Городская волна
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Милый город

Город Локтя

Сделано в Новосибирске

Город молодых

Город в движении

Город в лицах

Город знаний

Городской треш

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Дмитрий Яковлев: «Чтение комиксов задействует сразу два полушария мозга»

Директор Санкт-Петербургского издательства «Бумкнига» Дмитрий Яковлев приехал в Новосибирск на фестиваль детской литературы «Другие книги», проходивший в кинотеатре «Победа» 22 апреля. Его издательство вот уже десять лет выпускает комиксы и ничего кроме комиксов. «Новосибирские новости» расспросили издателя, откуда у него такая любовь к графической литературе, чем немейнстримовые комиксы отличаются от традиционных, и почему взрослым людям тяжело воспринимать информацию в таком виде.

Лариса Сокольникова
Лариса Сокольникова
08:15, 25 Апреля 2018

— Книги вашего издательства непосвящённому человеку трудно назвать комиксами в традиционном понимании. Это скорее графические романы или новеллы. Или это не так всё-таки?

— На самом деле, графические романы и комиксы — по сути это одно и то же. Есть люди, которые стесняются слова «комикс», потому что им кажется, что комиксы — это что-то такое детское и не очень серьёзное. Отчасти специально для них был придуман термин «графический роман», который позволяет легче к этому относиться. 

Люди, которые пишут графические романы, называют их комиксами. Для них термин «графический роман» ничего не значит. Они обычные, спокойные люди и не снобы.

Комикс — это американский термин. Но ведь мы знаем, что в каждой стране есть свой термин для этого. Например, во Франции это «банд-десине», в Финляндии «сарьякува». В России прижился американский термин. Хотя в 1938 году вышла книжка Николая Радлова «Рассказы в картинках».

У нас, так или иначе, есть представление, что комиксы — это что-то из Америки и что-то о супергероях: мальчиках или девочках в трико, которые спасают мир. Но это однобокое восприятие. Оно сформировалось за счёт кинематографа. Существует огромное количество других комиксов в той же Америке, да и в других странах тоже. Кроме супергероев есть масса всего интересного. Того, что часто называют графической литературой. 

NET_2935.jpg
Дмитрий Яковлев. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

— Ваше издательство издаёт комиксы уже десять лет. Вы считаете, сколько книг вы уже выпустили?

— Мы начали в 2008, а в 2009 году юридически закрепили свой статус. В прошлом году мы издали 17 книг. В позапрошлом — 14 книг, а в общей сложности — порядка 60. 

— Как вы вошли в мир комиксов?

— Я вошёл в мир комиксов через французскую литературу. Там я натыкался на отсылки к комиксам, и не понимал, почему это. А потом я познакомился с ребятами из Квебека, которые и показали мне, какие бывают комиксы на примере французских. 

Вначале 2000-ых годов одно российское издательство сделало комикс «Анна Каренина». Проект рассказал классическую историю в современных реалиях.

Сейчас существует огромное количество адаптаций литературных произведений в комиксах. Далеко не все они хороши. И это нормальная история. 

— Если такие проекты возникают, значит, на них есть запрос. Они востребованы?

— Не всегда. Издание Анны Карениной — это эксперимент. Классическая литература в стиле манга — это работает сегодня, но не остаётся в истории на рынке и не переиздаётся. Часто такие истории проваливаются, а тиражи режутся. 

B1IOr0Xc3cE.jpg
Фото: vk.com/boomkniga

— С чего вы начинали свою издательскую деятельность?

— Мы начинали с публикации фэнзинов. Это самиздат — малотиражная история — от 50 до 500 экземпляров. Это трудно назвать профессиональным изданием книг. Ты просто собираешь истории друзей, оформляешь их в сборники или маленькие авторские книжки и публикуешь небольшим тиражом. Затем ты продаешь это на выставках, ярмарках или в барах. Потому что 10 лет назад книжные магазины отказывались брать комиксы на реализацию.

— Возможно, в барах и была ваша целевая аудитория?

