точки зрения, сарай, но он стоял в главном месте — ныне это Площадь Ленина. Там сейчас можно увидеть небольшой памятник, хотя он стоит немножко не на том месте, где стоял первый кинотеатр.

Евгений Ларин: Памятник в виде нагромождённых коробок с плёнками?

Элла Давлетшина: Совершенно верно. У нас есть уникальные кадры — пролёт на городом Новосибирском, снятый в 1929 году. Скорее всего, это снято в 1928 году, но фильм «Столица Сибири» вышел в 1929 году. И на этих кадрах ещё стоит то самое здание, в котором был синематограф Махотина.

Евгений Ларин: Но снимал это с самолёта уже не Махотин?

Элла Давлетшина: Конечно, нет. У Махотина после революции судьба несколько раз менялась, потому что кинопредприятия перешли в ведомство государства. Какое-то время Махотин был нужен, но потом история его уходит. Достоверно то, что к 1928 году он уже умер. Но это был первый кинематографист, притом уникальный. Ведь он не просто показывал свеженькие фильмы, он заботился и о том, чтобы это были познавательные сеансы. Более того — сейчас мы подходим к самому главному — он начал первые съёмки в Ново-Николаевске!

IMG_0628.jpg
Элла Давлетшина. Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Ну, вот купил Федот Махотин киноаппарат, понятно. А где он добывал фильмы, ведь это было непросто, я полагаю?

Элла Давлетшина: Кинематограф развивался очень быстро. Если всего через год после сеанса Люмьеров в Париже проекционный аппарат был в Нижнем Новгороде, то и фильмы стали появляться быстро. Прошло ещё немного времени — и начало развиваться и российское кинопроизводство. Кинематограф, естественно, был немым, но выразительность была на первом месте. 

Один из первых фильмов в Ново-Николаевске был снят по роману Щепкина, фильм назывался «Красный газ». Его история, к сожалению, неизвестна, мы его не видели. 

Интересно то, что когда кинематографисты хотели снять что-то на основе литературного произведения, то обязательно смотрели, насколько это произведение кинематографично. 

Изображению, движению, действию придавалось большое значение, и это до сих пор остаётся главным.

Евгений Ларин: Махотину удалось удержать свой кинотеатр в течение многих лет. В то время как кинотеатры в Ново-Николаевске открывались и закрывались один за другим. У него был особый подход к репертуару?

Элла Давлетшина: Абсолютно верно! Во-первых, особый подход. Во-вторых, он заботился об удобстве. Он привлекал зрителей разными способами, например, на сеансах показывал картинки с фотографиями известных актёров — Макса Линдера, Веры Холодной, других. Махотин был очень предприимчивым и артистичным человеком. 

Его собственные ленты тоже привлекали зрителя. Утром сняли, а на следующий день или даже вечером того же дня это было уже на экране. Это, конечно, была сенсация. Вы просто представьте: маленький деревянный город, нет интернета, нет телевидения, даже книжные новинки ещё не доходят, а если и доходят, то не все читают на французском, английском, немецком. А язык кино доступен абсолютно всем, особенно язык великого немого кинематографа.

Евгений Ларин: И вот первым хроникёром нашего города становится Махотин. К 1914 году в его киновыпусках даже появляется постоянная шапка «Ново-Николаевск на экране». Звучит очень знакомо.

IMG_0641.jpg
Евгений Ларин. Фото: nsknews.info

Элла Давлетшина: Совершенно верно! Это предшественник киножурнала «Сибирь на экране». Думаю, что когда придумывали это название, вспоминали «Ново-Николаевск на экране».

Евгений Ларин: Махотин снимал очень много фильмов для своего времени — «Виды Ново-Николаевска», «Ново-николаевские юбилейные торжества Дома Романовых», «Масленица в Ново-Николаевске» и много других. Хоть что-нибудь удалось сохранить их этих лент? Ведь плёнки живут достаточно долго.

Элла Давлетшина: Пока у нас таких сведений нет.

