Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Александр Лебедев: «Ребёночек родился, обратно его не запихать»

Уже полгода единственный профессиональный театр левобережья принимает зрителей на постоянной площадке. В марте 2017 года театр «На левом берегу» переехал на Вертковскую, 10. А главный режиссёр театра переехал из Санкт-Петербурга, чтобы работать в Новосибирске, и, в том числе, в театре «На левом берегу». Александр Лебедев рассказал в интервью о любви к музыке, плюсах и минусах кочевой жизни, а также разнице между театральными зрителями правого и левого берега. Вопросы гостю задавали в передаче «Вечерний разговор о замечательных новосибирцах» на радио «Городская волна» (101,4 FM).

Регина Крутоус
Регина Крутоус
11:56, 28 Ноября 2017

Досье: Александр Юрьевич Лебедев, 55 лет.

В 1989 году окончил Ленинградскую государственную консерваторию, кафедру режиссуры музыкального театра. В начале 1990-х — режиссёр-постановщик театра «Зазеркалье», до 2002 года — режиссёр-постановщик программ и радио-спектаклей. В 1995 году радио-балет «Жизель» в постановке Лебедева стал лауреатом фестиваля радио-работ в Италии. С 2006 по 2008 годы — режиссёр-постановщик Ростовского государственного музыкального театра; после этого работал в Донецке. С 2012 года работает в Новосибирске. Женат, трое детей.

Регина Крутоус: Александр Юрьевич, во всех интернет-источниках написано, что вы окончили Ленинградскую государственную консерваторию, поставили более шести десятков спектаклей в разных городах страны и даже Украины. И при этом — ни слова о месте вашего рождения. Почему?

Александр Лебедев: Я не знаю. Это, наверное, случайность какая-то, я не скрываю, что родился в городе-герое Ленинграде, просто так получилось. Но никто не спрашивает, я не озвучиваю. Органы интересовались — сказал.

Регина Крутоус: И из интернет-источников я узнала, что вы в Омске долгое время жили. Как вы туда попали?

Александр Лебедев: Мама переехала туда, распределилась в Омский театр музыкальной комедии. Папа с ней тоже туда распределился, поскольку они уже планировали создать семью.

Всё моё детство в основном связано с Омском и с Ленинградом, потому что дедушка и бабушка остались в Ленинграде. И там мы бывали всей семьей. Закончил в Омске музыкальное училище, а потом поступил в Ленинградскую консерваторию, который закончил уже по классу «музыкальная режиссура».

Регина Крутоус: Получается, что любовь к музыке — это наследственное?

Александр Лебедев: Да, мама была артисткой музкомедии. Папа любил музыку и, как любитель, слушал оперных певцов и джаз, и вообще как-то сочувственно относился к моим занятиям музыкой.

Регина Крутоус: Почему сочувственно?

Александр Лебедев: В смысле, сочувствовал. Как это? «Я не член, но сочувствую», я не музыкант, но сочувствую.

Регина Крутоус: Александр Юрьевич, сейчас вы в Новосибирске, как так получилось?

IMG_2456_новый размер.JPG
Александр Лебедев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Александр Лебедев: Случайный рассказ совершенно, во всяком случае, как экс-омича, меня бы, наверное, это напрягало, потому что в Омске Новосибирск достаточно ревностно воспринимают как город. Я никогда не думал, что буду в Новосибирске работать, но потом как-то сложилось так, что я начал ставить по городам страны спектакли и спустя какое-то время оказался в Новосибирске в театре музыкальной комедии. Я поставил спектакль «Ходжа Насреддин», после этого поставил ещё спектакль, потом ещё один, потом был приглашён главным режиссёром, а потом в Театральный институт работать позвали. Так в Новосибирске и осел.

Регина Крутоус: В одном из интервью вы сказали, что не планируете переезжать в Новосибирск. Вы сейчас в Новосибирске живёте?

Александр Лебедев: Да, я снимаю квартиру и работаю, но прописан я в Ленинградской области.

