Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Лучшие фотографы Новосибирска. Слава Gelio Степанов

Головокружительный успех Славе Gelio Степанову принесли фотоснимки с высотных зданий и объектов. Поразив новосибирцев тем, как незнаком и красив родной город сверху, 25-летний фотограф стал мегазвездой в сети и потеснил мэтров профессии офлайн. Секреты Славы Gelio: почему мало залезть с «мыльницей» на крышу здания, чтобы удивить мир своими фото - в интервью «Новосибирским новостям». А также откровенные признания: как женщины реагируют на звезду интернета, как грамотно наказывать тех, кто ворует фото в сети, о риске, и почему Gelio стал синоптиком.

Дмитрий Тростников
Дмитрий Тростников
18:01, 29 Мая 2012

«Мерседес» в бандитском районе

- Расскажу, за что вас недолюбливают выпускающие редакторы «НН». Они рассуждают так: зачем Степанов выкладывает свои фото в интернет в хорошем качестве? Это как оставить «Мерседес» с ключами в замке зажигания в бандитском районе и потом возмущаться, что его угнали. Как вам удается защищать свои авторские права в интернете?

- У многих фотографов-профессионалов принцип: наснимать, в сундук положить,  рычать на всех и не показывать. Не вижу смысла прятать свою работу. Да, будет какой-то процент потерь из-за недобросовестных людей, но плюсов гораздо больше. Раз украли, значит, моя работа востребована. Это стимул - будь рад этому. И такое отношение (а не как к «Мерседесу») дало настоящий рывок.

Есть и другая сторона. Недавно прочитал в Твиттере реплику: «Комсомольская правда» купила у меня две фотографии. Лучше бы украли – заработал бы раз в 50 больше». Когда фотографии покупают – платится небольшой гонорар. Но если их украдут, можно отсудить во много раз больше. Добиваясь соблюдения авторских прав, можно наказать недобросовестных людей и одновременно заработать. Юристы сами выходят на фотографов, кто достаточно известен, предлагают защищать наши права. За определенный процент.

125255_original.jpg

- Приходилось с помощью юристов отстаивать свои права?

- Да, хотя это тягомотный процесс. Но когда недобросовестный человек понимает, к чему все идет, он быстрее соображает и идет навстречу.

Например, один раз у меня украла фотографии картографическая компания. И на обложке карты Новосибирска я увидел свое фото, там даже торчал копирайт – они не удосужились убрать. Я позвонил – сначала стараюсь все решить мирным путём. А их директор в ответ чуть ли не матом: «Пошел ты! Это я сам взял фотоаппарат… Как ты докажешь, кто ты такой?» Бессовестно себя вел. Дело перешло в другое русло. Но он сам меня довел до злости. Обычно стараюсь не конфликтовать.

Посмотрите в ЖЖ блог «Лучшие фотографии со всего света». Человек выкладывает массу фотографий разных авторов. И не думаю, что кому-то за это платит. Как вы относитесь?

Самые популярные блогеры в рунете – те, кто занимается кросс-постингом. А не мы – создатели оригинальных материалов. Они отбирают лучшее, снимают сливки. Но проблем нет, если правильно указано авторство и дана гиперссылка на мои ресурсы. Кто заинтересуется моей работой, перейдет по ссылке, и это мой бонус. Мы из другого поколения. Мы все выкладываем. А для защиты прав имеется копирайт в углу. Конечно, очень неприятно, когда его срезают.

«В Астане мы забрались на высотку, этажей 40, и сотрудник службы безопасности тамошней очень переживал из-за того, что я снимаю в сторону президентского дворца. Дескать, они лишний раз даже не смотрят в ту сторону, нельзя, потому что ходят слухи, что там работает снайпер и впаливает всю округу. Бред, конечно». 

- Бесплатно выложенные фотографии - часть вашей рекламы? 