Евгений Ларин: Как складывалась судьба ново-николаевского кинематографа?

Элла Давлетшина: С одной стороны, достаточно удачно. С другой стороны, кино в нашем городе было, как птица Феникс. Появлялись очень интересные люди, личности, группы, которые развивали кинематограф.

 Снимали на старых, уже и по тем временам, камерах. Но наши люди были чрезвычайно изобретательны. Вероятно, у Новосибирска есть особый дух, люди в нём нестандартные. 

Уже в 1930 году различные виды съёмочных производств оформились в студию кинохроники, которая стала регулярно выпускать киножурнал «Сибирь на экране».

Евгений Ларин: Вы упомянули фильм «Красный газ». Мне показалось невероятной история о том, как его снимали, как находили всю обстановку.

Элла Давлетшина: Там даже какие-то мейерхольдовские актёры снимались!

Евгений Ларин: Вроде сам Эйзенштейн приложил руку к монтажу этого фильма?

Элла Давлетшина: Легенд много. Как было на самом деле, я сказать затрудняюсь. Я отсылаю всех к книге нашего замечательного сценариста и киноведа Ватолина «Синема в Сибири». Там у него подобраны документы. Кстати, именно он вернул в историю знания о Федоте Махотине.

Евгений Ларин: После выхода на экраны фильм «Красный газ» пользовался огромной популярностью. Было сделано очень много копий, народный комиссариат просвещения постановил один экземпляр поместить в исторический музей. Какова судьба этого фильма? Он действительно не сохранился?

Элла Давлетшина: Существуют загадки, связанные и с более поздними фильмами. Сейчас Новосибирский дом документального кино совместно с Новосибирсккиновидеопрокатом ведёт большую работу по оцифровке и возращению из Москвы сюжетов кинохроники, которая посвящена нашему городу. И там есть задатки! Например, в кинохронике вообще нет 1961 года. Все спрашивают, что было в то время, когда Гагарин полетел? Нет ни одного выпуска «Сибири на экране», мы до сих пор не распутали, где они находятся. 

При изменениях, которые претерпевала наша страна, страдали хранилища, сама система. Не говоря уже о том, что регулярная съёмка киножурналов прекратилась в начале 2000-х. Эта система исчезла и требует серьёзного возрождения. Вы спросите меня, почему телевидение не заменит кинохронику?

Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Спрошу. Но сначала расскажите, как возник журнал «Сибирь на экране», при каких обстоятельствах, кто стоял у его истоков?

Элла Давлетшина: К тому времени уже был «Ново-Николаевск на экране», был Дзига Вертов. Ведь первые кинооператоры были художниками. Кадры, которые они строили, шли от фотографии, от живописи. Кино было рядышком с великими искусствами, оно их соединяло в себе.

Евгений Ларин: И когда-то стало важнейшим для нас из всех искусств, как сказал великий.

Элла Давлетшина: Это цитата, которая используется не полностью. Во-первых, о кино там говорилось наряду с цирком. А во-вторых, Ленин говорил о том, что при безграмотном населении важнейшим из искусств для нас является кино. Эта цитата всегда вырывается из контекста. Но я считаю, что кино действительно является важнейшим из искусств, если говорить о кинохронике и документальном кино. Потому что именно в этом виде искусства хранится визуальная история, коллективная память. И в обществе именно сейчас есть спрос на память.

У нас в Доме документального кино есть проект «Память в подарок», когда мы находим уникальные киноплёнки, кадры — просто о бабушке, о молодости людей известных в городе, и не очень. И при встрече на экране и в зале возникает особое ощущение машины времени. Людям надо возвращать достоинство, которое заключается в чувстве, что жизнь прожита не зря.

Перемены в жизни иногда заставляют человека чувствовать себя немного приниженным, ощущать, что что-то прошло, не запомнилось и ушло. А когда это возвращается, когда об этом говорят, когда это видят, то это возвращает достоинство человеку. Человек должен понимать, что его жизнь находится в огромном потоке жизни сообщества, и что он принадлежит к этому сообществу, он достойный член.