Регина Крутоус: То есть, получается, что вы постоянно мотаетесь из города в город?

Александр Лебедев: Да, так и получается. Дело в том, что Ленинград невозможно бросить. К тому же там растут и учатся мои дети.

Регина Крутоус: Это, наверное, тяжело — полжизни проводить в самолётах?

Александр Лебедев: Знаете, на первые гастроли я поехал, когда мне было месяца два, поскольку в те далекие времена декретный отпуск не предоставлялся артистам и артисткам, и, естественно, либо этим занимались бабушки и дедушки, либо мама меня брала с собой на гастроли. Сколько себя помню, для меня гастроли всегда были связаны с чем-то поэтичным. И отсюда сформировалась приверженность к переселению.

Регина Крутоус: Александр Юрьевич, когда вы начали работу в музкомедии, не трудно было притираться к новому коллективу?

Александр Лебедев: Нет, за все годы постановок в разных театрах у меня, наверное, раза два была ситуация непростая с труппой. А так всегда хорошо принимали. Я не хвастаюсь и не горжусь, просто это как-то само собой так происходит, что приходишь, занимаешься делом, актёры начинают тебе отвечать со стороны своей профессии. Если занимаешься на репетициях делом, то проблем и не возникает.

Регина Крутоус: Чем вы особенно гордитесь за время работы в музкомедии?

Александр Лебедев: Там получилось несколько удачных спектаклей. В принципе, они все были по-своему удачны, поскольку значились в репертуаре многие годы и до сих пор там присутствуют. Про спектакли можно отдельно рассказывать, что в них, на мой взгляд, хорошо, что не очень хорошо.

Таким непростым спектаклем, интересным, и в тоже время знаковым, наверное, всё-таки стал «12 стульев». Мы его возили на «Маску». Другой такой же у нас получился «Сирано де Бержерак». Также у нас был спектакль, оперетта-памфлет Оффенбаха.

IMG_2436_новый размер.JPG
Регина Крутоус и Александр Лебедев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: И теперь судьба театра «На левом берегу» в ваших, в том числе, руках.

Александр Лебедев: В том числе, да.

Регина Крутоус: Долгое время труппа кочевала от площадки к площадке, и сейчас у вас появилось постоянное место для творчества. Предлагаю напомнить нашим радиослушателям, как это произошло.

Александр Лебедев: Мы во многом обязаны нашему мэру Анатолию Локтю в решении этого вопроса, потому что вопрос, конечно, назревал давно, поскольку на левом берегу это единственный профессиональный театр. А на левом берегу порядка 600 000 человек, которые не могут быть лишены такого праздника в жизни, как театр; и театр кочевал между двумя ДК: ДК «Металлурга» и ДК Ефремова.

Всё это негативно сказывалось как на износе декораций, так и на износе спектаклей. Когда актёр всё время чувствует себя на чемодане, он очень много энергии и внимания тратит на это. И отдаться, сосредоточиться на своей непосредственной работе ему всё сложнее и сложнее. Когда это гастроли, там месяц, два, три — это одна история. А когда это постоянно, то это очень тяжело. Соответственно, нет постоянного зрителя, и подавляющее большинство зрителей — прохожие, случайные люди. И это влияет на выбор репертуара.

Мы вынуждены были сделать ставку на какой-то антрепризный репертуар, что тоже не всегда благоприятно на творчестве сказывается. Потому что если ты изо дня в день выходишь смешить зал, то какая-то серьёзная актёрская работа постепенно становится недоступной тебе в силу каждодневной практики более облегчённого существования.

Сейчас это всё меняется в лучшую сторону: мы пересматриваем репертуар. Наверное, от каких-то спектаклей будем отказываться. Нам хочется на другом уровне вести диалог со зрителем, так как зал небольшой, и он располагает к более камерному контакту со зрителем. Но это, к сожалению, не делается за неделю. Я думаю, что на это у нас уйдёт два-три сезона.

Регина Крутоус: А какие эмоции были, когда появилось постоянное место?