- Я вообще выходец из рекламы. Начинал работать дизайнером и знаю, насколько реклама важна. В некоторых проектах мне важно заработать деньги. Но есть социальные проекты, где я согласен работать только за указание моего авторства.

Удачный пример - сотрудничество с новосибирским метрополитеном. Речи о деньгах там не идет. Я их снабжаю материалами, а они мне помогают в плане пиара.

Когда в метро появился поезд, на стенах которого были размещены 220 моих фотографий,  - это было самое крупное рекламное размещение. Полтора года этот поезд возил пассажиров. Я сразу почувствовал результат. Начали звонить серьезные компании, предлагать сотрудничество: съемки, выезды, покупать фотографии. И разговор начинался всегда одинаково: «Мы видели ваши фотографии в метро».

В итоге,  еще неизвестно, кто кому должен.

0_5ed7e_55ff85ca_orig.jpg
Железнодорожная станция "Инская"


«Женщины не стесняются: ты же Gelio - давай?..»

- В интернете уже выросло поколение новых звезд, о которых не знают люди, живущие офлайн: поэтесса Вера Полозкова, писатель Слава Сэ, сомневающийся художник Артем Лоскутов. В реальной жизни приметы звездного статуса: деньги, женщины, сплетни, нехватка времени и одиночество… Времени вам не хватает, сплетни в сети в достатке. А как женщины реагируют на Gelio? В жизни и в сети?

- Да, изменения в общении с женщинами произошли, нельзя это отрицать. Раньше требовалось самому инициативу проявлять, первым знакомиться. Теперь наоборот. И для меня это новое. Когда в сети тебя пытаются добавить в друзья, пишут сообщения: «Давай дружить, давай знакомиться». А бывало и пуще…

- Как на концерты к рок-звездам прорываются женщины, чтобы с ними переспать?

- Да, случались и такие предложения. Не стесняясь, откровенно говорили: ты же Gelio - давай?..

Но я воспитан по-другому. Гораздо важнее, когда в душе теплится чувство. И к тому же я, как правило, не один. Можно по пальцам сосчитать дни моей сознательной взрослой жизни, когда бы я одинок, чтобы у меня не было постоянной девушки. Слова «измена», «оторваться» для меня непривлекательны. Однозначно – нет.

А учитывая, что моя девушка - стюардесса, и для наших встреч важно, чтобы совпало, когда оба в Новосибирске, это еще сильнее раззадоривает. Злоупотреблять своей свободой в этом плане я не собираюсь.

0_608f2_4501ad01_orig.jpg
Мост на остров Русский (Владивосток)

- Денег у вас стало больше? У вас появились квартира, машина, студия?

- Ни квартиры, ни машины, ни студии…  Хочу, конечно. Но пока не могу себе позволить. На квартиру надо работать. Я этим занимаюсь. Но постепенно. Все, что удалось заработать, я в первую очередь вложил в аппаратуру, решил закрыть этот вопрос. А второе, как только деньги у меня появлялись, я тут же тратил на перелеты. Путешествую. Для меня география очень важна. Если заказчик не оплачивает перелет,  я беру билет на свои деньги.  Мне никто, ничего, никогда не дарил. И наследства я не получал. Все сам – с нуля.

Безлюдная монументалистика

- В чем секрет вашего успеха? Главное – точка съемки? Забраться повыше, где красивее панорама?

- Секрет в том, что я Близнец по гороскопу - безграничное любопытство ко всему. Я в детстве перечитал от корки до корки гору старых журналов «Наука и жизнь» и «Техника молодежи». А когда только зарождался интернет,  я уже излазил все заграничные сайты об архитектуре, градообразовании, транспортным системам, промышленности. Все было интересно.

В какой-то момент я понял, что фотоаппарат поможет удовлетворить любопытство. Он даст повод, чтобы попадать на высокие точки, оставаться ночью в метро после закрытия, повод залезть на трубу завода.