— Возможно, да. Сегодня мы издаём книги, ориентированные как на подростков, так и на юношескую аудиторию и на взрослых людей. 

Но комиксы для взрослых — это не значит, что это порнография. 

— Как, например, книга Фредерика Питерса «Голубые таблетки»?

— Да. Это не для детей, а для более старшей аудитории. Просто детям это будет не интересно. «Голубые таблетки» — это история про любовь, отношения, где главная героиня и её ребёнок имеют ВИЧ-положительный статус. Это история о том, как людям приходится преодолевать некие предрассудки, потому что многие думают, что ВИЧ — это крест, смертный приговор. Но на самом деле это не так. 

— Можете назвать свою любимую книгу из 60 изданных за десять лет вашим издательством? 

— Наверное, это французский комикс Давида Б. «Священная болезнь». Это одно из первых серьёзных произведений, которое мы переводили на русский язык. Почти 400 страниц. Это автобиография и история взросления в семье, где старший брат автора болеет эпилепсией. С другой стороны, это история становления творческой личности. А с третьей стороны, ты прослеживаешь историю Франции в XX веке. В книге много визуальных образов и метафор, которые часто работают сильнее текста. 

NET_2976.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

— Но 400 страниц — это же несколько тысяч иллюстраций. Всё это делает один художник?

— Да, если мы говорим про авторский комикс, то часто придумывает историю и воплощает её в графической форме один человек. Иногда это могут быть двое. Если же мы говорим о традиционном американском комиксе — то там работает команда людей, где один придумывает историю, второй рисует скетчи, третий обводит их тушью, четвёртый пишет текст, пятый раскрашивает. Это целая фабрика. 

В России есть комиксы, которые делают по классической американской модели, есть и авторские комиксы, где работают два человека — сценарист и художник, есть и такие, где один автор — и у истории, и у графики. 

— Какие книги из изданных вами можно назвать коммерчески успешными?

— Есть две успешные книги, у которых уже выпущен третий тираж. Это культовый во всём мире комикс «Персеполис», рассказывающий историю взросления девочки в Иране. 

Пожалуй, именно он изменил отношение к комиксам в мире. Второй комикс — это архивный про Муми-троллей, который Туве Янссон сделала в 40-ых годах сразу после выхода литературной книги. 

— С какими российскими авторами вы успешно сотрудничаете?

— В Новосибирске есть прекрасный автор — Ольга Посух. Она занимается наукой, а также иллюстрацией и комиксами. В прошлом году Ольга выиграла конкурс комиксов на фестивале «Бумфест» в Санкт-Петербурге. Есть Ольга Лаврентьева из Санкт-Петербурга. Она сейчас делает новую книжку. Это история жизни её бабушки, пережившей вторую мировую войну. Есть Алексей Никитин, который ещё в 90-ых создал комиксы по анекдотам Хармса про всех наших любимых писателей. Есть Лена Ужинова — автор мультфильма Жихарка. Аскольд Акишин, который начал публиковаться ещё в 80-ых годах. 

NET_2975.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

— Как вы находите авторов? Или авторы вас находят сами? Часто ли присылают вам свои работы?

— Чтобы найти авторов, во-первых, мы читаем зарубежные комиксы. Я могу читать по-английски и по-французски. Есть темы, которые нам интересны. Например, у нас много книжек на тему взросления. Смотрим каталоги зарубежных издательств, прессу, премии. Что касается российских комиксов, то — тоже самое, но их в разы меньше. У нас есть круг авторов, потенциально нам интересных. С ними мы обсуждаем, что можно попробовать. 

Мы издали комикс автора из Салехарда Юлии Никитиной «Полуночная земля», с которой мы давно знакомы. Это, пожалуй, самый важный российский комикс на тему взросления. Первый тираж мы продали за четыре месяца и сейчас сделали второй.

Несмотря на то, что тираж всего лишь тысяча экземпляров — для нас это хороший показатель. 