Александр Лебедев: Вы знаете, когда актёры показали капустник, посвящённый открытию нового здания, то у них тема капустника была «Не верим». Поэтому, конечно, эмоции были очень позитивные. Но момент «не верим» присутствовал.

Регина Крутоус: Александр Юрьевич, а как вы выбираете материал для новых постановок?

Александр Лебедев: Вы знаете, у меня уже давно сложилось своё отношение к выбору материала, и, как ни странно, сложилось даже не вследствие того, что я сижу и думаю, что б поставить? Практика в мире музыкального театра, а у меня всё-таки большинство спектаклей поставлены в опере, оперетте, мюзиклах, следующая — тебя спрашивают: «Что бы вы хотели поставить?» Ты говоришь: «Евгения Онегина...», тебе говорят: «Замечательно, поставьте у нас “Турандот”».

Но, с другой стороны, в театре всё-таки делают взвешенные предложения, за редким исключением. Они определяют для себя жанр и название по направлению, по составу труппы. То, что им было бы сейчас в репертуаре необходимо. Также делается ставка и на зрительский интерес. И сейчас мы будем приступать к постановке спектакля «Свидание» по киноповести Израиля Меттора, и там такая тема взаимоотношений детей и родителей, не конфликт, а, я бы сказал, такое небрежение: повзрослевшие дети забывают о своём сыновьем или дочернем долге.

8C5A8732(1).jpg
Актёры театра «На левом берегу». Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Регина Крутоус: А что ещё ждёт новосибирцев в новом сезоне театра «На левом берегу»?

Александр Лебедев: Вы знаете, мы сейчас находимся в стадии переговоров, и я думаю, что они сложатся успешно, поэтому я озвучу. Мне очень нравится предложение, которое последовало от Александра Штрема, бывшего новосибирского режиссёра, который сейчас живет за границей, — это поставить «Сказки об Италии» Горького. Нам очень нравится это предложение, оно интересное и в творческом плане, и в коммерческом. Так что у нас вторая половина сезона, закрытие сезона будет ознаменовано этой премьерой. 

Также мы готовим новогоднюю сказку — это будет не утренник, а спектакль-мюзикл Владимира Баскина «Морозко» — просто хорошая, добрая, тёплая рождественская история.

Регина Крутоус: Александр Юрьевич, вы рассказали, как выбираются спектакли для постановки. А какая цель у главного режиссёра Александра Лебедева? Вы делаете то, что вам нравится, либо хотите через эти спектакли что-то сказать миру?

Александр Лебедев: Громко звучит, конечно, что хочу сказать миру, но по сути да. В конечном счёте, если не мотивировать себя таким образом, то тема современного искусства для самовыражения, как сейчас модно говорить, мне не близка. Конечно, я самовыражаюсь. Куда же я денусь? Но это, на мой взгляд, достаточно короткая цель. Спектакль происходит здесь, сегодня, сейчас; он играется конкретному зрителю, и этот конкретный зритель должен вернуть затраченную энергию актерам, иначе спектакль не состоится. То есть играть спектакль в стенку непонимания зрителя, мне кажется слишком большой роскошью для театра.

И для зрителя тоже, потому что всё-таки в такой акции, как спектакль, участвуют порядка 200-300 человек. Но, если брать масштабы нашей сцены, учитывая и тех, кто не выходит на сцену, а обслуживает спектакль. Тех, кто выходит на сцену, и зрителей, которые пришли. И если всё это ни о чём, а просто для моего самовыражения или для чьего-то другого самовыражения, то, мне кажется, что это как из пушки по воробьям — неоправданно получается.

Регина Крутоус: И какой зритель у театра «На левом берегу»? Всё-таки вам есть с чем сравнить.

Александр Лебедев: Вы знаете, я думаю, что зритель честный. В каком смысле? Дело в том, что многие спектакли, столичные или спектакли правобережных театров играют в голого короля. То есть, идёт какое-то замысловатое действо, непостижимое разуму собравшихся в зрительном зале людей, но зритель честно держит маску: «Сейчас что-то происходит, очень важное, но мне непонятное». И я думаю, что на левом берегу в этом случае большинство зрителей сразу скажет: «А король-то голый!». И поэтому это накладывает определённые обязательства: спектакль должен быть демократичным, он должен реально быть понятен людям.