А высотной фотосъемкой я занялся, потому что был уверен: многим будет интересно другими глазами увидеть город, в котором они живут, познакомиться с ним заново.

0_5dd19_3ce1f3e3_orig.jpg
"Рога Бэтмена"

- Почему у вас такие «безлюдные» фотографии? Города, монументальные объекты. Почему нет людей?

- Людей снимает очень много фотографов. Выделиться было бы сложно. Не скрываю, что меня интересовал успех, и, по возможности, быстрый.

Урбанистика, архитектура, промышленность, техногеника – это мое. И так было всегда. Даже когда мне в детстве дарили кубики – я выстраивал их вертикально, как можно выше.

Если у меня в кадре человек, обычно для того, чтобы показать масштаб - насколько человек мал по отношению к его созданиям. Меня завораживает это соотношение.

- Насколько аппаратура важна для такой съемки?

- Получается – не особенно важна. Например, один из объективов в моем рюкзаке (а я еду со съемок) за 7 тысяч рублей, он шел в комплекте с фотоаппаратом. Массовый, простой, но это моя «рабочая лошадка».

При том, что у большинства профессиональных фотографов объективы стоят от 50 тысяч рублей и выше. Стоимость рабочего комплекта хорошего фотографа 250-400 тысяч рублей. У меня в рюкзаке наберется аппаратуры максимум тысяч на 70. Не гонюсь за дороговизной.

0_5ed75_1100bc56_orig.jpg
Городская песочница


«Будь уверен, с крыши ты обязательно упадешь»

- То, что вы долго не снимали людей, как-то связано с вашим характером? Может, вам общаться трудно? Вы по характеру заводила или замкнутый в себе наблюдатель? (Хотя я читал в ваших интервью: «в 11 лет привел компанию на крышу недостроенной гостиницы на площади Маркса…»)

- Заводила однозначно. Поактивней многих в своей компании, хотя все мои друзья – живчики. Я всегда за движняк: поехали туда или поехали сюда… С людьми у меня хороший контакт. И с личной жизнью у меня все нормально.

Раньше относился ко всем людям с открытой душой. Но пару раз на этом сильно споткнулся, уже в статусе Gelio. И больше спотыкаться не хочу. Люди часто пользуются добротой…

Недоброжелателей стало много. Не понимаю, откуда они берутся? Мне  регулярно приходят письма с угрозами: «Будь уверен, с крыши ты обязательно упадешь». Этой зимой я сломал ногу –жуткая боль, операция была нужна… Написал в интернете, что в Казани сломал ногу и лечу домой. В ответ начали писать: «Справедливость торжествует!», «Так ему и надо!», «Почему живой?..» Я этих людей вообще не знаю, в жизни с ними не контактировал. Почему они так на меня реагируют? 

Проблема визуального образа Новосибирска в том, что он «спиной» к реке. Все города к ней лицом, а у нас чем ближе к набережной – тем все безжизненнее. Было бы классно, если бы пошло развитие. Не хватает также высотной доминанты. Неплохо было бы построить здание за 30 этажей. Это мечта. Архитекторы объясняли, что стопудово в ближайшие 5 лет такого не будет, все проекты заморожены. Самое большое - 27 этажей. 

- В интернете миллионы молодых людей, хотели бы повторить ваш успех. В социальных сетях все увлекаются фотографией. Но лишь единицам удается то, что удалось вам – делать то, что любишь, и добиться успеха и известности. Если дилетант возьмет мыльницу, залезет повыше, у него получится как у вас или нет?

- Я все время читаю и слышу одно и то же: «Дай мне аппаратуру, как у Степанова, открой мне все крыши, и я сниму лучше…» Это самый частый комментарий и флуд на всех сайтах, форумах и в разговорах за спиной.

Я не уверен, что получится так же. В моем списке уже 750 крыш.  Но, даже забираясь на те же крыши, что год или два назад, вижу совершенно другие картинки сейчас. Не сможет любой человек залезть и то же самое сделать.