На наш электронный ящик приходят какие-то работы, по большому счёту, от подростков, что-то про супергероев и про русских супергероев, но это всё не для нас. 

— То есть вы намеренно избегаете мейнстрима?

— Так и есть. Мне, как читателю, не интересна фантастика и фэнтази. Из жанровых вещей у нас есть классический комикс про Корто Мальтезе. Это, по сути, приключенческая литература в духе Стивенсона. Она публиковалась в 60-ых годах и способствовала формированию взрослой аудитории, читающей комиксы. 

— В прошлом году вы выпустили 17 книг. Какие у вас планы на этот год?

— Пока что мы сделали шесть книг, две из которых — это переиздание. Планируем сделать 15 книжек, а дальше будет видно. В нашей стране сложно что-либо прогнозировать. Опять же нужно понимать, что мы находимся в очень узком сегменте комикса — немейнстрим. Зачастую это комиксы, не похожие на комиксы в привычном их понимании и мы постоянно пытаемся найти новую аудиторию. Фанатам традиционных комиксов наши комиксы абсолютно неинтересны. Они смотрят в другую сторону — сторону Бэтмана, Спайдер-мэна и прочих. А люди, которые находятся в литературе, просто не знают о таких комиксах. И наша задача —обратить их внимание.

NET_2999.jpg
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

— Как бизнес, эти проекты окупаемы?

— На грани. И скорее в нуле. Надо сказать, что у нас никогда не было огромных инвестиций и спонсоров. Хотя по части иностранных книг, которые мы издаём, мы получаем гранты на перевод от различных зарубежных фондов. Во многих странах есть программы поддержки книгоиздания, в том числе и в России. 

Книжный бизнес, в целом, низкорентабельный. Да и рынка, который играет по нормальным правилам, в нашей стране нет. Больше 50% рынка у нас сконцентрировано в руках одного игрока. У нас нет общенациональных систем дистрибуции, нет общей понятной системы ценообразования для всех. Есть маленькие частные магазинчики, есть ритейл магазины «Читай-город», принадлежащие крупнейшему холдингу. Но у них 60% дохода — не от книг. Комиксы в них есть, но стоят ощутимо дороже, чем в маленьких магазинах. 

Комиксы — это рассказы в картинках. Фактически раскадровка мультфильма. И, казалось бы, какие могут быть сложности в понимании. Тем не менее, не все взрослые любят читать комиксы.

Зачастую комиксы являются первым самостоятельным чтением для ребёнка. В детских журналах он видит истории в картинках и для него это стимул выучить буквы, чтобы узнать, что же там происходит. 

В 35 лет человеку сложнее воспринимать комиксы, если у него нет опыта их чтения. Комиксы — это чтение, но это такое чтение, которое требует, чтобы были задействованы оба полушария головного мозга. У детей это просто получается, потому что связи между полушариями не разорваны, а взрослому читателю сложнее. 

Взрослые комиксы — это, как правило, истории, совершенно неинтересные людям до 20 лет. Тема человеческих отношений или тема израильско-палестинского конфликта может быть тебе интересна, когда у тебя уже есть жизненный опыт.

Показываем главное здесь и сейчас — подписывайтесь на Новосибирские новости в Instagram.

Что происходит

В Новосибирске загорелся ДЦ «Геос»

Спасатели МАСС сняли с дерева котёнка вместо мужчины

Два ветерана из Новосибирска отправятся на место Курской битвы

Для детей-инвалидов провели праздник «Доброе сердце» в парке Кирова

400 мероприятий и 60 экспертов: как пройдёт форум безграничных возможностей

Если вы пропустили: певец Толоконский, сбежавшая овца и череп Чебурашки

До огнетушителя — 15 секунд: школы Ленинского района проверили на безопасность

24 см щебня: дороги на Бронных переулках отремонтировали в Новосибирске

Облаву на нетрезвых водителей устроят в эти выходные

Ходи и пой: концерты и фестивали на выходных

Пожилой медведь станет талисманом пенсионеров в Новосибирске

Показать ещё
Яндекс.Метрика