Евгений Ларин: Почему же вы всё-таки считаете, что телевидение не сможет заменить кинохронику?

Элла Давлетшина: Телевидение не заменит кинохронику по простой причине. Во-первых, сегодня телевидение ангажировано, безусловно. А во-вторых, на телевидении в кадре, как правило, автор с микрофоном, и он — главное лицо. Остальные картинки — это просто иллюстрации.

Сюжет же кинохроники — это маленький фильм, в котором показываются моменты жизни. Как ни рассказывают, каким был на сцене Арнольд Михайлович Кац, как он репетировал, но пока этого не увидишь, не почувствуешь. Как радовались, когда открыли Октябрьский мост — первый мост! Как шли по нему люди, плохо, может быть, одетые — радостные! 

А система киножурнала ведь предполагала вечное хранение. Всё, что мы снимали, хранится в красногорском Российском государственном архиве кинофотодокументов. И это главное! Всё собирали в одном месте. Попробуйте сейчас найти в регионах каик-то съёмки. Они все на разных телевизионных каналах. Найдут ли? Дадут ли это вам? Будут ли хранить? Не хранят же.

Евгений Ларин: Как долго хранится киноплёнка?

Элла Давлетшина: Плёнка-то хранится уже 100 лет. А как «цифра» хранится — это ещё вопрос. Даже в Российском государственном архиве в Красногороске сейчас стоит вопрос о том, чтобы «цифру» на плёнку переснять, потому что нет никаких гарантий. «Цифру» всё время нужно пересохранять, сейчас это уже ясно. А киноплёнка хранится, если нужно, то можно ещё раз сделать копию с негатива.

IMG_0629.jpg
Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Какая самая ранняя киноплёнка имеется в Новосибирске?

Элла Давлетшина: Если говорить о Доме документального кино, то, пожалуй, фильм 1929 года, о котором мы говорили. Но у нас есть великое произведение нашего режиссёра Кима Долгина, уже ушедшего, который работал на «Новосибирсктелефильме». Он сделал в своё время фильм «Хроника города Новосибирска», в котором собрал имеющуюся на тот момент в хранилищах хронику. И вот там есть более ранние кадры, чуть ли не 1920 года. Это уникальный фильм. Всё, о чём я говорю, можно посмотреть в музее документального кино на Романова, 26. Новосибирский дом документального кино — это часть Музея города Новосибирска, его отдел. И наша задача — собрать всю синематеку Новосибирска.

Евгений Ларин: Амбициозная задача!

Элла Давлетшина: Да, а что ж, Новосибирск такой город.

Евгений Ларин: Если говорить о кинохронике, то у многих, наверное, сложилось впечатление или осталось воспоминание, что киножурнал «Сибирь на экране» показывал исключительно парады, визиты высоких гостей, передовые производства, грандиозные стройки...

Элла Давлетшина: Конечно, всё это снимали. Дело в том, что хроника — это жанр киноискусства, в котором, как правило, в сюжет входит событие, которое надо сохранить. Репортажное событие. Но жанры были разные. 

Например, у нас есть сюжет о последнем ледоходе на Оби. На следующий год заработает плотина ГЭС, и ледохода не будет. Сняли лирическую зарисовку, как жители смотрят на последний ледоход на Оби, прощаются с ним. 

Был жанр портрета, была сатира.

Евгений Ларин: Помню сюжет, в котором высмеивали «непристойные» танцы в молодёжном клубе.

Элла Давлетшина: Было и так. Критиковали и транспорт, который плохо ходил. Боже, если бы вы видели, как в одно время новосибирцы заталкивались в автобусы. Потом появилось метро, появился мост.

Евгений Ларин: Если внимательно посмотреть несколько выпусков кинохроники подряд, то станет очевидно, что снимали и матчи дворовых хоккейных команд, и школьные уроки, и фигурную езду на мотоциклах. Ведь это большая ответственность: решать, что оставить в истории, а что из неё выкинуть.