0_5ed57_34520670_orig.jpg

«Конкретный синоптик!»

- Точкой съемки не все исчерпывается?

- Первое – это погода. Что делают студийные фотографы? Они ставят модель, могут ей управлять. Могут управлять светом. Я же ничем не могу управлять.  Только поправить координату съемки относительно осей XYZ. Остальное за меня рисует природа. Человек построил город,  его подсветила природа. Попутный ветер, туман, видимость. Половина успеха зависит от того, в какое время ты вылез на точку.

Я стал синоптиком. Конкретный синоптик! У меня в закладках компьютера более 10 сайтов, прогнозирующих погоду. Я отслеживаю погоду на несколько дней вперед. У меня есть КМZ-слои на Google Earth. Отслеживаю, какие атмосферные фронты куда идут. Если лечу в город, я знаю, какой фронт сюда надвигается. Без этого никуда. Не хочется вылезать вхолостую, потратив силы зря.

Во-вторых - ракурсы. Люди поднимаются на Эйфелеву башню или на смотровую площадку в Останкино. У всех фотоаппараты. Когда уходят с этой башни, у них будет 100-150 кадров  разных ракурсов, потому что они думают: тут все надо снимать. Не надо всё! От силы ракурсов 30 можно выжать в самой удачной точке. Но их тяжело поймать.

Очень трудно после съемки отбирать фотографии. У меня целая система отбора, многоуровневая. Чтобы отобрать две фотографии из 200, которые потом выложу в Интернете.

Третий фактор – это обработка. Если я хоть раз выложу одну и ту же фотографию до и после обработки в «Photoshop» или «Lightroom», все очень удивятся. Первое время, в 2007-м, я выкладывал  фотографии без обработки. И не было комментариев, отзывов людей, не было скачка в том, что я делал. Только обработал – народ сразу отреагировал!

- То есть еще один секрет в том, что вы одновременно и дизайнер?

- Очень многие блогеры-фотографы, которые снимают, как и я, в прошлом дизайнеры. Или как-то связаны с архитектурой. Две вещи, которые обязательно пересекаются: либо архитектура, либо дизайн.

- Самый недооцененный ваш кадр?

- Однажды я с крыши нового новосибирского отеля «Хилтон» объективом-телевиком снял купол часовни в щели между домами.  Удивительно получилось. Слои разных зданий, я еще наклонил камеру по диагонали. Вот, думаю, эврика! Поймал… Но никто не оценил этот кадр.

Иногда бывает: долго готовлю выкладку фотографий, тщательно работаю и считаю – ух, суперматериал! А в ответ комментариев мало, реакция вялая, прошло мимо людей. Почему - непонятно. А бывает, наотмашь выложил снимок и сразу 100 комментариев. И уже начинается кросс-постинг, всех интересует. Успех работы часто непредсказуем.

Боюсь высоты по сей день

- Знаменитый военный фотокорреспондент Роберт Капа сказал: «Если ваши фотографии плохи, это означает, что вы находились недостаточно близко к смерти». Насколько велик риск  в вашей работе? И чувствуете ли ответственность за то, что увлекшись вашим успехом, неподготовленные люди могут полезть куда попало?

- Многие руферы бравируют: «Высота – хрень, боятся только лохи»… Я боюсь высоты по сей день. Хотя уже привык. Руки и ноги у меня не трясутся, но чувство страха есть. Это нормально.

По теории вероятности, учитывая частоту лестниц, карнизов, балок, шанс получить травму достаточно велик. Только сегодня я снимал производство на заводе, вылез на балку крана, не учел требования техники безопасности и спохватился, только когда задел штаниной высоковольтный контактный провод.

Крыши бывают ужасно скользкие. Было, что и соскальзывал на крыше, или черепица уходила из-под ног.  В мороз работал на автовышке, и механизм замерз. А она уже поднята на 30 метров. А там мороз еще сильнее.