Регина Крутоус: А бывает такое: вы спектакль поставили, душу вложили, а зритель не понял, не принял. Было такое за годы вашей работы?

Александр Лебедев: Бывало, я ухожу от этого, но всё-таки здесь играет роль выбор репертуара. С годами это делается всё более грамотно, и я стараюсь максимально работать для большого количества людей в зале. Вне зависимости от того, знаю я их, не знаю.

IMG_2435_новый размер.JPG
Регина Крутоус. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Александр Юрьевич, для вас важна оценка близких, коллег?

Александр Лебедев: Да, важна.

Регина Крутоус: А ваша собственная оценка, она есть? Какая она?

Александр Лебедев: Даже не знаю. Понимаете, я не переделываю спектакль, когда он уже поставлен, и не считаю нужным выискивать в нём недостатки в угрызение творческой совести и переживать на эту тему. Однажды Кирилл Николаевич Чернозёмов, педагог в Ленинградском театральном институте при мне сказал такую фразу: «Ребёночек родился, обратно его не запихать». Этим всё сказано, какой он получился. Стыдно — стыдись. Я не стыжусь и особо не хвастаюсь, просто такой спектакль.

Регина Крутоус: А чьё мнение для вас авторитетно сейчас, к кому прислушиваетесь?

Александр Лебедев: Есть несколько друзей, и, может быть, они опосредованно связаны с театром, но всё-таки их мнение для меня всегда важно, даже не потому, что оно хвалебное либо критичное, но мне оно всегда интересно.

Регина Крутоус: Александр Юрьевич, помимо театра, у вас есть другая жизнь?

Александр Лебедев: Да, я общаюсь с друзьями, строю дом, который у нас в Ленинградской области. Мы с сыновьями отстраиваем, улучшаем.

Какого-то хобби у меня нет, и я думаю, что у большинства работников театра хобби нет. Рыбалка, но не профессиональная, конечно. Ещё третья охота — сбор грибов. Но я не могу много времени этому уделять.

Регина Крутоус: Расскажите о вашей семье, кто в неё входит?

Александр Лебедев: У меня жена, двое сыновей и дочь.

Регина Крутоус: Они уже взрослые?

Александр Лебедев: Дочери 16 лет, сыну одному 18, другому 25. Старший сын закончил сначала капеллу, это такая школа, которой больше 500 лет, её основал ещё Иван Грозный, а сейчас это хоровое училище. Но в консерваторию сын не пошёл, а поступил в КИТ — Институт кино и телевидения. Закончил его как киносценарист, работает отчасти по специальности, отчасти в рекламе, отчасти существует в современном мире. И мне кажется, что довольно успешно.

Регина Крутоус: Средний ребенок поступил уже, получается, куда-то?

Александр Лебедев: Да, он поступил в училище имени Мусоргского на этнический вокал, увлечённо занимается пением.

Регина Крутоус: Смею предположить, что и дочь, и жена у вас тоже в этой стезе.

Александр Лебедев: Дочь учится в школе, увлекается музыкой как любитель, в музыкальной школе она училась, но не доучилась. Всё-таки решила, что это не её. Кем будет, пока неизвестно, находится в стадии выбора профессии, у неё ещё есть время. Жена закончила режиссуру, тот же факультет, что и я, работает педагогом, поёт, ставит голоса — очень насыщенная жизнь.

Регина Крутоус: Александр Юрьевич вы ведь и сами преподаёте в Новосибирском театральном институте, я правильно говорю?

Александр Лебедев: Да в Новосибирском театральном институте. У меня сейчас это базовая, моя постоянная работа. Я достаточно тепло был встречен в театральном институте, мне там комфортно, нравится процесс обучения студентов. И вообще, все процессы, происходящие в театральном институте, мне привлекательны.