Элла Давлетшина: Кинохроникёры — люди отчаянные. Достаточно того, что в те времена приходилось и летать, и залезать куда угодно. Но ведь это профессия. И ещё одна вещь — система. Выпускалось 48 киножурналов в год, по четыре в месяц. Обязательно удавалось зацепить что-то уникальное. При этом мы не были чётко привязаны к местной власти, кино было федеральным направлением. Формировался взгляд немного сверху. Ещё была установка на что-нибудь первое. Например, появилась детская филармония, и мы сняли шестилетнего Вадика Репина! И мы попали в точку. У нас также есть маленький Антон Бараховский, совсем маленький Максим Венгеров. Ещё мы снимали десятилетнего Романа Власова.

IMG_4203.JPG
Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Наверное, здесь нужно иметь, как говорится, чуйку?

Элла Давлетшина: Именно чуйку! Как говорит наш замечательный архивист, звукорежиссёр Анатолий Антонов, надо иметь осознание важности происходящего момента.

Евгений Ларин: Как темы, в первую очередь, занимали новосибирских документалистов? Жизнь села, индустриализация?

Элла Давлетшина: Всё было. Были и сельские сюжеты, и на заводах нужно было снимать, и развивающуюся нефтяную или газовую промышленность. 

Там часто всё было подчинено времени и задачам, которые ставило государство. Но среди всего этого портрет эпохи запечатлевался очень ярко. Я в этом убеждаюсь всё больше и больше.

Мы недавно по-своему открывали театральный марафон для школьников и показывали кинохронику. Привезли из Москвы кадры с открытия в Новосибирске музыкального тетра — Театра музкомедии. И актёрам, людям театра, которые были на показе, это было интересно, и детям. Они видели, какая яркая театральная жизнь в Новосибирске, чем город тоже может гордиться. И к этому можно было присоседиться здесь и сейчас. С другими темами так же.

Евгений Ларин: Вы уже сказали о том, что в Новосибирске в последнее время поднимают из небытия много старых плёнок, и есть ещё оборудование, которое позволяет их смотреть, оцифровывать. Преподносят ли эти ленты какие-то настоящие сюрпризы? Позволяют делать какие-то открытия?

Элла Давлетшина: Да! Это тоже связано с нашим проектом «Память в подарок». Иногда рассматриваешь кадры хроники: а ведь тот самый актёр, неужели он у нас был! Или, например, мы разглядели в сюжете о стройотряде педагогического института переводчика кинофестиваля «Встречи в Сибири» Александра Шабрина — молодого, весёлого.

А был совершенно уникальный случай. Мне в Facebook написал внук женщины, которая была главным стоматологом города. Это Нина Михайловна Савченкова, ей исполнялось 90 лет. Внук попросил найти про неё сюжет, снятый студией кинохроники. Мы его нашли в Москве, оцифровали — и в качестве сюрприза на день рождения Нины Михайловны показали этот сюжет.

Оказалось, что внук-искусствовед живёт в Швейцарии. А перед нами открылся такой интересный человек! За каждым сюжет стоят люди, которые, в общем, и сделали Новосибирск таким ярким и самобытным.

В любое время были люди, которые делали своё дело. Не было бы Савченковой — не было бы в то время детских поликлиник, ночных дежурств и так далее. Не было бы Арнольда Михайлович Каца — не было бы оркестра. За всем стоит человек, и наша задача — найти его. Уникальный был хор Юрия Брагинского в НЭТИ, это был главный хор. Почему в НЭТИ? Потому что там был Брагинский. Мы несколько сюжетов оцифровали в Москве, привезли в Новосибирск. В зале собрались и студенты тех лет, и люди, совершенно к этому не причастные, это была уникальные встреча.

Удивительный момент был связан с кадрами, на которых мы запечатлели десятилетнего Рому Власова. Там во время тренировки он делает сальто. И когда он стал чемпионом в Лондоне, — мы смотрели запись, — узнав о том, что он стал чемпионом, он сделал такое же сальто, как тогда, в десятилетнем возрасте. Всё это моменты, которые как бы пронзают время. Это очень дорого.