Да, это опасно. Да, нужно быть предельно осторожным. Но если моя работа сподвигнет еще кого-то этим заниматься, и кто-то получит травму, я не буду считать себя виноватым. Сам виноват. И про себя я знаю то же самое: если что-то не так – сам виноват. Не техника безопасности виновата, не прораб. Поэтому я часто пишу бумаги «если со мной что-то случится – ни я, ни мои родственники к вам претензий иметь не будут».  Настаиваю на этом. Все по совести должно быть.

Если я залез на башенный кран, то просто снимаю с башенного крана. Любители высоты же обязательно уйдут на край стрелы и оттуда сфотают. Кадр получится один и тот же. Но они заодно сфотают, как стоят на краю стрелы.

У меня нет задачи рисковать. Впереди еще столько этих кранов и крыш… Я не живу сегодняшней крышей. В юности быстро переболел этим увлечением. Специально не выпендриваюсь.


Прикоснуться к шпилю Крайслер-билдинг

- С кем бы вы хотели познакомиться?

- Я скоро лечу в Москву и хочу там познакомиться с летчиком, который в 1965 году пролетел под нашим Коммунальным мостом. (Валентин Привалов – Прим. «НН») Он еще жив. Для меня это легендарная личность. На реактивном самолете под 15-метровым пролетом. С первого раза, без тренировок! На аналоговой аппаратуре. Считаю – это герой, и очень хочу с ним познакомиться лично.

- Чье мнение для вас авторитетно?

- Для меня нет кумиров среди людей. Зато есть здания, которые я идеализирую. Я бы постоял минут десять, прикоснувшись рукой к небоскребу «Эмпайр Стейт билдинг» в Нью-Йорке. И почувствовал бы больше, наверное, чем от общения с человеком.

0_5f89e_d5e5f7cd_orig.jpg
"Мертвое" подкупольное пространство Оперного театра объемом около 10 тыс. куб м.


 А почему не Бурдж-Халифа – самый высокий небоскреб, который построили в Дубае?

- Бурдж-Халифа пока неодушевленное здание. Новодел, его нельзя прочувствовать.

Еще мечтаю побывать внутри шпиля Уильяма Ван Алена на Крайслер-билдинг. Знаете историю этого небоскреба? Они собрали этот 38-метровый шпиль тайно, уже наверху здания, соревнуясь за звание самого высокого здания в мире со строящимся рядом «Трамп-Билдинг». И они опередили, установив шпиль! Хотя Крайслер, который сооружал здание, знал, что он уже банкрот, что ему не вылезти из долговой ямы. Он все равно строил, и когда построил, здание у него сразу отобрали. Только из уважения ему выделили холл на первом этаже, чтобы установить автомобиль и небольшой закуток под офис.

А у «Эмпайр-Стейт-Билдинг» можно потрогать балки на 76-м этаже, где в 1949 году в здание врезался бомбардировщик из-за тумана… Фюзеляж рухнул вниз, а мотор пробил здание насквозь. Но небоскреб серьезно не пострадал – тяжеленный домина… У Будж-Халифы еще нет таких историй и такой судьбы.

Станислав Степанов (Gelio) — фотограф, дизайнер, блогер. Родился 31 мая 1986 года в Новосибирске, окончил факультет мировой экономики и права (кафедра «Финансы и кредит») в СГУПСе. Фотоальбом «Новосибирск by Gelio» (кадры, снятые в метрополитене, на ГЭС и заводах — всего около 300 фотографий), по данным литературного магазина «Капитал» и книготорговой сети «Аристотель» (магазины «BOOK-LOOK» и «Плиний Старший»), вошел в пятерку самых продаваемых в Новосибирске книг за 2011 год.

Иллюстрации gelio-nsk.livejournal.comgelio.newsib.ru

Что происходит

Показать ещё