IMG_2463_новый размер.JPG
Александр Лебедев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Что вы преподаёте?

Александр Лебедев: Я преподаю актерское мастерство музыкального театра. А в этом году я набрал курс драматического театра уже как режиссёр театра «На левом берегу».

Регина Крутоус: Вы строгий преподаватель? Как вы себя оцениваете?

Александр Лебедев: Я очень строгий преподаватель, но студенты об этом не догадываются.

Регина Крутоус: А чему вас учат ваши ученики?

Александр Лебедев: Во-первых, терпению. Я думаю, это главное. Понимаете, каждый ученик — это всё-таки какая-то проблема для моего внутреннего решения. И, решая эти проблемы, находя подход, даже подбирая слова, я, наверное, приобретаю опыт для работы с актёром, который потом пригождается.

Регина Крутоус: Какое место в вашей жизни занимает дружба?

Александр Лебедев: К сожалению, не такое большое, как хотелось бы, потому что так получается: то у меня премьера, то у друга, мы не всегда попадаем. Опять же, много друзей в других городах живут, и с ними поддерживаются какие-то отношения, слава богу, благодаря соцсетям.

Но всё равно ты живёшь и знаешь, что где-то там, в далёкой Москве или Петербурге, или в Ростове есть человек, к которому если упадёшь как снег на голову, то он тебя всегда примет, обогреет. Это в некоторые моменты жизни очень сильно поддерживает.

Регина Крутоус: Откуда вы черпаете энергию и вдохновение?

Александр Лебедев: Я пью зелёный чай пуэр.

Регина Крутоус: Александр Юрьевич, что вам необходимо для полноценного отдыха?

Александр Лебедев: Поспать.

Регина Крутоус: Если говорить про спорт, вы занимаетесь каким-то видом спорта? Или вы больше болельщик?

Александр Лебедев: Я болею за футбол, за команду города Тосно. А так вообще я зенитовец.

Самому спортом некогда заниматься. Я иногда, конечно, начинаю жизнь «с понедельника», периодически думаю: «Всё! С понедельника надо хотя бы зарядку делать».

Регина Крутоус: А есть ли место музыке во время вашего отдыха? И что слушаете?

Александр Лебедев: Когда встречаемся с друзьями, у нас наступает такая фаза встречи, когда мы начинаем слушать музыку. Она разная. Это может быть и классическая музыка, и эстрада, Jazz World Music. Для того чтобы почувствовать прилив сил, я слушаю позитивную музыку, а это может быть и Моцарт, и Jango Reinhard. Такую болезненную музыку слушать долго не могу, потому что то, что нравится подростковом возрасте, с изломом, с болью в душе — для меня это сейчас неприятный фон.

IMG_2446_новый размер.JPG
Регина Крутоус и Александр Лебедев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Блиц-опрос

— Ваш девиз?

— Жизнь долгая, и всё успеем. Долгое время я жил с мнением, что жизнь короткая, и надо куда-то спешить. Сейчас стало понятно, что куда спешить-то?

— От чего зависит ваше настроение?

— Оно редко зависит от внешних факторов. У меня всегда хорошее настроение.

— На что вам не хватает смелости?

— Я не размышляю в этих категориях. Я не считаю себя смелым человеком, я всегда иду под обстоятельствами.

— А за что вам бывает стыдно?

— Бывает стыдно за некоторые неправильные решения, которые совершались не под воздействием, а скорее всего по глупости.

— Простительно ли тщеславие?

— Нет, это проявление глупости, неумности, недальновидности.

— Какие слова вас могут обидеть?

— Наверное, незаслуженные обвинения.

— Кто ваш лучший собеседник?

— Наверное, всё-таки, друзья.

— Каким вы видите себя через десять лет?

— Надеюсь, что таким же.

— Три главных качества, которыми, на ваш взгляд, должен обладать герой нашего времени?

— Он должен быть добрым. Пафосно, конечно, но он должен любить свою Родину, уметь жертвовать, быть готовым к самопожертвованию. 

Что происходит

Показать ещё