IMG_0637.jpg
Фото: nsknews.info

Евгений Ларин: Когда работала кинохроника, что в это время делало телевидение?

Элла Давлетшина: У нас было замечательное телевидение, просто оно появилось позднее. Если говорить о документальном кино, то у нас была великая студия «Новосибирсктелефильм», на которой работал цвет отечественного, да и мирового документального кино — Юрий Шиллер, Валерий Соломин и многие другие. Сейчас, когда ушёл из жизни Валерий Соломин, его сын Евгений доделал фильм, над которым работал отец. Сейчас ещё сильнее становится понятно, какое здесь было великое документальное искусство. На Западно-Сибирской студии кинохроники тоже были замечательные режиссёры и фильмы. Так что Новосибирск — это очень кинематографический город.

Евгений Ларин: После долгого перерыва в производстве киножурнал «Сибирь на экране» получил вторую жизнь. Что изменилось? Сместились ли акценты? Ведь в современном информационном мире ценность события определить ещё труднее? В техническом отношении возможностей стало несоизмеримо больше, производство — дешевле, поливай хоть всё подряд.

Элла Давлетшина: Это так, но говорить о полном возобновлении ещё рано, потому что мэрия поддержала производство двух выпусков в год. То есть за три года мы сняли шесть выпусков киножурнала. Но, естественно, это уже нечто немного другое, нежели раньше. Плёночный журнал «Сибирь на экране» длился 10 минут, это одна банка плёнки. Цифровой киножурнал, конечно, может быть больше. Но зачем его смотреть такой длинный?

И мы пошли по пути альманаха, когда мы можем любой сюжет оттуда вынуть и отдельно показать. Например, отдельный сюжет приезд правнучки Будагова на День города. Это небольшой фильм, шесть-семь минут. Альманах можно посмотреть и целиком, а можно, по ситуации, показывать сюжеты отдельно.

Евгений Ларин: А что касается подхода автора, авторского фильтра, он изменился?

Элла Давлетшина: Фильтр по-прежнему такой: что-то происходит, и это надо запечатлеть. В основе сюжета кинохроники остаётся событие. Красивое авиашоу, посвящённое Александру Покрышкину. Или 125-летие города. Или когда прямо перед окном героя Советского Союза Анцупова развернули Знамя Победы.

Евгений Ларин: У меня остался только один вопрос. Правда ли, что знаменитая кинокамера «Конвас» была сконструирована в Новосибирске и её название означает «Константинов Василий»?

Элла Давлетшина: Верно. На ней начал работать старший брат Василия — Николай Константинов, один из первых кинематографистов, который работал в Новосибирске. А доработал конструкцию Василий Константинов, и кинокамера получила название «Конвас». Это любимейшая наша камера, которую тоже можно посмотреть в музее на Романова, 26. В своё время с её помощью снимали даже в космосе. Она считалась лёгкой камерой — весит шесть килограммов без кассеты; ручная камера.

Показываем главное здесь и сейчас — подписывайтесь на Новосибирские новости в Instagram.

Что происходит

Улицу Мира перекопают из-за ремонта теплотрассы

Пятна на солнце разглядели школьники в день последнего звонка в Новосибирске

Хосты, лилейники и спиреи высадили в центре города

В Новосибирск надвигается шторм —горожан просят не открывать форточки

Телескоп и калейдоскоп: какой будет детская площадка в Центральном парке

Майский велопробег по улицам города устроят новосибирцы

Мэр Анатолий Локоть прогулялся в школьном дворе

Если вы пропустили: кошелёк из сёмги, селфи в гробу и бурундучья тропа

Шествие буквиц: центр Новосибирска заполонили школьники с плакатами

«Это так волнительно»: новосибирские выпускники прощаются со школой

Мэрия Новосибирска запустила онлайн-опрос для театралов

Показать ещё
Яндекс.Метрика